Размер шрифта +
Цветовая схема A A A

Операция – как молитва: в Тюмени обсудили развитие трансплантологии

Что нужно сделать, чтобы общество воспринимало донорство как спасение

16:09, 20 января 2022, Артемий Романов
Слушать новость
Операция – как молитва: в Тюмени обсудили развитие трансплантологии. Что нужно сделать, чтобы общество воспринимало донорство как спасение. В Тюмени прошла пресс-конференция со специалистами-трансплантологами ОКБ №1. Первая половина встречи была отведена под обсуждение операции по пересадке сердца 58-летнему мужчине. Вторая – конкретным факторам, которые мешают развитию трансплантологии в Тюменской области и России в целом. Мероприятие посетило издание «Тюменская область сегодня». Почему врачи не считают свои операции прорывом и как на работу медиков влияет общественное мнение – читайте в материале. Операция – как молитва Операцию по пересадке сердца специалисты ОКБ №1 провели уже второй раз. Первая состоялась 15 мая 2021 года, реципиентом стал 38-летний тюменец Сергей Зотов. За 10 лет до операции он перенес миокардит, воспаление сердечной мышцы, что привело к опасной аритмии. Трансплантация была единственным шансом на спасение. Вторая пересадка сердца осуществлена 24 декабря 2021 года. Ее провели уроженцу Тюменского района Андрею Катаеву. Он перенес инфаркт миокарда, который осложнился в дальнейшем тяжелой сердечной недостаточностью, потребовавшей трансплантации. О том, кто стал донором, известно немногое – только то, что сердце прибыло из ОКБ №2. Время ишемии миокарда – 2 часа 10 минут. Операция заняла около пяти часов. В ходе встречи врачи клинической больницы несколько раз отметили, что не осуществили большой прорыв для Тюменской области – система трансплантации развивалась в регионе планомерно и вопрос о пересадке сердца был лишь вопросом времени. Проведена она в соответствии с рекомендациями Национального центра трансплантации имени Шумакова. – Есть такое выражение в хирургии, которому меня научил мой первый учитель: «Операция – как молитва: каждый день одно и то же». Поэтому разница между этой операций и предыдущей, ровно как и другими трансплантациями сердца, которые проектирует институт Шумакова, нет. Только за редким исключением, когда что-то идет не так, но в этот раз все прошло штатно, – рассказал заведующий кардиохирургическим отделением №1 Никита Стогний, руководивший процедурой трансплантации. Последний, кого видит пациент на операционном столе, – анестезиолог. По словам врачей, они всегда стараются психологически подготовить пациента, приободрить его. – Это был стандартный наркоз. Всегда с пациентом перед операцией общаемся, рассказываем, что его ждет, всегда подбадриваем, стараемся настроить его на операцию. Ведь его настроение – в том числе залог успеха, – поделился анестезиолог-реаниматолог Вячеслав Петров. В стенах ОКБ №1 Андрей Катаев провел около трех недель. Сейчас он полностью готов отправиться домой на амбулаторное лечение, хотя в большом скоплении людей ему лучше не находиться. Тюменец рассказал, что пока не может сравнить ощущения до и после процедуры, поскольку времени прошло мало. Но ни боль, ни тяжесть он сейчас не ощущает. Фото департамента здравоохранения Тюменской области Паллиативная помощь Пересадка сердца не решает все проблемы со здоровьем, но улучшает качество жизни. Это главная задача врачей. – Как кардиохирург с печалью скажу, что любая операция на сердце – это не исцеление от сердечно-сосудистых заболеваний. Любое вмешательство на сердце – лишь паллиативная операция. Мы имеем старение организма со всеми вытекающими последствиями, – сообщил Никита Стогний. – Трансплантация сердца улучшает качество жизни – это так, это постулат в кардиохирургии. Но я не могу сказать, что все сердца, которые мы оперировали, полностью вылечили. Все реципиенты впоследствии должны проходить терапию, регулярно наблюдаться у врачей. – Даже у пересаженного сердца есть свои болезни, болезнь его артерий, – обратил внимание руководитель центра трансплантации органов и тканей ОКБ №1 Сергей Семченко. – У этого пациента исходное сердце в результате атеросклероза стало работать хуже, перенесен инфаркт. И атеросклероз как в организме был, так и остался. И это может сказаться и на новом сердце. Бывают и случаи отторжения, побороть которое, к сожалению, невозможно. И случаи ретрансплантации нередки. Общество не готово Донорами сердца, а также других органов становятся люди, которым диагностировали смерть мозга. Кроме того, существует и такой термин, как «мультиорганный донор» – когда один умерший человек может помочь сразу нескольким людям, которым требуется пересадка разных органов: печени, сердца, легких, иногда – кишечника. Главная проблема развития системы трансплантации – неприятие ее обществом, а также незнание законодательства. Так, согласно ст. 8 Федерального закона «О трансплантации органов», изъятие органов у трупа не допускается, если учреждение здравоохранения на момент изъятия поставлено в известность о том, что при жизни это лицо или его близкие заявили о несогласии на изъятие органов после смерти для трансплантации реципиенту. В противном случае медики имеют право изъять органы для помощи другим людям. – Люди должны понимать, что существует много нуждающихся в трансплантации того или иного органа. У нас самое жесткое, требовательное законодательство по диагностике смерти мозга по сравнению с мировой практикой. При этом образовательные программы по этой теме, понимание позитивных сторон трансплантации отстают как среди населения, так и в медицинском сообществе, поскольку не во всех в университетах учат основам посмертного донорства, – отметил Семченко. – Хотя законодательство четко урегулировано, родственники, узнав, что органы изъяты, начинают во все инстанции стучать, ничего не прочитав. Следователи тоже, к сожалению, не знают законов РФ и тут же возбуждают уголовные дела, которые будут тянуться неизвестно сколько, хотя никто ничего не нарушал. И это все наслаивается, начинается формирование негатива. Детское донорство В нашей стране существуют регламентации, инструкции Минздрава России по смерти мозга у детей, однако в полной мере закон эту тему еще не регулирует. И человеческий фактор тут играет решающую роль. – Ни у одного сотрудника детских медицинских учреждений рука не поднимется провести процедуру диагностики смерти мозга с целью последующего изъятия органа, – сообщил специалист. – Кроме того, не регламентированы волеизъявления родителей умирающего ребенка – донора. Фото департамента здравоохранения Тюменской области Перспективы в Тюменской области По словам Сергея Семченко, в нашем регионе для донорства и трансплантации созданы необходимые условия. В 2021 году у ОКБ №1 появилась возможность содействовать трансплантации в больницах Ишима, Ялуторовска и Тобольска. Операции проводятся бесплатно, средства выделяет правительство Тюменской области. – Югра и Ямал имеют возможность наладить работу самостоятельно. Это правильно, поскольку нигде не приветствуется дистанционное нахождение потенциального реципиента. Когда орган изъят, его нужно пересадить в течение ближайших двух-трех часов. Тогда остается больше шансов, что орган заработает. Пациентов из других регионовмы по квоте отправляем в институт трансплантации Шумакова, – рассказал Сергей Семченко. В настоящее время в листе ожидания на пересадку сердца в Тюменской области состоят пять пациентов: четыре мужчины и одна женщина. Семченко уверен, что перспективы развития трансплантологии в нашем регионе зависят не от финансирования или возможностей представителей медицинского сообщества, а от увеличения числа посмертных доноров. – Изъятие ради самого изъятия никто проводить не будет, нужен результат. Изымается тот орган, который будет четко совместим, подойдет по размеру – это касается в основном печени или сердца – конкретным пациентам из листа ожидания, поскольку рост и вес умирающего должен быть примерно одинаков с параметрами нуждающегося. То же сердце может оказаться слишком маленьким или слишком большим. Должны исключаться инфекции у донора – противопоказаниями являются ВИЧ, гепатит, сифилис. Теперь к ним добавилась еще и коронавирусная инфекция, – прокомментировал руководитель центра трансплантации. На платной основе операции по пересадке органов в России не проводят. – Это исключено, потому что законодательством купля-продажа органов запрещена. А при выведении трансплантации в разряд платной услуги здесь всегда кто-то сможет найти особый интерес. Донорский орган – это не расходный материал, – заключил Сергей Семченко. Андрей Катаев (слева) и команда врачей | Фото департамента здравоохранения Тюменской области Следите за нами в социальных сетях: «ВКонтакте», «Одноклассники», Instagram и Facebook. Подписывайтесь на Telegram-канал, TikTok и Twitter.
Операция – как молитва: в Тюмени обсудили развитие трансплантологии

Фото Екатерины Христозовой

В Тюмени прошла пресс-конференция со специалистами-трансплантологами ОКБ №1. Первая половина встречи была отведена под обсуждение операции по пересадке сердца 58-летнему мужчине. Вторая – конкретным факторам, которые мешают развитию трансплантологии в Тюменской области и России в целом. Мероприятие посетило издание «Тюменская область сегодня». Почему врачи не считают свои операции прорывом и как на работу медиков влияет общественное мнение – читайте в материале.

