Размер шрифта +
Цветовая схема A A A

Секреты косторезного дела: музыкант и художник о мастерстве

16:14, 2 апреля 2021, Алёна Кульмухаметова
Слушать новость
Секреты косторезного дела: музыкант и художник о мастерстве. Сергей Лугинин уверяет, что у каждого костореза есть свой мамонт. Профессия костореза – одна из редчайших в мире. Чаще всего она встречается на Севере. Мастера косторезного дела показывают в своих работах всю суровую романтику, красоту и неповторимую прелесть северного края. Не отступает от этого правила и Сергей Лугинин — создатель сотен фигурок из кости мамонта, дерева, необычных камней. Знакомство с Сергеем произошло на одной из выставок в галерее сувениров в Тюмени. Среднего роста мужчина с невероятно живыми, задорными глазами и широкой улыбкой. С первых слов стало понятно, что передо мной человек позитивный и открытый. Сергей Лугинин родился в Салехарде и прожил там большую часть своей жизни. Совсем недавно он переехал с супругой в Тюмень и продолжает заниматься творчеством. Не зря делаю упор на то, что именно творчеством, а не резьбой по кости, ибо невероятные фигурки вовсе не единственное, что выходит из-под рук мастера. Особенное место Дом, в котором живет чета Лугининых, необычен во всех смыслах. Пара, имея квартиру в Тюмени, предпочитает дачу. Уже во дворе заметно, что тут живет настоящий хозяин. Только к мужскому порядку прибавляется харизма в деталях. К примеру, двор охраняет деревянный пес, рядом с мастерской расположился медведь из того же материала. Напротив крыльца дома построено «заведение» «Жаба давит». Лугинины со смехом рассказывают, что это место для приема многочисленных гостей. - Чаще всего гости приезжают именно к нам. Особенно из Салехарда. Можно сказать, что через наш дом проходит трасса. Мы это в шутку называем каслание оленей , - вступает в разговор супруга Сергея Марина. Что ж верим на слово. Природа, сосны, свежий воздух и приятная компания — вот и едут друзья почти каждый день. Мастерская Сергея — это особенное место. Многочисленные полочки с материалом для будущих фигурок, кости, бивни мамонтов, специальные инструменты, шкура медведя на стене, картины и барабанная установка. Вот тут уж вовсе шок. Как она тут оказалась, спрашиваю у хозяина мастерской? - Я много лет играю, раньше даже в группе состоял, ездили по городам. Сейчас просто душу отвожу , - делится Сергей. Музыкой он занимался еще со школы. Появился интерес к барабанам. В сельхозинституте, где он учился, была создана серьезная группа, выезжали агитбригадой по всей Тюменской области. Фото Валерия Бычкова У каждого свой мамонт Бивень мамонта на стене приковывает взгляд, а для Сергея это просто сырье для работы. - Бивни есть всюду, даже в местных тюменских речках их находят, - не понимает моего удивления он. Маленький Сережа рос в единении с природой, тесно общался с представителями малочисленных коренных народов Севера. Он считает, что это была даже не дружба, а тесный обмен. Их мастера создавали фигурки из дерева. Все это и дало мощный толчок к тому, чтобы заняться резьбой. - Тяга к резьбе появилась у меня от среды, от самого Салехарда, от Севера, от отца, матери, от рыбалки и охоты и постоянного рукоделия, - рассказывает Лугинин. Самые первые наметки его будущего увлечения зародились от отца — охотника и рыболова. Он сам вырезал грациозные манки для уток. Поворот головы, изгиб клюва — отличить от оригинала было невозможно. Много навыков пришло от оленеводов: их мастерство, фольклор тесно отражены в работах Сергея. Помнит он и самую первую свою работу. Лугинин уверяет, что у каждого костореза есть свой мамонт. Есть он и у Сергея. Это была его вторая работа в качестве мастера косторезного дела. - К вашему приезду достал фигурку мамонта без бивней. В третий раз они отваливаются , - сетует мастер. Пока вас ждал, приладил ему новые. Фигурку эту очень люблю , - делится с горящими глазами Лугинин. Его любимая фигурка сделана из куска черепа и кости ноги этого величественного вымершего животного. Подари мне одну С такой просьбой ранее обращались к косторезу многие знакомые и друзья. Поначалу Сергей дарил фигурки. Практически все, что делал, расходилось по рукам знакомых, друзей, коллег. - Когда у меня стали рождаться более серьезные работы, отдавать их стало жаль , - признается мастер. Работа костореза, на самом деле, очень кропотливая, трудоемкая. Приходится сидеть в пыли, по