Размер шрифта +
Цветовая схема A A A

Ковид и антиваксеры: Алексей Венедиктов призывает беречь свою жизнь

Историческим невежеством является недоверие к врачам и науке

18:26, 26 ноября 2021, Юлия Репина
Слушать новость
Ковид и антиваксеры: Алексей Венедиктов призывает беречь свою жизнь. Историческим невежеством является недоверие к врачам и науке. Что такое историческое невежество в контексте пандемии, каким должен быть настоящий журналист, есть ли свобода слова в России и почему СМИ должны бороться за качественный контент в новых пандемийных реалиях? На эти и другие вопросы съемочной группе «Тюменской области сегодня» ответил российский журналист, главный редактор и ведущий радиостанции «Эхо Москвы» Алексей Венедиктов. - Скажите, что вам ближе: быть руководителем СМИ, блогером или общественником? Что бы вы пожелали начинающим журналистами и тем, кто только собирается идти по этому пути? - На сегодняшний день я руководитель СМИ. Это моя главная задача, которая включает в себя массу других профессий кроме журналистских. Так что блогерство и общественность — на втором плане. А молодым можно пожелать только одно: чтобы они нашли свой собственный индивидуальный путь, потому что специализации журналиста могут быть очень разными: можно быть репортером, колумнистом, можно быть интервьюером. Если ты сильный репортер, это не значит, что ты сильный интервьюер. Нужно найти то, где ты силен, и там совершенствоваться. - Назовите три качества, которыми должен обладать человек, который только собирается пойти по пути журналистики. - Во-первых это любопытство. Нелюбопытный журналист, - как жареный лед, это невозможно. Любопытство — это движущая сила. Еще нужна амбиция, потому что все время надо соревноваться с самим собой. Завтра ты должен быть профессионально лучше, чем ты был вчера. А третье — это внимание, потому что для того, чтобы стать успешным, надо наблюдать за другими, красть их «приемчики», не стесняться этого, и становиться выше, круче, сильнее. Все остальное нарабатывается. - В 2018 году на «Нефоруме блогеров» в Тюмени вы заявили, что сейчас на первый план выходит конкуренция за качественный контент. Мы живем в новых «ковидных реалиях» и видим вбросы фейков, антиваксеров. Как вы считаете, современная журналистика сейчас проигрывает и качественный контент не востребован? - Нет, так сказать нельзя. В конечном итоге проигрывают фейки. Если говорить о ковиде, то фейк — это путь к смерти, путь к увечью, путь к инвалидности. Те, кто ведется на фейки - имеют больше шансов покинуть эту землю. И люди начинают это понимать. Просто создатели фейков звучат громче, у них ор громче, ярче и это понятно. И здесь конечно идет соревнование между эмоциональным и рациональным. Создатели фейков бьют на эмоции, а не на факты. Поэтому надо призывать к рациональному, а не к эмоциональному: думайте о своем здоровье, думайте о своей жизни, думайте о своих близких, а не о цифрах, которые где-то там появились. Я считаю, что качество контента — это главное по-прежнему. Именно качеством нужно завоевывать доверие. Здесь ключевое слово — доверие. - Вот мы говорим, что нет веры в здравые вещи, но есть в абсурд: часть жителей России считает, что мировое правительство создало вакцину, чтобы уничтожить именно их. И в это верят. На днях вы заявляли, что люди, выступающие против вакцинации руководствуются историческим невежеством, при этом у нас страна входит в тройку людей с высшим образованием. Что в этом контексте является историческим невежеством? - Историческим невежеством является недоверие к врачам и недоверие к науке. Мы знаем, что в 19 веке во время холерных бунтов первые, кто страдали — это врачи. И тогда императору Николаю I пришлось ехать на места холерных бунтов и успокаивать толпу возбужденных, которая была готова «порвать» лекарей. Это и есть невежество, потому что отношение к собственному здоровью в России всегда было пренебрежительным. Когда я разговаривал с вице-премьером России Татьяной Голиковой, ей не очень понравился мой термин - «невежество». И мы это обсуждали. Это было не модно в России заниматься своим здоровьем: пока человек не заболеет, он не пойдет проверяться. Он не идет проверяться, потому что боится белого халата. Врач в понимании такого человека - «убийца в белом халате», классовый враг; ты идешь к нему, когда больно, когда плохо. Поэтому ты стараешься к нему не