Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Думай о хорошем, включай радио

Сибирская глубинка: Есть улица Садовая…

27.09.2018
15:52
Сибирская глубинка: Есть улица Садовая…. Выращивать фруктовые деревья сибиряков научил фронтовик Сапронов родом с Украины.. Сибирская глубинка Проект «Сибирская глубинка. Добрые соседи» продолжается и будет длиться почти до самого Нового года. Хотим отметить, что материалы на конкурс поступают до сих пор. Поводом для свежих историй в том числе послужил рассказ Галины Аброниной из Казанского района про двух закадычных друзей и их аферу с женитьбой. Материал Нины Терентьевой из Исетского района, который прочтете сейчас, – другого порядка. Это микс из разных жанров, которые тем не менее «работают» на одну идею: память о хорошем человеке – бессмертна! Приятного чтения.  Село Солобоево Исетского района стоит на берегу быстрой речки Юзя. А неподалеку – красавица Исеть, сестра ее старшая. Летом местные улицы утопают в цветочном изобилии, манят яблоневыми и вишневыми деревьями, а уж Садовая из них – самая зеленая! Быть такой обязывает и название, и память... Расцветали яблони и вишни Живет в Солобоево память об одном из ветеранов Великой Отечественной войны, о садоводе, человеке крепкой крестьянской закалки. В послевоенные годы не знали у нас о яблоневой красоте и вкусноте; главной кормилицей была картошка, яблочко земляное. Тогда на окраине села располагалась пустошь под названием Воробьевка. Приехал как-то поработать в Солобоево из поселка Школьный специалист Игнат Сапронов: по просьбе жителей обустроил огород и сад для детского дома (кстати, в этом детдоме, открытом в годы войны, жили и дети из блокадного Ленинграда). В начале пятидесятых председатель колхоза «Победа» Иван Бураков предложил ему перебраться насовсем. Знал руководитель: мастер-садовод многому научит сельчан. Как раз там, у Воробьевки, и выделили место под большой сад. Зацвели вскоре яблони, вишни, радовали глаз и сердце грушевые деревца, а уж сколько было малиновых да смородиновых кустов! Всему этому искренне дивились жители окрестных деревень. В музее села сохранена подробная информация об Игнате Иудовиче Сапронове. Остались фотографии 50–60-х годов: на них рядом с садоводом – соседи и друзья; есть снимки, где он с юными помощниками и бабулями, с «юбочной» своей, самой верной командой. В год 95-летия Исетского района как не освежить нам память?! Посоветовавшись с председателем совета ветеранов поселения Александром Солобоевым и директором Дома культуры Анатолием Злыгостевым, члены творческого объединения «Родник», действующего при районном музее, решили провести встречу с сельчанами, чьи отцы и матери вот на этих самых фото. В общем, с теми, кто помнит Игната Иудовича. Ну и, конечно, пригласить тех, кто в давние годы «загонял козлика» в солобоевские сады. А такое было, ведь деревенским ребятишкам без подобной шалости не усидеть на месте. От сыновней памяти не убежать …Зал Дома культуры полон. Идет неторопливый разговор. Звучат стихи о красоте родного Приисетья. Руководитель музея Наталья Герасимова подробно рассказывает о трудовом пути Игната Сапронова. Дополняет ее десятиклассница Виктория Шмакова. Кстати, ее доклад о земляке-садоводе был высоко оценен на районной научно-практической конференции «Тюменский край – жемчужина Сибири». Итак, Игнат Иудович Сап-ронов родился в 1895 году в Плужнянском районе Каменец-Подольской области Украинской ССР. В сентябре 1942 года призван Исетским РВК на защиту Родины. Воевал, был ранен. Стрелок 189-го стрелкового полка 329-й стрелковой Келецкой Краснознаменной дивизии, награжден орденом Славы, медалями «За боевые заслуги», «За взятие Берлина», «За освобождение Праги»… Воевали и три его сына. И все трое погибли. Федор без вести пропал в сентябре 1941-го, Ивана убили в декабре 1942-го (похоронен в Смоленской области), Василий, командир отделения связи минометной роты стрелкового батальона, погиб в марте 1945-го (похоронен около города Бреслау).  