Размер шрифта +
Цветовая схема A A A

В Тюмени поставили бродвейский мюзикл

«Семейка Аддамс» поет и танцует на сцене тюменского театра

10:12, 14 июня 2021, Анна АНИКИНА
Слушать новость
В Тюмени поставили бродвейский мюзикл. «Семейка Аддамс» поет и танцует на сцене тюменского театра. Под занавес 163-го театрального сезона коллектив ТБДТ устроил зрителям праздник – феерическую премьеру тюменской версии бродвейского мюзикла «Семейка Аддамс». Красная дорожка, ведущая к главному входу, вечерние туалеты и фотосессии. Театралы сами, пусть на мгновение, почувствовали себя звездами мирового масштаба. Представление перед представлением. Неплохое начало. Если раньше тюменцев радовали привозные «Нотр-Дам де Пари», «Ромео и Джульетта», «Кабаре», «Иисус Христос – суперзвезда» и некоторые другие постановки, то теперь и наши актеры с головой ушли в мир музыкального шоу и готовы составить серьезную конкуренцию столице. Стоит отметить, что это далеко не первый музыкальный спектакль ТБДТ. За последние годы в репертуаре было много постановок с музыкой и яркими вокальными номерами: «За двумя зайцами», «Ханума», «Восемь женщин», семейные сказки, герои которых полюбились, а песни разошлись на цитаты. Да и формат шоу не чужд нашим артистам – стоит вспомнить необузданных «носорогов» из комедии «Только для женщин». И все же любителям музыки и перформансов было мало! И вот новый опыт. Как для артистов, так и для зрителей. Классика черного юмора впервые в России и впервые на тюменской сцене. Просим любить и жаловать – несравненная «Семейка Аддамс». Тюменский драмтеатр стал единственным в стране, кто получил лицензию на постановку бродвейского мюзикла. На создание ушло немногим более шести месяцев и 8 миллионов рублей. В постановке участвует практически вся труппа – 19 человек. «Живая или мертвая: семья есть семья» Аддамсы - довольно странная семейка. Папа Гомес любит прогулки в ненастную погоду. Мама Мортиша считает черный цвет самым удачным, потому что «яркие цвета созданы для людей без богатого внутреннего мира и воображения». У детей, Венсдей и Пагсли, кладбище – любимая площадка для игр. Бабушка (правда, в семье уже никто не помнит, чья конкретно она мать) – типичная колдунья и знахарка - выпивает пару капель яда перед сном, а дядя Фестер, «толстый человек без определенной сексуальной ориентации», влюблен ни много ни мало в Луну (хотя в этом своей избраннице еще не успел признаться). По дому передвигается шустрая «пятерня» и не слишком поворотливый дворецкий-зомби, похожий на Франкенштейна. Несмотря на чудаковатость, они беззаветно дорожат семьей. Раз в год они танцуют на могилах предков, чтобы вызвать их. Так происходит и на этот раз. Но… когда время общения истекает и родственникам пора вернуться в склеп… выясняется, что он заперт, а причина тому – «странная» любовь. «Маленький сгусток злобы» Венсдей выросла, ей уже 18 лет, и она влюбляется в «нормального» парня Лукаса Байнеке. Семьям предстоит знакомство и «обычный» ужин, на котором все узнают о помолвке. И тут уж вечер никак не обещает быть томным и скучным… «Есть ли что-нибудь важнее любви на свете» Ужин полон сюрпризов и незапланированных признаний, «скелеты» так и просятся из шкафов наружу… В семье Аддамс родители испытывают друг к другу искреннюю любовь (по прошествии 25 лет в браке они танцуют танго – «для страсти» и рассказывают другу другу все – «во имя правды»), дети уважают старших и отлично ладят между собой (на свой манер, конечно). Но Венсдей решила рассказать папе как самому благонадежному из всей семьи о помолвке. И в нарушение семейных принципов и клятв «счастливый и несчастный» одновременно Гомес вынужден хранить этот секрет от жены Мортиши. Он вертится, как уж на сковородке, всячески пытаясь угодить своим женщинам. И уже близок к провалу… Но семью спасает любовь с ее открытостью, уважением и пониманием. Их гости - супруги Байнеке - давно живут как соседи, они закрылись друг от друга, отгородившись делами, работой и бесконечной суетой будней. Мэл, по-деловому черствый отец семейства, и Элис, мать-«гусыня», убежавшая от боли и разочарований в рифмы и поэтичекие образы, с каждым днем все больше теряют контакт. А «секреты» являются залогом сохранности их брака и спокойствия. Встреча с Аддамсами открывает им глаза на то, что оба они несчастны. Контроль, заботы, «жена, ребенок, ипотека» - и безумие улетучивается из отношений, прозревает Мэл Байнеке. Он