Операция – как молитва

Операцию по пересадке сердца специалисты ОКБ №1 провели уже второй раз. Первая состоялась 15 мая 2021 года, реципиентом стал 38-летний тюменец Сергей Зотов. За 10 лет до операции он перенес миокардит, воспаление сердечной мышцы, что привело к опасной аритмии. Трансплантация была единственным шансом на спасение.

Вторая пересадка сердца осуществлена 24 декабря 2021 года. Ее провели уроженцу Тюменского района Андрею Катаеву. Он перенес инфаркт миокарда, который осложнился в дальнейшем тяжелой сердечной недостаточностью, потребовавшей трансплантации. О том, кто стал донором, известно немногое – только то, что сердце прибыло из ОКБ №2. Время ишемии миокарда – 2 часа 10 минут. Операция заняла около пяти часов.

В ходе встречи врачи клинической больницы несколько раз отметили, что не осуществили большой прорыв для Тюменской области – система трансплантации развивалась в регионе планомерно и вопрос о пересадке сердца был лишь вопросом времени. Проведена она в соответствии с рекомендациями Национального центра трансплантации имени Шумакова.

– Есть такое выражение в хирургии, которому меня научил мой первый учитель: «Операция – как молитва: каждый день одно и то же». Поэтому разница между этой операций и предыдущей, ровно как и другими трансплантациями сердца, которые проектирует институт Шумакова, нет. Только за редким исключением, когда что-то идет не так, но в этот раз все прошло штатно, – рассказал заведующий кардиохирургическим отделением №1 Никита Стогний, руководивший процедурой трансплантации.

Последний, кого видит пациент на операционном столе, – анестезиолог. По словам врачей, они всегда стараются психологически подготовить пациента, приободрить его.

– Это был стандартный наркоз. Всегда с пациентом перед операцией общаемся, рассказываем, что его ждет, всегда подбадриваем, стараемся настроить его на операцию. Ведь его настроение – в том числе залог успеха, – поделился анестезиолог-реаниматолог Вячеслав Петров.

В стенах ОКБ №1 Андрей Катаев провел около трех недель. Сейчас он полностью готов отправиться домой на амбулаторное лечение, хотя в большом скоплении людей ему лучше не находиться. Тюменец рассказал, что пока не может сравнить ощущения до и после процедуры, поскольку времени прошло мало. Но ни боль, ни тяжесть он сейчас не ощущает.

Фото департамента здравоохранения Тюменской области

Паллиативная помощь

Пересадка сердца не решает все проблемы со здоровьем, но улучшает качество жизни. Это главная задача врачей.

– Как кардиохирург с печалью скажу, что любая операция на сердце – это не исцеление от сердечно-сосудистых заболеваний. Любое вмешательство на сердце – лишь паллиативная операция. Мы имеем старение организма со всеми вытекающими последствиями, – сообщил Никита Стогний. – Трансплантация сердца улучшает качество жизни – это так, это постулат в кардиохирургии. Но я не могу сказать, что все сердца, которые мы оперировали, полностью вылечили.

Все реципиенты впоследствии должны проходить терапию, регулярно наблюдаться у врачей.

– Даже у пересаженного сердца есть свои болезни, болезнь его артерий, – обратил внимание руководитель центра трансплантации органов и тканей ОКБ №1 Сергей Семченко. – У этого пациента исходное сердце в результате атеросклероза стало работать хуже, перенесен инфаркт. И атеросклероз как в организме был, так и остался. И это может сказаться и на новом сердце. Бывают и случаи отторжения, побороть которое, к сожалению, невозможно. И случаи ретрансплантации нередки.

Общество не готово

Донорами сердца, а также других органов становятся люди, которым диагностировали смерть мозга. Кроме того, существует и такой термин, как «мультиорганный донор» – когда один умерший человек может помочь сразу нескольким людям, которым требуется пересадка разных органов: печени, сердца, легких, иногда – кишечника.

