Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Тюменец обнаружил письма с фронта в уличной урне

18.06.2020
09:12
Тюменец обнаружил письма с фронта в уличной урне. Оба они датированы 1945 годом. Письма, свернутые треугольником, находились в полиэтиленовом прозрачном файле вперемешку с корреспонденцией, фотографиями, документами и даже наградами времен СССР. Пакет разглядел среди мусора житель поселка Матмасы, пригорода Тюмени, Андрей Максимец. По совету соседей он передал находку в редакцию издания «Тюменская область сегодня». Среди документов обнаружились трудовая книжка, удостоверения к медали «Ветеран труда СССР» и знакам «Победитель социалистического соревнования» (1974 и 1975 годов), а также сами награды. Большинство документов оформлено на Анисимову Римму Павловну, в девичестве Чемякину, 1938 года рождения. Письма переданы в редакцию "Тюменской области сегодня" || Фото Светланы Хозяиновой Главный интерес представляют два письма, написанные в 1945 году и отправленные с полевой почты 55217. Адресованы они жительнице тогдашней станции Заводоуковская Ялуторовского района Александре Павловне Пережогиной и двум ее дочерям (одна из которых, младшая – Римма Павловна). Написаны оба письма командиром (вероятно, взвода или роты, где служил Павел Чемякин) Александром Алексеевичем Золиным. Первое письмо, датированное 13 июня 1945 года, принесло грустную весть: муж и отец семейства погиб и похоронен в Чехословакии. По стандарту того времени отправитель обращается к тюменцам: «Здравствуйте, многоуважаемая семья моего товарища Павла Дмитриевича. Дорогие Шура и детки Лара и Рима!». И объясняет: «Я имею тесную дружбу по работе с Павликом как уже 2 года». Далее командир сообщает о факте гибели красноармейца Чемякина 10 июня 1945 года: «машина перевернулась, и Павел получил сильный ушиб в голову с выходом мозгов наружу и не молвил ни одного слова». Командир выражает сочувствие семье и характеризует подчиненного как лучшего специалиста: «он много работал, но и много помогал и учил товарищей. Именно обучал новых шоферов». Второе письмо, датированное 11 августа 1945 года, представляет собой ответ на письмо Шуры. Александр Золин рассказывает вдове бойца о деньгах, отправленных ей начальником финотдела и о личных вещах красноармейца: «Посылку выслал. Ботинки одна пара, ковта вязаная, 3 метра мануфактуры (то есть ткани), документы, носки две пары и по мелочи... Почему мало? Я ничего из его вещей невозьму или кто другой, коли человек погиб. Мы же знаем, у него дети. Он лечился больше года». В госпиталях нечем было разжиться. Александра Павловна, а затем и Римма Павловна, бережно хранили письма командира, перечитывали их, о чем говорят потертости и порвавшаяся по линиям сгиба бумага. Жена Павла Дмитриевича посылала запрос в архив Министерства обороны РФ (в 1995 г.) и общество Красного креста РФ (1996 г.) о месте его захоронения. Ответы из обеих инстанций – среди обнаруженных в пачке документов. Ответственные лица сообщают, что Чемякин Павел Дмитриевич похоронен в братской могиле в городе Угерски-Брод (Чехия) и что могила сохранилась. В пакете много семейных фотографий. Большинство из них не подписано. Есть фотографии военных лет. Кроме того, в пакете были наивные рисунки детей – подарки мамочке к праздникам, открытки начала XXI века с поздравлениями «дорогой бабулечке» от внуков. И вот «любимая мамочка» и «дорогая бабулечка» умерла, и вся память о ней, несмотря на Год памяти и славы, полетела в мусор. Но есть люди, для которых семейные ценности, как и история страны, не пустой звук. Спасибо тем, кто не прошел мимо и сделал находку достоянием истории: Андрею Максимец, Валерию и Марии Байкаловым. Артефакты редакция планирует передать в музей боевой славы тюменского лицея № 34. Как свидетельства времени, которым уже 75 лет, эти документы бесценны.
Оба они датированы 1945 годом
В урне были обнаружены два письма с фронта, рисунки и фотографии || Фото Светланы Хозяиновой

Письма, свернутые треугольником, находились в полиэтиленовом прозрачном файле вперемешку с корреспонденцией, фотографиями, документами и даже наградами времен СССР.

