Размер шрифта +
Цветовая схема A A A

Что почитать: антология событий Западно-Сибирского восстания

Сборник материалов представил ишимский краевед Геннадий Крамор

11:04, 6 августа 2022, Сергей Козлов
Слушать новость
Что почитать: антология событий Западно-Сибирского восстания. Сборник материалов представил ишимский краевед Геннадий Крамор. «Двадцать первый. Красная весна» - так называется антология архивных и исследовательских материалов о Западно-Сибирском восстании 1921 года, которая вышла в 2021 году в Ишимском музейном комплексе к 100-летию трагедии сибирского крестьянства. Первое, что поражает – это объем работы, проделанной составителем Геннадием Крамором, который уже давно занимается этой темой. 672 страницы плотного текста и фотодокументов, плотная бумага при книжном формате большой советской энциклопедии. В оформлении использованы настенные росписи музея, фотографии, обложки изданий о восстании, работа известного художника Бориса Паромова, которая так и называется – «Крестьянское восстание 1921 года». Можно с уверенностью утверждать, что на сегодняшний день – это самое объемное издание, посвященное событиям вековой давности в Западной Сибири, изданное именно на территории, где они происходили. Исследователи отмечают до этого издания лишь два фундаментальных сборника документов, подготовленные доктором исторических наук, профессором Владимиром Шишкиным: «За Советы без коммунистов: Крестьянское восстание в Тюменской губернии. 1921» (Новосибирск, 2000) и «Сибирская Вандея. 1920–1921. Документы. В 2-х томах» (Москва, 2001). Но изданы они, как вы заметили, не в Тюменской области. Составитель предупреждает читателей, что большинство иллюстраций извлечено из семейных и региональных архивов и музеев, и они публикуются впервые. А это значительно расширяет базу исторических источников и свидетельств, увеличивая научную ценность антологии. Среди текстов также есть ряд материалов, которые впервые встретятся с читателем. В прочих случаях в конце каждой републикации указан ее источник. Кстати, справедливо будет заметить, что книга противостоит некоторым интернет-источникам  и площадкам, которые изобилуют либо искаженной информацией, либо вообще не имеющими отношения к событиям или нашему региону фотографиями и документами. - Что было главной трудностью в этой титанической работе? На этот вопрос Геннадий Крамор ответил: - Как это ни парадоксально, но существенной трудностью при работе над антологией стало именно обилие выявленного материала. Текстов советского периода в периодике рассеяно достаточно (особенно в поздний советский период), но они, ввиду их крайней ангажированности, привлекались нами очень избирательно. И на начальном этапе думалось, что объем в 672 страницы нам не осилить, придется верстать пожиже, а картинки ставить крупнее. Однако в процессе работы обнаружилось, что к данной теме за последние тридцать лет обращались многие авторы. В итоге от немалого числа даже подготовленных к печати текстов и иллюстраций скрепя сердце пришлось отказаться, чтобы не сделать книгу нечитаемой из-за мелкого шрифта. Главным принципом создания антологии для нас было обеспечить панорамность привлеченных материалов. В книге представлены все жанры, кроме художественного. Далее мы пользовались методом дедукции – от общего к частному… фото Сергея Козлова Отметим, что легенды и свидетельства об этом восстании передавались из поколения в поколение на протяжении века. Потомки восставших рассказывали о нечеловеческой жестокости ЧОНовцев, официальные историки и партийные работники о жестокости восставших по отношению к красноармейцам. И в том, и в другом взгляде была даже не своя правда, а просто правда, одну часть которой не рекомендовалось проговаривать вслух. Много таких горестных свидетельств и в этой книге. Восстание охватывало территорию, сравнимую с территорией трети, а то и половины Европы – от земель Сибирского казачьего войска (нынешний Северный Казахстан) до Обдорска (ныне Салехард), то есть большую часть Западной Сибири. В советское время его называли «Ишимско-Петропавловский кулацко-эсеровский мятеж», но даже на исторических факультетах сибирских университетов о нем говорили вскользь. И только в конце 80-х годов ХХ века информация и документы стали мало-помалу выплескиваться сначала в прессу, а затем и в научные монографии, публицистические издания и в художественные произведения тюменских писателей. Редактор-составитель так оценивает причины противостояния: «И все же, отмечая взаимную жестокость противоборствующих сторон и не симпатизируя насилию, мы видим, кто подошел с факелом первым. Пожар спровоцировало руководство Тюменской губернии, с большевистским рвением взявшееся за исполнение столичных директив о проведении продовольственной разверстки. Губпродкомиссар лично выезжал в волости и, потрясая кулаком и наганом, требовал хлеб, а иначе: «Должна быть самая беспощадная расправа вплоть до объявления всего наличия хлеба деревни конфискованным». Эту разверстку крестьяне все же стерпели, выполнили и даже перевыполнили, опустошив до зернышка сусеки. Однако вслед за тем в середине января 1921-го вышло бездумное распоряжение о семенной разверстке. Семенное зерно – это основа будущего урожая. Изъятия семян крестьяне понять и принять не смогли. Подпертые к стенке угрозой голодной смерти, они взяли в руки вилы…» На риторический вопрос о мотивации работы над этой книгой Геннадий Крамор посоветовал всем прочитать предисловие к изданию, но вкратце повторил: – Несмотря на значительный след, который оставило восстание в истории Тюменской области, в течение века на нашей земле так и не появилось обобщающего труда, который мог бы панорамно представить картину тех событий. Выходили сборники с тезисами и статьями историков, в газетах и журналах появлялись публицистические материалы, писатели и поэты погружались в минувшую эпоху, но… все это рассеивалось и растворялось в малотиражье или «злобе дня». Поэтому желание подправить эту историческую несправедливость, отдать долг памяти земляков в год столетия их гибели – представляется вполне естественным. В предисловии редактор сборника напоминает и предупреждает: «По сути, восстание стало финальным аккордом Гражданской войны в нашем крае. Но точку оно не поставило. В гражданских конфликтах, как известно, нет победителей и нет правых, потому что линия противостояния проходит через каждый дом, разрывая кровные узы, раскалывая народ, ставя под сомнение веру и идеалы. Этот очаг впоследствии тлеет десятилетиями и при малейшем порыве политического ветра может вновь разгораться, что мы видели не раз в пору распада СССР и, к сожалению, видим в наши дни» . С этим утверждением не поспоришь, потому как все происходило и происходит на наших глазах. Из этого можно только извлекать исторические уроки. Но для этого их надо знать, выучить. Для этого и вышла в свет замечательная антология «Двадцать первый. Красная весна». Следите за нами в социальных сетях: «ВКонтакте», «Одноклассники». Подписывайтесь на Telegram-канал и TikTok.
Что почитать: антология событий Западно-Сибирского восстания

