Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Тюменская художница Мария Зюркалова - акварельная хулиганка

02.07.2020
17:10
Тюменская художница Мария Зюркалова - акварельная хулиганка. Она любит записывать поверху свои старые работы. Тюменская студия рисунка «Бирюзовый кот» с весны в дистант-режиме. Живого общения и педагогам, и ребятишкам ой как не хватает, но решение заботиться о самочувствии друг друга – обоюдное. Поэтому несколько раз в неделю участники творческого процесса выходят на связь. Да, до сих пор. Да, на летних каникулах. Да, так захотели прежде всего сами ученики. Наставница Мария Зюркалова к занятиям в онлайне готовится тщательно: нужно расчистить рабочее место, настроить аппаратуру, самой на волну настроиться. На интервью для рубрики «Кисти-краски» у нас час (Маша – человек занятой: дом, семья, собака, студия, заказы, пленэры), но поговорить обо всем получилось, а заодно в совершенно экстремальных временных условиях сделать мини-фотосет на балконе, где она работает в теплое время года, и на уютной кухне, где, пока прижавшись к стене, отправку к заказчикам ждут готовые холсты с акриловыми итальянками. – Маша, кто вложил вам в руку карандаш? – Профессиональных художников в моей семье, насколько знаю, не было, но мама, отучившаяся в Саратове на модельера-художника по прическам, рисовала, и у нее это хорошо получалось. Дома стояли книги по искусству – мне разрешали их листать, разглядывать, читать. Помню, как-то мама заболела и надолго осталась дома. Чтобы скоротать время, выходила на балкон и там писала пейзажи. Я наблюдала и пыталась повторять. А вообще в детстве мне больше нравилось лепить и шить наряды. По поводу художественной школы родители почему-то не заморачивались, ну и я не просилась. Но после девятого класса объявила прилюдно, что стану творческим человеком. В то время судьба свела меня с преподавателем, который посоветовал выучиться на дизайнера. И вот еще что! В старших классах я прочитала роман Натальи Сергеевой «Место под солнцем» и поняла, что хочу попасть в учебное заведение, про которое шла речь в книге… – Наш местный «кулек»? Институт культуры? – …Когда я поступила на дизайнера среды в филиал Уральской государственной архитектурно-художественной академии, который тогда базировался в колледже искусств, то сразу узнала это место. У нас сложился абсолютно классный набор – его до сих пор вспоминают педагоги. Мы друг друга питали. Были и учеба, и тусовки в мастерской, и особая атмосфера на занятиях, и полное доверие со старшими. Меня сформировали Ольга Трофимова, Михаил Гардубей, Елена Улькина, Николай Пискулин, Геннадий Вершинин. – Но дизайнером вы не стали. – Я немножечко поработала дизайнером интерьеров на фрилансе. Нравится все, что касается придумывания, черчения и тому подобного функционала… – Продавать идеи не нравится? – Да, продавать не люблю. Я не умею это делать и не хочу этому учиться. С салонами работать непросто… В общем, дальнейший смысл жизни увидела в педагогике. А что, вполне оправданно: не просто делаешь красиво для одного, а воспитываешь будущую публику, идеальных заказчиков в массе! В художественной школе имени Митинского преподавала до прошлого года. – Воспитывать публику в Тюмени – крайне важно. Я тоже считаю, что людей со вкусом у нас не так много. – Надо объяснять, подсказывать, учить – ничего криминального тут нет. – Почему из «художники» ушли? – Выпустила класс и поняла, что надо идти дальше. «Дальше» – это собственное творчество. Именно школа дала мне возможность посмотреть на свои работы со стороны и оценить их. Школа