Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Думай о хорошем, включай радио

Преподаватель Высшей московской школы экономики почувствовала себя потомком декабриста

11.12.2017
14:38
Преподаватель Высшей московской школы экономики почувствовала себя потомком декабриста. Одним из почетных гостей фестиваля «Декабристские вечера» в Ялуторовске стала Анастасия Бонч-Осмоловская. Рассказывая о своей семье, она подчеркнула, что только в Ялуторовске по-настоящему почувствовала себя потомком декабриста И.Д. Якушкина.. В столице свой ритм жизни, свои заботы и волнения. Получив приглашение на фестиваль, москвичка погрузилась в семейную хронику, особенно большое влияние на нее оказали воспоминания ее бабушки, правнучки декабриста И.Д. Якушкина, трижды побывавшей в нашем городе. Более того, биолог по образованию Варвара Ивановна Осмоловская впервые приехала на Ямал накануне войны, в июне 1941-го, как начинающий ученый и осталась здесь на два года в Салехарде. Ей пришлось даже выучить ненецкий язык и устроиться счетоводом. Потом она расскажет об этом в своей книге «Ясной, солнечной ночью». Линия Анастасии тянется от декабриста И.Д. Якушкина и его жены А.В. Якушкиной (Шереметевой), на причудливом зигзаге истории пересекается с Бонч-Осмоловскими - дворянским родом среднего достатка, среди которого было немало бунтарей и смутьянов. Например, В.И. Ваховская была членом организаций народников «Земля и воля», «Черный передел», тратила почти все деньги на содержание революционных организаций, помощь узникам царских тюрем. А еще на одном повороте истории Якушкины-Осмоловские соединяются с родом отца советской водородной бомбы, а потом правозащитника А. Сахарова. Вот уж поистине первенцы свободы! В семье Якушкиных-Осмоловских бережно хранится главная реликвия – миниатюра с портретом А.В. Якушкиной. - Мое возвращение к истокам началось благодаря чтению бабушкиных воспоминания, дневника и писем Анастасии Васильевны, - говорит Анастасия Александровна Бонч-Осмоловская, названная в память о безвременно угасшей жене И.Д. Якушкина. – Тяжело шли к читателю эти семейные реликвии. В 1930-е годы уже готовый набор рукописи был рассыпан в типографии общества политкаторжан. В 1960-е фрагмент дневника был опубликован Твардовским в «Новом мире». А полностью письма и дневник появились на свет уже в 1995 году в серии «Памятники культуры» уже после смерти моей бабушки. Множество раз декабристоведы пытались объяснить мотивы поступка И.Д. Якушкина, отказавшего своей жене в праве последовать за ним в Сибирь. Наша гостья, заглянув в дневники и письма А.В. Якушкиной, нашла свой ответ на эту жизненную коллизию: - Приехав в Ялуторовск, я еще раз перечитала дневник Анастасии Васильевны, - призналась Анастасия вторая. – Иван Дмитриевич считал, что только мать способна воспитать детей таким образом, чтобы они не считали его государственным преступникам. Трудно было молодой женщине, а ей было всего лишь двадцать лет, смириться с миссией остаться воспитателем своих детей. Ведь она так хотела ехать в Сибирь вслед за любимым мужем. Но Анастасия справилась с этой ролью. В семье поддерживался культ отца. Дети выросли достойными гражданами. Евгений продолжил дело отца-декабриста, освобождая крестьян. И все-таки она жила надеждой, что удастся воссоединиться с мужем. А когда, в 1832 году, царь через Бенкендорфа отказал ей в поездке, быстро угасла. Она внутренне сломалась, не перенеся разлуку. Это чувствуется и по письмам, которые она писала все реже и реже… Лингвист в области компьютерных технологий, сегодня А.А. Бонч-Осмоловская занимается подготовкой к изданию 90-томного издания сочинения великого русского писателя Л. Толстого, внося вклад в просвещенческие традиции своего рода. Читайте больше: Тюменцам расскажут, как стать топовым блогером Тюменские пенсионеры освоят смартфоны
Одним из почетных гостей фестиваля «Декабристские вечера» в Ялуторовске стала Анастасия Бонч-Осмоловская. Рассказывая о своей семье, она подчеркнула, что только в Ялуторовске по-настоящему почувствовала себя потомком декабриста И.Д. Якушкина.
А. Бонч-Осмоловская (в центре) зажигает свечу фестиваля «Декабристские вечера» || Фото Анатолия Мясникова

В столице свой ритм жизни, свои заботы и волнения. Получив приглашение на фестиваль, москвичка погрузилась в семейную хронику, особенно большое влияние на нее оказали воспоминания ее бабушки, правнучки декабриста И.Д. Якушкина, трижды побывавшей в нашем городе. Более того, биолог по образованию Варвара Ивановна Осмоловская впервые приехала на Ямал накануне войны, в июне 1941-го, как начинающий ученый и осталась здесь на два года в Салехарде. Ей пришлось даже выучить ненецкий язык и устроиться счетоводом. Потом она расскажет об этом в своей книге «Ясной, солнечной ночью».

