Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Думай о хорошем, включай радио

×
В социальных сетях
В печатной версии

Досье:

Сергей Ваславович СКОБЕЛЕВ, актер Тюменского драматического театра.

  • Родился в Кургане. 
  • Окончил Екатеринбургский государственный театральный институт.
  • С 1994 года по 2000-й работал в Курганском театре драмы. 
  • С 2000 года – актер Тюменского драматического театра.
  • Из недавних наград – диплом «Лучший актерский ансамбль» в спектакле «Ветер в тополях» на XXXII Международном фестивале «Липецкие театральные встречи».

Ведущий актер тюменского драмтеатра Сергей Скобелев – о прошлой и будущей карьере

06.09.2018
14:45
Ведущий актер тюменского драмтеатра Сергей Скобелев – о прошлой и будущей карьере. Накануне 161-го сезона ТБДТ и Года театра, назначенного на 2019 год, это более чем актуально.. Во время торжественной церемонии по случаю 74-й годовщины со дня основания Тюменской области, как всегда бывает на подобных встречах, раздавали приятные награды самым достойным. Звание «Почетный работник культуры и искусства Тюменской области» получил Сергей Скобелев, ведущий актер Тюменского Большого драматического театра (пока оно самое высшее в личном портфолио). Мы встретились с героем после праздника и поговорили «обо всем театральном». – Сергей Ваславович, что дает звание творческому человеку? – Как любой актер я тщеславен. Зачем работать на сцене, если не стремиться иметь успех: с одной стороны – у зрителей, с другой – вообще у города, которому служишь столько лет?! Любое звание, любая новая регалия, безусловно, важна и приятна. Понятно, что это порождает множество шуток в нашем без кавычек замечательном коллективе. Честно скажу, был горд. Особенно была горда моя мама. Знаете, о статусе «заслуженный» или «народный» студенты театральных вузов мечтают с первого курса. Это потом шелуха облетает, начинаешь работать, искать… Только с возрастом понимаешь, что все рамочки-грамотки – не для тебя, а для родителей. – Но вы-то ждали новую рамочку? – Не ждал чего-то конкретного, но вообще был не против. В областное правительство ходатайство подало наше руководство в лице директора Тюменского концертно-театрального объединения Юлии Шакурской и директора Тюменского драматического театра Сергея Осинцева. Для этого же нужно кучу характеристик собрать… Так до меня за пару месяцев до события дошли некоторые слухи. – К открытию 161-го сезона театр партиями выпускает фотоафиши с актерами. Вашу видела, с цифрой 18. Солидный срок? – Да, это срок. И возраст совершеннолетия. – Срок счастливый или тягостный? – За все 18 лет ни разу всерьез не пожалел, что уехал из Кургана. Там были молодость и авансы. Здесь началась серьезная работа. До сих пор работаю с удовольствием. – Ни одного плохого дня нельзя вспомнить? – Встать, хлопнуть дверью и навсегда покинуть тюменскую сцену – подобного желания не возникало. А то, что мы внутри себя ноем, – так это с любым творческим человеком везде случается. – Предложения уехать из Тюмени поступали? – Не тяжеловесные, невнятные, невыгодные, неинтересные – были. Вот езжу по стране с гастролями, вижу разные места, разные театры – честно сказать, в наших баннерах «Тюмень – лучший город земли» есть смысл. Конечно, Москва, Петербург, Казань – замечательные. Хотя учился в Екатеринбурге, но в данный момент интересных сцен для меня там нет.  – Ваш первый сезон в Тюменской «драме» помните? – Встречу, представление труппе, конечно, помню. Это было и по-театральному, и по-настоящему. Принимали директор Владимир Коревицкий и режиссер Алексей Ларичев. Но также принимал и весь коллектив, наши бесподобные старики… Помню первые большие гастроли: в конце моего первого сезона, где были вводы в «Вишневый сад», в «Эквус», мы поехали в Смоленск и Минск; и вот сидим в купе, а старожилы ко мне обращаются: «А помнишь, тогда то-то и то-то случилось!». Они разговаривали так, как будто мы вместе много лет бок-о-бок отработали. – В прошлом большом интервью четыре года назад мы вспоминали о серьезных ролях, и вы говорили, что как актер хотите именно такого материала. Изменилось что-то с тех пор? Вы так же верны желанию играть непростое? – Каждый актер думает, что он очень глубокий человек… Сейчас у меня нет проблем с серьезными ролями. В «Трех товарищах» – Хассе, а в «Ветре в тополях» – Фернан. Это многогранные образы. И еще есть такие. В общем, пока всего хватает, но в то же время хочется новенького. – В какой роли вас можно увидеть настоящим? Чтоб это был сам Сергей Скобелев нараспашку перед зрителями. – В любой роли есть что-то про себя: либо чуть-чуть, либо чуть больше. Например, в Фернане («Ветер в тополях») – моя грусть через улыбку, боль через иронию. В Оле-Лукойе («Снежная королева») – доброта. В