Размер шрифта +
Цветовая схема A A A

Распутин. Пересечение судеб

Краеведение – удивительная вещь

10:03, 22 мая 2021, Марина СМИРНОВА
Слушать новость
Распутин. Пересечение судеб. Краеведение – удивительная вещь. Мое последнее путешествие в Венецию еще раз убедило меня в том, что в истории человечества есть имена, которые знает весь мир. На роскошной лакированной гондоле я плыла по каналу, рассматривая фасады старых домов, мосты и мостики. Солнце, чуть зеленоватая вода за бортом лодки, которую при желании можно зачерпнуть, красивые старинные дома вдоль канала с обеих сторон, изумительный воздух, мелодичная итальянская песня под аккордеон, которая была слышна с плывущей впереди гондолы – все это создавало атмосферу какой-то нереальности происходящего со мной. И вдруг все время молчавший до этого гондольер замедлил движение и с гордостью сказал, показывая на прекрасное здание: «Это дом Марко Поло!» Я заулыбалась и, прижав руку к груди, ответила: «Музей Распутина!», и по его реакции увидела, что он понял, о ком я говорю. То же самое произошло на следующий день, когда мы выбирали место, где можно поужинать. Местные зазывалы, выразительно жестикулируя руками, приглашали нас зайти в ресторан, а когда мы присели за небольшой столик у окна, нам торжественно объявили, что мы пришли в ресторан «Казанова». И я опять с улыбкой ответила им: «Из музея Распутина!» И снова увидела, что они поняли, о ком я сказала. Но это все масскульт, а мне хотелось бы всерьез поговорить о моем земляке – Григории Распутине. Краеведение – удивительная вещь. Оно иногда связывает в прочный узел географическую точку на карте, в которой ты живешь, с прошлым всей нашей страны и даже отчасти с ее будущим. Фото предоставлены Мариной Смирновой. Автор фотографии неизвестен Коренные тюменцы хорошо знают улицу Осипенко, расположенную в центре старой Тюмени. Я-то знаю ее с детства, на этой улице в доме под номером 27 проживала наша бабушка – Наталья Георгиевна Смирнова. Рядом, по адресу Осипенко, 25, стоял добротный двухэтажный дом. Очень красивый. Он был построен в 1917 году. Принадлежал рыботорговцу Петру Трофимову. Это была целая усадьба с амбарами и специальными помещениями для разделки, просушки и засолки рыбы. Даже коптильня была. Ровно через 100 лет, 29 сентября 2017 года, дом этот почти сгорел, во всяком случае сильно выгорел. Сохранился с одной стороны фасад с наличниками и чудом уцелевшие ворота и калитка. Но самое интересное вот что. В 1941 году в Тюмень эвакуировали жителей Москвы. Так вот в этом самом доме, по улице Осипенко, 25, на первом этаже в течение трех лет проживала эвакуированная из столицы родная сестра величайшего русского поэта Сергея Есенина – Александра. На момент его смерти в 1925 году ей было всего 15 лет, но он успел посвятить своей младшей сестре пронзительные строчки в стихотворении «Я красивых таких не видел», а его стих «Ты запой мне ту песню» трогательно посвящен «Моей сестре Шуре». Официально. Самых младших в семье всегда особенно любят, и это чувствуется в каждой строчке. Три военных года – это немало. Другое измерение времени. Наша бабушка рассказывала, что все соседи стояли в одной очереди за хлебом и керосином. Но кто она, эта по-столичному одетая тридцатилетняя женщина, баба Наташа знать не знала. И только эвакуированные из блокадного Ленинграда близкие родственники нашей семьи Рузавины, поселившиеся у бабушки в комнате, ей шепнули: «Это же сестра самого Есенина». Но говорить об этом вслух было не принято. С.А. Есенин фрагмент фото поезда № 143. Фото предоставлены Мариной Смирновой. Автор фотографии неизвестен У нашей бабушки, как и у соседки, в 1938 году был репрессирован муж Григорий Федорович Смирнов по пресловутой 58-й статье – враг народа. В 1956 году он реабилитирован (посмертно). Так что члены семьи «врагов народа» уже научились молчать… Сколько же они пережили, наши бабушки! Уже позднее я узнала, что хозяйку того самого дома, где проживала эвакуированная Александра Александровна Есенина, – Елену Трофимову еще до войны, в октябре 1937 года, как и нашего деда, арестовали органы НКВД Тюмени. А в 1938 году, как и моего деда, расстреляли по решению особой комиссии. И так же посмертно, много позднее, будет установлено, что расстреляли безвинно. Просто по сословному принципу, так как она считалась богатой, имела большой дом. Сразу вспомнились слова Владимира Семеновича Высоцкого: «Вы тоже пострадавшие, а значит обрусевшие. Мои – без вести павшие, твои – безвинно севшие». Да и сам поэт Сергей Есенин, оказывается, тоже косвенно связан с нашим краем, точнее с нашим земляком Григорием Распутиным. Когда в 1916 году двадцатилетнего Есенина призвали на военную службу (уже вовсю шла Первая мировая война), он, конечно, не думал, что