×
В социальных сетях
В печатной версии

В музее-мастерской костореза Минсалима Тимергазеева работают, мечтают, философствуют

21.06.2018
12:54
В музее-мастерской костореза Минсалима Тимергазеева работают, мечтают, философствуют. Журналист газеты «Тюменская область сегодня» побывала в гостях у известного тобольского костореза. Взберешься на пределе сил своих по Никольскому взвозу из подгорной части Тобольска к кремлю, еще один-другой десяток шагов к центру града сделаешь, как по правую руку, на Октябрьской улице, встретишь (да точно не пропустишь) его – двухэтажный деревянный особнячок, переживший многих правителей и подданных, а по факту нынешнего дня – музей истории кости. Это место особой силы, потому что здесь «живет» добро и искреннее  расположение ко всякому приходящему. Хозяин сих владений, косторез с мировым именем Минсалим Тимергазеев, трудяга, философ, друг рукодельных работников и фантазеров, немного хохмач и немного лирик, обязательно встретит на лестнице и вложит в руки карточку с таким наречением: «Позднему гостю – кости. А в нашем музее – допоздна гости».  Возвращение к дому О том музее за почти четыре года написано-переписано с лишком материалов и заметок. Чтобы не повторяться, перечислять выставленные в витринах работы не буду. Я хочу о другом сказать: о подходе Минсалима к каждой сантиметровой костяной фитюльке, о его философии, понимании времен. Почесывая седой ус, мастер, расположившись за большим столом, заваленным книгами с закладками, молвит: «В этом мире все есть, но все проходит – пройдем и мы». Или вот еще: «Мужчина имеет две ипостаси: он принц и он же монах. У первого плащ в цветах и меч в руках, у второго – плащ в крестах и посох в руках. Эти ипостаси объединены… цивилизацией». И вот: «Мы так много знали о прошлой жизни, но, увы, забыли в процессе «очеловечивания». Как это тонко. Как это красиво и правильно звучит в стенах дома-долгожителя на улице Октябрьской, к которому Тимергазеев имеет самое прямое отношение. – Здесь когда-то был детский дом, в котором я воспитывался. Географически располагался он идеально, ведь мимо «проходила» вся история: Никольский взвоз, сад Ермака, кремль, Дом пионеров, тюрьма. Иди по улице, каждые десять метров останавливайся и трави новую байку о Тобольске. И когда пятеро татарских парней с именами на букву «М» выпускались из детдома, каждый из них посадил по яблоньке и пообещал другим, что, возмужав, встав на ноги, не забудет «деревянного старика». И вот я здесь. Вернулся я, – рассказывает Минсалим. Сила косторезного промысла, да хоть какого ремесла, – в династийном характере. Совсем не зря в советское время к семейным артелям власти имели много вопросов – «как бы чего не вышло». Минсалим, называющий себя изначально безродным человеком, когда создал семью, родил сыновей, стал мечтать именно о семейной мастерской и домашнем музее. – Да, я серьезно мечтал о таком месте, куда бы могли приходить все – чтобы беседовать, делиться, чай пить, баранки грызть, – подытоживает мастер. Пятеро их – Минсалим, у вас три сына. А они пилят с вами за одним столом? – Ирина, ну что ты?! Пилят жены мужей, а косторезы – режут! Мы очень редко собираемся за работой вместе. Парням и без того хватает забот. Парни: Ярославу будет 44 года (отец зовет его Славкой), Юрию – 39, Сергею – 31, Минсалиму – 68. Ирина Вишнякова – вторая жена мастера. Пятеро в ларце. Считай, крепкий кулак. В промысел все они пришли в разное время и по-разному. Стиль, конечно, у каждого свой.  – Насильственно я ничего никогда не делал, не заставлял, в общем. Как-то маленьким Ярослав приходит и просит: «Папа, купи мне джинсы». Я ему говорю: «Садись рядом, помогай папе – будут тебе джинсы». С каким азартом он шкурил, полировал!  Юрка, помню, просил «видеодвойку» – тоже его «пригласил» заработать на подарок. Сережка тоже как-то так пристроился в мастерской. Коль все они родились и выучились в разные эпохи, то и методы работы у них особенные. Славка – из советского времени, обладает математическим складом ума: он видит и чувствует объем, делает расчеты, работает долго, тщательно. В его миниатюрах присутствует реализм. Недаром он стал директором нашего холдинга, что меня, кстати, очень спасает: я рожден не для работы с бумажками, я хочу только резать. Юрий (воспитывался на изломе эпох) мыслит художественно, умеет монтировать сложные конструкции. Склонен к натурализму. Чаще всего зависает в мастерской. И в то же время он технарь, любит и знает машины – во все северные командировки езжу только с ним. Сергей – из компьютерного века. Часть его творчества пришла из Интернета, – с подробностями сообщает Минсалим. В тяжелые времена часть личных фондов, даже работы сыновей, Тимергазееву пришлось продать. Говорит, до такой крайности довела нищета. Но мастер с подмастерьями рождают новые творения, изучать которые можно бесконечно. Сейчас заказы у них в основном частные. Например, шахматный стол. Или проект «Золотая баба» с местным телеканалом. Мой добрый старший друг и кумир Минсалим не перестает трудиться (сказал же: родился, чтобы резать, а не листы перебирать). Верит, что все будет хорошо. И приглашает в гости на улицу Октябрьскую, 2, откуда открывается великолепный вид на Тобольск. Опубликовано: газета №105(4640) Читайте больше: В Казанском музее открылся обновленный зал природы Музейный комплекс Словцова в Тюмени требует дополнительных инвестиций
Журналист газеты «Тюменская область сегодня» побывала в гостях у известного тобольского костореза
Минсалим Тимергазеев часто сам водит экскурсии по музею истории кости || Фото Юрия КОМОЛОВА

