Размер шрифта +
Цветовая схема A A A

Ночью синей есть место

0:06, 13 декабря 2012,
Слушать новость
Ночью синей есть место . None. В новый поэтический сборник «В родных просторах» Нины Ющенко, нашего собственного корреспондента по Приишимью, вошли произведения разных лет. Как отмечается в послесловии к книге «О лирике Нины Ющенко», три темы, три сферы бытия можно считать главными в поэзии автора: это женская судьба, окружающий человека мир (человек и природа) и память – о родителях, о встречах и расставаниях с близкими и любимыми людьми. В поэзии Нины Дмитриевны они соприкасаются, пересекаются и переплетаются в единое целое, создавая образ малой родины, времени, в котором живем. Природа – отдельная тема нашего коллеги. Картины времен года в ее стихах узнаваемы: затяжная сибирская весна, короткое лето, золотая или дождливая осень. Для сегодняшнего выпуска мы выбрали самое продолжительное в наших краях время года – зиму, ведь на дворе Предновогодье. А снега у Нины Ющенко легкие, белые, пушистые, самые-самые новогодние. Стихи А у нас идут снега, легкие и белые, Завалили берега – что же вы наделали? Осыпаются, летят... спрятали полсвета, Словно не было у нас солнечного лета. А у нас снега-снега и метут метели... Помнишь, в детстве с белых гор мы с тобой летели? А у нас идут снега... Взрослые мы, что ли? Затихают голоса, милые до боли. 1966 г. * * * Наверное, будет весело завтра – 31 декабря. Придут знакомые – нарядные и веселые. А сейчас я смотрю в зеркало, в зеленые глаза – И от запаха хвои кружится голова. Ах, бедная голова! Поверила в чьи-то слова о том, что приведут слона: Он говорит языком человечьим, умеет гадать и жечь свечи. Я смотрю в зеркало на себя и вижу девочку маленького роста И хочется мне, чтобы все было просто: Откроется дверь – и человек твоим голосом скажет: «Здравствуй!» Человек твоими руками снимет пальто, подойдет и сядет рядом, Человек твоими глазами будет смотреть на меня и ждать Нового года, Когда соберутся знакомые – нарядные и веселые. А сказочный слон нам с тобою предскажет счастье. 1968 г. * * * Белые веснушки – за окном. Белые веснушки – давай уйдем Из этой шумной комнаты, от друзей, Под белые веснушки скорей-скорей... Закружу, замучаю – не ходи, Под белыми веснушками так сине не гляди, Так неосторожно не открывай дверей, Может, я не буду еще твоей. Белые просторы с горячего плеча Не бросай под ноги, широкая душа, Не стели мне мягко жаркие снега – Впереди не годы, а... века. 1966 г. * * * До чего же весело лепится снег, До чего же белый из снега человек! Пришагал откуда-то из-за гор, Как мое признание, как немой укор. День и ночь маячит около ворот, В окруженье белом больших ворон. Мне бы незамеченной стороной пройти, А он хватает за руки: «Не хитри!» А он хохочет радостно в синеву, А он ногами топчет старую траву. Я теряю голову и слова, Я теряю главное – свои права. И никто не знает, как помочь, Я живу, как пленница, и день, и ночь. Отвернусь с досадой – женский вздор, А человек из снега – в окна, мне  в укор. 1968 г. * * * Выпал снег. Зима в Тюмени невесома и светла. Акварелью красит тени, тянет синью до угла Дома, где резьба карнизов дремлет в древних полуснах, Мир уже насквозь пронизан ожиданием: весна! Весь – одно предначертанье, этот мир – один на всех! И летит – любви мечтанье? – над Тюменью синий снег. 2003 г. * * * Мечутся сороки над белыми снегами С простуженными криками над белыми домами, Над белым, застывающим на ветру бельем – Кричат на белом свете о чем-то о своем. Трепещут неспокойные длинными крылами – Сороки, ах, сороки, что мне делать с вами? Что мне делать, глупые, с белыми снегами, С белыми разлуками, с забытыми руками. Уйти? – не так-то просто, сберечь – еще трудней: Белые разлуки живут в судьбе моей. Ах, что вы, право, мечетесь над белыми снегами, Глупые сороки, с длинными крылами. 1967 г. * * * Ни минуты, ни секунды говорить не стал. Снегопад такой, что город хлопотать устал. И глаза закрыли окна в замети ночной. Может, лучше, что не буду я тебе женой. Унесет в круговороте запоздалых лет, Яркий свет с небес прольется – вечной жизни след. 2000 г. * * * У каждого свои заботы, У каждого свои дела. А я могла бы быть хорошей, А я по-зимнему светла. И первый снег на черных галок Я знаю, как сумел упасть. Я забываю зелень лета, Его сжигающую страсть. Спокойны чуткие деревья. Ишим синеет в холода, И замерзает возле лодок Его тяжелая вода. 1966 г. * * * Навалило снегу кленам до бровей. Не спеша по улице я пройду твоей. Посмотрю на тихое светлое окно – Школьная привычка, Теперь мне все равно. Теперь мы стали взрослыми – Ты и я, Теперь у нас хорошие новые друзья. Твои насмешки-шуточки, колючие глаза Пугали меня очень, как ранняя гроза. Друг друга обходили мы, не подав руки. Все знали, что  с тобою мы «вечные враги». Взрослели, но, конечно, это ерунда – Ссорились без повода больше, чем всегда. Теперь мы друг от друга очень далеко. И дышится как будто мне без тебя легко… Навалило снегу до самых до бровей Не спеша по улице я пройду твоей. 1966 г. * * * Утро вечера мудренее. Утром, вечером снегопад – Белой радостью, женской слабостью Давит плечи мои опять. Я ладонями ощущаю Нежность белую белых дней. Что случается, что качается За сумятицею огней? Зажигаются утром, вечером, Тонут радостно в снегопад Окна синие, окна красные, Окна желтые – мой разлад. Гаммы стройные нарушаются, Приглушается каждый звук. В белом мареве снегопадится, В белом мире я, как без рук, – Не ответится, не приветится, Скрыло землю всю невпопад. Снегопадище, о чудовище! Ты скажи мне, чему ты рад? 1968 г. * * * Рыжие сосны пылали всю зиму. Всю зиму всходила шальная луна, Как будто какую-то тайную схиму Хотела принять – и боялась она. Снегами восторга взрывалась округа, Звучали сонаты с высоких небес, А в заколдованной области круга Дышал и безмолвствовал... лес. 1997 г. * * * Упали белые туманы На холм, на синие поляны, На лес темнеющий, на крыши – Мир белым шелком кем-то вышит. И по дороге белой мчится Луна вся  в белом. Пес мой злится... Не до прогулок, господа! Уж скоро яркая звезда Сверкнет на белом небосклоне. И ночь вся белая утонет – На миг – до белого утра. 1999 г. * * * Зима. Январь. Закат стеною Морозным блеском красит свет В полнеба. Как волною Потемки скроют яркий след Ушедшего. Но вновь со мною Ночное эхо дальних лет. Как живо, близко их звучанье В заиндевающей глуши. И улиц гулкое молчанье, И стон глухой – моей души. 2008 г. Нина ЮщЕнко, г. Ишим