Пигдене («Он, она, окно, покойник») – скорость реакции на ситуацию, юмор опять же. В «Хануме» все хорошо! Роль Вано – звоночек для актера, что он, как и его герой князь, постареет и молодые девушки больше не будут им восхищаться. – Вы всегда в интересных образах во время новогодней кампании театра. Как вам играется для юной аудитории? – Завладеть на всю сказку вниманием детей почти невозможно, но мы стараемся. – Петь в спектаклях любите? – Да, конечно. Говорят еще: получается. На днях был в Екатеринбурге, проходил мимо консерватории, в которую мог бы быть принят. И меня уже брали, но – сглупил, ведь хотел учиться только на драматического артиста. А мне мой педагог тогда еще зудела: «Сережа, за голос больше платят!» Нет, не послушался. – Для кого все-таки интересней играть: для взрослых или для маленьких? – Важнее – для детей, а интересней и понятней – для взрослых. Знаю, что детям нужно. Знаю, что могу дать старшей аудитории. В общем, на двух фронтах успеваю. – Каким после спектакля уходите за кулисы? – Разным. Это зависит от каждого конкретного спектакля. Можно после «Покойника» выйти с болью, но при этом – удовлетворенным, заряженным на получение новой порции силы. Чуть-чуть посижу и вперед! – Материал какой ближе: классика или современность? – Я точно знаю, что мне неинтересно: это грязная современная драматургия. Люблю классику, но не всегда доволен тем, как она переиначивается постановщиками. Хочется знакомиться с молодыми авторами, которые говорят об отношениях не через призму «у нас все плохо», а через позитивный настрой на проблему, на чувства. Я – за свет, за надежду. – С каким настроением вы вошли в последнюю премьеру ТБДТ «Молодость», поставленную Данилом Чащиным? – Никогда не думал, что Ракитин – мой персонаж. Мне ближе доктор, которого играет Евгений Киселев. Это потрясающий образ, созданный Тургеневым. Герой хорош: ироничный, со своей болью; он живет, прикрывая раны… Мне спокойно в «Молодости», я совсем не устаю.  – Можно сказать о том, где в новом сезоне вас увидим? – Начались репетиции «Призраков» по Эдуардо де Филиппо. Премьера будет в ноябре. По задумке режиссера спектакль наполнится фокусами, неожиданностями и, возможно, «страшноватыми странностями». Опять будет мюзикл на Новый год – что-то восточное – от Сергея Захарина. Мы контактируем. Думаю, он меня позовет.  – Поставить самому ничего не хочется? – Сейчас пытаюсь не допустить своей «недоотдачи» на сцене в качестве актера. Режиссурой не горю. А если придется, то... я ж замучаю артистов. – Театр спустя 18 лет – это дом или место работы? – Чтобы оставаться для зрителей, для города нужными, интересными, нам приходится много работать. Дома я нахожусь 6–8 часов в день, все остальное время – в театре. Если активно играть сезон, то выходные дни наперечет, на пальцах двух рук всего-то…  – Коль вы так много времени проводите в театре, люди, которые вас там окружают, – это друзья или коллеги? – Как бы там ни было, театр – как семья. Все конфликты и проблемы приходится решать с пылу с жару, потому что мы, актеры, тут все, рядышком. Мы как спецагенты, которые вместе идут на боевое задание. Друг за друга отвечаем. И вынесем с поля в случае чего. – Как с поклонниками и поклонницами отношения выстраиваете? – Они не очень досаждают навязчивостью. Нет пошлости в общении. В рамках дозволенного все, в том числе комплименты. Интересней встречаться со зрителями, например, на элементарной читке пьесы: можно по-разному почитать, а потом обсудить. – Суеверным остаетесь? Помню, свет в гримерке на время спектакля оставляли… – Суеверия возникают тогда, когда в тебе мало профессионализма или когда не уверен в роли. Во многих театрах приживаются коллективные ритуалы, которые привозят приглашенные режиссеры. Самое запоминающееся осталось от Линаса Зайкаускаса: он рассказывал, что перед премьерой актеры и режиссеры должны шутливо пнуть друг друга…  – О каком спектакле мечтаете? – Обожаю «Чайку» Чехова. Там бы мог в хорошем смысле «повытворять». Только чтоб не голышом ходить.  – 2019 год – Год театра. Вы рады? Какие ожидания? – Очень надеюсь, что это будет не для галочки. Нашему театру нужна большая статусность. Честно, не хватает вип-персон в зале. Пусть приходят и находят в репертуаре свой спектакль. Хочется, чтобы каждая премьера становилась большим праздником для всех и каждого в отдельности. Опубликовано: газета №160(4695) Читайте больше: Выставка живописи и графики откроется в ТБДТ Евангелие Достоевского передали в библиотеку поселка Винзили
Накануне 161-го сезона ТБДТ и Года театра, назначенного на 2019 год, это более чем актуально.
В ходе прямого эфира актер ТБДТ Сергей Скобелев и обозреватель Ирина Никитина поговорили «обо всем театральном» || Фото Валерия БЫЧКОВА

