Размер шрифта +
Цветовая схема A A A

Предстоятель Старообрядческой церкви посетил Тюменскую область

Обширная культурно-просветительская программа ждала делегацию в Тобольске

12:02, 10 октября 2021, Сергей Козлов
Слушать новость
Предстоятель Старообрядческой церкви посетил Тюменскую область. Обширная культурно-просветительская программа ждала делегацию в Тобольске. Предстоятель Старообрядческой церкви впервые посетил Тюменскую область. Визит состоялся 28-30 сентября. В аэропорту Рощино митрополита Московского и всея Руси Корнилия встречали епископ Томско-Енисейский Григорий и верующие. Делегация побывала в Тобольске, где проходила обширная культурно-просветительская программа. 29 сентября состоялось официальное открытие памятника протопопу Аввакуму, 400-летие со дня рождения которого празднуется в этом году в России. Памятник находится в историко-культурном парке «Ермаково поле», где митрополит и епископ как почетные гости по традиции посадили деревья. Архиереи приняли участие в круглом столе «Русское старообрядчество и сохранение русской книжности», который прошел во Дворце наместника, а также в качестве почетных гостей вместе с митрополитом Тобольским и Тюменским Русской православной церкви Димитрием побывали на торжественной церемонии вручения премии им. Федора Конюхова. Принимающей стороной выступил фонд «Возрождение Тобольска», которым руководит Аркадий Елфимов. На обратном пути владыка Корнилий любезно согласился ответить на наши вопросы. – Поделитесь вашими впечатлениями от Тобольска? – Тобольск – замечательный город, откуда начиналось освоение Сибири. Но у нас была плотная программа, и мы не успели посмотреть много. Для меня это первый визит и в Тюмень, и в Тобольск. Отсюда с помощью Божией двигались отряды Ермака, казаков, сюда высылали староверов. Да и сами они уходили в тайгу от преследований. И это город огнепального протопопа Аввакума, писателя, памятник которому открыли в год 400-летия со дня рождения подвижника. Празднование и привело нас в Тобольск. Создан весьма интересный памятник, необычный, не помпезный. Скульптор изобразил Аввакума страдающим. Страдающим за Русь, за веру, за последствия раскола, за его жертвы. Примечательно, что скульптура установлена на территории прекрасного сада, ландшафтного парка. Стоит рядом с храмом святого Дмитрия Солунского, с иконой которого шли в бой отряды Ермака. Протопоп Аввакум был ярким человеком своей эпохи, к его трудам обращались писатели Достоевский, Толстой, Горький и другие. С удовольствием принял участие в конференции о книжности старообрядчества, на которой выступали известные ученые. Огромную работу для осуществления всех этих мероприятий совершил Аркадий Елфимов. Его фонд «Возрождение Тобольска» сберегает и возрождает историю родного города. Было интересно побывать и на открытии двух выставок старообрядцев: фотохудожника Александра Холмогорова и живописца и скульптора Олега Молчанова. Широко отметить в стране 400-летие протопопа Аввакума нам помогла поддержка президента России Владимира Путина и Министерства культуры. В Москве и во многих других городах снимали фильмы, проводили духовные концерты, организовывали выставки. Вот и в Тобольске провели несколько знаковых мероприятий. Тобольск – это духовный, исторический центр Сибири. В XVII–XVIII веках сюда массово ссылали старообрядцев, об этом пишет в своем «Житии» протопоп Аввакум. Почитайте эту книгу, она весьма интересная, написана живым русским языком. В Тобольске он был около трех лет. И в этом городе, как он сам пишет, приняли его хорошо. Здесь он продолжал борьбу с насильственной реформой, которую совершали царь Алексей Михайлович и патриарх Никон. Борьбу за сохранение русского духа и православной веры, борьбу против западного влияния. Это было жестокое время, когда противников реформ, этих «новин» не только ссылали, но и жестоко казнили – отрезали языки, отрубали руки, лишали жизни... Аввакум отстаивал веру той Руси, которая была со времен святого князя Владимира, преподобного Сергия Радонежского, выступал против чуждых православию новшеств, которые приходили с Запада. А Запад тогда жил не по законам Бога, а законы эти подстраивал под себя. Никон хотел стать Вселенским патриархом, покорить Константинополь – и ничего из этого не вышло, а вот народ свой раскололи, стали губить. Патриаршества на Руси при Петре Первом не стало, а стал править Синод. И вся династия Романовых в итоге пострадала. В XVII веке на всех, кто был не согласен с реформами, начались репрессии и гонения, которые продолжались около 300 лет и привели в 1917 году к кровавому перевороту. Писатель и общественный деятель Александр Солженицын мудро заметил, что XVII век в России породил 1917 год. – Как вы считаете: в противостоянии патриарха Никона, протопопа Аввакума и царя Алексея Михайловича не возобладала ли над здравым смыслом гордыня, которая позволила действовать древнему злу по принципу «разделяй и властвуй»? Как бы отнесся к этому противостоянию Сергий Радонежский? – Аввакум был смиренный человек. Он считал, что все люди добрые, один дьявол зол. Он призывал всех молиться, при этом сам молился за царя и за всех ненавидящих и обидящих его. Никон в конце жизни понял, что зря он все это затеял. Он остыл к своим реформам, но исправить и остановить ничего уже не смог. А царь Алексей Михайлович умер в страшных мучениях – это было Божьим наказанием за жестокое убийство ревнителей старой веры на Соловках. Умирая, царь кричал: «Монахи меня жгут, распиливают мое тело пилой...» Чтобы покончить с противостоянием, нужен был общий Собор, на котором можно было бы решить, как прекратить раскол. Но сторонники новизны сначала вроде бы согласились, а потом свое решение отменили и жестоко