Какое это горе для отцовского сердца!.. И решил Игнат, что обязательно в честь сыновей заложит сад: «Нет моих мальчиков, так пусть растут деревца». Сад появился, окреп и расширился. Вот как об этом упомянуто в очерке: «Нынче сад до тридцати гектаров вырос. Тысячи рублей получил колхоз от сада…  Шумит, поет память по сыновьям Игнатовым… Любят его в селе. В каждом доме желанный гость Игнат. На веселой вечеринке первый запевала – колхозный садовод, первый он у нас хороводник! Уж как запоет!» Вот еще цитата: «После ранения попал в госпиталь старшина. При выписке молодой лейтенант, с ним вместе лежавший, да медсестра зашли к нему в палату и сказали: будьте нам за отца, Игнат Иудович. Нет у нас родителей, так вы благословите… Благословил. Они приезжали к нему в Солобоево, приглашали названого отца к себе, но он отказался, пояснив, что «сад тут – память о сыновьях, а от сыновней памяти кто уезжает?» На «фруктовое изобилие» в Западной Сибири повлияло и то, что Игнат Иудович с войны привез мешочки семечек – освободят селение, и идет он по улице со своим интересом… И прижились те яблоньки на сибирской земле. А вела к саду улица Садовая. Постепенно застроилась вся Воробьевка. Неспешный льется разговор – Бывала в доме Игната Иудовича – видела на стене портреты его сыновей. Моя мама работала вместе с ним, я тоже бывала в саду. Как там привольно! – рассказала Прасковья Демьяновна Башкирова. Вспомнили сельчане его жену Лину (она умерла в Солобоево; второй женой стала местная тетя Анна). Валентина Редикульцева поведала вот что: «Наш дом стоял на улице Садовой – жили в соседях. Родители мои уважительно относились к Игнату Иудовичу и его супруге. Я, тогда девчонка, часто носила им молоко от нашей коровы. Помню, когда в первый раз вошла в ограду, удивилась обилию цветов. У нас в селе в те годы цветниками не занимались, а тут столько красоты – диво дивное!» И вот еще один интересный факт. Педагог Валентина Георгиевна много лет жила в Сургуте. Когда она и ее муж, тоже учитель, вышли на пенсию, то переехали в Солобоево, на любимую Садовую.  – Для меня моя улица – самая дорогая. Конечно, часто вспоминаю Игната Иудовича. Яблоньки у ворот не дают забыть, – прокомментировала землячка. Полина Ивановна Невмержицкая добавила: «Дом моего детства – рядом с усадьбой Игната Иудовича. Родители общались с ним. Помню, что был он высокий, с большими руками… Летом ходил босиком. Петь любил. Знаю, что было у него тогда 300 пластинок: когда звучали песни о войне, в его глазах стояли невыплаканные слезы». Говорили о том, как старательно высаживал он тополиную аллею, чтобы защитить свой сад от ветров. Ехали за солобоевскими яблочками со всего Исетского района. Александр Степанович Ясков признался, что пользовался в детстве и юности тайными ходами, чтобы пробраться к «вкусноте». Леонид Николаевич Зайцев  повеселил народ историей о собаке-охраннице, живущей в шалаше: когда она лаяла на мальчишек, выходил дед-садовод и тоже ругался, призывал обождать, пока яблочки не созреют. Стоит что-то предпринять! Говорили о том, что слыл Сапронов охотником и рыбаком. Вспоминали, как Игнат Иудович умел сказать, причем с характерным украинским акцентом. Как пел хохляцкие песни, как учил растить фруктовые деревца… Сад был нашей общей радостью и гордостью. Его не стало, когда не стало колхоза. Сохранилась лишь тополиная аллея. Как бы все возродить? Знаем, что юные лесничие местной школы во главе с педагогом высказали желание потрудиться над этим. Современные сельские школьники считают, что память о ветеране Великой Отечественной войны нужно сохранить и таким образом! «У нашего дома до сих пор плодоносит груша из колхозного сада», – то слова Натальи Герасимовой. «А у меня яблонька растет!» – это обмолвилась Прасковья Башкирова. Яблони есть и в ограде Нины Пачежерцевой, и в саду Сергея Онуфриева… Да у многих в селе осталось от одного до нескольких «экземпляров». С них и нужно начать восстанавливать богатство дней былых. ...После разговора решили участники встречи сфотографироваться. Ведь есть фото солобоевцев-помощников садовода шестидесятых годов. Пусть будет фото их сыновей и дочерей, а также односельчан. Лет через 30, глядишь, и внуки-правнуки сделают совместный снимок.  Нина ТЕРЕНТЬЕВА, Исетский район Опубликовано: газета №175(4710) Читайте больше: Сибирская глубинка: Лифт – не роскошь… Сибирская глубинка: Дружная девичья
Выращивать фруктовые деревья сибиряков научил фронтовик Сапронов родом с Украины.
Первыми помощниками в садоводческих делах для ветерана войны Игната Сапронова стали жители Солобоево – они постепенно и сами выучились ухаживать за фруктовыми посадками || Фото предоставлено Ниной ТЕРЕНТЬЕВОЙ. Автор неизвестен

