Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

«Маэстро вербовки»

26.06.2020
07:14
«Маэстро вербовки». Воспоминания полковника контразведки в отставке. С имени Артемия Георгиевича Акинфеева, полковника контрразведки в отставке, гриф секретности был снят не так давно. На счету ветерана знаменитого СМЕРША около 30 выявленных и арестованных агентов иностранных разведывательных и контрразведывательных органов. Мало кто знает, но именно он в 1943 году разоблачил и арестовал майора Главного разведуправления Наркомата обороны Демченко, который был завербован в Германии в 1939 году. Начальник Акинфеева майор В. Юрчиков, называл своего сотрудника «маэстро вербовки». Более полувека прошло со дня окончания Великой Отечественной войны, но Артемий Георгиевич ясно помнит многочисленные фронтовые эпизоды, боевых друзей. Наш герой родился в деревне Ягодное Селенгинского района Республики Бурятия в обычной крестьянской семье одним из восьми детей. В школе у Артемия проявилась тяга к знаниям. После окончания семи классов он поступил в кооперативный техникум в Кяхту, затем техникум перевели в Улан-Удэ, а после студентам пришли повестки в военкомат. Когда пришла война Молодого Акинфеева призвали в Военно-морской флот. Так он оказался в Хабаровском крае. В целях конспирации молодых призывников держали в трюме и не выпускали на палубу даже ночью, так как на море активизировалась японская разведка. Будущего контрразведчика определили стрелком в береговую охрану Тихоокеанского флота, в 193-й стрелковый полк. Когда началась война, бойцы заняли береговую оборону из-за опасения, что японцы могли напасть на наши восточные границы. Полтора года личный состав полка провел в окопах и траншеях. А 31 декабря 1942 года без особых объяснений сотни солдат отправили до станции Юг Пермской области, где дислоцировалась 28-я лыжная бригада, в которой Акинфеев продолжил дальнейшую службу. За короткий срок Артемий был назначен командиром стрелкового отделения. – Война продолжалась, были тяжелые потери, и обескровленные части Красной Армии постоянно нуждались в пополнении офицерскими кадрами, – вспоминает ветеран. В июне 1943 года он оказался в Уральском добровольческом танковом корпусе, думал, что научат стрелять из танка и отправят на фронт командиром танкового взвода. Но офицеры были нужны и в органах военной контрразведки. Так он оказался в этой профессии. Три месяца Артемий Акинфеев учился в школе военной контрразведки и в конце октября 1943 года выехал со специальным заданием в Карачаево-Черкесскую республику. После выполнения задания был направлен в Москву, в распоряжение Главного управления контрразведки СМЕРШ. Артемий Георгиевич оказался в составе оперативной группы, которую возглавлял подполковник Грачев. Вскоре группа направилась в Киев и с 4 декабря вошла в особый отдел Киевского военного округа. Противостояние Абверу В 1943 году Киев был освобожден Красной армией. Однако война там не была закончена: немцы оставили после себя широкую агентурную сеть. Многие агенты были обучены шпионажу в школах абвера и разведывательно-диверсионного «Цеппелина». Артемий Георгиевич вспоминает, как отлавливал изменников в освобожденном Киеве. – Причины предательства могут быть разными, но в основном люди решаются на это из корыстных побуждений. Я не раскрою военной тайны, если скажу, что во время войны в Германии и оккупированных вермахтом областях Советского Союза и некоторых западноевропейских странах под руководством абвера действовало больше 50 разведывательно-диверсионных школ и организаций, – говорит он. Через некоторое время опергруппа под руководством Грачева ликвидировала группу диверсантов, подготовленных в одной из разведшкол абвера. На майора Главного разведуправлении Наркомата обороны Демченко, которого в 1939 году завербовала немецкая разведка в качестве своего агента, Артемию Акинфееву удалось выйти случайно. – В ноябре 1943 года я работал на еврейском базарчике в Киеве. Обратил внимание на парня, который торговал камушками для зажигалок. В результате вопросов выяснилось, что он был завербован неким Демченко, которого контрразведчики затем нашли в Западной Украине и доставили в Киев. Демченко оказался майором Главного разведуправления Наркомата обороны, – вспоминает Акинфеев. Отметим, что когда-то ГРУ делало на Демченко большие ставки. Он свободно владел немецким языком и должен был организовать борьбу с фашистами в оккупированном Киеве. Его инструктировали лично первый секретарь компартии Украины Никита Хрущев и начальник Четвертого управления НКВД Украины Строкач. Во время оккупации немецкими войсками Киева Демченко приказали возглавить там диверсионно-разведывательный отряд из числа подпольщиков и партизан. Он и возглавил его, на деле же служил Германии. После войны Артемий Акинфеев продолжил служить в контрразведке. После задания под названием «Брат приехал» его не только наградили денежной премией, но и повысили в должности. Он стал старшим оперуполномоченным особого отдела Киевского военного округа в 27 лет. В Киеве разведчик прослужил до 1950 года и был направлен на Тихоокеанский флот в отдел контрразведки Владимиро-Ольгинской военно-морской базы, где год проработал старшим оперуполномоченным особого отдела ТОФ. В 1960 году назначили начальником особого отдела ракетного соединения стратегического назначения, дислоцированного на территории Сибирского военного округа. Здесь в 1970 году и окончил свою службу. После увольнения в запас Артемий Акинфеев еще девять лет проработал старшим инспектором учебного отдела Новосибирского института ФСБ. Железная закалка В свои годы Артемий Георгиевич сохранил феноменальную память и ясность ума. Однако он делится не всем, что знает. Дает о себе знать закалка, полученная в молодости в железном СМЕРШе. Он рассказывал, насколько это позволено, про своих боевых товарищей, своих агентов. Рассказал и о современных чекистах. По мнению Акинфеева, нынешним контрразведчикам работать несравненно труднее. – Если считаешь контрразведку профессией для получения заработной платы, не нужно к ней и близко подходить, – говорит новичкам Артемий Георгиевич. – Контрразведку надо любить. Главным для чекиста Акинфеев считает чувство патриотизма. – Меня так родители воспитали, – вспоминает ветеран. – И на флоте учили этому. Особенно в контрразведке прививали любовь к Родине. Когда мне 9 Мая прошлого года вручали Благодарность Директора ФСБ России, он так и сказал: «Мы – патриоты своей страны! Я всю жизнь служил в контрразведке. Другого у меня не было. Патриотизм и контрразведка – вот что для меня главное». По материалам РУФСБ России по Тюменской области.
Воспоминания полковника контразведки в отставке