«Двадцать первый. Красная весна» - антология событий 1920-х годов в Западной Сибири

«Двадцать первый. Красная весна» - так называется антология архивных и исследовательских материалов о Западно-Сибирском восстании 1921 года, которая вышла в 2021 году в Ишимском музейном комплексе к 100-летию трагедии сибирского крестьянства. Первое, что поражает – это объем работы, проделанной составителем Геннадием Крамором, который уже давно занимается этой темой.

672 страницы плотного текста и фотодокументов, плотная бумага при книжном формате большой советской энциклопедии. В оформлении использованы настенные росписи музея, фотографии, обложки изданий о восстании, работа известного художника Бориса Паромова, которая так и называется – «Крестьянское восстание 1921 года». Можно с уверенностью утверждать, что на сегодняшний день – это самое объемное издание, посвященное событиям вековой давности в Западной Сибири, изданное именно на территории, где они происходили.

Исследователи отмечают до этого издания лишь два фундаментальных сборника документов, подготовленные доктором исторических наук, профессором Владимиром Шишкиным: «За Советы без коммунистов: Крестьянское восстание в Тюменской губернии. 1921» (Новосибирск, 2000) и «Сибирская Вандея. 1920–1921. Документы. В 2-х томах» (Москва, 2001). Но изданы они, как вы заметили, не в Тюменской области.

Составитель предупреждает читателей, что большинство иллюстраций извлечено из семейных и региональных архивов и музеев, и они публикуются впервые. А это значительно расширяет базу исторических источников и свидетельств, увеличивая научную ценность антологии. Среди текстов также есть ряд материалов, которые впервые встретятся с читателем. В прочих случаях в конце каждой републикации указан ее источник. Кстати, справедливо будет заметить, что книга противостоит некоторым интернет-источникам  и площадкам, которые изобилуют либо искаженной информацией, либо вообще не имеющими отношения к событиям или нашему региону фотографиями и документами.

- Что было главной трудностью в этой титанической работе?