Сибирская глубинка

Проект «Сибирская глубинка. Добрые соседи» продолжается и будет длиться почти до самого Нового года. Хотим отметить, что материалы на конкурс поступают до сих пор. Поводом для свежих историй в том числе послужил рассказ Галины Аброниной из Казанского района про двух закадычных друзей и их аферу с женитьбой. Материал Нины Терентьевой из Исетского района, который прочтете сейчас, – другого порядка. Это микс из разных жанров, которые тем не менее «работают» на одну идею: память о хорошем человеке – бессмертна! Приятного чтения. 

Село Солобоево Исетского района стоит на берегу быстрой речки Юзя. А неподалеку – красавица Исеть, сестра ее старшая. Летом местные улицы утопают в цветочном изобилии, манят яблоневыми и вишневыми деревьями, а уж Садовая из них – самая зеленая! Быть такой обязывает и название, и память...

Расцветали яблони и вишни

Живет в Солобоево память об одном из ветеранов Великой Отечественной войны, о садоводе, человеке крепкой крестьянской закалки. В послевоенные годы не знали у нас о яблоневой красоте и вкусноте; главной кормилицей была картошка, яблочко земляное. Тогда на окраине села располагалась пустошь под названием Воробьевка. Приехал как-то поработать в Солобоево из поселка Школьный специалист Игнат Сапронов: по просьбе жителей обустроил огород и сад для детского дома (кстати, в этом детдоме, открытом в годы войны, жили и дети из блокадного Ленинграда).

В начале пятидесятых председатель колхоза «Победа» Иван Бураков предложил ему перебраться насовсем. Знал руководитель: мастер-садовод многому научит сельчан. Как раз там, у Воробьевки, и выделили место под большой сад. Зацвели вскоре яблони, вишни, радовали глаз и сердце грушевые деревца, а уж сколько было малиновых да смородиновых кустов! Всему этому искренне дивились жители окрестных деревень.

В музее села сохранена подробная информация об Игнате Иудовиче Сапронове. Остались фотографии 50–60-х годов: на них рядом с садоводом – соседи и друзья; есть снимки, где он с юными помощниками и бабулями, с «юбочной» своей, самой верной командой. В год 95-летия Исетского района как не освежить нам память?! Посоветовавшись с председателем совета ветеранов поселения Александром Солобоевым и директором Дома культуры Анатолием Злыгостевым, члены творческого объединения «Родник», действующего при районном музее, решили провести встречу с сельчанами, чьи отцы и матери вот на этих самых фото. В общем, с теми, кто помнит Игната Иудовича. Ну и, конечно, пригласить тех, кто в давние годы «загонял козлика» в солобоевские сады. А такое было, ведь деревенским ребятишкам без подобной шалости не усидеть на месте.

От сыновней памяти не убежать

…Зал Дома культуры полон. Идет неторопливый разговор. Звучат стихи о красоте родного Приисетья. Руководитель музея Наталья Герасимова подробно рассказывает о трудовом пути Игната Сапронова. Дополняет ее десятиклассница Виктория Шмакова. Кстати, ее доклад о земляке-садоводе был высоко оценен на районной научно-практической конференции «Тюменский край – жемчужина Сибири».

Итак, Игнат Иудович Сап-ронов родился в 1895 году в Плужнянском районе Каменец-Подольской области Украинской ССР. В сентябре 1942 года призван Исетским РВК на защиту Родины. Воевал, был ранен. Стрелок 189-го стрелкового полка 329-й стрелковой Келецкой Краснознаменной дивизии, награжден орденом Славы, медалями «За боевые заслуги», «За взятие Берлина», «За освобождение Праги»… Воевали и три его сына. И все трое погибли. Федор без вести пропал в сентябре 1941-го, Ивана убили в декабре 1942-го (похоронен в Смоленской области), Василий, командир отделения связи минометной роты стрелкового батальона, погиб в марте 1945-го (похоронен около города Бреслау). 

Какое это горе для отцовского сердца!.. И решил Игнат, что обязательно в честь сыновей заложит сад: «Нет моих мальчиков, так пусть растут деревца». Сад появился, окреп и расширился. Вот как об этом упомянуто в очерке: «Нынче сад до тридцати гектаров вырос. Тысячи рублей получил колхоз от сада…  Шумит, поет память по сыновьям Игнатовым… Любят его в селе. В каждом доме желанный гость Игнат. На веселой вечеринке первый запевала – колхозный садовод, первый он у нас хороводник! Уж как запоет!»

Вот еще цитата: «После ранения попал в госпиталь старшина. При выписке молодой лейтенант, с ним вместе лежавший, да медсестра зашли к нему в палату и сказали: будьте нам за отца, Игнат Иудович. Нет у нас родителей, так вы благословите… Благословил. Они приезжали к нему в Солобоево, приглашали названого отца к себе, но он отказался, пояснив, что «сад тут – память о сыновьях, а от сыновней памяти кто уезжает?»