несколько часов оттачивая материал, который после обработки станет произведением искусства. Да и само сырье сегодня крайне дорого. Кость мамонта надо купить, редкие породы дерева также в цене. Для дома он тоже старается делать многие вещицы своими руками. Так, вскоре в гостиной появится деревянный столик-фруктовница, который «прогрызли» и застряли в собственных ходах костяные личинки медведки. Реальность или вымысел? Много лет Сергей Лугинин занимается художественной резьбой по кости, живописью, графикой, музыкой и художественной фотографией. Представляя свои произведения на выставках самого различного уровня, он не перестает удивлять зрителей оригинальным воплощением своих творческих идей. Авторские коллекции белых медведей, мамонтов, а также национальных ножей разных народов мира, не оставят равнодушных. К слову, ножи Сергей делает не сам. Он заказывает лезвия у знакомых, а потом обрамляет их красивой костяной ручкой. В каждой работе мастера присутствует своеобразный добрый юмор, характерный только для его творчества. Материал для работ разнообразен: бивни и кости мамонта, оленьи и лосиные рога, «мыльный камень», рог бизона, зуб кашалота, удержать который одной рукой сложно. Фото Валерия Бычкова В его картинах заметна любовь к своей северной родине, сюжеты посвящены теме Севера, его философии, мифологии, дикой и суровой природе - всему, что составляет красоту края. Рисовать он начал еще с детского сада, любовь к рисунку привила мама. - Меня интересовало сюрреалистическое направление, но к нему были равнодушны другие. Я писал пейзажи, продал все эти картины и больше не брался за кисть , - вспоминает герой. Лугинин более 10 лет работал в школе, преподавал ИЗО. - Детей от него было не оторвать, - вновь заговорила Марина. - Порой до восьми, девяти вечера находился в школе с ребятами . Когда Сергей перешел работать в Окружной дом ремесел в Салехарде, то совсем забросил живопись, увлекшись костью. Надо сказать, что сюрреализм ясно виден не только в оставшихся на стенах картинах автора, но и в косторезном деле. К примеру, ворон. В нем видна легенда, история, быт коренных ямальцев. Так выразить птицу, которая священна для многих малочисленных народов Севера, может только человек, хорошо знакомый с местным фольклором и жизнью. - Есть косторезы, которые сидят в своих мастерских и вырезают фигурки оленей. Которых в глаза не видели , - поражается Сергей. Сам он в молодости каслал оленей вместе с опытными оленеводами. Почти год он прожил в чуме без средств связи, питаясь традиционной пищей местных: строганиной, оленьим мясом и их внутренностями. Пил теплую оленью кровь, конечно же, с удовольствием ел дикоросы. Королева ямальской тундры — морошка и сегодня всегда на столе семьи Лугининых. Он с горячностью рассказывает, как приходилось тынзяном ловить оленя. Каждый год на Ямале проходит День оленевода. Сергея тянет, как и прежде, прокатиться на оленьей упряжке, попробовать свои силы в национальных соревнованиях, просто увидеть красоту северного края. Таксидермия Съесть сову — это вам не пуд соли. Хотя и соль, и сова в этой истории играют важную роль. Да, речь идет о таксидермии (создание чучел птиц и животных). Сергей Лугинин плотно занимался этим направлением. Сложнее всего работать с птицами. Каждое перышко должно быть на месте. Естественно, что, становясь очередным будущим экспонатом таксидермиста, мясо «жертвы» съедалось. - Таксидермия — штука серьезная. Не могу смотреть на чучела, созданные другими людьми, потому что делают плохо, - разочарован Сергей. По его мнению, надо делать так, чтобы птица выглядела лучше, чем в жизни. Для этого нужно четко знать анатомию, технологию. - С эстетической точки зрения нельзя браться за это дело, если у тебя, как говорится, «ни в голове, ни в руках» , - убежден он. Сергей Лугинин в каждом из своих увлечений находит целый мир. Он не просто делает то, что ему нравится, он учится, изучает, пробует и совершенствует свои работы. Потому каждое его хобби понятно и приятно большому количеству людей. НАША СПРАВКА Сергей Лугинин родился в Салехарде в 1963 году в семье медиков. Салехард был в то время маленьким захолустным двухэтажным городком. Детство, как и у всех нормальных мальчишек, было настоящее: забавы, купания в речке Шайтанке. О взрослении он говорит коротко: школа, хоккей, охота, рыбалка.
Секреты косторезного дела: музыкант и художник о мастерстве

