Размер шрифта +
Цветовая схема A A A

Размышления у памятника «Молодым созидателям земли Тюменской»

Знаковым событием для комсомольцев ХХ века стало открытие памятника «Молодым созидателям земли Тюменской». Вспоминаю конкурс работ архитекторов, претендовавших на его разработку.

12:14, 25 сентября 2018, Сергей Светличный
Слушать новость
Размышления у памятника «Молодым созидателям земли Тюменской». Знаковым событием для комсомольцев ХХ века стало открытие памятника «Молодым созидателям земли Тюменской». Вспоминаю конкурс работ архитекторов, претендовавших на его разработку.. Помнится, что  в этом проекте-победителе изначально были три группы по три человека. По факту сейчас у стелы, стилистически напоминающей буровую вышку, осталось всего трое. Вглядываюсь в их лица. Хочется узнаваемости, найти знакомые черты кого-то из тех самых покорителей-освоителей-созидателей. Прихожу к выводу, что персоналии исключены, а вот в среднем персонаже угадывается сборный образ «покорителя Самотлора» (что-то вроде Алеши). Да, это мы – покорители Самотлора 1970-х годов! С одним из них буквально на днях переписывались по этому поводу. Вспоминали семидесятые-восьмидесятые годы. Стоя у памятника, я вновь мысленно возвращаюсь к нашей переписке. Его размышления наслаиваются на мои… Кстати, о семидесятых и прочих годах прошлого столетия. История комсомола зримо бьется на периоды, отмеченные наградами: годы гражданской войны и интервенции, годы реализации плана ГОЭЛРО и индустриализации страны (ДнепроГЭС, Магнитка, Комсомольск-на-Амуре и т.д.), Великая Отечественная война, восстановление народного хозяйства, целина. И в завершение – участие в создании и развитии Западно-Сибирского нефтегазового комплекса и БАМа. С другой стороны, эти комсомольские вехи накладываются на известные периоды истории страны, обозначаемые поколениями. Самый известный пример – «шестидесятники» (а это ведь не только комсомольцы). Это – хорошо раскрученный социокультурный феномен 1960-х годов. Большей частью сами «шестидесятники» его  и раскрутили. Это было поколение, рожденное в 30-х годах и вошедшее в активную творческую жизнь в 60-х. Оно сломало много стереотипов и выстроило ментальность последующих поколений. «Шестидесятники» – это такое же поколение с тяжелой долей, как  и предшествующее ему, которому выпала война. Они появились на свет с «родовыми травмами» – кто-то от репрессий времен культа личности, а кто-то попал под войну. Но окончательно их, двадцати-тридцатилетних, сформировал ХХ съезд КПСС. Они  и называли себя «детьми ХХ съезда», который теперь можно назвать «съездом разрушителей». А мы, «семидесятники» – дети Победы. Для нас уже не были актуальными события, связанные с оценкой периода культа личности. Мы стали свидетелями великого восстановления, возрождения, созидания. Поколение победителей в великой войне дало старт эпохальным делам, завершать которые было предназначено нам. И как бы сегодня ернически ни относились к Программе построения коммунизма к 1980 году, тому поколению семидесятых была задана перспектива, хоть и иллюзорная, но принимаемая обоснованно скептически и молодыми людьми, и большинством их старших товарищей. Тогда эта грандиозная задача зацепила и вдохновила молодежь. Кто сегодня может предложить нечто подобное?! Так что «семидесятники»– это «дети XXII съезда партии». Отсюда и энтузиазм, и Тюменский Север, и БАМ («яростный стройотряд», «ребята с семидесятой широты», «Любовь, Комсомол и Весна»), и задорное на фоне «шестидесятников» творчество. Правда, к 80-м годам все это потихоньку сдулось (наверное, катализатором стала афганская война, обнажившая многие пороки того общества), но на нашу молодость жертвенного задора и энтузиазма вполне себе хватило. Вспоминается разговор в 1979-м с моим товарищем. Мы сожалели, что нам досталось вялое время. Не то что предшествующим поколениям – войны, великие стройки, целина и т.д. А у нас все наперед известно до самой пенсии. Кто  ж знал тогда, что всего лишь через шесть лет начнется перестройка, а еще через шесть не станет страны, в которой мы родились. И за перестройкой последуют «перестрелка», потом «перекличка» и понимание вины в том, что это допустили и мы, поколение семидесятых, такие умные, деятельные, творческие ребята, но без стержня, как оказалось. Правда, силы на реабилитацию и возрождение страны еще остались. В чем и участвуем с начала двухтысячных годов. Сейчас «семидесятникам» почти или уже за семьдесят годков. Сходим с авансцены истории. Но  и нам тоже есть что вспомнить. Да  и для гордости найдутся веские аргументы. Результат нашего труда – новые города на Тюменском Севере, экономическая база страны, позволившая выжить и пережить годы развала и разрухи. А еще есть наши замечательные дети и внуки, продолжившие наше дело. У  них тоже есть своя романтика. Пусть не та – наша, в чреве ревущего ГТТ, прорывающегося через топкие болота или заснеженные озера, или  в кабине исторических уже автомобилей «Татра» и «Магирус», отсыпавших лежневки, северные трассы. У нынешних свой этап – научный, компьютерный, комфортный по условиям работы, но жестокий в рыночной конкуренции. «Семидесятникам» досталась почетная миссия завершить труд первопроходцев из поколения, победившего в войне, разведавшего запасы нефти и газа на Тюменской земле. И с этой миссией мы справились. Поэтому так радовались мы очередным рекордам проходки знаменитых буровых мастеров, знаковым рубежам добычи тюменской нефти, считавшейся поначалу в миллионах, а потом и в миллиардах тонн. Это благодаря нашему труду «земною наполняли кровью стальные вены территории», и для нас «музыкой звучала симфония гудящих труб». И вторая миссия – передать созданное нами наследство в надежные руки. Жизнь покажет, насколько эта миссия оказалась выполнимой. …Вот такие мысли приходят в голову у недавно открытого памятника на привокзальной площади в Тюмени. Наверное, я еще не раз приду сюда. Есть к кому. Опубликовано: газета №173(4708) Читайте больше: Выставка в МТЦ «Космос» рассказывает о проблеме трудовых мигрантов Фонд «Возрождение Тобольска» издаст новую книгу

