Размер шрифта +
Цветовая схема A A A

Гоголь, которого мы не знаем

9:11, 1 апреля 2019, Сергей Козлов
Слушать новость
Гоголь, которого мы не знаем. 1 апреля исполняется 210 лет со дня рождения великого русского писателя Николая Васильевича Гоголя. . А я в это время думаю о том, какого Гоголя мы знаем. Помню, в детстве зачитывался «Тарасом Бульбой», мистическими повестями, с трудом в школе продирался через «Мертвые души», но все же понимал, какой удивительный язык у этой медленной поэмы в прозе. И лишь много позже я узнал Гоголя как христианина. Узнал о «Выбранных местах из переписки с друзьями», «Размышлениях о Божественной Литургии», «Авторской исповеди»… Начал догадываться, почему великий художник сжег второй том «Мертвых душ». И глядя на то, что сегодня мертвых душ становится все больше и больше, я спрашиваю себя, что знают о Гоголе нынешние поколения? Сатирика знают, писателя знают, странного, с их точки зрения, человека-монаха знают… Это в лучшем случае. Христианина – не знают в большинстве своем… Не хотят знать. Не вписывается он в суету «общечеловеческих ценностей», эффективных менеджеров и коммерциализации культуры. Громыхают у нас все расхожие каналы о кризисе экономическом и молчат о кризисе духовном. Что им: вслед за гнилой Америкой и бюргерской Европой мы учимся считать бабло и разучиваемся читать русских гениев. Кризис? Вот что по этому поводу говорил сам Гоголь: «Земная жизнь наша не может быть и на минуту покойна, это мы должны помнить всегда. Тревоги следуют одни за другими; сегодня одни, завтра другие. Мы призваны в мир на битву, а не на праздник: праздновать победу мы будем на том свете. Здесь мы должны мужественно, не упадая духом сражаться, дабы получить больше наград, больше повышений, исполняя все как законный долг наш с разумным спокойствием, осматриваясь всякой раз вокруг себя и сверяя все с законом Христа Господа нашего. Некогда нам помышлять о робости или бегстве с поля: на всяком шагу предстоит нам подвиг христианского мужества, всякой подвиг доставляет нам новую ступень к достижению Небесного Царствия». Или: «Все да управляется у нас любовью к Богу. Да носится она вечно, как маяк пред мысленными нашими глазами! Блажен, кто начал свои подвиги прямо с любви к Богу. Он быстрее всех других полетит по пути своему и легко победит все то, что другому кажется непреодолимым и невозможным. Весь мир тогда предстанет пред ним в ином и в истинном виде: к миру он привяжется потому только, что Бог поместил его среди мира и повелел привязаться к нему; но и в мире возлюбит он только то, что есть в нем образ и подобие Божие». В одном из писем А. М. Вьельгорской Гоголь размышляет: «Я думаю, что мы все в этом мире не что другое, как поденщики. Мы должны честно, прилежно трудиться, работать теми способностями, которые дал нам Бог, работать Ему, ожидая платы не здесь, а там». Гоголь-христианин призывает: «Я до сих пор уверен, что закон Христов можно внести с собой повсюду, даже в стены тюрьмы, и можно исполнять его требования во всяком званьи и сословии. Его можно исполнять также и в званьи писателя». (М. А. Константиновскому). Ну и всем нам (в письме к К. С. Аксакову) Николай Васильевич говорит с упреком: «Есть у русского человека враг, непримиримый, опасный враг, не будь которого, он был бы исполином. Враг этот - лень, или, лучше сказать, болезненное усыпление, одолевающее русского. Много мыслей, не сопровождаемых воплощением, уже у нас погибло бесплодно. Помните вечно, что всякая втуне потраченная минута здесь неумолимо спросится там, и лучше не родиться, чем побледнеть перед этим страшным упреком». И Константин Леонтьев, и Николай Гоголь, каждый по-своему предупреждали не торопиться с прогрессом. Живая душа Николая Васильевича предрекала: «Общество тогда только поправится, когда всякий частный человек займется собою и будет жить как христианин, служа Богу теми орудиями, какие ему даны, и стараясь иметь доброе влияние на небольшой круг людей, его окружающих. Все придет тогда в порядок, сами собой установятся тогда правильные отношения между людьми, определятся пределы законные всему. И человечество двинется вперед». И, оглядываясь вокруг, понимаешь: 200 лет спустя эти слова имеют еще большее значение, нежели тогда. Знал ли ты такого Гоголя, дорогой читатель? Узнай, пока не замутнил тебе ум и душу нынешний суетливый и глупый век. И нужно, чтобы у каждого из нас стояла перед глазами эта великая сцена из «Тараса Бульбы»: «Когда очнулся Тарас Бульба от удара и глянул на Днестр, уже казаки были на челнах и гребли веслами; пули сыпались на них сверху, но не доставали. И вспыхнули радостные очи у старого атамана. — Прощайте, товарищи! — кричал он им сверху. — Вспоминайте меня и будущей же весной прибывайте сюда вновь да хорошенько погуляйте! Что, взяли, чертовы ляхи? думаете, есть что-нибудь на свете, чего бы побоялся казак? Постойте же, придет время, будет время, узнаете вы, что такое православная русская вера! Уже и теперь чуют дальние и близкие народы: подымется из Русской земли свой царь, и не будет в мире силы, которая бы не покорилась ему!.. А уже огонь подымался над костром, захватывал его ноги и разостлался пламенем по дереву... Да разве найдутся на свете такие огни и муки и сила такая, которая бы пересилила русскую силу!» А некоторым соседям ее бы по утрам перечитывать…  Кто-то празднует День дурака, кто-то перечитывает Гоголя.
Гоголь, которого мы не знаем