ходить, чтобы не усиливать свое «плохо» и «больно». Это исторически так в России сложилось. Не было же никаких чеков, никто не проверяет свое самочувствие, когда он здоров ( в отличии от других стран). И поэтому когда «петух грянул», на кого свалить все? На неумелых врачей. Вот и валят. - Вы говорили о том, что в 2022-м году Россия может оказаться в ковидном тупике, потому что нет инструментов, чтобы убедить людей вакцинироваться. Сейчас инструмент — это жесткая принудительная вакцинация и QR-коды. Как теперь вы оцениваете новые пандемийные реалии и какие изменения мира вы видите в ближайшем будущем? - Мы видели, что убеждением, доказательством можно было убедить треть населения России, которая собственно и вакцинировалась. На сегодняшний день вакцинировано 36%, от взрослого населения - 50, 5%. Следующий этап, если государство хочет спасти свое население — это принуждение и запугивание, «шугануть»? QR-коды — это и есть запугивание и «шугануть». На сколько это будет эффективно — не знаю. Мы на эту тему подискутировали с Александром Моором, губернатором Тюменской области. Он очень осторожно высказывался. Я ему предрекаю, что потом он уйдет в министерство иностранных дел, слишком дипломатичен, но я его понимаю. В Тюменской области, как и во всей России часть населения вакцинировалась, а часть населения (значительная), больше трети — вообще не хочет. Такие вот граждане. Их убеждаешь, они не вакцинируются. Их начинаешь убеждать с помощью QR-кодов. Мы это обсуждали, по поводу студентов и школьников (про недопуск). Александр Моор, кстати против, чтобы был недопуск, он в этом случае мягче, чем некоторые федеральные руководители. Но при этом цель-то какая? Цель — прервать эпидемию, прервать заболевание. Ведь в эпидемии главное — не болезнь отдельного человека, а передача, цепочка заражения. И вот, представьте себе, любой из ваших читателей, зрителей, что вы, - мэр маленького городка и у вас разразилась эпидемия. Вы как будете действовать? И вот здесь люди теряются: запрещать, вводить QR-коды и так далее. Нет хороших ответов. Надо понимать, что мы выбираем между плохим и очень плохим. Сейчас, когда придет пора вакцинировать детей, я Вас уверяю, родители будут против. Треть, минимум, будет против, - а то и две трети родителей (во всяком случае судя по опросам). Как с этим быть? Надо понять, что мы живем в мире, где нет хорошего ответа. -Вы являетесь одним из ключевых медиа-менеджеров России, как вы считаете, в России есть такое понятие, как свобода слова? - Поскольку я сижу перед вами, в России есть свобода слова. Но свобода слова — это не есть нечто застывшее, не отлитое в граните или в бронзе. За нее надо бороться, ее нужно все время расширять. Я сторонник скорее хаотичной свободы слова. Свобода лучше, нежели строго регламентированные инновации по запрету для журналистов упоминать национальность, должность и так далее в случае совершения преступления — это противно моему инстинкту; я буду с ними бороться и лоббировать непринятие подобных законов безусловно. - Вы следите за иностранными трендами в СМИ? И считаете ли вы что журналистика резко разнится в России и на Западе? - Совершенно нет, в плоскости журналистики и в Российской и в Западной, хоть в Восточной возникают одни и те же тренды: с возникновением соцсетей каждый владелец аккаунта становится журналистом, профессия размывается. Мы не можем соревноваться с миллионами твиттерцев и мы не можем соревноваться с миллионами фейсбуковцев. Значит журналистика должна иметь другое направление: не производство новостей, а подтверждение, редакцию, проверку новостей; тогда ей будут доверять, но создавать новости мы уже не успеваем. Смотреть видео (сюжет подготовили Юлия Репина, Екатерина Христозова и Сергей Соболенко): Следите за нами в социальных сетях: «ВКонтакте», «Одноклассники», Instagram и Facebook. Подписывайтесь на Telegram-канал, TikTok и Twitter.
Ковид и антиваксеры: Алексей Венедиктов призывает беречь свою жизнь

Фото Екатерины Христозовой

Что такое историческое невежество в контексте пандемии, каким должен быть настоящий журналист, есть ли свобода слова в России и почему СМИ должны бороться за качественный контент в новых пандемийных реалиях? На эти и другие вопросы съемочной группе «Тюменской области сегодня» ответил российский журналист, главный редактор и ведущий радиостанции «Эхо Москвы» Алексей Венедиктов.

