Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

×
В социальных сетях
В печатной версии

Большая война в жизни маленьких граждан

20.06.2019
10:15
Большая война в жизни маленьких граждан. Война, начавшаяся 22 июня 1941 года, принесла маленьким советским гражданам горе от разлуки с родными людьми, жуткий холод, постоянный голод, а кому-то и смерть близких. Такова правда войны. Попробуем почувствовать атмосферу того времени. . Спасибо, Аннушка, тебе! Посвящается Анне Франк Всего лишь ей двенадцать было - Война вокруг все изменила: Друзей, веселья и свободы Лишила девочку на годы! Семья в убежище скрывалась, Лишений много всем досталось, Людское горе подсказало - Дневник вести свой Анна стала. Сначала для себя вела, Но вскоре Анна поняла, Что надо рассказать потомкам Всю правду о нацистах громко. За шторою, по вечерам в окно Смотреть могла, когда темно. Колонны: дети, старики... Сопровождали их пинки. Безвинный и родной народ Погнали в гибельный поход. Ударами сбивали с ног - Без слез никто идти не мог... В дневник все Аннушка писала, Историю нам оживляла, Чтоб мы, читая, понимали: Их ни за что уничтожали! Два года Анна наблюдала, Потом сама все испытала. Концлагерь. Жизнь там оборвалась, Но память о тех днях осталась. Дневник учебником нам стал, Он нам всю правду рассказал О геноциде, о войне... Спасибо, Аннушка, тебе!!! Екатерина Браеску, 8 класс, средняя школа № 1, г. Тобольск Вспоминая военное детство, пожилые тюменцы поделились о том, как они жили. Вот их незабываемые истории. Валентина Пелымская: – У мамы с папой нас было трое: я старшая и двое братьев. Не помню, в какой местности мы жили. Отец работал бакенщиком на реке, но в 1941 году решил устроиться на завод в Ленинграде. Мы выехали и по пути остановились в недостроенном доме недалеко от Череповца. Папе пришла повестка, что его вызывают в армию на 45 дней. Уехал он 11 июня, а 22-го началась война. Мне было восемь лет, братьям – шесть и четыре. В 1942 году папа пропал без вести. Никакого хозяйства у нас не было. Мама все вещи – и отцовы, и свои – обменяла на еду. Очень голодали. Нам было не до игр. Бегали, искали, может, где корка какая валяется или морковка. За добротные валенки, которые мама поручила мне отнести председателю колхоза, та дала краюшку хлеба. Пока шла домой, сосала уголок. Брат дома разрезал ее на четыре части: «Ну, хватайте!» Мама молилась Богу, чтобы помог нам выжить. Помню, братик приговаривал: – Вот сели бы за стол – и хлеба досыта наестись! Доживем ли? – Да, доживем! – утешала мама. Победа пришла для нас с неба. О том, что закончилась война, мы узнали из листовки. Их разбрасывали с самолета. В деревне не было ни радио, ни телефона. Петр Борисенко: – Мне исполнилось пять лет, когда началась Великая Отечественная война. Жили в деревне Евдокимовке в 50 км от села Велижаны, от него еще до Тюмени 50 км. В 1942 году поступил в первый класс. Бумаги не было, писали на газетах, учебников не хватало. Чернила делали из сажи или свеклы. Книга чтения, был такой учебник, выдавалась на четверых. Я часто болел, но учился очень прилежно. Из колхоза полуторку и трактор забрали на фронт, хороших и крепких лошадей тоже. Из мужиков осталось пятеро подростков 11--14 лет и четверо дедушек, более или менее трудоспособных. С уборкой зерна кое-как управились, но его забирали для армии. Масло и овечью шерсть тоже. В 1942 году кроме картошки и молока есть было нечего. В девять лет сильно простудился, чуть не умер. Дедушка вылечил меня народными средствами. Галина Замышляева: – Когда началась война, мы жили в Свердловске. Отец работал на заводе «Уралмаш». Молодая жена, трое детей. С первых дней войны добровольцем ушел на фронт. На тот же завод пошла работать мама. Мне исполнилось два года в 1941-м. Отправили меня в ясли, позже в садик. Помню, как на прогулке копались в земле. Видимо, на этом месте располагалась когда-то свалка, и мы находили красивые осколки посуды. Играли в войну. Миша Савельев был заводилой во всех наших играх. Мне он сказал: «Ты будешь санитаркой, а я летчиком». Он «летал» на задания, изображая звуком работу моторов, стрелял по воображаемым врагам. Вот его ранили, он «выпрыгивал с парашютом из самолета», я подбегала. Миша показывал, куда ранен, я перевязывала то место воображаемым бинтом. Он вставал здоровый, снова «садился за штурвал» и «летел биться с врагами». Не помню День Победы, но радостная и спокойная обстановка воцарилась с того дня. Мишин папа вернулся с войны, стал приходить за сыном в садик. Один глаз был перевязан черной повязкой. Все нянечки, повара сбегались посмотреть на этого мужчину. Глядели с улыбкой, надеждой – у всех были родные на фронте, думали: «Может, и мой вернется». Алевтин Плотников: – Родился я в селе Коркино Упоровского района в 1937 году. Отец участвовал в 1920 году в Польской кампании, получил ранение. В Великую Отечественную войну его не призвали по возрасту. Он был сильным, хоть и с изуродованной рукой. Плотничал. Был единственным печекладом на всю округу. С ним рассчитывались хлебом, и мы не голодали. Спасал Тобол. Отец ловил рыбу с помощью загородей и ловушек, а я удочкой. Кормили не только себя, но и соседей. В наш район эвакуировали детей из Ленинграда. В Коркино прибыло пять семей с Украины, их расселили по домам. Вместе ходили в школу, играли. Из досок делали винтовки. Кто-то был партизаном, кто-то танкистом, а я метался между летчиком и моряком. Зимой не слазили с самодельных лыж, коньков, горок. Коньки приматывали к валенкам. По чужим огородам не лазили, сторонились хулиганов. Я читал запоем при свете Луны, чтобы керосин не жечь. Когда позвонили из райцентра и объявили Победу, по селу прошла колонна с красными флагами.
Война, начавшаяся 22 июня 1941 года, принесла маленьким советским гражданам горе от разлуки с родными людьми, жуткий холод, постоянный голод, а кому-то и смерть близких. Такова правда войны. Попробуем почувствовать атмосферу того времени.
Источник фото: asksro.ru