Сергей Лугинин за работой II Фото Валерия Бычкова

Сергей Лугинин уверяет, что у каждого костореза есть свой мамонт

Профессия костореза – одна из редчайших в мире. Чаще всего она встречается на Севере. Мастера косторезного дела показывают в своих работах всю суровую романтику, красоту и неповторимую прелесть северного края. Не отступает от этого правила и Сергей Лугинин — создатель сотен фигурок из кости мамонта, дерева, необычных камней.

Знакомство с Сергеем произошло на одной из выставок в галерее сувениров в Тюмени. Среднего роста мужчина с невероятно живыми, задорными глазами и широкой улыбкой. С первых слов стало понятно, что передо мной человек позитивный и открытый. Сергей Лугинин родился в Салехарде и прожил там большую часть своей жизни. Совсем недавно он переехал с супругой в Тюмень и продолжает заниматься творчеством. Не зря делаю упор на то, что именно творчеством, а не резьбой по кости, ибо невероятные фигурки вовсе не единственное, что выходит из-под рук мастера.

Особенное место

Дом, в котором живет чета Лугининых, необычен во всех смыслах. Пара, имея квартиру в Тюмени, предпочитает дачу. Уже во дворе заметно, что тут живет настоящий хозяин. Только к мужскому порядку прибавляется харизма в деталях. К примеру, двор охраняет деревянный пес, рядом с мастерской расположился медведь из того же материала. Напротив крыльца дома построено «заведение» «Жаба давит». Лугинины со смехом рассказывают, что это место для приема многочисленных гостей.

- Чаще всего гости приезжают именно к нам. Особенно из Салехарда. Можно сказать, что через наш дом проходит трасса. Мы это в шутку называем каслание оленей , - вступает в разговор супруга Сергея Марина.

Что ж верим на слово. Природа, сосны, свежий воздух и приятная компания — вот и едут друзья почти каждый день.

Мастерская Сергея — это особенное место. Многочисленные полочки с материалом для будущих фигурок, кости, бивни мамонтов, специальные инструменты, шкура медведя на стене, картины и барабанная установка. Вот тут уж вовсе шок. Как она тут оказалась, спрашиваю у хозяина мастерской?

- Я много лет играю, раньше даже в группе состоял, ездили по городам. Сейчас просто душу отвожу , - делится Сергей.

Музыкой он занимался еще со школы. Появился интерес к барабанам. В сельхозинституте, где он учился, была создана серьезная группа, выезжали агитбригадой по всей Тюменской области.

Фото Валерия Бычкова

У каждого свой мамонт

Бивень мамонта на стене приковывает взгляд, а для Сергея это просто сырье для работы.

- Бивни есть всюду, даже в местных тюменских речках их находят, - не понимает моего удивления он.

Маленький Сережа рос в единении с природой, тесно общался с представителями малочисленных коренных народов Севера. Он считает, что это была даже не дружба, а тесный обмен. Их мастера создавали фигурки из дерева. Все это и дало мощный толчок к тому, чтобы заняться резьбой.

- Тяга к резьбе появилась у меня от среды, от самого Салехарда, от Севера, от отца, матери, от рыбалки и охоты и постоянного рукоделия, - рассказывает Лугинин.

Самые первые наметки его будущего увлечения зародились от отца — охотника и рыболова. Он сам вырезал грациозные манки для уток. Поворот головы, изгиб клюва — отличить от оригинала было невозможно.

Много навыков пришло от оленеводов: их мастерство, фольклор тесно отражены в работах Сергея. Помнит он и самую первую свою работу.

Лугинин уверяет, что у каждого костореза есть свой мамонт. Есть он и у Сергея. Это была его вторая работа в качестве мастера косторезного дела.

- К вашему приезду достал фигурку мамонта без бивней. В третий раз они отваливаются , - сетует мастер. Пока вас ждал, приладил ему новые. Фигурку эту очень люблю , - делится с горящими глазами Лугинин.

Его любимая фигурка сделана из куска черепа и кости ноги этого величественного вымершего животного.

Подари мне одну

С такой просьбой ранее обращались к косторезу многие знакомые и друзья. Поначалу Сергей дарил фигурки. Практически все, что делал, расходилось по рукам знакомых, друзей, коллег.

- Когда у меня стали рождаться более серьезные работы, отдавать их стало жаль , - признается мастер.

Работа костореза, на самом деле, очень кропотливая, трудоемкая. Приходится сидеть в пыли, по несколько часов оттачивая материал, который после обработки станет произведением искусства. Да и само сырье сегодня крайне дорого. Кость мамонта надо купить, редкие породы дерева также в цене.

Для дома он тоже старается делать многие вещицы своими руками. Так, вскоре в гостиной появится деревянный столик-фруктовница, который «прогрызли» и застряли в собственных ходах костяные личинки медведки.

Реальность или вымысел?