осознает, что где-то далеко в прошлом оставил себя, в футболке, повязке и с гитарой, забыл про свою «тыковку» Элис. И снова на помощь приходит любовь с ее безумствами и бесшабашностью. «Я слово даю, что снова с ума сойду», - восклицает он, желая вернуть отношениям хотя бы часть былого сумасбродства и открытости. Венсдей и Лукас любят и ненавидят, готовы «заживо съесть» друг друга от переизбытка чувств. Молодые переживают, как родители найдут общий язык и дадут ли благословение. Возникают первые конфликты и споры. И снова любовь расставляет точки над «i». Развеивает все сомнения. К тому же обнаруживается преемственность поколений, а это тоже по любви. «Корнеплод от корнеплода», как говорится, недалеко падает. История, приправленная кладбищенской атмосферой и дыханием смерти, на самом деле о самой настоящей жизни, о главных ценностях, о том, что только тебе решать, как будет жить твоя семья, как научиться не обманывать и ценить тех, кто рядом. Ведь главное – это семья и согласие в ней. А норма – она относительна. Норма – это иллюзия. «Когда ты Аддамс… - то как захочешь, так живи! Когда ты Аддамс… - ты должен защищать свой клан!» – рефреном звучит в спектакле. История о семье и любви, спетая на сцене, становится гимном. Гимном любви и жизни: «Мечтай! Живи! Люби!». Это же Бродвей! Два действия «Семейки» плотно уместили 23 танцевально-музыкальных номера. Хореография и пластичность артистов (которые еще и поют) вызывают восхищение. Страстный и чувственный танец Мортиши и Гомеса заставляет мурашки бежать по коже, а танцевальный выход Луны – от души улыбнуться. Прекрасная оркестровая музыка. Живой вокал – это отдельный поклон нашим дорогим исполнителям. Тюменцы поют не хуже артистов из музыкальных театров. А по признанию режиссера-постановщика мюзикла, выпускницы ГИТИСа Дарьи Борисовой, музыкальная партитура сложная даже для профессиональных вокалистов. Фото Екатерины Христозовой Невероятную атмосферу спектаклю создают декорации: могилы, черепа, предметы инквизиции, шикарные костюмы, «бледный» грим, торчащие из шеи гвозди, зашитый рот и веревка висельника. Бродвейские мюзиклы славятся своими спецэффектами. Не отступили от канонов и тюменцы. Дымовая завеса скрывает первые ряды… Разряды тока, гром и молнии, светящееся зелье. Игра света. И – видеополет на Луну в финале. Посмотреть есть на что! Осовременили постановщики и содержание мюзикла, добавив в него реалий дня сегодняшнего: карантин и домашнее обучение, кумир поп-певец Джастин Бибер, интернет-знакомства. Шутки адаптировали под российского зрителя. Все считывается, понимается и принимается великолепно. Потрясающую энергетику отдают в зал Александр Кудрин (легкий c «испанским акцентом» Гомес), два состава: Софья Илюшина (страстная и готическая Мортиша) и  Анастасия Писарева (романтичная Мортиша), два состава: Марина Кошеляева (смелая и ранимая Венсдей) и Дарья Терешина (решительная и порывистая Венсдей), два состава: Виталий Илюшкин (импульсивный и эксцентричный Пагсли) и Василий Цивинский (вдумчивый и размеренный Пагсли), Константин Антипин (обворожительный и загадочный Фестер), Елена Махнева (душевная и чудаковатая Бабушка), Александр Тихонов (молчаливый и преданный Ларч), Егор Медведев (влюбленный и нерешительный Лукас), Жанна Сырникова (метущаяся и мечтательная Элис), Сергей Канаев (строгий и нервный Мэл). Любите ли вы музыку? А мюзиклы? Если ваш ответ да – спешите – до конца сезона показов крайне мало, а мест в зале и того меньше.  Не откажите себе в удовольствии прикоснуться к мировому шедевру, не выезжая за пределы страны. Справка Над тюменской «Семейкой Аддамс» работала команда из Москвы - режиссер-постановщик Дарья Борисова, хореографы Анатолий Войнов и Ирина Кашуба, специализирующиеся именно на мюзиклах. В их портфолио - нашумевшие «Шахматы», «Красавица и Чудовище», «Призрак Оперы» и другие. Читайте также: В Тюменской области за сутки потушили 6 природных пожаров Уже более 250 тысяч тюменцев поставили прививку от коронавируса
В Тюмени поставили бродвейский мюзикл

Фото Екатерины Христозовой

Под занавес 163-го театрального сезона коллектив ТБДТ устроил зрителям праздник – феерическую премьеру тюменской версии бродвейского мюзикла «Семейка Аддамс». Красная дорожка, ведущая к главному входу, вечерние туалеты и фотосессии. Театралы сами, пусть на мгновение, почувствовали себя звездами мирового масштаба. Представление перед представлением. Неплохое начало.

