Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

В этом году исполняется 30 лет со дня трагедии на Чернобыльской АЭС

26.04.2016
16:29
В этом году исполняется 30 лет со дня трагедии на Чернобыльской АЭС. Тридцать лет назад, 26 апреля 1986 года, в 1 час 23 минуты 48 секунд на четвертом энергоблоке ЧАЭС произошел взрыв. События тех лет отчетливо помнит тюменец из числа первого призыва  Анатолий Титлин.. Радиоактивное облако, как утверждают экологи, обогнуло земной шар несколько раз, оставив повсюду свой след. Мир содрогнулся от  невиданной прежде, самой крупной в истории человечества техногенной катастрофы. Анатолий Владимирович, счастливый муж,  любимый отец трех  детей и строгий начальник  мебельного цеха,  получил повестку явиться в военкомат. – Военно-полевые сборы  – обычное дело, – говорит он. – Тем более собирался в запас, недавно исполнилось двадцать семь лет. В военкомат шел с легкой душой. Таких, как он, набралось более тридцати человек.  – Прошли медицинскую комиссию, встали на построение, – вспоминает Анатолий Владимирович. – Тринадцать человек получили команду: «Шаг вперед!» Посадили в машины и увезли в ТВИККУ. Там переодели в военную форму и опять в дорогу: аэропорт Рощино – украинский город Белая Церковь. По прибытии сообщили: «Прибыли на ликвидацию последствий Чернобыльской  катастрофы». В палаточном лагере, где размещался  29-й полк химической защиты Сибирского военного округа, Анатолия Титлина, по военной специальности командира взвода  химической защиты, обязали приступить  к своим обязанностям. – Отмываем, моем  от радиации  дома, дороги, деревни, леса и … землю на станции Припять. Она  тоже была  пропитана  цезием-137 и стронцием-90, – вспоминает ликвидатор последствий катастрофы. – Затем новый объект –   Чернобыльская АЭС.   – Особого  страха за собственную жизнь все еще не  испытывали. В садах поспела черешня, кругом цветущие клумбы. Красота! – продолжает  Анатолий Владимирович. – Нить дозиметра ползет к максимальной отметке, соответственно, и к дозе. Поднимаемся по узкой лестнице на отметку 71, с которой отчетливо виден четвертый блок АЭС. Вид удручающий. Кругом  осколки бетона, куски плит, арматура... Затем по три человека бежим на крышу реактора. Жара. Пот стекает по чулкам-сапогам струями, самодельные жилеты из свинца сковывают движения. Тридцать секунд – и обратно. За это время успеваем «навести чистоту».  Комполка сказал, что как только отмоем город  – так домой. Поэтому многие ликвидаторы быстро схватили «рентгены», которые на первых порах особо никто  не измерял. Но «незримый враг» – радиация – напомнил о себе.  «Смельчаков» все чаще стали отправлять в госпитали, а то и сразу домой с прогрессирующими симптомами  лучевой болезни. Вот только тогда стало по-настоящему страшно и пришло осознание того, что атом может быть не только мирным. На невидимой войне Анатолий Титлин был три месяца, или долгих сто восемьдесят дней. За ратный подвиг награжден медалью ордена «За заслуги перед Отечеством» второй степени и юбилейными медалями. После возвращения из зоны отчуждения  продолжил работу в объединении  «Тюмень Мебель». Ныне активный участник Тюменской  областной  общественной организации инвалидов «Союз Чернобыль» радуется  первым успехам  пяти внуков и мечтает о том, чтобы атом был только мирным. Читайте больше: Преподавателя ждет награда Тюменцы встретились с известным российским поэтом и прозаиком Доктор Горбатиков спас жизнь тюменскому младенцу
Тридцать лет назад, 26 апреля 1986 года, в 1 час 23 минуты 48 секунд на четвертом энергоблоке ЧАЭС произошел взрыв. События тех лет отчетливо помнит тюменец из числа первого призыва  Анатолий Титлин.
Анатолий Титлин: «Чернобыльцы, вы живы в наших сердцах» || Фото из личного архива

Радиоактивное облако, как утверждают экологи, обогнуло земной шар несколько раз, оставив повсюду свой след. Мир содрогнулся от  невиданной прежде, самой крупной в истории человечества техногенной катастрофы.