расправились со всеми своими противниками. О преподобном Сергии Радонежском: думаю, что в XVII веке он стоял бы за старую веру. Напомню, что на всех иконах до XVII века сам преподобный Сергий изображен с двуперстием. И возможно, что человек такой святости, с таким авторитетом в народе, такой посланец Бога на земле, смог бы убедить и остановить гонителей православной веры, как он при своей жизни, во время противостояния удельных князей, собирания Руси находил силы и слова для примирения враждующих сторон. – Многие сейчас ищут «староверческие гари», чтобы сделать их местами поклонений. Ваше отношение к этому и вообще к актам самосожжений... – Хочу уточнить, в каких условиях во время гонений находились староверы. Многие подвергались невыносимым пыткам. Для искренне верующего человека страшнее потерять душу, чем тело, поскольку ничего ценнее души нет. И в то время у них был выбор – потерять душу или жизнь. Старообрядцы предпочитали принять добровольное мучение в огне, чем изменить своей православной вере и через это потерять душу. Но и официальным отчетам гонителей о самосожжениях староверов нельзя полностью доверять. В старообрядческой среде бытует мнение, что разорение и сожжение целых поселков записывались как самосожжения. Главное – во время гонений сами староверы, следуя заветам Христа, никого не призывали убивать, преследовать, сжигать. – Владыка, а каким был ваш путь к вере? – Я родился и жил в подмосковном городе Орехово-Зуево в старообрядческой семье. Был крещен во младенчестве, ходил в советскую школу, учился в техникуме, а затем в техническом институте. 35 лет отработал на механическом заводе. В нашем городе до революции было несколько старообрядческих церквей. Там были предприятия знаменитой династии старообрядцев Морозовых, родоначальников российской текстильной промышленности. С детства я был верующим человеком, который во время гонений на Церковь рос в старообрядческой семье. Помню в детстве в нашем доме на настенном ковре висел портрет Сталина, а за ковром были старообрядческие иконы. Сталин ушел из жизни, и портрет сняли, а иконы остались навсегда. Жившие в атеистическое время XX века могут понять, как трудно было под школьной формой носить нательный крест. И конечно, большую роль в моем пути сыграла русская литература: Толстой, Лесков. В большей мере – Достоевский. И помню, как бабушка называла революцию «реворухой»... – Объясните для наших читателей разницу между «поповцами» и «беспоповцами» в старообрядческой церкви. – Во время преследований было уничтожено много священников, а главное – епископов, которые могут рукополагать священников. В конце концов появились группы, целые поселения верующих, которые в условиях отсутствия священников для управления общиной выбирали авторитетных людей из своей среды. Но были те, кто искал и находил священников. В 1846 году, благодаря присоединению изгнанного турками с Босно-Сараевской кафедры греческого митрополита Амвросия, старообрядцам удалось восстановить церковную иерархию. На Амвросия было много возведено напраслины и клеветы. Но мы, без сомнений, считаем, что нашими предками именно тогда была восстановлена церковная иерархия. – Поддерживается ли связь с общинами за рубежом? Скажем, на Аляске, в Латинской Америке? – Мы поддерживаем инициативу президента РФ и правительства по возвращению на родную землю всех староверов, кто вынужден был бежать из-за религиозных преследований. Ведь возвращаются верующие и очень деятельные люди, способные приносить пользу на исконно родной земле. – Последний царь Николай II, по сути, в 1905 году вернул к служению Русскую православную старообрядческую церковь. Как вы к нему относитесь? – Да, были сняты многие ограничения. Это был запоздалый, но нужный и правильный шаг. Мы, старообрядцы, за это благодарны Николаю II. Были открыты старообрядческие учебные заведения, построен институт для старообрядцев, но с 1905 по 1917 год было слишком мало времени для перемен. Вскоре начались гонения на всех верующих. Думаю, что, если бы монархия Романовых сохраняла веру и устои Святой Руси, которые объединяли народ до XVII века, Россия бы устояла. Знаменательно, что в 1917 году казаки-староверы, охранявшие царя, его не предали, и он в момент, когда предатели вынуждали его отречься, вспомнил именно о верности своих казаков. – Какие образовательные учреждения действуют сегодня в Русской православной старообрядческой церкви? Удалось ли преодолеть полосу неприятия и отчуждения с Московским патриархатом, которые наблюдались еще в начале 2000-х годов. Приходит ли осознание к пастве, что Родина у нас одна? – Что касается учебных заведений, то у нас сегодня есть Московское старообрядческое духовное училище. В 2019 году Собором принято решение о восстановлении старообрядческого института в Москве под названием Православный старообрядческий гуманитарный институт имени протопопа Аввакума. Мы вместе с другими религиозными конфессиями России выступаем против бездуховности и безнравственности, которые сегодня пытаются овладеть миром, и особенно агрессивно исходят от Запада. В этом противостоянии мы объединяем наши усилия. Но каноническое единение с Русской православной церковью не может быть насильным, механическим шагом. Считаю, чтобы преодолеть раскол, надо Русской православной церкви вернуться в отправную точку раскола – в XVII век. И решать все вопросы надо соборно. Главное – молиться, и по нашим молитвам Бог может сделать даже для нас невозможное. Молитва – это трудное дело, но без нее нельзя спастись. Следите за нами в социальных сетях: «ВКонтакте», «Одноклассники», Instagram и Facebook. Подписывайтесь на Telegram-канал, TikTok и Twitter.
Предстоятель Старообрядческой церкви посетил Тюменскую область