С имени Артемия Георгиевича Акинфеева, полковника контрразведки в отставке, гриф секретности был снят не так давно. На счету ветерана знаменитого СМЕРША около 30 выявленных и арестованных агентов иностранных разведывательных и контрразведывательных органов.

Мало кто знает, но именно он в 1943 году разоблачил и арестовал майора Главного разведуправления Наркомата обороны Демченко, который был завербован в Германии в 1939 году. Начальник Акинфеева майор В. Юрчиков, называл своего сотрудника «маэстро вербовки».

Более полувека прошло со дня окончания Великой Отечественной войны, но Артемий Георгиевич ясно помнит многочисленные фронтовые эпизоды, боевых друзей. Наш герой родился в деревне Ягодное Селенгинского района Республики Бурятия в обычной крестьянской семье одним из восьми детей. В школе у Артемия проявилась тяга к знаниям. После окончания семи классов он поступил в кооперативный техникум в Кяхту, затем техникум перевели в Улан-Удэ, а после студентам пришли повестки в военкомат.

Когда пришла война

Молодого Акинфеева призвали в Военно-морской флот. Так он оказался в Хабаровском крае. В целях конспирации молодых призывников держали в трюме и не выпускали на палубу даже ночью, так как на море активизировалась японская разведка.

Будущего контрразведчика определили стрелком в береговую охрану Тихоокеанского флота, в 193-й стрелковый полк. Когда началась война, бойцы заняли береговую оборону из-за опасения, что японцы могли напасть на наши восточные границы. Полтора года личный состав полка провел в окопах и траншеях. А 31 декабря 1942 года без особых объяснений сотни солдат отправили до станции Юг Пермской области, где дислоцировалась 28-я лыжная бригада, в которой Акинфеев продолжил дальнейшую службу. За короткий срок Артемий был назначен командиром стрелкового отделения.

Война продолжалась, были тяжелые потери, и обескровленные части Красной Армии постоянно нуждались в пополнении офицерскими кадрами, – вспоминает ветеран.

В июне 1943 года он оказался в Уральском добровольческом танковом корпусе, думал, что научат стрелять из танка и отправят на фронт командиром танкового взвода. Но офицеры были нужны и в органах военной контрразведки. Так он оказался в этой профессии.

Три месяца Артемий Акинфеев учился в школе военной контрразведки и в конце октября 1943 года выехал со специальным заданием в Карачаево-Черкесскую республику. После выполнения задания был направлен в Москву, в распоряжение Главного управления контрразведки СМЕРШ. Артемий Георгиевич оказался в составе оперативной группы, которую возглавлял подполковник Грачев. Вскоре группа направилась в Киев и с 4 декабря вошла в особый отдел Киевского военного округа.

Противостояние Абверу

В 1943 году Киев был освобожден Красной армией. Однако война там не была закончена: немцы оставили после себя широкую агентурную сеть. Многие агенты были обучены шпионажу в школах абвера и разведывательно-диверсионного «Цеппелина». Артемий Георгиевич вспоминает, как отлавливал изменников в освобожденном Киеве.