Если раньше тюменцев радовали привозные «Нотр-Дам де Пари», «Ромео и Джульетта», «Кабаре», «Иисус Христос – суперзвезда» и некоторые другие постановки, то теперь и наши актеры с головой ушли в мир музыкального шоу и готовы составить серьезную конкуренцию столице.

Стоит отметить, что это далеко не первый музыкальный спектакль ТБДТ. За последние годы в репертуаре было много постановок с музыкой и яркими вокальными номерами: «За двумя зайцами», «Ханума», «Восемь женщин», семейные сказки, герои которых полюбились, а песни разошлись на цитаты. Да и формат шоу не чужд нашим артистам – стоит вспомнить необузданных «носорогов» из комедии «Только для женщин».

И все же любителям музыки и перформансов было мало!

И вот новый опыт. Как для артистов, так и для зрителей. Классика черного юмора впервые в России и впервые на тюменской сцене. Просим любить и жаловать – несравненная «Семейка Аддамс».

Тюменский драмтеатр стал единственным в стране, кто получил лицензию на постановку бродвейского мюзикла. На создание ушло немногим более шести месяцев и 8 миллионов рублей. В постановке участвует практически вся труппа – 19 человек.

«Живая или мертвая: семья есть семья»

Аддамсы - довольно странная семейка. Папа Гомес любит прогулки в ненастную погоду. Мама Мортиша считает черный цвет самым удачным, потому что «яркие цвета созданы для людей без богатого внутреннего мира и воображения». У детей, Венсдей и Пагсли, кладбище – любимая площадка для игр. Бабушка (правда, в семье уже никто не помнит, чья конкретно она мать) – типичная колдунья и знахарка - выпивает пару капель яда перед сном, а дядя Фестер, «толстый человек без определенной сексуальной ориентации», влюблен ни много ни мало в Луну (хотя в этом своей избраннице еще не успел признаться). По дому передвигается шустрая «пятерня» и не слишком поворотливый дворецкий-зомби, похожий на Франкенштейна.

Несмотря на чудаковатость, они беззаветно дорожат семьей. Раз в год они танцуют на могилах предков, чтобы вызвать их. Так происходит и на этот раз. Но… когда время общения истекает и родственникам пора вернуться в склеп… выясняется, что он заперт, а причина тому – «странная» любовь.

«Маленький сгусток злобы» Венсдей выросла, ей уже 18 лет, и она влюбляется в «нормального» парня Лукаса Байнеке. Семьям предстоит знакомство и «обычный» ужин, на котором все узнают о помолвке. И тут уж вечер никак не обещает быть томным и скучным…

«Есть ли что-нибудь важнее любви на свете»

Ужин полон сюрпризов и незапланированных признаний, «скелеты» так и просятся из шкафов наружу…

В семье Аддамс родители испытывают друг к другу искреннюю любовь (по прошествии 25 лет в браке они танцуют танго – «для страсти» и рассказывают другу другу все – «во имя правды»), дети уважают старших и отлично ладят между собой (на свой манер, конечно).

Но Венсдей решила рассказать папе как самому благонадежному из всей семьи о помолвке. И в нарушение семейных принципов и клятв «счастливый и несчастный» одновременно Гомес вынужден хранить этот секрет от жены Мортиши. Он вертится, как уж на сковородке, всячески пытаясь угодить своим женщинам. И уже близок к провалу… Но семью спасает любовь с ее открытостью, уважением и пониманием.

Их гости - супруги Байнеке - давно живут как соседи, они закрылись друг от друга, отгородившись делами, работой и бесконечной суетой будней. Мэл, по-деловому черствый отец семейства, и Элис, мать-«гусыня», убежавшая от боли и разочарований в рифмы и поэтичекие образы, с каждым днем все больше теряют контакт. А «секреты» являются залогом сохранности их брака и спокойствия.

Встреча с Аддамсами открывает им глаза на то, что оба они несчастны. Контроль, заботы, «жена, ребенок, ипотека» - и безумие улетучивается из отношений, прозревает Мэл Байнеке. Он осознает, что где-то далеко в прошлом оставил себя, в футболке, повязке и с гитарой, забыл про свою «тыковку» Элис.

И снова на помощь приходит любовь с ее безумствами и бесшабашностью. «Я слово даю, что снова с ума сойду», - восклицает он, желая вернуть отношениям хотя бы часть былого сумасбродства и открытости.