Фото Петра Шилигина

Предстоятель Старообрядческой церкви впервые посетил Тюменскую область. Визит состоялся 28-30 сентября. В аэропорту Рощино митрополита Московского и всея Руси Корнилия встречали епископ Томско-Енисейский Григорий и верующие. Делегация побывала в Тобольске, где проходила обширная культурно-просветительская программа.

29 сентября состоялось официальное открытие памятника протопопу Аввакуму, 400-летие со дня рождения которого празднуется в этом году в России. Памятник находится в историко-культурном парке «Ермаково поле», где митрополит и епископ как почетные гости по традиции посадили деревья. Архиереи приняли участие в круглом столе «Русское старообрядчество и сохранение русской книжности», который прошел во Дворце наместника, а также в качестве почетных гостей вместе с митрополитом Тобольским и Тюменским Русской православной церкви Димитрием побывали на торжественной церемонии вручения премии им. Федора Конюхова. Принимающей стороной выступил фонд «Возрождение Тобольска», которым руководит Аркадий Елфимов.

На обратном пути владыка Корнилий любезно согласился ответить на наши вопросы.

– Поделитесь вашими впечатлениями от Тобольска?

– Тобольск – замечательный город, откуда начиналось освоение Сибири. Но у нас была плотная программа, и мы не успели посмотреть много. Для меня это первый визит и в Тюмень, и в Тобольск. Отсюда с помощью Божией двигались отряды Ермака, казаков, сюда высылали староверов. Да и сами они уходили в тайгу от преследований. И это город огнепального протопопа Аввакума, писателя, памятник которому открыли в год 400-летия со дня рождения подвижника. Празднование и привело нас в Тобольск. Создан весьма интересный памятник, необычный, не помпезный. Скульптор изобразил Аввакума страдающим. Страдающим за Русь, за веру, за последствия раскола, за его жертвы. Примечательно, что скульптура установлена на территории прекрасного сада, ландшафтного парка. Стоит рядом с храмом святого Дмитрия Солунского, с иконой которого шли в бой отряды Ермака. Протопоп Аввакум был ярким человеком своей эпохи, к его трудам обращались писатели Достоевский, Толстой, Горький и другие.