Спасибо, Аннушка, тебе!

Посвящается Анне Франк

Всего лишь ей двенадцать было -
Война вокруг все изменила:
Друзей, веселья и свободы
Лишила девочку на годы!
Семья в убежище скрывалась,
Лишений много всем досталось,
Людское горе подсказало -
Дневник вести свой Анна стала.
Сначала для себя вела,
Но вскоре Анна поняла,
Что надо рассказать потомкам
Всю правду о нацистах громко.
За шторою, по вечерам в окно
Смотреть могла, когда темно.
Колонны: дети, старики...
Сопровождали их пинки.
Безвинный и родной народ
Погнали в гибельный поход.
Ударами сбивали с ног -
Без слез никто идти не мог...
В дневник все Аннушка писала,
Историю нам оживляла,
Чтоб мы, читая, понимали:
Их ни за что уничтожали!
Два года Анна наблюдала,
Потом сама все испытала.
Концлагерь. Жизнь там оборвалась,
Но память о тех днях осталась.
Дневник учебником нам стал,
Он нам всю правду рассказал
О геноциде, о войне...
Спасибо, Аннушка, тебе!!!

Екатерина Браеску, 8 класс, средняя школа № 1, г. Тобольск

Вспоминая военное детство, пожилые тюменцы поделились о том, как они жили. Вот их незабываемые истории.

Валентина Пелымская:

– У мамы с папой нас было трое: я старшая и двое братьев. Не помню, в какой местности мы жили. Отец работал бакенщиком на реке, но в 1941 году решил устроиться на завод в Ленинграде. Мы выехали и по пути остановились в недостроенном доме недалеко от Череповца. Папе пришла повестка, что его вызывают в армию на 45 дней. Уехал он 11 июня, а 22-го началась война. Мне было восемь лет, братьям – шесть и четыре. В 1942 году папа пропал без вести. Никакого хозяйства у нас не было. Мама все вещи – и отцовы, и свои – обменяла на еду. Очень голодали. Нам было не до игр. Бегали, искали, может, где корка какая валяется или морковка. За добротные валенки, которые мама поручила мне отнести председателю колхоза, та дала краюшку хлеба. Пока шла домой, сосала уголок. Брат дома разрезал ее на четыре части: «Ну, хватайте!» Мама молилась Богу, чтобы помог нам выжить. Помню, братик приговаривал:

– Вот сели бы за стол – и хлеба досыта наестись! Доживем ли?

– Да, доживем! – утешала мама.

Победа пришла для нас с неба. О том, что закончилась война, мы узнали из листовки. Их разбрасывали с самолета. В деревне не было ни радио, ни телефона.