будет служить в Царском Селе и напрямую общаться с лицами царской семьи, а также воочию увидит последнего русского императора Николая II. В архиве Александровского дворца искусствоведом Анатолием Кучумовым была обнаружена записка, написанная корявым почерком. «Милай дарагой присылаю тебе двух парешков Будь отцом родным обогрей робята славные особливо этот белобрысый ей Богу далеко пойдет». Она не датирована и на ней нет адресата. Но полагают, что это записка Григория Распутина полковнику Дмитрию Ломану, где «белобрысым» назван отрок Есенин, выступление которого «великий старец» однажды услышал. Подлинник этой записки хранился в Царском Селе (г. Пушкин), но пропал во время войны. По некоторым данным, он вывезен вместе с другими материалами в Германию, где и хранится в одном из частных собраний, как и есенинские рукописи 1916 года. Об этом пишет доктор филологических наук Алексей Казаков. Вообще эта параллель – отрок и старец – очень интересна, но сейчас я хочу сказать о другом. Григорий Распутин был очень близко знаком с полковником Дмитрием Николаевичем Ломаном – начальником Царскосельского лазарета № 17, уполномоченным по Царскосельскому военно-санитарному поезду № 143 имени императрицы Александры Федоровны. Тем самым полковником Ломаном, который лично подписал документы Сергею Александровичу Есенину: «Сие удостоверение дано крестьянину Рязанской губернии и уезда Кузьминской волости села Константиново С.А. Есенину в том, что он, согласно уведомлению мобилизационного отдела Главного управления Генерального Штаба от 11 февраля сего года за № 9110 с Высочайшего соизволения назначен санитаром в Царскосельский военно-санитарный поезд № 143 Ея Императорского Величества Государыни Императрицы Александры Федоровны». Распутин, полковник Ломан (слева), князь Путятин. Фото предоставлены Мариной Смирновой. Автор фотографии неизвестен Именно этот полковник Дмитрий Николаевич Ломан хорошо знал нашего земляка Григория Ефимовича Распутина. Есть фотографии, на которых Распутин изображен вместе с ним. Более того, родной сын Распутина  Дмитрий, который служил в 7-й роте 35-го запасного стрелкового батальона Тобольского полка в октябре 1916 года, благодаря хлопотам отца будет командирован в распоряжение того самого полковника Ломана. Сохранился документ об этом переводе: «Сообщаю, что ратник второго разряда Дмитрий Григорьевич Распутин мною командирован 4-го сего октября в распоряжение Царскосельского военного начальника. Основание: телеграмма начальника штаба Омского военного округа от 4 октября за № 127691  Командир батальона полковник Ступин, батальонный адъютант прапорщик Островский». По прибытии к месту назначения ратник Дмитрий Распутин будет служить санитаром того самого 143-го  поезда Ея Императорского Величества вместе с санитаром Сергеем Есениным. Вы видите их на фото к нашей публикации. Снимок сделал штатный фотограф поезда, доброволец Александр Функ. При мобилизации Дмитрия в действующую армию Распутин сам привез сына на сборный пункт города Тюмени. Здесь он всегда останавливался у своего хорошего знакомого мещанина Дмитрия Стряпчева. У него же всегда по приезду в город, перед поездкой в Покровское и Тобольск, останавливались все гости Распутина. Дмитрий Дмитриевич Стряпчев был уроженцем Созоновской волости. Он был на 18 лет старше Распутина (родился в 1851 году), но они дружили. Стряпчев имел несколько доходных домов (пять деревянных и один кирпичный), сундучное производство, парикмахерскую. Это согласно переписи 1897 года. После революции пострадал именно из-за близкой дружбы с Распутиным. Но об этом подробнее вы сможете узнать из новой книги, которую готовит музей Григория Распутина. Фотография, на которой мы увидели сына Распутина – Дмитрия в военной форме вместе с гениальным русским поэтом Сергеем Есениным, а они, кстати, одногодки, оба с 1895 года, еще раз подтверждает версию о том, что благодаря хлопотам нашего земляка Григория Распутина они оказались санитарами поезда № 143 Ея Императорского Величества. И как знать, как бы сложилась их судьба, если бы не этот факт в их биографии.
Распутин. Пересечение судеб

Фото предоставлены Мариной Смирновой. Автор фотографии неизвестен

Мое последнее путешествие в Венецию еще раз убедило меня в том, что в истории человечества есть имена, которые знает весь мир. На роскошной лакированной гондоле я плыла по каналу, рассматривая фасады старых домов, мосты и мостики. Солнце, чуть зеленоватая вода за бортом лодки, которую при желании можно зачерпнуть, красивые старинные дома вдоль канала с обеих сторон, изумительный воздух, мелодичная итальянская песня под аккордеон, которая была слышна с плывущей впереди гондолы – все это создавало атмосферу какой-то нереальности происходящего со мной.