С удовольствием принял участие в конференции о книжности старообрядчества, на которой выступали известные ученые. Огромную работу для осуществления всех этих мероприятий совершил Аркадий Елфимов. Его фонд «Возрождение Тобольска» сберегает и возрождает историю родного города. Было интересно побывать и на открытии двух выставок старообрядцев: фотохудожника Александра Холмогорова и живописца и скульптора Олега Молчанова.

Широко отметить в стране 400-летие протопопа Аввакума нам помогла поддержка президента России Владимира Путина и Министерства культуры. В Москве и во многих других городах снимали фильмы, проводили духовные концерты, организовывали выставки. Вот и в Тобольске провели несколько знаковых мероприятий.

Тобольск – это духовный, исторический центр Сибири. В XVII–XVIII веках сюда массово ссылали старообрядцев, об этом пишет в своем «Житии» протопоп Аввакум. Почитайте эту книгу, она весьма интересная, написана живым русским языком. В Тобольске он был около трех лет. И в этом городе, как он сам пишет, приняли его хорошо. Здесь он продолжал борьбу с насильственной реформой, которую совершали царь Алексей Михайлович и патриарх Никон. Борьбу за сохранение русского духа и православной веры, борьбу против западного влияния. Это было жестокое время, когда противников реформ, этих «новин» не только ссылали, но и жестоко казнили – отрезали языки, отрубали руки, лишали жизни... Аввакум отстаивал веру той Руси, которая была со времен святого князя Владимира, преподобного Сергия Радонежского, выступал против чуждых православию новшеств, которые приходили с Запада. А Запад тогда жил не по законам Бога, а законы эти подстраивал под себя.

Никон хотел стать Вселенским патриархом, покорить Константинополь – и ничего из этого не вышло, а вот народ свой раскололи, стали губить. Патриаршества на Руси при Петре Первом не стало, а стал править Синод. И вся династия Романовых в итоге пострадала.

В XVII веке на всех, кто был не согласен с реформами, начались репрессии и гонения, которые продолжались около 300 лет и привели в 1917 году к кровавому перевороту. Писатель и общественный деятель Александр Солженицын мудро заметил, что XVII век в России породил 1917 год.

– Как вы считаете: в противостоянии патриарха Никона, протопопа Аввакума и царя Алексея Михайловича не возобладала ли над здравым смыслом гордыня, которая позволила действовать древнему злу по принципу «разделяй и властвуй»? Как бы отнесся к этому противостоянию Сергий Радонежский?

– Аввакум был смиренный человек. Он считал, что все люди добрые, один дьявол зол. Он призывал всех молиться, при этом сам молился за царя и за всех ненавидящих и обидящих его. Никон в конце жизни понял, что зря он все это затеял. Он остыл к своим реформам, но исправить и остановить ничего уже не смог. А царь Алексей Михайлович умер в страшных мучениях – это было Божьим наказанием за жестокое убийство ревнителей старой веры на Соловках. Умирая, царь кричал: «Монахи меня жгут, распиливают мое тело пилой...»

Чтобы покончить с противостоянием, нужен был общий Собор, на котором можно было бы решить, как прекратить раскол. Но сторонники новизны сначала вроде бы согласились, а потом свое решение отменили и жестоко расправились со всеми своими противниками.

О преподобном Сергии Радонежском: думаю, что в XVII веке он стоял бы за старую веру. Напомню, что на всех иконах до XVII века сам преподобный Сергий изображен с двуперстием. И возможно, что человек такой святости, с таким авторитетом в народе, такой посланец Бога на земле, смог бы убедить и остановить гонителей православной веры, как он при своей жизни, во время противостояния удельных князей, собирания Руси находил силы и слова для примирения враждующих сторон.

– Многие сейчас ищут «староверческие гари», чтобы сделать их местами поклонений. Ваше отношение к этому и вообще к актам самосожжений...

– Хочу уточнить, в каких условиях во время гонений находились староверы. Многие подвергались невыносимым пыткам. Для искренне верующего человека страшнее потерять душу, чем тело, поскольку ничего ценнее души нет. И в то время у них был выбор – потерять душу или жизнь. Старообрядцы предпочитали принять добровольное мучение в огне, чем изменить своей православной вере и через это потерять душу.
Но и официальным отчетам гонителей о самосожжениях староверов нельзя полностью доверять. В старообрядческой среде бытует мнение, что разорение и сожжение целых поселков записывались как самосожжения. Главное – во время гонений сами староверы, следуя заветам Христа, никого не призывали убивать, преследовать, сжигать.