Венсдей и Лукас любят и ненавидят, готовы «заживо съесть» друг друга от переизбытка чувств. Молодые переживают, как родители найдут общий язык и дадут ли благословение. Возникают первые конфликты и споры.

И снова любовь расставляет точки над «i». Развеивает все сомнения. К тому же обнаруживается преемственность поколений, а это тоже по любви. «Корнеплод от корнеплода», как говорится, недалеко падает.

История, приправленная кладбищенской атмосферой и дыханием смерти, на самом деле о самой настоящей жизни, о главных ценностях, о том, что только тебе решать, как будет жить твоя семья, как научиться не обманывать и ценить тех, кто рядом. Ведь главное – это семья и согласие в ней. А норма – она относительна. Норма – это иллюзия.

«Когда ты Аддамс… - то как захочешь, так живи! Когда ты Аддамс… - ты должен защищать свой клан!» – рефреном звучит в спектакле.

История о семье и любви, спетая на сцене, становится гимном. Гимном любви и жизни: «Мечтай! Живи! Люби!».

Это же Бродвей!

Два действия «Семейки» плотно уместили 23 танцевально-музыкальных номера. Хореография и пластичность артистов (которые еще и поют) вызывают восхищение. Страстный и чувственный танец Мортиши и Гомеса заставляет мурашки бежать по коже, а танцевальный выход Луны – от души улыбнуться. Прекрасная оркестровая музыка. Живой вокал – это отдельный поклон нашим дорогим исполнителям. Тюменцы поют не хуже артистов из музыкальных театров. А по признанию режиссера-постановщика мюзикла, выпускницы ГИТИСа Дарьи Борисовой, музыкальная партитура сложная даже для профессиональных вокалистов.

Фото Екатерины Христозовой

Невероятную атмосферу спектаклю создают декорации: могилы, черепа, предметы инквизиции, шикарные костюмы, «бледный» грим, торчащие из шеи гвозди, зашитый рот и веревка висельника.

Бродвейские мюзиклы славятся своими спецэффектами. Не отступили от канонов и тюменцы. Дымовая завеса скрывает первые ряды… Разряды тока, гром и молнии, светящееся зелье. Игра света. И – видеополет на Луну в финале. Посмотреть есть на что!

Осовременили постановщики и содержание мюзикла, добавив в него реалий дня сегодняшнего: карантин и домашнее обучение, кумир поп-певец Джастин Бибер, интернет-знакомства. Шутки адаптировали под российского зрителя. Все считывается, понимается и принимается великолепно.

Потрясающую энергетику отдают в зал Александр Кудрин (легкий c «испанским акцентом» Гомес), два состава: Софья Илюшина (страстная и готическая Мортиша) и  Анастасия Писарева (романтичная Мортиша), два состава: Марина Кошеляева (смелая и ранимая Венсдей) и Дарья Терешина (решительная и порывистая Венсдей), два состава: Виталий Илюшкин (импульсивный и эксцентричный Пагсли) и Василий Цивинский (вдумчивый и размеренный Пагсли), Константин Антипин (обворожительный и загадочный Фестер), Елена Махнева (душевная и чудаковатая Бабушка), Александр Тихонов (молчаливый и преданный Ларч), Егор Медведев (влюбленный и нерешительный Лукас), Жанна Сырникова (метущаяся и мечтательная Элис), Сергей Канаев (строгий и нервный Мэл).

Любите ли вы музыку? А мюзиклы? Если ваш ответ да – спешите – до конца сезона показов крайне мало, а мест в зале и того меньше.  Не откажите себе в удовольствии прикоснуться к мировому шедевру, не выезжая за пределы страны.

Справка

Над тюменской «Семейкой Аддамс» работала команда из Москвы - режиссер-постановщик Дарья Борисова, хореографы Анатолий Войнов и Ирина Кашуба, специализирующиеся именно на мюзиклах. В их портфолио - нашумевшие «Шахматы», «Красавица и Чудовище», «Призрак Оперы» и другие.

Читайте также:

В Тюменской области за сутки потушили 6 природных пожаров

Уже более 250 тысяч тюменцев поставили прививку от коронавируса

Читайте также

Новость Тюмени: Француз-славист сохраняет наследие Серебряного века и мечтает вновь посетить Сибирь

Француз-славист сохраняет наследие Серебряного века и мечтает вновь посетить Сибирь

14 июля

Новость Тюмени: Тюменский полиглот: переводчик с восточных языков - о секретах профессии

Тюменский полиглот: переводчик с восточных языков - о секретах профессии

20 июня

Новость Тюмени: В Тюменской области из-за COVID-19 отменили Шарохинский фестиваль

В Тюменской области из-за COVID-19 отменили Шарохинский фестиваль

17 июня