И вдруг все время молчавший до этого гондольер замедлил движение и с гордостью сказал, показывая на прекрасное здание: «Это дом Марко Поло!»

Я заулыбалась и, прижав руку к груди, ответила: «Музей Распутина!», и по его реакции увидела, что он понял, о ком я говорю. То же самое произошло на следующий день, когда мы выбирали место, где можно поужинать. Местные зазывалы, выразительно жестикулируя руками, приглашали нас зайти в ресторан, а когда мы присели за небольшой столик у окна, нам торжественно объявили, что мы пришли в ресторан «Казанова». И я опять с улыбкой ответила им: «Из музея Распутина!» И снова увидела, что они поняли, о ком я сказала.

Но это все масскульт, а мне хотелось бы всерьез поговорить о моем земляке – Григории Распутине. Краеведение – удивительная вещь. Оно иногда связывает в прочный узел географическую точку на карте, в которой ты живешь, с прошлым всей нашей страны и даже отчасти с ее будущим.

Фото предоставлены Мариной Смирновой. Автор фотографии неизвестен

Коренные тюменцы хорошо знают улицу Осипенко, расположенную в центре старой Тюмени. Я-то знаю ее с детства, на этой улице в доме под номером 27 проживала наша бабушка – Наталья Георгиевна Смирнова. Рядом, по адресу Осипенко, 25, стоял добротный двухэтажный дом. Очень красивый. Он был построен в 1917 году. Принадлежал рыботорговцу Петру Трофимову. Это была целая усадьба с амбарами и специальными помещениями для разделки, просушки и засолки рыбы. Даже коптильня была.

Ровно через 100 лет, 29 сентября 2017 года, дом этот почти сгорел, во всяком случае сильно выгорел. Сохранился с одной стороны фасад с наличниками и чудом уцелевшие ворота и калитка. Но самое интересное вот что. В 1941 году в Тюмень эвакуировали жителей Москвы. Так вот в этом самом доме, по улице Осипенко, 25, на первом этаже в течение трех лет проживала эвакуированная из столицы родная сестра величайшего русского поэта Сергея Есенина – Александра. На момент его смерти в 1925 году ей было всего 15 лет, но он успел посвятить своей младшей сестре пронзительные строчки в стихотворении «Я красивых таких не видел», а его стих «Ты запой мне ту песню» трогательно посвящен «Моей сестре Шуре». Официально. Самых младших в семье всегда особенно любят, и это чувствуется в каждой строчке.

Три военных года – это немало. Другое измерение времени. Наша бабушка рассказывала, что все соседи стояли в одной очереди за хлебом и керосином. Но кто она, эта по-столичному одетая тридцатилетняя женщина, баба Наташа знать не знала. И только эвакуированные из блокадного Ленинграда близкие родственники нашей семьи Рузавины, поселившиеся у бабушки в комнате, ей шепнули: «Это же сестра самого Есенина». Но говорить об этом вслух было не принято.

С.А. Есенин фрагмент фото поезда № 143. Фото предоставлены Мариной Смирновой. Автор фотографии неизвестен

У нашей бабушки, как и у соседки, в 1938 году был репрессирован муж Григорий Федорович Смирнов по пресловутой 58-й статье – враг народа. В 1956 году он реабилитирован (посмертно). Так что члены семьи «врагов народа» уже научились молчать… Сколько же они пережили, наши бабушки! Уже позднее я узнала, что хозяйку того самого дома, где проживала эвакуированная Александра Александровна Есенина, – Елену Трофимову еще до войны, в октябре 1937 года, как и нашего деда, арестовали органы НКВД Тюмени. А в 1938 году, как и моего деда, расстреляли по решению особой комиссии. И так же посмертно, много позднее, будет установлено, что расстреляли безвинно. Просто по сословному принципу, так как она считалась богатой, имела большой дом. Сразу вспомнились слова Владимира Семеновича Высоцкого:

«Вы тоже пострадавшие, а значит обрусевшие.

Мои – без вести павшие, твои – безвинно севшие».