В новый поэтический сборник «В родных просторах» Нины Ющенко, нашего собственного корреспондента по Приишимью, вошли произведения разных лет. Как отмечается в послесловии к книге «О лирике Нины Ющенко», три темы, три сферы бытия можно считать главными в поэзии автора: это женская судьба, окружающий человека мир (человек и природа) и память – о родителях, о встречах и расставаниях с близкими и любимыми людьми. В поэзии Нины Дмитриевны они соприкасаются, пересекаются и переплетаются в единое целое, создавая образ малой родины, времени, в котором живем.

Природа – отдельная тема нашего коллеги. Картины времен года в ее стихах узнаваемы: затяжная сибирская весна, короткое лето, золотая или дождливая осень. Для сегодняшнего выпуска мы выбрали самое продолжительное в наших краях время года – зиму, ведь на дворе Предновогодье. А снега у Нины Ющенко легкие, белые, пушистые, самые-самые новогодние.

Стихи
А у нас идут снега,
легкие и белые,
Завалили берега –
что же вы наделали?
Осыпаются, летят...
спрятали полсвета,
Словно не было у нас
солнечного лета.
А у нас снега-снега
и метут метели...
Помнишь, в детстве с белых гор
мы с тобой летели?
А у нас идут снега...
Взрослые мы, что ли?
Затихают голоса,
милые до боли.
1966 г.
* * *
Наверное, будет весело
завтра – 31 декабря.
Придут знакомые –
нарядные и веселые.
А сейчас я смотрю в зеркало,
в зеленые глаза –
И от запаха хвои
кружится голова.
Ах, бедная голова!
Поверила в чьи-то слова
о том, что приведут слона:
Он говорит языком человечьим,
умеет гадать и жечь свечи.
Я смотрю в зеркало на себя
и вижу девочку маленького
роста
И хочется мне,
чтобы все было просто:
Откроется дверь –
и человек твоим голосом
скажет: «Здравствуй!»
Человек твоими руками
снимет пальто,
подойдет и сядет рядом,
Человек твоими глазами
будет смотреть на меня
и ждать Нового года,
Когда соберутся знакомые –
нарядные и веселые.
А сказочный слон
нам с тобою предскажет
счастье.
1968 г.
* * *
Белые веснушки –
за окном.
Белые веснушки –
давай уйдем
Из этой шумной комнаты,
от друзей,
Под белые веснушки
скорей-скорей...
Закружу, замучаю –
не ходи,
Под белыми веснушками
так сине не гляди,
Так неосторожно
не открывай дверей,
Может, я не буду
еще твоей.
Белые просторы
с горячего плеча
Не бросай под ноги,
широкая душа,
Не стели мне мягко
жаркие снега –
Впереди не годы,
а... века.
1966 г.
* * *
До чего же весело
лепится снег,
До чего же белый
из снега человек!
Пришагал откуда-то
из-за гор,
Как мое признание,
как немой укор.
День и ночь маячит
около ворот,
В окруженье белом
больших ворон.
Мне бы незамеченной
стороной пройти,
А он хватает за руки:
«Не хитри!»
А он хохочет радостно
в синеву,
А он ногами топчет
старую траву.
Я теряю голову и слова,
Я теряю главное –
свои права.
И никто не знает,
как помочь,
Я живу, как пленница,
и день, и ночь.
Отвернусь с досадой –
женский вздор,
А человек из снега –
в окна, мне  в укор.
1968 г.
* * *
Выпал снег. Зима в Тюмени
невесома и светла.
Акварелью красит тени,
тянет синью до угла
Дома, где резьба карнизов
дремлет в древних полуснах,
Мир уже насквозь пронизан
ожиданием: весна!
Весь – одно предначертанье,
этот мир – один на всех!
И летит – любви мечтанье? –
над Тюменью синий снег.
2003 г.
* * *
Мечутся сороки
над белыми снегами
С простуженными криками
над белыми домами,
Над белым, застывающим
на ветру бельем –