Взберешься на пределе сил своих по Никольскому взвозу из подгорной части Тобольска к кремлю, еще один-другой десяток шагов к центру града сделаешь, как по правую руку, на Октябрьской улице, встретишь (да точно не пропустишь) его – двухэтажный деревянный особнячок, переживший многих правителей и подданных, а по факту нынешнего дня – музей истории кости. Это место особой силы, потому что здесь «живет» добро и искреннее 
расположение ко всякому приходящему.

Хозяин сих владений, косторез с мировым именем Минсалим Тимергазеев, трудяга, философ, друг рукодельных работников и фантазеров, немного хохмач и немного лирик, обязательно встретит на лестнице и вложит в руки карточку с таким наречением: «Позднему гостю – кости. А в нашем музее – допоздна гости». 

Возвращение к дому

О том музее за почти четыре года написано-переписано с лишком материалов и заметок. Чтобы не повторяться, перечислять выставленные в витринах работы не буду. Я хочу о другом сказать: о подходе Минсалима к каждой сантиметровой костяной фитюльке, о его философии, понимании времен. Почесывая седой ус, мастер, расположившись за большим столом, заваленным книгами с закладками, молвит: «В этом мире все есть, но все проходит – пройдем и мы». Или вот еще: «Мужчина имеет две ипостаси: он принц и он же монах.

У первого плащ в цветах и меч в руках, у второго – плащ в крестах и посох в руках. Эти ипостаси объединены… цивилизацией». И вот: «Мы так много знали о прошлой жизни, но, увы, забыли в процессе «очеловечивания». Как это тонко. Как это красиво и правильно звучит в стенах дома-долгожителя на улице Октябрьской, к которому Тимергазеев имеет самое прямое отношение.

– Здесь когда-то был детский дом, в котором я воспитывался. Географически располагался он идеально, ведь мимо «проходила» вся история: Никольский взвоз, сад Ермака, кремль, Дом пионеров, тюрьма. Иди по улице, каждые десять метров останавливайся и трави новую байку о Тобольске. И когда пятеро татарских парней с именами на букву «М» выпускались из детдома, каждый из них посадил по яблоньке и пообещал другим, что, возмужав, встав на ноги, не забудет «деревянного старика». И вот я здесь. Вернулся я, – рассказывает Минсалим.