Да и сам поэт Сергей Есенин, оказывается, тоже косвенно связан с нашим краем, точнее с нашим земляком Григорием Распутиным. Когда в 1916 году двадцатилетнего Есенина призвали на военную службу (уже вовсю шла Первая мировая война), он, конечно, не думал, что будет служить в Царском Селе и напрямую общаться с лицами царской семьи, а также воочию увидит последнего русского императора Николая II.

В архиве Александровского дворца искусствоведом Анатолием Кучумовым была обнаружена записка, написанная корявым почерком. «Милай дарагой присылаю тебе двух парешков Будь отцом родным обогрей робята славные особливо этот белобрысый ей Богу далеко пойдет». Она не датирована и на ней нет адресата. Но полагают, что это записка Григория Распутина полковнику Дмитрию Ломану, где «белобрысым» назван отрок Есенин, выступление которого «великий старец» однажды услышал.

Подлинник этой записки хранился в Царском Селе (г. Пушкин), но пропал во время войны. По некоторым данным, он вывезен вместе с другими материалами в Германию, где и хранится в одном из частных собраний, как и есенинские рукописи 1916 года. Об этом пишет доктор филологических наук Алексей Казаков.

Вообще эта параллель – отрок и старец – очень интересна, но сейчас я хочу сказать о другом. Григорий Распутин был очень близко знаком с полковником Дмитрием Николаевичем Ломаном – начальником Царскосельского лазарета № 17, уполномоченным по Царскосельскому военно-санитарному поезду № 143 имени императрицы Александры Федоровны. Тем самым полковником Ломаном, который лично подписал документы Сергею Александровичу Есенину: «Сие удостоверение дано крестьянину Рязанской губернии и уезда Кузьминской волости села Константиново С.А. Есенину в том, что он, согласно уведомлению мобилизационного отдела Главного управления Генерального Штаба от 11 февраля сего года за № 9110 с Высочайшего соизволения назначен санитаром в Царскосельский военно-санитарный поезд № 143 Ея Императорского Величества Государыни Императрицы Александры Федоровны».

Распутин, полковник Ломан (слева), князь Путятин. Фото предоставлены Мариной Смирновой. Автор фотографии неизвестен

Именно этот полковник Дмитрий Николаевич Ломан хорошо знал нашего земляка Григория Ефимовича Распутина. Есть фотографии, на которых Распутин изображен вместе с ним. Более того, родной сын Распутина  Дмитрий, который служил в 7-й роте 35-го запасного стрелкового батальона Тобольского полка в октябре 1916 года, благодаря хлопотам отца будет командирован в распоряжение того самого полковника Ломана. Сохранился документ об этом переводе: «Сообщаю, что ратник второго разряда Дмитрий Григорьевич Распутин мною командирован 4-го сего октября в распоряжение Царскосельского военного начальника.

Основание: телеграмма начальника штаба Омского военного округа от 4 октября за № 127691  Командир батальона полковник Ступин, батальонный адъютант прапорщик Островский».

По прибытии к месту назначения ратник Дмитрий Распутин будет служить санитаром того самого 143-го  поезда Ея Императорского Величества вместе с санитаром Сергеем Есениным. Вы видите их на фото к нашей публикации. Снимок сделал штатный фотограф поезда, доброволец Александр Функ.

При мобилизации Дмитрия в действующую армию Распутин сам привез сына на сборный пункт города Тюмени. Здесь он всегда останавливался у своего хорошего знакомого мещанина Дмитрия Стряпчева. У него же всегда по приезду в город, перед поездкой в Покровское и Тобольск, останавливались все гости Распутина.

Дмитрий Дмитриевич Стряпчев был уроженцем Созоновской волости. Он был на 18 лет старше Распутина (родился в 1851 году), но они дружили. Стряпчев имел несколько доходных домов (пять деревянных и один кирпичный), сундучное производство, парикмахерскую. Это согласно переписи 1897 года. После революции пострадал именно из-за близкой дружбы с Распутиным. Но об этом подробнее вы сможете узнать из новой книги, которую готовит музей Григория Распутина.

Фотография, на которой мы увидели сына Распутина – Дмитрия в военной форме вместе с гениальным русским поэтом Сергеем Есениным, а они, кстати, одногодки, оба с 1895 года, еще раз подтверждает версию о том, что благодаря хлопотам нашего земляка Григория Распутина они оказались санитарами поезда № 143 Ея Императорского Величества. И как знать, как бы сложилась их судьба, если бы не этот факт в их биографии.

Читайте также

Новость Тюмени: Главные новости Тюменской области за неделю

Главные новости Тюменской области за неделю

28 ноября

Новость Тюмени: На тюменской набережной появятся два ледовых катка

На тюменской набережной появятся два ледовых катка

28 ноября

Новость Тюмени: Погода в Тюмени: пасмурно и тепло

Погода в Тюмени: пасмурно и тепло

28 ноября