– Владыка, а каким был ваш путь к вере?

– Я родился и жил в подмосковном городе Орехово-Зуево в старообрядческой семье. Был крещен во младенчестве, ходил в советскую школу, учился в техникуме, а затем в техническом институте. 35 лет отработал на механическом заводе. В нашем городе до революции было несколько старообрядческих церквей. Там были предприятия знаменитой династии старообрядцев Морозовых, родоначальников российской текстильной промышленности.

С детства я был верующим человеком, который во время гонений на Церковь рос в старообрядческой семье. Помню в детстве в нашем доме на настенном ковре висел портрет Сталина, а за ковром были старообрядческие иконы. Сталин ушел из жизни, и портрет сняли, а иконы остались навсегда.

Жившие в атеистическое время XX века могут понять, как трудно было под школьной формой носить нательный крест. И конечно, большую роль в моем пути сыграла русская литература: Толстой, Лесков. В большей мере – Достоевский. И помню, как бабушка называла революцию «реворухой»...

– Объясните для наших читателей разницу между «поповцами» и «беспоповцами» в старообрядческой церкви.

– Во время преследований было уничтожено много священников, а главное – епископов, которые могут рукополагать священников. В конце концов появились группы, целые поселения верующих, которые в условиях отсутствия священников для управления общиной выбирали авторитетных людей из своей среды. Но были те, кто искал и находил священников. В 1846 году, благодаря присоединению изгнанного турками с Босно-Сараевской кафедры греческого митрополита Амвросия, старообрядцам удалось восстановить церковную иерархию. На Амвросия было много возведено напраслины и клеветы. Но мы, без сомнений, считаем, что нашими предками именно тогда была восстановлена церковная иерархия.

– Поддерживается ли связь с общинами за рубежом? Скажем, на Аляске, в Латинской Америке?

– Мы поддерживаем инициативу президента РФ и правительства по возвращению на родную землю всех староверов, кто вынужден был бежать из-за религиозных преследований. Ведь возвращаются верующие и очень деятельные люди, способные приносить пользу на исконно родной земле.

– Последний царь Николай II, по сути, в 1905 году вернул к служению Русскую православную старообрядческую церковь. Как вы к нему относитесь?

– Да, были сняты многие ограничения. Это был запоздалый, но нужный и правильный шаг. Мы, старообрядцы, за это благодарны Николаю II. Были открыты старообрядческие учебные заведения, построен институт для старообрядцев, но с 1905 по 1917 год было слишком мало времени для перемен. Вскоре начались гонения на всех верующих. Думаю, что, если бы монархия Романовых сохраняла веру и устои Святой Руси, которые объединяли народ до XVII века, Россия бы устояла. Знаменательно, что в 1917 году казаки-староверы, охранявшие царя, его не предали, и он в момент, когда предатели вынуждали его отречься, вспомнил именно о верности своих казаков.

– Какие образовательные учреждения действуют сегодня в Русской православной старообрядческой церкви? Удалось ли преодолеть полосу неприятия и отчуждения с Московским патриархатом, которые наблюдались еще в начале 2000-х годов. Приходит ли осознание к пастве, что Родина у нас одна?

– Что касается учебных заведений, то у нас сегодня есть Московское старообрядческое духовное училище. В 2019 году Собором принято решение о восстановлении старообрядческого института в Москве под названием Православный старообрядческий гуманитарный институт имени протопопа Аввакума.

Мы вместе с другими религиозными конфессиями России выступаем против бездуховности и безнравственности, которые сегодня пытаются овладеть миром, и особенно агрессивно исходят от Запада. В этом противостоянии мы объединяем наши усилия. Но каноническое единение с Русской православной церковью не может быть насильным, механическим шагом. Считаю, чтобы преодолеть раскол, надо Русской православной церкви вернуться в отправную точку раскола – в XVII век. И решать все вопросы надо соборно. Главное – молиться, и по нашим молитвам Бог может сделать даже для нас невозможное. Молитва – это трудное дело, но без нее нельзя спастись.

Следите за нами в социальных сетях: «ВКонтакте», «Одноклассники», Instagram и Facebook. Подписывайтесь на Telegram-канал, TikTok и Twitter.

Читайте также

Новость Тюмени: В Рождество не все тюменцы смогут войти в храмы

В Рождество не все тюменцы смогут войти в храмы

4 января

Митрополит Тобольский и Тюменский Димитрий призвал жителей региона носить маски

29 октября

Курбан-байрам в Тюмени пройдет без массовых намазов

24 июля