Помнится, что  в этом проекте-победителе изначально были три группы по три человека. По факту сейчас у стелы, стилистически напоминающей буровую вышку, осталось всего трое.

Вглядываюсь в их лица. Хочется узнаваемости, найти знакомые черты кого-то из тех самых покорителей-освоителей-созидателей. Прихожу к выводу, что персоналии исключены, а вот в среднем персонаже угадывается сборный образ «покорителя Самотлора» (что-то вроде Алеши). Да, это мы – покорители Самотлора 1970-х годов! С одним из них буквально на днях переписывались по этому поводу. Вспоминали семидесятые-восьмидесятые годы. Стоя у памятника, я вновь мысленно возвращаюсь к нашей переписке. Его размышления наслаиваются на мои…

Кстати, о семидесятых и прочих годах прошлого столетия. История комсомола зримо бьется на периоды, отмеченные наградами: годы гражданской войны и интервенции, годы реализации плана ГОЭЛРО и индустриализации страны (ДнепроГЭС, Магнитка, Комсомольск-на-Амуре и т.д.), Великая Отечественная война, восстановление народного хозяйства, целина. И в завершение – участие в создании и развитии Западно-Сибирского нефтегазового комплекса и БАМа.

С другой стороны, эти комсомольские вехи накладываются на известные периоды истории страны, обозначаемые поколениями. Самый известный пример – «шестидесятники» (а это ведь не только комсомольцы). Это – хорошо раскрученный социокультурный феномен 1960-х годов. Большей частью сами «шестидесятники» его  и раскрутили. Это было поколение, рожденное в 30-х годах и вошедшее в активную творческую жизнь в 60-х. Оно сломало много стереотипов и выстроило ментальность последующих поколений.

«Шестидесятники» – это такое же поколение с тяжелой долей, как  и предшествующее ему, которому выпала война. Они появились на свет с «родовыми травмами» – кто-то от репрессий времен культа личности, а кто-то попал под войну. Но окончательно их, двадцати-тридцатилетних, сформировал ХХ съезд КПСС. Они  и называли себя «детьми ХХ съезда», который теперь можно назвать «съездом разрушителей».