Во время торжественной церемонии по случаю 74-й годовщины со дня основания Тюменской области, как всегда бывает на подобных встречах, раздавали приятные награды самым достойным. Звание «Почетный работник культуры и искусства Тюменской области» получил Сергей Скобелев, ведущий актер Тюменского Большого драматического театра (пока оно самое высшее в личном портфолио). Мы встретились с героем после праздника и поговорили «обо всем театральном».

– Сергей Ваславович, что дает звание творческому человеку?

– Как любой актер я тщеславен. Зачем работать на сцене, если не стремиться иметь успех: с одной стороны – у зрителей, с другой – вообще у города, которому служишь столько лет?! Любое звание, любая новая регалия, безусловно, важна и приятна. Понятно, что это порождает множество шуток в нашем без кавычек замечательном коллективе. Честно скажу, был горд. Особенно была горда моя мама. Знаете, о статусе «заслуженный» или «народный» студенты театральных вузов мечтают с первого курса. Это потом шелуха облетает, начинаешь работать, искать… Только с возрастом понимаешь, что все рамочки-грамотки – не для тебя, а для родителей.

– Но вы-то ждали новую рамочку?

– Не ждал чего-то конкретного, но вообще был не против. В областное правительство ходатайство подало наше руководство в лице директора Тюменского концертно-театрального объединения Юлии Шакурской и директора Тюменского драматического театра Сергея Осинцева. Для этого же нужно кучу характеристик собрать… Так до меня за пару месяцев до события дошли некоторые слухи.

– К открытию 161-го сезона театр партиями выпускает фотоафиши с актерами. Вашу видела, с цифрой 18. Солидный срок?

– Да, это срок. И возраст совершеннолетия.

– Срок счастливый или тягостный?

– За все 18 лет ни разу всерьез не пожалел, что уехал из Кургана. Там были молодость и авансы. Здесь началась серьезная работа. До сих пор работаю с удовольствием.

– Ни одного плохого дня нельзя вспомнить?