Много лет Сергей Лугинин занимается художественной резьбой по кости, живописью, графикой, музыкой и художественной фотографией. Представляя свои произведения на выставках самого различного уровня, он не перестает удивлять зрителей оригинальным воплощением своих творческих идей.

Авторские коллекции белых медведей, мамонтов, а также национальных ножей разных народов мира, не оставят равнодушных. К слову, ножи Сергей делает не сам. Он заказывает лезвия у знакомых, а потом обрамляет их красивой костяной ручкой.

В каждой работе мастера присутствует своеобразный добрый юмор, характерный только для его творчества. Материал для работ разнообразен: бивни и кости мамонта, оленьи и лосиные рога, «мыльный камень», рог бизона, зуб кашалота, удержать который одной рукой сложно.

Фото Валерия Бычкова

В его картинах заметна любовь к своей северной родине, сюжеты посвящены теме Севера, его философии, мифологии, дикой и суровой природе - всему, что составляет красоту края. Рисовать он начал еще с детского сада, любовь к рисунку привила мама.

- Меня интересовало сюрреалистическое направление, но к нему были равнодушны другие. Я писал пейзажи, продал все эти картины и больше не брался за кисть , - вспоминает герой.

Лугинин более 10 лет работал в школе, преподавал ИЗО.

- Детей от него было не оторвать, - вновь заговорила Марина. - Порой до восьми, девяти вечера находился в школе с ребятами .

Когда Сергей перешел работать в Окружной дом ремесел в Салехарде, то совсем забросил живопись, увлекшись костью.

Надо сказать, что сюрреализм ясно виден не только в оставшихся на стенах картинах автора, но и в косторезном деле.

К примеру, ворон. В нем видна легенда, история, быт коренных ямальцев. Так выразить птицу, которая священна для многих малочисленных народов Севера, может только человек, хорошо знакомый с местным фольклором и жизнью.

- Есть косторезы, которые сидят в своих мастерских и вырезают фигурки оленей. Которых в глаза не видели , - поражается Сергей.

Сам он в молодости каслал оленей вместе с опытными оленеводами. Почти год он прожил в чуме без средств связи, питаясь традиционной пищей местных: строганиной, оленьим мясом и их внутренностями. Пил теплую оленью кровь, конечно же, с удовольствием ел дикоросы. Королева ямальской тундры — морошка и сегодня всегда на столе семьи Лугининых.

Он с горячностью рассказывает, как приходилось тынзяном ловить оленя. Каждый год на Ямале проходит День оленевода. Сергея тянет, как и прежде, прокатиться на оленьей упряжке, попробовать свои силы в национальных соревнованиях, просто увидеть красоту северного края.

Таксидермия

Съесть сову — это вам не пуд соли. Хотя и соль, и сова в этой истории играют важную роль. Да, речь идет о таксидермии (создание чучел птиц и животных). Сергей Лугинин плотно занимался этим направлением.

Сложнее всего работать с птицами. Каждое перышко должно быть на месте. Естественно, что, становясь очередным будущим экспонатом таксидермиста, мясо «жертвы» съедалось.

- Таксидермия — штука серьезная. Не могу смотреть на чучела, созданные другими людьми, потому что делают плохо, - разочарован Сергей.

По его мнению, надо делать так, чтобы птица выглядела лучше, чем в жизни. Для этого нужно четко знать анатомию, технологию.

- С эстетической точки зрения нельзя браться за это дело, если у тебя, как говорится, «ни в голове, ни в руках» , - убежден он.

Сергей Лугинин в каждом из своих увлечений находит целый мир. Он не просто делает то, что ему нравится, он учится, изучает, пробует и совершенствует свои работы. Потому каждое его хобби понятно и приятно большому количеству людей.

НАША СПРАВКА

Сергей Лугинин родился в Салехарде в 1963 году в семье медиков. Салехард был в то время маленьким захолустным двухэтажным городком. Детство, как и у всех нормальных мальчишек, было настоящее: забавы, купания в речке Шайтанке. О взрослении он говорит коротко: школа, хоккей, охота, рыбалка.

Читайте также:

Смерть ей к лицу: тюменка-патологоанатом - о ценности жизни

Летим в отпуск: известны международные направления из Тюмени в 2021 году

Читайте также

Новость Тюмени: Сотрудников ГИБДД поблагодарили за помощь беременной из села Покровское

Сотрудников ГИБДД поблагодарили за помощь беременной из села Покровское

5 августа

Новость Тюмени: В жизни тюменцев всегда есть место подвигу

В жизни тюменцев всегда есть место подвигу

1 августа

Новость Тюмени: Школьник, спасший на Тоболе тонущую девочку, награжден медалью

Школьник, спасший на Тоболе тонущую девочку, награжден медалью

7 ноября