А мы, «семидесятники» – дети Победы. Для нас уже не были актуальными события, связанные с оценкой периода культа личности. Мы стали свидетелями великого восстановления, возрождения, созидания. Поколение победителей в великой войне дало старт эпохальным делам, завершать которые было предназначено нам. И как бы сегодня ернически ни относились к Программе построения коммунизма к 1980 году, тому поколению семидесятых была задана перспектива, хоть и иллюзорная, но принимаемая обоснованно скептически и молодыми людьми, и большинством их старших товарищей. Тогда эта грандиозная задача зацепила и вдохновила молодежь. Кто сегодня может предложить нечто подобное?!

Так что «семидесятники»– это «дети XXII съезда партии». Отсюда и энтузиазм, и Тюменский Север, и БАМ («яростный стройотряд», «ребята с семидесятой широты», «Любовь, Комсомол и Весна»), и задорное на фоне «шестидесятников» творчество. Правда, к 80-м годам все это потихоньку сдулось (наверное, катализатором стала афганская война, обнажившая многие пороки того общества), но на нашу молодость жертвенного задора и энтузиазма вполне себе хватило.

Вспоминается разговор в 1979-м с моим товарищем. Мы сожалели, что нам досталось вялое время. Не то что предшествующим поколениям – войны, великие стройки, целина и т.д. А у нас все наперед известно до самой пенсии. Кто  ж знал тогда, что всего лишь через шесть лет начнется перестройка, а еще через шесть не станет страны, в которой мы родились. И за перестройкой последуют «перестрелка», потом «перекличка» и понимание вины в том, что это допустили и мы, поколение семидесятых, такие умные, деятельные, творческие ребята, но без стержня, как оказалось. Правда, силы на реабилитацию и возрождение страны еще остались. В чем и участвуем с начала двухтысячных годов.

Сейчас «семидесятникам» почти или уже за семьдесят годков. Сходим с авансцены истории. Но  и нам тоже есть что вспомнить. Да  и для гордости найдутся веские аргументы. Результат нашего труда – новые города на Тюменском Севере, экономическая база страны, позволившая выжить и пережить годы развала и разрухи.

А еще есть наши замечательные дети и внуки, продолжившие наше дело. У  них тоже есть своя романтика. Пусть не та – наша, в чреве ревущего ГТТ, прорывающегося через топкие болота или заснеженные озера, или  в кабине исторических уже автомобилей «Татра» и «Магирус», отсыпавших лежневки, северные трассы. У нынешних свой этап – научный, компьютерный, комфортный по условиям работы, но жестокий в рыночной конкуренции.

«Семидесятникам» досталась почетная миссия завершить труд первопроходцев из поколения, победившего в войне, разведавшего запасы нефти и газа на Тюменской земле. И с этой миссией мы справились. Поэтому так радовались мы очередным рекордам проходки знаменитых буровых мастеров, знаковым рубежам добычи тюменской нефти, считавшейся поначалу в миллионах, а потом и в миллиардах тонн. Это благодаря нашему труду «земною наполняли кровью стальные вены территории», и для нас «музыкой звучала симфония гудящих труб». И вторая миссия – передать созданное нами наследство в надежные руки. Жизнь покажет, насколько эта миссия оказалась выполнимой.

…Вот такие мысли приходят в голову у недавно открытого памятника на привокзальной площади в Тюмени.

Наверное, я еще не раз приду сюда. Есть к кому.

Опубликовано: газета №173(4708)

Читайте больше:

Выставка в МТЦ «Космос» рассказывает о проблеме трудовых мигрантов

Фонд «Возрождение Тобольска» издаст новую книгу

Читайте также

Новость Тюмени: В Тюмени официально открыли купальный сезон

В Тюмени официально открыли купальный сезон

21 мая

Новость Тюмени: Глава Тюмени назвал причины подтопления города во время дождей

Глава Тюмени назвал причины подтопления города во время дождей

21 мая

Новость Тюмени: Тюменцы вживую услышат популярные джазовые композиции

Тюменцы вживую услышат популярные джазовые композиции

21 мая