– Встать, хлопнуть дверью и навсегда покинуть тюменскую сцену – подобного желания не возникало. А то, что мы внутри себя ноем, – так это с любым творческим человеком везде случается.

– Предложения уехать из Тюмени поступали?

– Не тяжеловесные, невнятные, невыгодные, неинтересные – были. Вот езжу по стране с гастролями, вижу разные места, разные театры – честно сказать, в наших баннерах «Тюмень – лучший город земли» есть смысл. Конечно, Москва, Петербург, Казань – замечательные. Хотя учился в Екатеринбурге, но в данный момент интересных сцен для меня там нет. 

– Ваш первый сезон в Тюменской «драме» помните?

– Встречу, представление труппе, конечно, помню. Это было и по-театральному, и по-настоящему. Принимали директор Владимир Коревицкий и режиссер Алексей Ларичев. Но также принимал и весь коллектив, наши бесподобные старики… Помню первые большие гастроли: в конце моего первого сезона, где были вводы в «Вишневый сад», в «Эквус», мы поехали в Смоленск и Минск; и вот сидим в купе, а старожилы ко мне обращаются: «А помнишь, тогда то-то и то-то случилось!». Они разговаривали так, как будто мы вместе много лет бок-о-бок отработали.

– В прошлом большом интервью четыре года назад мы вспоминали о серьезных ролях, и вы говорили, что как актер хотите именно такого материала. Изменилось что-то с тех пор? Вы так же верны желанию играть непростое?

– Каждый актер думает, что он очень глубокий человек… Сейчас у меня нет проблем с серьезными ролями. В «Трех товарищах» – Хассе, а в «Ветре в тополях» – Фернан. Это многогранные образы. И еще есть такие. В общем, пока всего хватает, но в то же время хочется новенького.

– В какой роли вас можно увидеть настоящим? Чтоб это был сам Сергей Скобелев нараспашку перед зрителями.

– В любой роли есть что-то про себя: либо чуть-чуть, либо чуть больше. Например, в Фернане («Ветер в тополях») – моя грусть через улыбку, боль через иронию. В Оле-Лукойе («Снежная королева») – доброта.

В Пигдене («Он, она, окно, покойник») – скорость реакции на ситуацию, юмор опять же. В «Хануме» все хорошо! Роль Вано – звоночек для актера, что он, как и его герой князь, постареет и молодые девушки больше не будут им восхищаться.

– Вы всегда в интересных образах во время новогодней кампании театра. Как вам играется для юной аудитории?

– Завладеть на всю сказку вниманием детей почти невозможно, но мы стараемся.

– Петь в спектаклях любите?

– Да, конечно. Говорят еще: получается. На днях был в Екатеринбурге, проходил мимо консерватории, в которую мог бы быть принят. И меня уже брали, но – сглупил, ведь хотел учиться только на драматического артиста. А мне мой педагог тогда еще зудела: «Сережа, за голос больше платят!» Нет, не послушался.

– Для кого все-таки интересней играть: для взрослых или для маленьких?

– Важнее – для детей, а интересней и понятней – для взрослых. Знаю, что детям нужно. Знаю, что могу дать старшей аудитории. В общем, на двух фронтах успеваю.

– Каким после спектакля уходите за кулисы?

– Разным. Это зависит от каждого конкретного спектакля. Можно после «Покойника» выйти с болью, но при этом – удовлетворенным, заряженным на получение новой порции силы. Чуть-чуть посижу и вперед!

– Материал какой ближе: классика или современность?

– Я точно знаю, что мне неинтересно: это грязная современная драматургия. Люблю классику, но не всегда доволен тем, как она переиначивается постановщиками. Хочется знакомиться с молодыми авторами, которые говорят об отношениях не через призму «у нас все плохо», а через позитивный настрой на проблему, на чувства. Я – за свет, за надежду.

– С каким настроением вы вошли в последнюю премьеру ТБДТ «Молодость», поставленную Данилом Чащиным?