дала и крепкие связи. Там работают чистые и искренние люди, далекие от коммерции и бизнеса, и это прекрасно. – Но все-таки вы расстались. – В последний год работы там перегрузила себя, в итоге не успевала по дому, на своих детей времени не хватало. Правда, после недолгой паузы вновь начала преподавать. Сейчас я занимаюсь с ребятами из студии «Бирюзовый кот». Если в художественной школе больше академизма, то тут – максимум фантазии и полета. – Сейчас же каникулы, а занятия все равно есть? – Таков запрос детей и родителей. – Видела в соцсетях, что весной, еще до пандемии, ваши картины отправились в Курган. – Еще до режима повышенной готовности в Курганском областной культурно-выставочном центре открылась выставка преподавателей и выпускников факультета дизайна Тюменского государственного института культуры «Творческий вояж». Это Михал Михалыч Гардубей придумал, а мы поддержали. Я увезла туда 12 работ. Закрытие планировалось в апреле, но тут вмешался коронавирус… Слышала, что поработает наш «Вояж» еще какое-то время этим летом. – Где еще выставлялись? – Два года назад тоже в Кургане на Всероссийской выставке акварели. Была в Челябинске на проекте «Большой Урал». Ездила в Черногорию на Международный пленэр. – Что вы рисуете, Маша? – Не люблю обычные натюрморты и привычные пейзажи. Не люблю делать так, как кто-то уже сделал до меня. Мне надо выдумывать, изобретать… Если не получается, выбрасываю без сожаления. – Перегораете быстро? – Бывает. Если не пошло, то не пошло: уже вряд ли завершу. Сейчас Маша преподает || Фото Валерия Бычкова – А сверху записать? – О, это один из любимых методов. Когда акварель не идет, могу под душем смыть, просушить, перевернуть лист и на обороте сделать другую работа. Художник Александр Васильев вообще говорит, что перед тем, как изобразить шедевр, надо что-то капитально испортить. – Но контуры-то от предыдущей явно останутся! – Так в этом и прелесть. Когда по блеклому слою идет новая графика – м-м-м, красота! – Рисуете только акварелью? – Акварелью, темперой, маркерами, акрилом, маслом. Две последние техники – с «сюрпризами»: акрил при высыхании темнеет, а масло долго сохнет, замедляя процесс. – В Союзе художников состоите? – Да, с 2019 года, причем как художник-график. – Маша, я не могу оторваться от картин, которые явно про Италию (мы беседуем на кухне, а напротив стола на полу стоит яркая серия явно с итальянскими дамочками. – Прим. автора). – Да, это Италия (была там дважды, и имею особое мнение по поводу страны). И это – заказ. Меня попросили что-нибудь придумать, и я предложила написать итальянских женщин – красивых, страстных, громких. Смотрите: одна жестикулирует, другая поет, третья явно спорит, четвертая ест пиццу… Не могла обойтись без окошек (они там особенные) и улиц в перспективе. – Есть ли боязнь белого листа? – Только когда долго не рисуешь… Если имеешь дело с натурой, ничего смущать не должно: вот же оно – бери и делай. – Как люди реагируют, когда узнают, что перед ними художница? – Удивляются. – Если заказчик будет настолько великодушен, что даст огромную стену под роспись и скажет: что хочешь, то и делай… – Сначала точно будет ступор, но я быстро соберусь. Боже, целая стена для фантазий! – Планируете жизнь наперед? – Лучше не планировать, а мечтать. Лучше так скажу: намечтывать. Когда все продумаешь, обычно не выходит, не получается. Точно знаю, что хочу остаться в творчестве: немного преподавать, много рисовать самой.
Она любит записывать поверху свои старые работы
В теплое время года Маша Зюркалова рисует на балконе || Фото Валерия Бычкова