Пакет разглядел среди мусора житель поселка Матмасы, пригорода Тюмени, Андрей Максимец. По совету соседей он передал находку в редакцию издания «Тюменская область сегодня». Среди документов обнаружились трудовая книжка, удостоверения к медали «Ветеран труда СССР» и знакам «Победитель социалистического соревнования» (1974 и 1975 годов), а также сами награды. Большинство документов оформлено на Анисимову Римму Павловну, в девичестве Чемякину, 1938 года рождения.

Письма переданы в редакцию "Тюменской области сегодня" || Фото Светланы Хозяиновой

Главный интерес представляют два письма, написанные в 1945 году и отправленные с полевой почты 55217. Адресованы они жительнице тогдашней станции Заводоуковская Ялуторовского района Александре Павловне Пережогиной и двум ее дочерям (одна из которых, младшая – Римма Павловна). Написаны оба письма командиром (вероятно, взвода или роты, где служил Павел Чемякин) Александром Алексеевичем Золиным.

Первое письмо, датированное 13 июня 1945 года, принесло грустную весть: муж и отец семейства погиб и похоронен в Чехословакии.

По стандарту того времени отправитель обращается к тюменцам: «Здравствуйте, многоуважаемая семья моего товарища Павла Дмитриевича. Дорогие Шура и детки Лара и Рима!». И объясняет: «Я имею тесную дружбу по работе с Павликом как уже 2 года». Далее командир сообщает о факте гибели красноармейца Чемякина 10 июня 1945 года: «машина перевернулась, и Павел получил сильный ушиб в голову с выходом мозгов наружу и не молвил ни одного слова». Командир выражает сочувствие семье и характеризует подчиненного как лучшего специалиста: «он много работал, но и много помогал и учил товарищей. Именно обучал новых шоферов».

Второе письмо, датированное 11 августа 1945 года, представляет собой ответ на письмо Шуры. Александр Золин рассказывает вдове бойца о деньгах, отправленных ей начальником финотдела и о личных вещах красноармейца: «Посылку выслал. Ботинки одна пара, ковта вязаная, 3 метра мануфактуры (то есть ткани), документы, носки две пары и по мелочи... Почему мало? Я ничего из его вещей невозьму или кто другой, коли человек погиб. Мы же знаем, у него дети. Он лечился больше года». В госпиталях нечем было разжиться.

Александра Павловна, а затем и Римма Павловна, бережно хранили письма командира, перечитывали их, о чем говорят потертости и порвавшаяся по линиям сгиба бумага. Жена Павла Дмитриевича посылала запрос в архив Министерства обороны РФ (в 1995 г.) и общество Красного креста РФ (1996 г.) о месте его захоронения. Ответы из обеих инстанций – среди обнаруженных в пачке документов. Ответственные лица сообщают, что Чемякин Павел Дмитриевич похоронен в братской могиле в городе Угерски-Брод (Чехия) и что могила сохранилась.

В пакете много семейных фотографий. Большинство из них не подписано. Есть фотографии военных лет. Кроме того, в пакете были наивные рисунки детей – подарки мамочке к праздникам, открытки начала XXI века с поздравлениями «дорогой бабулечке» от внуков. И вот «любимая мамочка» и «дорогая бабулечка» умерла, и вся память о ней, несмотря на Год памяти и славы, полетела в мусор.

Но есть люди, для которых семейные ценности, как и история страны, не пустой звук. Спасибо тем, кто не прошел мимо и сделал находку достоянием истории: Андрею Максимец, Валерию и Марии Байкаловым. Артефакты редакция планирует передать в музей боевой славы тюменского лицея № 34. Как свидетельства времени, которым уже 75 лет, эти документы бесценны.

Читайте также:

В Тюменской области вышла книга к юбилею Победы

«История болезни»: рассказ о молодом солдате

 

 

475Просмотров

Читать далее
Они могут принадлежать купцу Андрею Текутьеву. Определить это должны специалисты судебно-медицинской экспертизы
Фотопроект «Тюмень: прошлое и настоящее» посвящается Дню города.

Опрос
Устраивает ли вас формат удаленной работы?
Да, ведь можно трудиться без привязки к офису или дому
Не совсем, у меня дома нет рабочего места
Удаленно трудиться мне не позволяет плохая связь
Нет, члены семьи мне мешают сосредоточиться
Да, это прекрасная экономия средств на поездки в офис
Нет, мне не хватает живого общения с коллегами
Меня устраивает любой формат работы