На этот вопрос Геннадий Крамор ответил:

- Как это ни парадоксально, но существенной трудностью при работе над антологией стало именно обилие выявленного материала. Текстов советского периода в периодике рассеяно достаточно (особенно в поздний советский период), но они, ввиду их крайней ангажированности, привлекались нами очень избирательно. И на начальном этапе думалось, что объем в 672 страницы нам не осилить, придется верстать пожиже, а картинки ставить крупнее. Однако в процессе работы обнаружилось, что к данной теме за последние тридцать лет обращались многие авторы. В итоге от немалого числа даже подготовленных к печати текстов и иллюстраций скрепя сердце пришлось отказаться, чтобы не сделать книгу нечитаемой из-за мелкого шрифта. Главным принципом создания антологии для нас было обеспечить панорамность привлеченных материалов. В книге представлены все жанры, кроме художественного. Далее мы пользовались методом дедукции – от общего к частному…

фото Сергея Козлова

Отметим, что легенды и свидетельства об этом восстании передавались из поколения в поколение на протяжении века. Потомки восставших рассказывали о нечеловеческой жестокости ЧОНовцев, официальные историки и партийные работники о жестокости восставших по отношению к красноармейцам. И в том, и в другом взгляде была даже не своя правда, а просто правда, одну часть которой не рекомендовалось проговаривать вслух. Много таких горестных свидетельств и в этой книге. Восстание охватывало территорию, сравнимую с территорией трети, а то и половины Европы – от земель Сибирского казачьего войска (нынешний Северный Казахстан) до Обдорска (ныне Салехард), то есть большую часть Западной Сибири. В советское время его называли «Ишимско-Петропавловский кулацко-эсеровский мятеж», но даже на исторических факультетах сибирских университетов о нем говорили вскользь. И только в конце 80-х годов ХХ века информация и документы стали мало-помалу выплескиваться сначала в прессу, а затем и в научные монографии, публицистические издания и в художественные произведения тюменских писателей.

Редактор-составитель так оценивает причины противостояния:

«И все же, отмечая взаимную жестокость противоборствующих сторон и не симпатизируя насилию, мы видим, кто подошел с факелом первым. Пожар спровоцировало руководство Тюменской губернии, с большевистским рвением взявшееся за исполнение столичных директив о проведении продовольственной разверстки. Губпродкомиссар лично выезжал в волости и, потрясая кулаком и наганом, требовал хлеб, а иначе: «Должна быть самая беспощадная расправа вплоть до объявления всего наличия хлеба деревни конфискованным». Эту разверстку крестьяне все же стерпели, выполнили и даже перевыполнили, опустошив до зернышка сусеки. Однако вслед за тем в середине января 1921-го вышло бездумное распоряжение о семенной разверстке. Семенное зерно – это основа будущего урожая. Изъятия семян крестьяне понять и принять не смогли. Подпертые к стенке угрозой голодной смерти, они взяли в руки вилы…»

На риторический вопрос о мотивации работы над этой книгой Геннадий Крамор посоветовал всем прочитать предисловие к изданию, но вкратце повторил:

– Несмотря на значительный след, который оставило восстание в истории Тюменской области, в течение века на нашей земле так и не появилось обобщающего труда, который мог бы панорамно представить картину тех событий. Выходили сборники с тезисами и статьями историков, в газетах и журналах появлялись публицистические материалы, писатели и поэты погружались в минувшую эпоху, но… все это рассеивалось и растворялось в малотиражье или «злобе дня». Поэтому желание подправить эту историческую несправедливость, отдать долг памяти земляков в год столетия их гибели – представляется вполне естественным.

В предисловии редактор сборника напоминает и предупреждает: «По сути, восстание стало финальным аккордом Гражданской войны в нашем крае. Но точку оно не поставило. В гражданских конфликтах, как известно, нет победителей и нет правых, потому что линия противостояния проходит через каждый дом, разрывая кровные узы, раскалывая народ, ставя под сомнение веру и идеалы. Этот очаг впоследствии тлеет десятилетиями и при малейшем порыве политического ветра может вновь разгораться, что мы видели не раз в пору распада СССР и, к сожалению, видим в наши дни» . С этим утверждением не поспоришь, потому как все происходило и происходит на наших глазах. Из этого можно только извлекать исторические уроки. Но для этого их надо знать, выучить. Для этого и вышла в свет замечательная антология «Двадцать первый. Красная весна».

Следите за нами в социальных сетях: «ВКонтакте», «Одноклассники». Подписывайтесь на Telegram-канал и TikTok.

Читайте также

Новость Тюмени: Ведущие артисты УрФО выступают для тюменцев на площадке Арт-кафе

Ведущие артисты УрФО выступают для тюменцев на площадке Арт-кафе

17 августа

Новость Тюмени: В центре Тюмени мастера и мастерицы презентовали выставку-ярмарку

В центре Тюмени мастера и мастерицы презентовали выставку-ярмарку

14 августа

Новость Тюмени: Как 14 августа отметить День Тюменской области

Как 14 августа отметить День Тюменской области

8 августа