Анатолий Владимирович, счастливый муж,  любимый отец трех  детей и строгий начальник  мебельного цеха,  получил повестку явиться в военкомат.

– Военно-полевые сборы  – обычное дело, – говорит он. – Тем более собирался в запас, недавно исполнилось двадцать семь лет.

В военкомат шел с легкой душой. Таких, как он, набралось более тридцати человек. 

– Прошли медицинскую комиссию, встали на построение, – вспоминает Анатолий Владимирович. – Тринадцать человек получили команду: «Шаг вперед!» Посадили в машины и увезли в ТВИККУ. Там переодели в военную форму и опять в дорогу: аэропорт Рощино – украинский город Белая Церковь. По прибытии сообщили: «Прибыли на ликвидацию последствий Чернобыльской  катастрофы».

В палаточном лагере, где размещался  29-й полк химической защиты Сибирского военного округа, Анатолия Титлина, по военной специальности командира взвода  химической защиты, обязали приступить  к своим обязанностям.

– Отмываем, моем  от радиации  дома, дороги, деревни, леса и … землю на станции Припять. Она  тоже была  пропитана  цезием-137 и стронцием-90, – вспоминает ликвидатор последствий катастрофы. – Затем новый объект –   Чернобыльская АЭС.  

– Особого  страха за собственную жизнь все еще не  испытывали. В садах поспела черешня, кругом цветущие клумбы. Красота! – продолжает  Анатолий Владимирович. – Нить дозиметра ползет к максимальной отметке, соответственно, и к дозе. Поднимаемся по узкой лестнице на отметку 71, с которой отчетливо виден четвертый блок АЭС. Вид удручающий. Кругом  осколки бетона, куски плит, арматура... Затем по три человека бежим на крышу реактора. Жара. Пот стекает по чулкам-сапогам струями, самодельные жилеты из свинца сковывают движения. Тридцать секунд – и обратно. За это время успеваем «навести чистоту». 

Комполка сказал, что как только отмоем город  – так домой. Поэтому многие ликвидаторы быстро схватили «рентгены», которые на первых порах особо никто  не измерял. Но «незримый враг» – радиация – напомнил о себе.  «Смельчаков» все чаще стали отправлять в госпитали, а то и сразу домой с прогрессирующими симптомами  лучевой болезни. Вот только тогда стало по-настоящему страшно и пришло осознание того, что атом может быть не только мирным.

На невидимой войне Анатолий Титлин был три месяца, или долгих сто восемьдесят дней. За ратный подвиг награжден медалью ордена «За заслуги перед Отечеством» второй степени и юбилейными медалями. После возвращения из зоны отчуждения  продолжил работу в объединении  «Тюмень Мебель». Ныне активный участник Тюменской  областной  общественной организации инвалидов «Союз Чернобыль» радуется  первым успехам  пяти внуков и мечтает о том, чтобы атом был только мирным.

Читайте больше:

Преподавателя ждет награда

Тюменцы встретились с известным российским поэтом и прозаиком

Доктор Горбатиков спас жизнь тюменскому младенцу

1363Просмотров

Читать далее
С 13 по 19 сентября – обо всем самом интересном
Приготовьте объемные платья, куртки, свитера и кожаные штаны
В этом году на дорогах области погибло на 63% пешеходов больше, чем в прошлом
Опрос
Какой вид обучения в школе вы выбрали бы для ребенка?
Традиционный, с посещением школы
Полностью дистанционный
Оба варианта приемлемы
Домашнее обучение
Надо смотреть по ситуации с заболеваемостью
Категорически против дистанционного обучения
Против получения знаний традиционным способом
Для выпускных классов нужно подготовить особый вариант обучения
Меня в принципе не устраивает система образования