– Никогда не думал, что Ракитин – мой персонаж. Мне ближе доктор, которого играет Евгений Киселев. Это потрясающий образ, созданный Тургеневым. Герой хорош: ироничный, со своей болью; он живет, прикрывая раны… Мне спокойно в «Молодости», я совсем не устаю. 

– Можно сказать о том, где в новом сезоне вас увидим?

– Начались репетиции «Призраков» по Эдуардо де Филиппо. Премьера будет в ноябре. По задумке режиссера спектакль наполнится фокусами, неожиданностями и, возможно, «страшноватыми странностями». Опять будет мюзикл на Новый год – что-то восточное – от Сергея Захарина. Мы контактируем. Думаю, он меня позовет. 

– Поставить самому ничего не хочется?

– Сейчас пытаюсь не допустить своей «недоотдачи» на сцене в качестве актера. Режиссурой не горю. А если придется, то... я ж замучаю артистов.

– Театр спустя 18 лет – это дом или место работы?

– Чтобы оставаться для зрителей, для города нужными, интересными, нам приходится много работать. Дома я нахожусь 6–8 часов в день, все остальное время – в театре. Если активно играть сезон, то выходные дни наперечет, на пальцах двух рук всего-то… 

– Коль вы так много времени проводите в театре, люди, которые вас там окружают, – это друзья или коллеги?

– Как бы там ни было, театр – как семья. Все конфликты и проблемы приходится решать с пылу с жару, потому что мы, актеры, тут все, рядышком. Мы как спецагенты, которые вместе идут на боевое задание. Друг за друга отвечаем. И вынесем с поля в случае чего.

– Как с поклонниками и поклонницами отношения выстраиваете?

– Они не очень досаждают навязчивостью. Нет пошлости в общении. В рамках дозволенного все, в том числе комплименты. Интересней встречаться со зрителями, например, на элементарной читке пьесы: можно по-разному почитать, а потом обсудить.

– Суеверным остаетесь? Помню, свет в гримерке на время спектакля оставляли…

– Суеверия возникают тогда, когда в тебе мало профессионализма или когда не уверен в роли. Во многих театрах приживаются коллективные ритуалы, которые привозят приглашенные режиссеры. Самое запоминающееся осталось от Линаса Зайкаускаса: он рассказывал, что перед премьерой актеры и режиссеры должны шутливо пнуть друг друга… 

– О каком спектакле мечтаете?

– Обожаю «Чайку» Чехова. Там бы мог в хорошем смысле «повытворять». Только чтоб не голышом ходить. 

– 2019 год – Год театра. Вы рады? Какие ожидания?

– Очень надеюсь, что это будет не для галочки. Нашему театру нужна большая статусность. Честно, не хватает вип-персон в зале. Пусть приходят и находят в репертуаре свой спектакль. Хочется, чтобы каждая премьера становилась большим праздником для всех и каждого в отдельности.

Опубликовано: газета №160(4695)

Читайте больше:

Выставка живописи и графики откроется в ТБДТ

Евангелие Достоевского передали в библиотеку поселка Винзили

1403Просмотров
Комментарии для сайта Cackle

Читать далее
В 2020 году соревнования посвятят 75-летию Победы в Великой Отечественной войне.
Творческую встречу с читателями-земляками автор посвятил своим главным романам и повестям.
Девушка представила регион и получила приглашение на следующий сезон.
Открытие новой экспозиции пройдет 25 января или 2 февраля.
Рисунок, живопись и графику сельским ребятам преподает молодой художник Артур Генке.
Мероприятия проходят в рамках нацпроекта «Культура».
Вспоминаем фольклорные традиции в сельских музеях Тюменского района.
В выпусках гости страны знакомятся с бытом и культурой, отправляясь жить к семьям в глубинки Сибири.
Опрос
Каким мобильным приложением вы пользуетесь чаще всего?
Медицина 72
Образование 72
Транспорт72
ЖКХ 72
ЗАГС 72
Бизнес 72
Visit Tyumen
Другим
Региональными не пользуюсь

Подпишитесь на нашу рассылку, чтобы не пропустить главное