Петр Борисенко:

– Мне исполнилось пять лет, когда началась Великая Отечественная война. Жили в деревне Евдокимовке в 50 км от села Велижаны, от него еще до Тюмени 50 км. В 1942 году поступил в первый класс. Бумаги не было, писали на газетах, учебников не хватало. Чернила делали из сажи или свеклы. Книга чтения, был такой учебник, выдавалась на четверых. Я часто болел, но учился очень прилежно. Из колхоза полуторку и трактор забрали на фронт, хороших и крепких лошадей тоже. Из мужиков осталось пятеро подростков 11--14 лет и четверо дедушек, более или менее трудоспособных. С уборкой зерна кое-как управились, но его забирали для армии. Масло и овечью шерсть тоже. В 1942 году кроме картошки и молока есть было нечего. В девять лет сильно простудился, чуть не умер. Дедушка вылечил меня народными средствами.

Галина Замышляева:

– Когда началась война, мы жили в Свердловске. Отец работал на заводе «Уралмаш». Молодая жена, трое детей. С первых дней войны добровольцем ушел на фронт. На тот же завод пошла работать мама. Мне исполнилось два года в 1941-м. Отправили меня в ясли, позже в садик. Помню, как на прогулке копались в земле. Видимо, на этом месте располагалась когда-то свалка, и мы находили красивые осколки посуды. Играли в войну. Миша Савельев был заводилой во всех наших играх. Мне он сказал: «Ты будешь санитаркой, а я летчиком». Он «летал» на задания, изображая звуком работу моторов, стрелял по воображаемым врагам. Вот его ранили, он «выпрыгивал с парашютом из самолета», я подбегала. Миша показывал, куда ранен, я перевязывала то место воображаемым бинтом. Он вставал здоровый, снова «садился за штурвал» и «летел биться с врагами».

Не помню День Победы, но радостная и спокойная обстановка воцарилась с того дня. Мишин папа вернулся с войны, стал приходить за сыном в садик. Один глаз был перевязан черной повязкой. Все нянечки, повара сбегались посмотреть на этого мужчину. Глядели с улыбкой, надеждой – у всех были родные на фронте, думали: «Может, и мой вернется».

Алевтин Плотников:

– Родился я в селе Коркино Упоровского района в 1937 году. Отец участвовал в 1920 году в Польской кампании, получил ранение. В Великую Отечественную войну его не призвали по возрасту. Он был сильным, хоть и с изуродованной рукой. Плотничал. Был единственным печекладом на всю округу. С ним рассчитывались хлебом, и мы не голодали. Спасал Тобол. Отец ловил рыбу с помощью загородей и ловушек, а я удочкой. Кормили не только себя, но и соседей. В наш район эвакуировали детей из Ленинграда. В Коркино прибыло пять семей с Украины, их расселили по домам. Вместе ходили в школу, играли. Из досок делали винтовки. Кто-то был партизаном, кто-то танкистом, а я метался между летчиком и моряком. Зимой не слазили с самодельных лыж, коньков, горок. Коньки приматывали к валенкам. По чужим огородам не лазили, сторонились хулиганов. Я читал запоем при свете Луны, чтобы керосин не жечь. Когда позвонили из райцентра и объявили Победу, по селу прошла колонна с красными флагами.

Читать также:

Ефрейтор Бурашов вернулся домой через 77 лет

Как играли дети военного времени

421Просмотров
Комментарии для сайта Cackle

Читать далее
12 декабря в 12 часов в эфире программы «Литературный четверг» в студии газеты «Тюменская область сегодня» - юный тюменский краевед Евгений Бондарев. 
Посетить мероприятия могут все желающие.
Стратегия успешного развития региона и использование его конкурентных преимуществ стали главной темой Губернаторских чтений, прошедших в областной научной библиотеке имени Дмитрия Менделеева.
Проект «Земля Отцов_72» стартует в регионе.
Документы получили отличники учебы, лидеры общественных движений, успешные спортсмены, победители и призеры творческих конкурсов.
Отдавая дань памяти и уважения всем, кто жертвовал своими интересами, безопасностью,  а зачастую и самой жизнью во имя спасения других, рассказываем о героях страны. Они совершили подвиг не ради славы, а потому что не могли иначе. Так воспитаны. Так понимают честь и долг. 
Тюменцы подводят итоги уходящего года.

Опрос
Какую сумму вы планируете потратить на новогодний стол?
До 3 тысяч рублей
Около 5 тысяч рублей
Более 5 тысяч рублей
Соберем на праздник с друзьями - так дешевле и веселей
Куплю только ингредиенты для оливье и шампанское
Не планирую тратить - пойду в гости
Праздничного стола не будет - я лягу спать

Подпишитесь на нашу рассылку, чтобы не пропустить главное