Тюменская студия рисунка «Бирюзовый кот» с весны в дистант-режиме. Живого общения и педагогам, и ребятишкам ой как не хватает, но решение заботиться о самочувствии друг друга – обоюдное. Поэтому несколько раз в неделю участники творческого процесса выходят на связь. Да, до сих пор. Да, на летних каникулах. Да, так захотели прежде всего сами ученики.

Наставница Мария Зюркалова к занятиям в онлайне готовится тщательно: нужно расчистить рабочее место, настроить аппаратуру, самой на волну настроиться. На интервью для рубрики «Кисти-краски» у нас час (Маша – человек занятой: дом, семья, собака, студия, заказы, пленэры), но поговорить обо всем получилось, а заодно в совершенно экстремальных временных условиях сделать мини-фотосет на балконе, где она работает в теплое время года, и на уютной кухне, где, пока прижавшись к стене, отправку к заказчикам ждут готовые холсты с акриловыми итальянками.

– Маша, кто вложил вам в руку карандаш?

– Профессиональных художников в моей семье, насколько знаю, не было, но мама, отучившаяся в Саратове на модельера-художника по прическам, рисовала, и у нее это хорошо получалось. Дома стояли книги по искусству – мне разрешали их листать, разглядывать, читать. Помню, как-то мама заболела и надолго осталась дома. Чтобы скоротать время, выходила на балкон и там писала пейзажи. Я наблюдала и пыталась повторять. А вообще в детстве мне больше нравилось лепить и шить наряды. По поводу художественной школы родители почему-то не заморачивались, ну и я не просилась. Но после девятого класса объявила прилюдно, что стану творческим человеком. В то время судьба свела меня с преподавателем, который посоветовал выучиться на дизайнера. И вот еще что! В старших классах я прочитала роман Натальи Сергеевой «Место под солнцем» и поняла, что хочу попасть в учебное заведение, про которое шла речь в книге…

– Наш местный «кулек»? Институт культуры?

– …Когда я поступила на дизайнера среды в филиал Уральской государственной архитектурно-художественной академии, который тогда базировался в колледже искусств, то сразу узнала это место. У нас сложился абсолютно классный набор – его до сих пор вспоминают педагоги. Мы друг друга питали. Были и учеба, и тусовки в мастерской, и особая атмосфера на занятиях, и полное доверие со старшими. Меня сформировали Ольга Трофимова, Михаил Гардубей, Елена Улькина, Николай Пискулин, Геннадий Вершинин.

– Но дизайнером вы не стали.

– Я немножечко поработала дизайнером интерьеров на фрилансе. Нравится все, что касается придумывания, черчения и тому подобного функционала…

– Продавать идеи не нравится?

– Да, продавать не люблю. Я не умею это делать и не хочу этому учиться. С салонами работать непросто… В общем, дальнейший смысл жизни увидела в педагогике. А что, вполне оправданно: не просто делаешь красиво для одного, а воспитываешь будущую публику, идеальных заказчиков в массе! В художественной школе имени Митинского преподавала до прошлого года.

– Воспитывать публику в Тюмени – крайне важно. Я тоже считаю, что людей со вкусом у нас не так много.

– Надо объяснять, подсказывать, учить – ничего криминального тут нет.

– Почему из «художники» ушли?

– Выпустила класс и поняла, что надо идти дальше. «Дальше» – это собственное творчество. Именно школа дала мне возможность посмотреть на свои работы со стороны и оценить их. Школа дала и крепкие связи. Там работают чистые и искренние люди, далекие от коммерции и бизнеса, и это прекрасно.

– Но все-таки вы расстались.

– В последний год работы там перегрузила себя, в итоге не успевала по дому, на своих детей времени не хватало. Правда, после недолгой паузы вновь начала преподавать. Сейчас я занимаюсь с ребятами из студии «Бирюзовый кот». Если в художественной школе больше академизма, то тут – максимум фантазии и полета.

– Сейчас же каникулы, а занятия все равно есть?

– Таков запрос детей и родителей.

– Видела в соцсетях, что весной, еще до пандемии, ваши картины отправились в Курган.

– Еще до режима повышенной готовности в Курганском областной культурно-выставочном центре открылась выставка преподавателей и выпускников факультета дизайна Тюменского государственного института культуры «Творческий вояж». Это Михал Михалыч Гардубей придумал, а мы поддержали. Я увезла туда 12 работ. Закрытие планировалось в апреле, но тут вмешался коронавирус… Слышала, что поработает наш «Вояж» еще какое-то время этим летом.

– Где еще выставлялись?

– Два года назад тоже в Кургане на Всероссийской выставке акварели. Была в Челябинске на проекте «Большой Урал». Ездила в Черногорию на Международный пленэр. – Что вы рисуете, Маша? – Не люблю обычные натюрморты и привычные пейзажи. Не люблю делать так, как кто-то уже сделал до меня. Мне надо выдумывать, изобретать… Если не получается, выбрасываю без сожаления.