Источник фото: ok.ru

1 апреля исполняется 210 лет со дня рождения великого русского писателя Николая Васильевича Гоголя.

А я в это время думаю о том, какого Гоголя мы знаем. Помню, в детстве зачитывался «Тарасом Бульбой», мистическими повестями, с трудом в школе продирался через «Мертвые души», но все же понимал, какой удивительный язык у этой медленной поэмы в прозе. И лишь много позже я узнал Гоголя как христианина. Узнал о «Выбранных местах из переписки с друзьями», «Размышлениях о Божественной Литургии», «Авторской исповеди»… Начал догадываться, почему великий художник сжег второй том «Мертвых душ».

И глядя на то, что сегодня мертвых душ становится все больше и больше, я спрашиваю себя, что знают о Гоголе нынешние поколения? Сатирика знают, писателя знают, странного, с их точки зрения, человека-монаха знают… Это в лучшем случае. Христианина – не знают в большинстве своем… Не хотят знать. Не вписывается он в суету «общечеловеческих ценностей», эффективных менеджеров и коммерциализации культуры. Громыхают у нас все расхожие каналы о кризисе экономическом и молчат о кризисе духовном. Что им: вслед за гнилой Америкой и бюргерской Европой мы учимся считать бабло и разучиваемся читать русских гениев. Кризис?

Вот что по этому поводу говорил сам Гоголь: «Земная жизнь наша не может быть и на минуту покойна, это мы должны помнить всегда. Тревоги следуют одни за другими; сегодня одни, завтра другие. Мы призваны в мир на битву, а не на праздник: праздновать победу мы будем на том свете. Здесь мы должны мужественно, не упадая духом сражаться, дабы получить больше наград, больше повышений, исполняя все как законный долг наш с разумным спокойствием, осматриваясь всякой раз вокруг себя и сверяя все с законом Христа Господа нашего. Некогда нам помышлять о робости или бегстве с поля: на всяком шагу предстоит нам подвиг христианского мужества, всякой подвиг доставляет нам новую ступень к достижению Небесного Царствия».

