Размер шрифта +
Цветовая схема A A A

Подранок, или Природная

9:20, 18 августа 2011, Василий ЛАПШИН
Слушать новость
Подранок, или Природная . None. Положение о конкурсе в № 12 за 27 января 2011 г. Клева в это зимнее утро не было. По всем признакам должен, но, увы, нет. Упорно сижу, жду… Когда из шумного города вырвешься в этот мир, забываешь мирскую суету, растворяешься в этой среде. Стрекочут сороки, перекликаются жуланы-снегири, стучит трудяга дятел… Настойчиво жду. Ни одной поклевки. Меняю место. Результат тот же. Слышу рядом: тинь-тинь. Ага! Синичка. Лезу в рюкзак, крошу на мелкие кусочки сало, колбасу. Кладу в метре от себя. Не прошло и минуты, синица хвать кусочек колбасы – и нет ее. Смелая – голод не тетка! Вскоре гостья появилась снова и уже без стеснения проглотила кусочек, другой в клюв и понесла. Добавляю корма. Она уж не как гостья, а как своя стала прилетать и не крадучись брать еду. Возьмет маленький кусочек, проглотит, а что покрупнее – в клюв и айда. Наблюдал ее кормежку  минут двадцать. Не дышу, застыл на месте, чтоб не вспугнуть. Потом улетела и не появлялась, только мельком слышу знакомое «тинь-тинь». А на душе стало легко и приятно. И тут поклевка! Цап! Эх, сход! Цап, есть! Окунек граммов 200. Это уже успех, а настроение такое – не опишешь… В этой суматохе, видимо, спугнул мою летунью. Но вот привычное «тинь-тинь». Видимо, она где-то недалеко. Добавляю для нее корма, думаю, вернется ли моя подопечная. Вдруг опять «тинь», и моя знакомая пикирует на облюбованное место. Наблюдаю. Она не ест, а хвать кусочек побольше и была такова. Наблюдаю. Улетает недалеко. Оказывается, в метрах 50–70 куст тальника окружен старой осокой и запорошен шапкой снега. Вижу, синичка совершает «рейс»: куст – кормушка – кормушка – куст. Неужели куст ее постоянное пристанище? В промежутках между «рейсами» пробираюсь ближе к кусту, чтобы не вспугнуть. Прилетев с добычей, птичка села на ветку, юрко повернулась вокруг, как бы обозревая, нет ли лишних, и юрк в чащу куста. Жду, когда вылетит. Ага, вот она! Опять села. Огляделась. Чувствую, на меня ноль внимания. Опять тишина. Слышу шуршание крыльев: знаю, что «тинь» – не будет, клюв-то занят. Опять села. Тут краем уха уловил такой же писк внутри куста, но чуть нежнее. Всматриваюсь в гущу веток. О боже! Такое можно увидеть только раз. Сквозь ветки куста вижу еще одну синичку – с подбитым крылышком. С замиранием сердца наб-людаю за происходящим. Еле слышно попискивание двух синичек. Сижу, не двигаюсь. Понятно, что одна выручает другую. Видимо, в этой прибрежной осоке, что окружала тальник, прижилась раненая подруга, которая не  в состоянии летать. Отступив два шага назад, останавливаюсь. Тишина. Писка не слышно, но и порханья тоже. Отхожу еще на два шага. Прислушиваюсь к ним, а они ко мне. Молчок. Повернулся, не спеша пошел к своим лункам. Подумал: сколько высочайших нравственных ценностей можно почерпнуть в этой чудной природной миниатюре. Василий ЛАПШИН, г. Тюмень

Положение о конкурсе в № 12 за 27 января 2011 г.


Клева в это зимнее утро не было. По всем признакам должен, но, увы, нет. Упорно сижу, жду… Когда из шумного города вырвешься в этот мир, забываешь мирскую суету, растворяешься в этой среде. Стрекочут сороки, перекликаются жуланы-снегири, стучит трудяга дятел… Настойчиво жду. Ни одной поклевки. Меняю место. Результат тот же. Слышу рядом: тинь-тинь. Ага! Синичка. Лезу в рюкзак, крошу на мелкие кусочки сало, колбасу. Кладу в метре от себя.

Не прошло и минуты, синица хвать кусочек колбасы – и нет ее. Смелая – голод не тетка! Вскоре гостья появилась снова и уже без стеснения проглотила кусочек, другой в клюв и понесла.
Добавляю корма. Она уж не как гостья, а как своя стала прилетать и не крадучись брать еду. Возьмет маленький кусочек, проглотит, а что покрупнее – в клюв и айда. Наблюдал ее кормежку  минут двадцать. Не дышу, застыл на месте, чтоб не вспугнуть. Потом улетела и не появлялась, только мельком слышу знакомое «тинь-тинь». А на душе стало легко и приятно.

И тут поклевка! Цап! Эх, сход! Цап, есть! Окунек граммов 200. Это уже успех, а настроение такое – не опишешь… В этой суматохе, видимо, спугнул мою летунью. Но вот привычное «тинь-тинь». Видимо, она где-то недалеко. Добавляю для нее корма, думаю, вернется ли моя подопечная. Вдруг опять «тинь», и моя знакомая пикирует на облюбованное место. Наблюдаю. Она не ест, а хвать кусочек побольше и была такова.

Наблюдаю. Улетает недалеко. Оказывается, в метрах 50–70 куст тальника окружен старой осокой и запорошен шапкой снега. Вижу, синичка совершает «рейс»: куст – кормушка – кормушка – куст. Неужели куст ее постоянное пристанище? В промежутках между «рейсами» пробираюсь ближе к кусту, чтобы не вспугнуть.

Прилетев с добычей, птичка села на ветку, юрко повернулась вокруг, как бы обозревая, нет ли лишних, и юрк в чащу куста. Жду, когда вылетит. Ага, вот она! Опять села. Огляделась. Чувствую, на меня ноль внимания. Опять тишина. Слышу шуршание крыльев: знаю, что «тинь» – не будет, клюв-то занят. Опять села.

Тут краем уха уловил такой же писк внутри куста, но чуть нежнее. Всматриваюсь в гущу веток. О боже! Такое можно увидеть только раз. Сквозь ветки куста вижу еще одну синичку – с подбитым крылышком.

С замиранием сердца наб-людаю за происходящим. Еле слышно попискивание двух синичек. Сижу, не двигаюсь. Понятно, что одна выручает другую. Видимо, в этой прибрежной осоке, что окружала тальник, прижилась раненая подруга, которая не  в состоянии летать.

Отступив два шага назад, останавливаюсь. Тишина. Писка не слышно, но и порханья тоже. Отхожу еще на два шага. Прислушиваюсь к ним, а они ко мне. Молчок. Повернулся, не спеша пошел к своим лункам. Подумал: сколько высочайших нравственных ценностей можно почерпнуть в этой чудной природной миниатюре.

Василий ЛАПШИН, г. Тюмень

Читайте также

Новость Тюмени: За присоединение к газопроводу тюменцы платят в 15 раз меньше, чем в других регионах

За присоединение к газопроводу тюменцы платят в 15 раз меньше, чем в других регионах

24 ноября

Фотосалон Марии Уссаковской в Тобольске: утраченная память

28 мая

Тюменская область приняла эстафету Всероссийской акции «Тест на ВИЧ»

23 августа