Главная проблема развития системы трансплантации – неприятие ее обществом, а также незнание законодательства. Так, согласно ст. 8 Федерального закона «О трансплантации органов», изъятие органов у трупа не допускается, если учреждение здравоохранения на момент изъятия поставлено в известность о том, что при жизни это лицо или его близкие заявили о несогласии на изъятие органов после смерти для трансплантации реципиенту. В противном случае медики имеют право изъять органы для помощи другим людям.

– Люди должны понимать, что существует много нуждающихся в трансплантации того или иного органа. У нас самое жесткое, требовательное законодательство по диагностике смерти мозга по сравнению с мировой практикой. При этом образовательные программы по этой теме, понимание позитивных сторон трансплантации отстают как среди населения, так и в медицинском сообществе, поскольку не во всех в университетах учат основам посмертного донорства, – отметил Семченко. – Хотя законодательство четко урегулировано, родственники, узнав, что органы изъяты, начинают во все инстанции стучать, ничего не прочитав. Следователи тоже, к сожалению, не знают законов РФ и тут же возбуждают уголовные дела, которые будут тянуться неизвестно сколько, хотя никто ничего не нарушал. И это все наслаивается, начинается формирование негатива.

Детское донорство

В нашей стране существуют регламентации, инструкции Минздрава России по смерти мозга у детей, однако в полной мере закон эту тему еще не регулирует. И человеческий фактор тут играет решающую роль.

– Ни у одного сотрудника детских медицинских учреждений рука не поднимется провести процедуру диагностики смерти мозга с целью последующего изъятия органа, – сообщил специалист. – Кроме того, не регламентированы волеизъявления родителей умирающего ребенка – донора.

Фото департамента здравоохранения Тюменской области

Перспективы в Тюменской области

По словам Сергея Семченко, в нашем регионе для донорства и трансплантации созданы необходимые условия. В 2021 году у ОКБ №1 появилась возможность содействовать трансплантации в больницах Ишима, Ялуторовска и Тобольска. Операции проводятся бесплатно, средства выделяет правительство Тюменской области.

– Югра и Ямал имеют возможность наладить работу самостоятельно. Это правильно, поскольку нигде не приветствуется дистанционное нахождение потенциального реципиента. Когда орган изъят, его нужно пересадить в течение ближайших двух-трех часов. Тогда остается больше шансов, что орган заработает. Пациентов из других регионовмы по квоте отправляем в институт трансплантации Шумакова, – рассказал Сергей Семченко.

В настоящее время в листе ожидания на пересадку сердца в Тюменской области состоят пять пациентов: четыре мужчины и одна женщина. Семченко уверен, что перспективы развития трансплантологии в нашем регионе зависят не от финансирования или возможностей представителей медицинского сообщества, а от увеличения числа посмертных доноров.

– Изъятие ради самого изъятия никто проводить не будет, нужен результат. Изымается тот орган, который будет четко совместим, подойдет по размеру – это касается в основном печени или сердца – конкретным пациентам из листа ожидания, поскольку рост и вес умирающего должен быть примерно одинаков с параметрами нуждающегося. То же сердце может оказаться слишком маленьким или слишком большим. Должны исключаться инфекции у донора – противопоказаниями являются ВИЧ, гепатит, сифилис. Теперь к ним добавилась еще и коронавирусная инфекция, – прокомментировал руководитель центра трансплантации.

На платной основе операции по пересадке органов в России не проводят.

– Это исключено, потому что законодательством купля-продажа органов запрещена. А при выведении трансплантации в разряд платной услуги здесь всегда кто-то сможет найти особый интерес. Донорский орган – это не расходный материал, – заключил Сергей Семченко.

Андрей Катаев (слева) и команда врачей | Фото департамента здравоохранения Тюменской области

Следите за нами в социальных сетях: «ВКонтакте», «Одноклассники», Instagram и Facebook. Подписывайтесь на Telegram-канал, TikTok и Twitter.

Читайте также

Новость Тюмени: В 2021 году в Тобольске от употребления наркотиков погибли 27 человек

В 2021 году в Тобольске от употребления наркотиков погибли 27 человек

23 мая

Новость Тюмени: Тюменец выпил козье молоко и стал инвалидом

Тюменец выпил козье молоко и стал инвалидом

23 мая

Новость Тюмени: Регион, свободный от COVID-19: чего не хватает Тюменской области

Регион, свободный от COVID-19: чего не хватает Тюменской области

20 мая