- Скажите, что вам ближе: быть руководителем СМИ, блогером или общественником? Что бы вы пожелали начинающим журналистами и тем, кто только собирается идти по этому пути?

- На сегодняшний день я руководитель СМИ. Это моя главная задача, которая включает в себя массу других профессий кроме журналистских. Так что блогерство и общественность — на втором плане. А молодым можно пожелать только одно: чтобы они нашли свой собственный индивидуальный путь, потому что специализации журналиста могут быть очень разными: можно быть репортером, колумнистом, можно быть интервьюером. Если ты сильный репортер, это не значит, что ты сильный интервьюер. Нужно найти то, где ты силен, и там совершенствоваться.

- Назовите три качества, которыми должен обладать человек, который только собирается пойти по пути журналистики.

- Во-первых это любопытство. Нелюбопытный журналист, - как жареный лед, это невозможно. Любопытство — это движущая сила. Еще нужна амбиция, потому что все время надо соревноваться с самим собой. Завтра ты должен быть профессионально лучше, чем ты был вчера. А третье — это внимание, потому что для того, чтобы стать успешным, надо наблюдать за другими, красть их «приемчики», не стесняться этого, и становиться выше, круче, сильнее. Все остальное нарабатывается.

- В 2018 году на «Нефоруме блогеров» в Тюмени вы заявили, что сейчас на первый план выходит конкуренция за качественный контент. Мы живем в новых «ковидных реалиях» и видим вбросы фейков, антиваксеров. Как вы считаете, современная журналистика сейчас проигрывает и качественный контент не востребован?

- Нет, так сказать нельзя. В конечном итоге проигрывают фейки. Если говорить о ковиде, то фейк — это путь к смерти, путь к увечью, путь к инвалидности. Те, кто ведется на фейки - имеют больше шансов покинуть эту землю. И люди начинают это понимать. Просто создатели фейков звучат громче, у них ор громче, ярче и это понятно. И здесь конечно идет соревнование между эмоциональным и рациональным. Создатели фейков бьют на эмоции, а не на факты. Поэтому надо призывать к рациональному, а не к эмоциональному: думайте о своем здоровье, думайте о своей жизни, думайте о своих близких, а не о цифрах, которые где-то там появились. Я считаю, что качество контента — это главное по-прежнему. Именно качеством нужно завоевывать доверие. Здесь ключевое слово — доверие.

- Вот мы говорим, что нет веры в здравые вещи, но есть в абсурд: часть жителей России считает, что мировое правительство создало вакцину, чтобы уничтожить именно их. И в это верят. На днях вы заявляли, что люди, выступающие против вакцинации руководствуются историческим невежеством, при этом у нас страна входит в тройку людей с высшим образованием. Что в этом контексте является историческим невежеством?

- Историческим невежеством является недоверие к врачам и недоверие к науке. Мы знаем, что в 19 веке во время холерных бунтов первые, кто страдали — это врачи. И тогда императору Николаю I пришлось ехать на места холерных бунтов и успокаивать толпу возбужденных, которая была готова «порвать» лекарей. Это и есть невежество, потому что отношение к собственному здоровью в России всегда было пренебрежительным. Когда я разговаривал с вице-премьером России Татьяной Голиковой, ей не очень понравился мой термин - «невежество». И мы это обсуждали. Это было не модно в России заниматься своим здоровьем: пока человек не заболеет, он не пойдет проверяться. Он не идет проверяться, потому что боится белого халата. Врач в понимании такого человека - «убийца в белом халате», классовый враг; ты идешь к нему, когда больно, когда плохо. Поэтому ты стараешься к нему не ходить, чтобы не усиливать свое «плохо» и «больно». Это исторически так в России сложилось.

Не было же никаких чеков, никто не проверяет свое самочувствие, когда он здоров ( в отличии от других стран). И поэтому когда «петух грянул», на кого свалить все? На неумелых врачей. Вот и валят.