Или: «Все да управляется у нас любовью к Богу. Да носится она вечно, как маяк пред мысленными нашими глазами! Блажен, кто начал свои подвиги прямо с любви к Богу. Он быстрее всех других полетит по пути своему и легко победит все то, что другому кажется непреодолимым и невозможным. Весь мир тогда предстанет пред ним в ином и в истинном виде: к миру он привяжется потому только, что Бог поместил его среди мира и повелел привязаться к нему; но и в мире возлюбит он только то, что есть в нем образ и подобие Божие».

В одном из писем А. М. Вьельгорской Гоголь размышляет: «Я думаю, что мы все в этом мире не что другое, как поденщики. Мы должны честно, прилежно трудиться, работать теми способностями, которые дал нам Бог, работать Ему, ожидая платы не здесь, а там».

Гоголь-христианин призывает: «Я до сих пор уверен, что закон Христов можно внести с собой повсюду, даже в стены тюрьмы, и можно исполнять его требования во всяком званьи и сословии. Его можно исполнять также и в званьи писателя». (М. А. Константиновскому).

Ну и всем нам (в письме к К. С. Аксакову) Николай Васильевич говорит с упреком: «Есть у русского человека враг, непримиримый, опасный враг, не будь которого, он был бы исполином. Враг этот - лень, или, лучше сказать, болезненное усыпление, одолевающее русского. Много мыслей, не сопровождаемых воплощением, уже у нас погибло бесплодно. Помните вечно, что всякая втуне потраченная минута здесь неумолимо спросится там, и лучше не родиться, чем побледнеть перед этим страшным упреком».

И Константин Леонтьев, и Николай Гоголь, каждый по-своему предупреждали не торопиться с прогрессом. Живая душа Николая Васильевича предрекала: «Общество тогда только поправится, когда всякий частный человек займется собою и будет жить как христианин, служа Богу теми орудиями, какие ему даны, и стараясь иметь доброе влияние на небольшой круг людей, его окружающих. Все придет тогда в порядок, сами собой установятся тогда правильные отношения между людьми, определятся пределы законные всему. И человечество двинется вперед». И, оглядываясь вокруг, понимаешь: 200 лет спустя эти слова имеют еще большее значение, нежели тогда.

Знал ли ты такого Гоголя, дорогой читатель? Узнай, пока не замутнил тебе ум и душу нынешний суетливый и глупый век. И нужно, чтобы у каждого из нас стояла перед глазами эта великая сцена из «Тараса Бульбы»:

«Когда очнулся Тарас Бульба от удара и глянул на Днестр, уже казаки были на челнах и гребли веслами; пули сыпались на них сверху, но не доставали. И вспыхнули радостные очи у старого атамана.

— Прощайте, товарищи! — кричал он им сверху. — Вспоминайте меня и будущей же весной прибывайте сюда вновь да хорошенько погуляйте! Что, взяли, чертовы ляхи? думаете, есть что-нибудь на свете, чего бы побоялся казак? Постойте же, придет время, будет время, узнаете вы, что такое православная русская вера! Уже и теперь чуют дальние и близкие народы: подымется из Русской земли свой царь, и не будет в мире силы, которая бы не покорилась ему!..

А уже огонь подымался над костром, захватывал его ноги и разостлался пламенем по дереву... Да разве найдутся на свете такие огни и муки и сила такая, которая бы пересилила русскую силу!»

А некоторым соседям ее бы по утрам перечитывать…  Кто-то празднует День дурака, кто-то перечитывает Гоголя.

Читать также:

Писатель Сергей Козлов рассказал школьникам о книгах и фильмах о войне

Тюменская журналистка написала сербам послание на языке цветов

Читайте также

Новость Тюмени: История региона, которую создают большие люди

История региона, которую создают большие люди

19 августа

Новость Тюмени: В Тюмени создают уникальные книги для слепых

В Тюмени создают уникальные книги для слепых

24 июля

Новость Тюмени: Вышел в свет пятитомник "Избранное" Николая Шамсутдинова

Вышел в свет пятитомник "Избранное" Николая Шамсутдинова

14 июня