Сила косторезного промысла, да хоть какого ремесла, – в династийном характере. Совсем не зря в советское время к семейным артелям власти имели много вопросов – «как бы чего не вышло». Минсалим, называющий себя изначально безродным человеком, когда создал семью, родил сыновей, стал мечтать именно о семейной мастерской и домашнем музее.

– Да, я серьезно мечтал о таком месте, куда бы могли приходить все – чтобы беседовать, делиться, чай пить, баранки грызть, – подытоживает мастер.

Пятеро их

– Минсалим, у вас три сына. А они пилят с вами за одним столом?

– Ирина, ну что ты?! Пилят жены мужей, а косторезы – режут! Мы очень редко собираемся за работой вместе. Парням и без того хватает забот.

Парни: Ярославу будет 44 года (отец зовет его Славкой), Юрию – 39, Сергею – 31, Минсалиму – 68. Ирина Вишнякова – вторая жена мастера. Пятеро в ларце. Считай, крепкий кулак.

В промысел все они пришли в разное время и по-разному. Стиль, конечно, у каждого свой. 

– Насильственно я ничего никогда не делал, не заставлял, в общем. Как-то маленьким Ярослав приходит и просит: «Папа, купи мне джинсы». Я ему говорю: «Садись рядом, помогай папе – будут тебе джинсы». С каким азартом он шкурил, полировал!  Юрка, помню, просил «видеодвойку» – тоже его «пригласил» заработать на подарок. Сережка тоже как-то так пристроился в мастерской. Коль все они родились и выучились в разные эпохи, то и методы работы у них особенные. Славка – из советского времени, обладает математическим складом ума: он видит и чувствует объем, делает расчеты, работает долго, тщательно.

В его миниатюрах присутствует реализм. Недаром он стал директором нашего холдинга, что меня, кстати, очень спасает: я рожден не для работы с бумажками, я хочу только резать. Юрий (воспитывался на изломе эпох) мыслит художественно, умеет монтировать сложные конструкции. Склонен к натурализму. Чаще всего зависает в мастерской. И в то же время он технарь, любит и знает машины – во все северные командировки езжу только с ним. Сергей – из компьютерного века. Часть его творчества пришла из Интернета, – с подробностями сообщает Минсалим.

В тяжелые времена часть личных фондов, даже работы сыновей, Тимергазееву пришлось продать. Говорит, до такой крайности довела нищета. Но мастер с подмастерьями рождают новые творения, изучать которые можно бесконечно. Сейчас заказы у них в основном частные. Например, шахматный стол. Или проект «Золотая баба» с местным телеканалом.

Мой добрый старший друг и кумир Минсалим не перестает трудиться (сказал же: родился, чтобы резать, а не листы перебирать). Верит, что все будет хорошо. И приглашает в гости на улицу Октябрьскую, 2, откуда открывается великолепный вид на Тобольск.

Опубликовано: газета №105(4640)

Читайте больше:

В Казанском музее открылся обновленный зал природы

Музейный комплекс Словцова в Тюмени требует дополнительных инвестиций

2446Просмотров
Комментарии для сайта Cackle

Читать далее
За новыми умениями горожан приглашают на мастер-классы.
Современное здание станет центром притяжения жителей района.
Проект «Золотая линия Тюмени» откроет и презентует уникальный пешеходный маршрут.
27 июля в городских парках, скверах и других праздничных площадках пройдут мастер-классы, выставки, экскурсии.
19 июля в молодежном театральном центре «Космос» состоялось закрытие проекта для молодых кинематографистов.
Сельских подростков знакомят с форматом рок-квартирника.
В 46-й раз состоялся в Самарской области фестиваль авторской песни имени Валерия Грушина, ставший уже международным.
19 июля в 16:30 в редакции газеты «Тюменская область сегодня» начнется прямой эфир программы Елены Станиславской «Быть блогером» с главным редактором журнала «Егорка» Виолетой Кураш.
Опрос
По каким критериям вы выбираете место для отдыха?
Морское побережье
Горный курорт
Сервис «Все включено»
Безвизовый режим
Приемлемая стоимость
Транспортная доступность
Познавательный досуг
Развлечения
Все вышеперечисленное

Подпишитесь на нашу рассылку, чтобы не пропустить главное