Кричат на белом свете
о чем-то о своем.
Трепещут неспокойные
длинными крылами –
Сороки, ах, сороки,
что мне делать с вами?
Что мне делать, глупые,
с белыми снегами,
С белыми разлуками,
с забытыми руками.
Уйти? – не так-то просто,
сберечь – еще трудней:
Белые разлуки
живут в судьбе моей.
Ах, что вы, право, мечетесь
над белыми снегами,
Глупые сороки,
с длинными крылами.
1967 г.
* * *
Ни минуты, ни секунды
говорить не стал.
Снегопад такой, что город
хлопотать устал.
И глаза закрыли окна
в замети ночной.
Может, лучше, что не буду
я тебе женой.
Унесет в круговороте
запоздалых лет,
Яркий свет с небес прольется –
вечной жизни след.
2000 г.
* * *
У каждого свои заботы,
У каждого свои дела.
А я могла бы быть хорошей,
А я по-зимнему светла.
И первый снег на черных галок
Я знаю, как сумел упасть.
Я забываю зелень лета,
Его сжигающую страсть.
Спокойны чуткие деревья.
Ишим синеет в холода,
И замерзает возле лодок
Его тяжелая вода.
1966 г.
* * *
Навалило снегу
кленам до бровей.
Не спеша по улице
я пройду твоей.
Посмотрю на тихое
светлое окно –
Школьная привычка,
Теперь мне все равно.
Теперь мы стали взрослыми –
Ты и я,
Теперь у нас хорошие
новые друзья.
Твои насмешки-шуточки,
колючие глаза
Пугали меня очень,
как ранняя гроза.
Друг друга обходили мы,
не подав руки.
Все знали, что  с тобою
мы «вечные враги».
Взрослели, но, конечно,
это ерунда –
Ссорились без повода
больше, чем всегда.
Теперь мы друг от друга
очень далеко.
И дышится как будто
мне без тебя легко…
Навалило снегу
до самых до бровей
Не спеша по улице
я пройду твоей.
1966 г.
* * *
Утро вечера мудренее.
Утром, вечером снегопад –
Белой радостью,
женской слабостью
Давит плечи мои опять.
Я ладонями ощущаю
Нежность белую белых дней.
Что случается, что качается
За сумятицею огней?
Зажигаются утром, вечером,
Тонут радостно в снегопад
Окна синие, окна красные,
Окна желтые – мой разлад.
Гаммы стройные нарушаются,
Приглушается каждый звук.
В белом мареве снегопадится,
В белом мире я, как без рук, –
Не ответится, не приветится,
Скрыло землю всю невпопад.
Снегопадище, о чудовище!
Ты скажи мне, чему ты рад?
1968 г.
* * *
Рыжие сосны пылали всю зиму.
Всю зиму всходила
шальная луна,
Как будто
какую-то тайную схиму
Хотела принять –
и боялась она.
Снегами восторга
взрывалась округа,
Звучали сонаты
с высоких небес,
А в заколдованной
области круга
Дышал и безмолвствовал... лес.
1997 г.
* * *
Упали белые туманы
На холм, на синие поляны,
На лес темнеющий, на крыши –
Мир белым шелком
кем-то вышит.
И по дороге белой мчится
Луна вся  в белом.
Пес мой злится...
Не до прогулок, господа!
Уж скоро яркая звезда
Сверкнет на белом небосклоне.
И ночь вся белая утонет –
На миг – до белого утра.
1999 г.
* * *
Зима. Январь. Закат стеною
Морозным блеском
красит свет
В полнеба. Как волною
Потемки скроют яркий след
Ушедшего. Но вновь со мною
Ночное эхо дальних лет.
Как живо, близко их звучанье
В заиндевающей глуши.
И улиц гулкое молчанье,
И стон глухой – моей души.
2008 г.

Нина ЮщЕнко, г. Ишим

Читайте также

Новость Тюмени: За присоединение к газопроводу тюменцы платят в 15 раз меньше, чем в других регионах

За присоединение к газопроводу тюменцы платят в 15 раз меньше, чем в других регионах

24 ноября

Фотосалон Марии Уссаковской в Тобольске: утраченная память

28 мая

Тюменская область приняла эстафету Всероссийской акции «Тест на ВИЧ»

23 августа