Причины предательства могут быть разными, но в основном люди решаются на это из корыстных побуждений. Я не раскрою военной тайны, если скажу, что во время войны в Германии и оккупированных вермахтом областях Советского Союза и некоторых западноевропейских странах под руководством абвера действовало больше 50 разведывательно-диверсионных школ и организаций, – говорит он.

Через некоторое время опергруппа под руководством Грачева ликвидировала группу диверсантов, подготовленных в одной из разведшкол абвера. На майора Главного разведуправлении Наркомата обороны Демченко, которого в 1939 году завербовала немецкая разведка в качестве своего агента, Артемию Акинфееву удалось выйти случайно.

В ноябре 1943 года я работал на еврейском базарчике в Киеве. Обратил внимание на парня, который торговал камушками для зажигалок. В результате вопросов выяснилось, что он был завербован неким Демченко, которого контрразведчики затем нашли в Западной Украине и доставили в Киев. Демченко оказался майором Главного разведуправления Наркомата обороны, – вспоминает Акинфеев.

Отметим, что когда-то ГРУ делало на Демченко большие ставки. Он свободно владел немецким языком и должен был организовать борьбу с фашистами в оккупированном Киеве. Его инструктировали лично первый секретарь компартии Украины Никита Хрущев и начальник Четвертого управления НКВД Украины Строкач. Во время оккупации немецкими войсками Киева Демченко приказали возглавить там диверсионно-разведывательный отряд из числа подпольщиков и партизан. Он и возглавил его, на деле же служил Германии.

После войны Артемий Акинфеев продолжил служить в контрразведке. После задания под названием «Брат приехал» его не только наградили денежной премией, но и повысили в должности. Он стал старшим оперуполномоченным особого отдела Киевского военного округа в 27 лет.

В Киеве разведчик прослужил до 1950 года и был направлен на Тихоокеанский флот в отдел контрразведки Владимиро-Ольгинской военно-морской базы, где год проработал старшим оперуполномоченным особого отдела ТОФ. В 1960 году назначили начальником особого отдела ракетного соединения стратегического назначения, дислоцированного на территории Сибирского военного округа. Здесь в 1970 году и окончил свою службу. После увольнения в запас Артемий Акинфеев еще девять лет проработал старшим инспектором учебного отдела Новосибирского института ФСБ.

Железная закалка

В свои годы Артемий Георгиевич сохранил феноменальную память и ясность ума. Однако он делится не всем, что знает. Дает о себе знать закалка, полученная в молодости в железном СМЕРШе. Он рассказывал, насколько это позволено, про своих боевых товарищей, своих агентов. Рассказал и о современных чекистах. По мнению Акинфеева, нынешним контрразведчикам работать несравненно труднее.

Если считаешь контрразведку профессией для получения заработной платы, не нужно к ней и близко подходить, – говорит новичкам Артемий Георгиевич. – Контрразведку надо любить.

Главным для чекиста Акинфеев считает чувство патриотизма.

Меня так родители воспитали, – вспоминает ветеран. – И на флоте учили этому. Особенно в контрразведке прививали любовь к Родине. Когда мне 9 Мая прошлого года вручали Благодарность Директора ФСБ России, он так и сказал: «Мы – патриоты своей страны! Я всю жизнь служил в контрразведке. Другого у меня не было. Патриотизм и контрразведка – вот что для меня главное».

По материалам РУФСБ России по Тюменской области.

Читайте также:

Тюменские активисты установили на домах ветеранов Знамена Победы

Тюменским ветеранам завода АТЭ вручили памятные знаки к 75-летию Победы

 

377Просмотров

Читать далее
Необычное происшествие на трассе Тюмень-Тобольск запомнится его участникам надолго.
На площади возле городской администрации состоялась встреча главного Деда Мороза с жителями города Тюмени.
Происшествие случилось в районе Лесобазы.
Эта история – о людях, которые не остаются в стороне от, казалось бы, чужой беды. Нам повезло жить рядом с ними. Потому что если общество останется без таких людей, оно будет обречено на гибель.
Юноше предложили вступить в ряды профессиональных спасателей или пожарных.
Пожарные помогли юному герою потушить пламя.

Опрос
Устраивает ли вас формат удаленной работы?
Да, ведь можно трудиться без привязки к офису или дому
Не совсем, у меня дома нет рабочего места
Удаленно трудиться мне не позволяет плохая связь
Нет, члены семьи мне мешают сосредоточиться
Да, это прекрасная экономия средств на поездки в офис
Нет, мне не хватает живого общения с коллегами
Меня устраивает любой формат работы