– Перегораете быстро?

– Бывает. Если не пошло, то не пошло: уже вряд ли завершу.


Сейчас Маша преподает || Фото Валерия Бычкова

– А сверху записать?

– О, это один из любимых методов. Когда акварель не идет, могу под душем смыть, просушить, перевернуть лист и на обороте сделать другую работа. Художник Александр Васильев вообще говорит, что перед тем, как изобразить шедевр, надо что-то капитально испортить.

– Но контуры-то от предыдущей явно останутся!

– Так в этом и прелесть. Когда по блеклому слою идет новая графика – м-м-м, красота!

– Рисуете только акварелью?

– Акварелью, темперой, маркерами, акрилом, маслом. Две последние техники – с «сюрпризами»: акрил при высыхании темнеет, а масло долго сохнет, замедляя процесс.

– В Союзе художников состоите?

– Да, с 2019 года, причем как художник-график.

– Маша, я не могу оторваться от картин, которые явно про Италию (мы беседуем на кухне, а напротив стола на полу стоит яркая серия явно с итальянскими дамочками. – Прим. автора).

– Да, это Италия (была там дважды, и имею особое мнение по поводу страны). И это – заказ. Меня попросили что-нибудь придумать, и я предложила написать итальянских женщин – красивых, страстных, громких. Смотрите: одна жестикулирует, другая поет, третья явно спорит, четвертая ест пиццу… Не могла обойтись без окошек (они там особенные) и улиц в перспективе.

– Есть ли боязнь белого листа?

– Только когда долго не рисуешь… Если имеешь дело с натурой, ничего смущать не должно: вот же оно – бери и делай.

– Как люди реагируют, когда узнают, что перед ними художница?

– Удивляются.

– Если заказчик будет настолько великодушен, что даст огромную стену под роспись и скажет: что хочешь, то и делай…

– Сначала точно будет ступор, но я быстро соберусь. Боже, целая стена для фантазий!

– Планируете жизнь наперед?

– Лучше не планировать, а мечтать. Лучше так скажу: намечтывать. Когда все продумаешь, обычно не выходит, не получается. Точно знаю, что хочу остаться в творчестве: немного преподавать, много рисовать самой.

Читайте также:

На берегу Туры в Тюмени открылся новый памятник

Тюменские музыканты сыграли в лесу

1803Просмотров

Досье

Мария Зюркалова, художник-график, член Тюменского отделения Союза художников России.

Родилась в Тюмени.

Окончила факультет дизайна Тюменского государственного института культуры.

Преподавала в своей alma-mater, художественной школе имени Митинского.

Сейчас работает в студии рисунка «Бирюзовый кот».

Рисует акварелью, акрилом, темперой, маслом, маркерами.


Читать далее
В областной столице проходит образовательная программа
Пандемия не смогла помешать проведению одного из самых ярких мероприятий региона
Почему тюменцы так не любят свое историческое прошлое? На эту тему будет рассуждать в прямом эфире передачи «Литературный четверг» 6 августа в 12:00 почетный гражданин Тюменской области, писатель Анатолий Омельчук
9 августа исполняется 90 лет со дня рождения Народного Артиста СССР, певца и композитора Юрия Гуляева
Яркое зрелище порадует горожан совсем скоро
Чтобы стать экспертом, нужно выполнить несколько условий

Досье

Мария Зюркалова, художник-график, член Тюменского отделения Союза художников России.

Родилась в Тюмени.

Окончила факультет дизайна Тюменского государственного института культуры.

Преподавала в своей alma-mater, художественной школе имени Митинского.

Сейчас работает в студии рисунка «Бирюзовый кот».

Рисует акварелью, акрилом, темперой, маслом, маркерами.

Опрос
Устраивает ли вас формат удаленной работы?
Да, ведь можно трудиться без привязки к офису или дому
Не совсем, у меня дома нет рабочего места
Удаленно трудиться мне не позволяет плохая связь
Нет, члены семьи мне мешают сосредоточиться
Да, это прекрасная экономия средств на поездки в офис
Нет, мне не хватает живого общения с коллегами
Меня устраивает любой формат работы