Линия Анастасии тянется от декабриста И.Д. Якушкина и его жены А.В. Якушкиной (Шереметевой), на причудливом зигзаге истории пересекается с Бонч-Осмоловскими - дворянским родом среднего достатка, среди которого было немало бунтарей и смутьянов. Например, В.И. Ваховская была членом организаций народников «Земля и воля», «Черный передел», тратила почти все деньги на содержание революционных организаций, помощь узникам царских тюрем. А еще на одном повороте истории Якушкины-Осмоловские соединяются с родом отца советской водородной бомбы, а потом правозащитника А. Сахарова. Вот уж поистине первенцы свободы!

В семье Якушкиных-Осмоловских бережно хранится главная реликвия – миниатюра с портретом А.В. Якушкиной.

- Мое возвращение к истокам началось благодаря чтению бабушкиных воспоминания, дневника и писем Анастасии Васильевны, - говорит Анастасия Александровна Бонч-Осмоловская, названная в память о безвременно угасшей жене И.Д. Якушкина. – Тяжело шли к читателю эти семейные реликвии. В 1930-е годы уже готовый набор рукописи был рассыпан в типографии общества политкаторжан. В 1960-е фрагмент дневника был опубликован Твардовским в «Новом мире». А полностью письма и дневник появились на свет уже в 1995 году в серии «Памятники культуры» уже после смерти моей бабушки.

Множество раз декабристоведы пытались объяснить мотивы поступка И.Д. Якушкина, отказавшего своей жене в праве последовать за ним в Сибирь. Наша гостья, заглянув в дневники и письма А.В. Якушкиной, нашла свой ответ на эту жизненную коллизию:

- Приехав в Ялуторовск, я еще раз перечитала дневник Анастасии Васильевны, - призналась Анастасия вторая. – Иван Дмитриевич считал, что только мать способна воспитать детей таким образом, чтобы они не считали его государственным преступникам. Трудно было молодой женщине, а ей было всего лишь двадцать лет, смириться с миссией остаться воспитателем своих детей. Ведь она так хотела ехать в Сибирь вслед за любимым мужем. Но Анастасия справилась с этой ролью. В семье поддерживался культ отца. Дети выросли достойными гражданами. Евгений продолжил дело отца-декабриста, освобождая крестьян. И все-таки она жила надеждой, что удастся воссоединиться с мужем. А когда, в 1832 году, царь через Бенкендорфа отказал ей в поездке, быстро угасла. Она внутренне сломалась, не перенеся разлуку. Это чувствуется и по письмам, которые она писала все реже и реже…

Лингвист в области компьютерных технологий, сегодня А.А. Бонч-Осмоловская занимается подготовкой к изданию 90-томного издания сочинения великого русского писателя Л. Толстого, внося вклад в просвещенческие традиции своего рода.

Читайте больше:

Тюменцам расскажут, как стать топовым блогером

Тюменские пенсионеры освоят смартфоны

1203Просмотров

Читать далее
Международный день защиты детей - хороший повод, чтобы вспомнить о проблемах подрастающего поколения
Самоизоляция обострила социальные проблемы
С 1 июня в силу вступают новые меры поддержки граждан в период пандемии коронавируса
Кукушка долго и без остановки кукует – к наступлению теплых деньков
Если в первые дни июня идет дождь, то весь месяц будет сухой
Государство не оставило без внимания детей старше трех лет
С 24 по 30 мая – обо всем самом интересном

Опрос
Чем вы намерены заняться летом после отмены самоизоляции?
Уеду в деревню
Вернусь к работе в обычном режиме
Буду ходить в кино, в кафе, гулять в парках
Вырвусь с семьей на российский юг
Отправлюсь куда угодно, только подальше от города
Буду готовиться к экзаменам
Собираюсь искать другую работу
Никуда не поеду, останусь в виртуальном мире