На «фруктовое изобилие» в Западной Сибири повлияло и то, что Игнат Иудович с войны привез мешочки семечек – освободят селение, и идет он по улице со своим интересом…

И прижились те яблоньки на сибирской земле. А вела к саду улица Садовая. Постепенно застроилась вся Воробьевка.

Неспешный льется разговор

– Бывала в доме Игната Иудовича – видела на стене портреты его сыновей. Моя мама работала вместе с ним, я тоже бывала в саду. Как там привольно! – рассказала Прасковья Демьяновна Башкирова.

Вспомнили сельчане его жену Лину (она умерла в Солобоево; второй женой стала местная тетя Анна).

Валентина Редикульцева поведала вот что: «Наш дом стоял на улице Садовой – жили в соседях. Родители мои уважительно относились к Игнату Иудовичу и его супруге.

Я, тогда девчонка, часто носила им молоко от нашей коровы. Помню, когда в первый раз вошла в ограду, удивилась обилию цветов. У нас в селе в те годы цветниками не занимались, а тут столько красоты – диво дивное!»

И вот еще один интересный факт. Педагог Валентина Георгиевна много лет жила в Сургуте. Когда она и ее муж, тоже учитель, вышли на пенсию, то переехали в Солобоево, на любимую Садовую. 

– Для меня моя улица – самая дорогая. Конечно, часто вспоминаю Игната Иудовича. Яблоньки у ворот не дают забыть, – прокомментировала землячка.

Полина Ивановна Невмержицкая добавила: «Дом моего детства – рядом с усадьбой Игната Иудовича. Родители общались с ним. Помню, что был он высокий, с большими руками… Летом ходил босиком. Петь любил. Знаю, что было у него тогда 300 пластинок: когда звучали песни о войне, в его глазах стояли невыплаканные слезы».

Говорили о том, как старательно высаживал он тополиную аллею, чтобы защитить свой сад от ветров. Ехали за солобоевскими яблочками со всего Исетского района.

Александр Степанович Ясков признался, что пользовался в детстве и юности тайными ходами, чтобы пробраться к «вкусноте». Леонид Николаевич Зайцев  повеселил народ историей о собаке-охраннице, живущей в шалаше: когда она лаяла на мальчишек, выходил дед-садовод и тоже ругался, призывал обождать, пока яблочки не созреют.

Стоит что-то предпринять!

Говорили о том, что слыл Сапронов охотником и рыбаком. Вспоминали, как Игнат Иудович умел сказать, причем с характерным украинским акцентом. Как пел хохляцкие песни, как учил растить фруктовые деревца… Сад был нашей общей радостью и гордостью. Его не стало, когда не стало колхоза. Сохранилась лишь тополиная аллея. Как бы все возродить? Знаем, что юные лесничие местной школы во главе с педагогом высказали желание потрудиться над этим. Современные сельские школьники считают, что память о ветеране Великой Отечественной войны нужно сохранить и таким образом!

«У нашего дома до сих пор плодоносит груша из колхозного сада», – то слова Натальи Герасимовой. «А у меня яблонька растет!» – это обмолвилась Прасковья Башкирова. Яблони есть и в ограде Нины Пачежерцевой, и в саду Сергея Онуфриева… Да у многих в селе осталось от одного до нескольких «экземпляров». С них и нужно начать восстанавливать богатство дней былых.

...После разговора решили участники встречи сфотографироваться. Ведь есть фото солобоевцев-помощников садовода шестидесятых годов. Пусть будет фото их сыновей и дочерей, а также односельчан. Лет через 30, глядишь, и внуки-правнуки сделают совместный снимок. 

Нина ТЕРЕНТЬЕВА, Исетский район

Опубликовано: газета №175(4710)

Читайте больше:

Сибирская глубинка: Лифт – не роскошь…

Сибирская глубинка: Дружная девичья

2737Просмотров

Читать далее
Прием документов от соискателей продлен до 6 апреля
Система оповещения заработает с 31 марта
Губернатор Тюменской области обратился к жителям на личных страницах в социальных сетях
Лебедей наблюдать сегодня – к теплым дням
Транспортные карты заблокируют, а парки и детские площадки закроют
Журналисты «Тюменской области сегодня» в выходные, 28 и 29 марта, наблюдали, что тюменцы не торопятся соблюдать режим самоизоляции. 30 марта улицы Тюмени заметно опустели.
Волонтеры выкупили верблюда за 300 тысяч рублей

Опрос
Соблюдаете ли вы режим самоизоляции?
Да, сидим все дни дома
Почти, выходим только в ближайший магазин
Не соблюдаем, мы ходим на работу
О самоизоляции не слышали, свободно гуляем
Нам разрешено работать, используем защитные средства
Мы вируса не боимся, поэтому не соблюдаем