- Вы говорили о том, что в 2022-м году Россия может оказаться в ковидном тупике, потому что нет инструментов, чтобы убедить людей вакцинироваться. Сейчас инструмент — это жесткая принудительная вакцинация и QR-коды. Как теперь вы оцениваете новые пандемийные реалии и какие изменения мира вы видите в ближайшем будущем?

- Мы видели, что убеждением, доказательством можно было убедить треть населения России, которая собственно и вакцинировалась. На сегодняшний день вакцинировано 36%, от взрослого населения - 50, 5%.

Следующий этап, если государство хочет спасти свое население — это принуждение и запугивание, «шугануть»? QR-коды — это и есть запугивание и «шугануть». На сколько это будет эффективно — не знаю.

Мы на эту тему подискутировали с Александром Моором, губернатором Тюменской области. Он очень осторожно высказывался. Я ему предрекаю, что потом он уйдет в министерство иностранных дел, слишком дипломатичен, но я его понимаю. В Тюменской области, как и во всей России часть населения вакцинировалась, а часть населения (значительная), больше трети — вообще не хочет. Такие вот граждане. Их убеждаешь, они не вакцинируются. Их начинаешь убеждать с помощью QR-кодов.

Мы это обсуждали, по поводу студентов и школьников (про недопуск). Александр Моор, кстати против, чтобы был недопуск, он в этом случае мягче, чем некоторые федеральные руководители. Но при этом цель-то какая? Цель — прервать эпидемию, прервать заболевание. Ведь в эпидемии главное — не болезнь отдельного человека, а передача, цепочка заражения. И вот, представьте себе, любой из ваших читателей, зрителей, что вы, - мэр маленького городка и у вас разразилась эпидемия. Вы как будете действовать? И вот здесь люди теряются: запрещать, вводить QR-коды и так далее. Нет хороших ответов. Надо понимать, что мы выбираем между плохим и очень плохим. Сейчас, когда придет пора вакцинировать детей, я Вас уверяю, родители будут против. Треть, минимум, будет против, - а то и две трети родителей (во всяком случае судя по опросам). Как с этим быть? Надо понять, что мы живем в мире, где нет хорошего ответа.

-Вы являетесь одним из ключевых медиа-менеджеров России, как вы считаете, в России есть такое понятие, как свобода слова?

- Поскольку я сижу перед вами, в России есть свобода слова. Но свобода слова — это не есть нечто застывшее, не отлитое в граните или в бронзе. За нее надо бороться, ее нужно все время расширять. Я сторонник скорее хаотичной свободы слова. Свобода лучше, нежели строго регламентированные инновации по запрету для журналистов упоминать национальность, должность и так далее в случае совершения преступления — это противно моему инстинкту; я буду с ними бороться и лоббировать непринятие подобных законов безусловно.

- Вы следите за иностранными трендами в СМИ? И считаете ли вы что журналистика резко разнится в России и на Западе?

- Совершенно нет, в плоскости журналистики и в Российской и в Западной, хоть в Восточной возникают одни и те же тренды: с возникновением соцсетей каждый владелец аккаунта становится журналистом, профессия размывается. Мы не можем соревноваться с миллионами твиттерцев и мы не можем соревноваться с миллионами фейсбуковцев. Значит журналистика должна иметь другое направление: не производство новостей, а подтверждение, редакцию, проверку новостей; тогда ей будут доверять, но создавать новости мы уже не успеваем.

Смотреть видео (сюжет подготовили Юлия Репина, Екатерина Христозова и Сергей Соболенко):

Следите за нами в социальных сетях: «ВКонтакте», «Одноклассники», Instagram и Facebook. Подписывайтесь на Telegram-канал, TikTok и Twitter.

Читайте также

Новость Тюмени: Главные новости Тюменской области за 20 января

Главные новости Тюменской области за 20 января

20 января

Новость Тюмени: Омикрон-штамм коронавируса выявили у одного жителя Тюменской области

Омикрон-штамм коронавируса выявили у одного жителя Тюменской области

20 января

Новость Тюмени: В Тюменской области закрыли четыре ТЦ

В Тюменской области закрыли четыре ТЦ

20 января