Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Думай о хорошем, включай радио

Удивительные мультяшные герои Натальи Таберт живут в Тюмени

05.03.2020
08:58
Удивительные мультяшные герои Натальи Таберт живут в Тюмени . «Тюменская область сегодня» продолжает цикл материалов про художников, графиков, скульпторов региона. . Новая героиня проекта «Кисти-краски» – Наталья Таберт, автор мультипликационных персонажей, которыми заселены и картины, и открытки, и стены социальных и культурных учреждений. Разве упустишь случай заглянуть в гости к Наташе, пока она не упорхнула на Север выполнять большой заказ?!  Квартиру она делит с мастерской: здесь и живет, и дочерей воспитывает, и работает, и юных рисовальщиков обучает. На окне (первый этаж дома в районе КПД) чуть приспущена бамбуковая штора, по крашеным доскам пола стучит коготками Табаки, спаниель цвета молочного шоколада, в соседней комнате притаился кот Штрудель, огненно-рыжий курильский бобтейл. Чай, орехи, диалог. По стенам – портретик младшей дочери Веры с медведем за спиной (это оберег, не дающий замерзнуть и упасть), акварельные собаки – по мотивам спектакля в театре «Ангажемент», много незаконченных картин: от «Дюймовочки» в розовых тонах до морского летнего пейзажа, от посиделок на советской кухне до кита с детской кроваткой на спине. Мы знакомы уж точно больше десяти лет, поэтому общаемся без реверансов.  – Наташа, откуда интересная фамилия?  – От бабушки. До 2005 года я была Плюхиной – это фамилия родителей. Когда начались персональные выставки, спросила у папы, позволит ли мне он взять ее фамилию – так громче, мне казалось. Папа разрешил.  – Рисовала, конечно, с детства?  – С самого раннего. А узелки – в родственниках. Владимир Борисович Шамшев, дедушка по маминой линии, никакого отношения к искусству не имевший, – он был главным лесничим Тюменской области, прекрасно копировал. У нас висели его «Три охотника» – масло на холсте. Мой отец, анестезиолог, заслуженный врач России, тоже рисовал. Мы не говорили о том, учился он специально или нет, но выходило у него замечательно. Писал акварелью, делал наброски с натуры, без ума лепил из цветного пластилина – до моего появления это были солдатики и крепости, а со мной – мушкетеры и дамы с прическами, в платьях. Помню, разворачивал на столе ватман, обозначал карту и заставлял ее готовыми фигурками. К сожалению, не знаю, куда все подевалось.  – С какого возраста ты себя помнишь художницей?  – С лялечного. На первом рисунке значится: год и два месяца. Картина называлась «Девочка с зелеными глазами»: это кружочек с точками и подобием косичек. Мама умудрилась сохранить! И моя старшая дочь взяла карандаш раньше, чем заговорила.  – То есть мама работы копила, складировала целенаправленно?  – Копила. Она была редактором Средне-Уральского книжного издательства, и имела возможность переплетать рисунки в типографии. Думаю, брала не все, а только лучшее. Я тоже копировала. Бытует мнение, что повторять неправильно. А откуда еще маленькому художнику набраться опыта? На этюд без какой-то базы не выйти…  В общем, мама всеми способами культивировала во мне творчество. Я бы и не занималась столько, если б не ее подход: книги, инструменты покупала, на выставки водила. Мы много фантазировали вместе. Она поощряла. Она восхищалась. Показывала, как для нее важен любой записанный мною лист. Дарила подругам, выставляла у себя на работе… Мама же вырезала из журналов «Работница» и «Крестьянка» вкладки с репродукциями картин известных мастеров. Мое внимание сразу привлекли импрессионисты. Влюбилась сначала в Гогена, потом в Ван Гога.  – В садике, наверное, ты была звездой!  – И в школе тоже: стенгазеты, конкурсы – все это на моей совести. Я училась в «четвертой». Еще один камень в фундамент заложила Лидия Николаевна Русакова, наш словесник. Это величайший человек. Сколько она дала нам и сколько сейчас вкладывает в ребят как директор школы № 70!  – В художку ходила?  – Тут вообще интересная история: в наш класс перевелась девочка-художница, она-то и привела меня в специальную школу. Я галопом проскакала через все курсы и… решила не сдавать диплом.  – Так вообще можно? Должен же быть логический финал... – А вот не было в голове понимания, что дело стоит довести до конца. Сейчас и не вспомню: то ли лень стало, то ли любовь меня накрыла, что не до диплома… В общем, документа сего нет, но в училище искусств поступила с первого раза. Отучилась четыре года, потом долгое время работала не по специальности…  – Наташа, как ты придумала мультяшных персонажей?  – Когда я была маленькой, папа украшал мне детскую копиями иллюстраций из книг сказок. Жду Лизу, первую дочь, и думаю: сама – художница, а дома стены пустые… Начала придумывать, рисовать, тем более к таким темам склонялась со студенчества. Рисовала – продавала. В итоге продала все, и вот уже опять нечем будущую детскую оформлять. Тогда придумала печатать постеры. А как сложились эти персонажи? «Насмотренность» книг, причем не только классических иллюстраций, мультфильмов. До какого-то периода они у меня были буйные, дерзкие, угловатые, ассиметричные – скупала в художественных магазинах все подряд, смешивала, экспериментировала. Потом переключилась на чистую акварель, и линии стали более плавными, нежными.  – Кого считаешь учителями в творчестве?  – Михал Михалыч Гардубей, с которым я была знакома задолго до поступления в училище, где он преподавал. Так как мама работала в издательстве, то дружила со многими творческими людьми. Ее подруга, библиотекарь Людмила Кайгородова, была вхожа во многие мастерские, поэтому при любом возможном случае и я там появлялась. Второй учитель – Ольга Трофимова. Когда после учебы в столице она вернулась трудиться в Тюмень, я перешла на последний курс. Мы вместе делали мой дипломный проект. Ольга Федоровна почувствовала меня больше, чем другие педагоги.  – Что еще умеешь, кроме рисования?  – Умею составлять цветочные композиции, умею шить – у меня даже была серия текстильных игрушек, умею общаться с детьми. Лепить теперь умею.  – Керамист Ира Тюльнева научила?  – До Иры пробовала немного: покупала глину, лепила, выставляла в рядок, даже не сознавая, что надо обжечь, раскрасить. С Ирой мы знакомы давно, общались по-женски… Но как-то приехали к ней с дочкой и сели работать, ее знаменитую кружку пробовать повторить. Знаешь, кружка получилась с первого раза. В какой-то момент Ира пригласили вместе работать: она лепила, я расписывала. Лепить самостоятельно боялась. Но теперь с керамикой у меня взаимная любовь. Хочу своей печкой обзавестись. В планах – настоящая мастерская.  – Она тебя к лепке подвела, а ты ее рисовать научила?  – Вот, это наш пунктик. Но на самом деле Ирина рисует, ты бы видела эскизы ее керамических работ!  – Как твой день строится?  – Я живу неделями, потому что резко не умею переключаться с одного на другое. Например, неделю пишу маслом: разложилась, тружусь, животных в комнату не пускаю, чтобы шерсти не натрясли. Через неделю еду в Червишево к Ирине. Потом по плану – иллюстрации к журналу «Тюменские непоседы». Лелею мысль, что, когда заработаю определенную сумму денег, не стану разбрасываться и займусь одной лишь живописью.  – Что еще у тебя?  – Я – мама двух дочерей. Лизе 21 год, а Вере скоро будет 18.  – Добрая мама?  – Наверное, да. Друзья ругают, что не умею быть строгой.  – Еще и хозяйка живности?  – Кого я только не держала! И дареные животные, и найденные, и мне пристроенные…  – Тебе всего хватает для счастья?  – Домика на берегу моря не хватает. Остается желание – оно зреет, как и керамика, рисовать настоящие мультики. Хочу книжку издать: со своими стихами и иллюстрациями. Жду стабильной финансовой ситуации, чтобы могла отодвинуть лишнее и взяться за любимое.    ЛИЧНОЕ ДЕЛО Наталья Таберт, художница, график, керамист: Родилась в Тюмени, окончила местную школу №4 и училище искусств по специальности «художник-оформитель».  Создала неповторимый художественный мир, населенный фантастическими существами. Участница коллективных живописных выставок, автор персональных экспозиций с 2000 года. Разрабатывает и исполняет комплексные проекты по оформлению детских садов, школ, больниц. Иллюстрирует книги и журналы. Преподает рисунок детям. С недавнего времени увлечена лепкой и росписью керамики.
«Тюменская область сегодня» продолжает цикл материалов про художников, графиков, скульпторов региона.
Творческий порядок Натальи Таберт || Фото Юрия Комолова

Новая героиня проекта «Кисти-краски» – Наталья Таберт, автор мультипликационных персонажей, которыми заселены и картины, и открытки, и стены социальных и культурных учреждений. Разве упустишь случай заглянуть в гости к Наташе, пока она не упорхнула на Север выполнять большой заказ?! 

Квартиру она делит с мастерской: здесь и живет, и дочерей воспитывает, и работает, и юных рисовальщиков обучает. На окне (первый этаж дома в районе КПД) чуть приспущена бамбуковая штора, по крашеным доскам пола стучит коготками Табаки, спаниель цвета молочного шоколада, в соседней комнате притаился кот Штрудель, огненно-рыжий курильский бобтейл. Чай, орехи, диалог. По стенам – портретик младшей дочери Веры с медведем за спиной (это оберег, не дающий замерзнуть и упасть), акварельные собаки – по мотивам спектакля в театре «Ангажемент», много незаконченных картин: от «Дюймовочки» в розовых тонах до морского летнего пейзажа, от посиделок на советской кухне до кита с детской кроваткой на спине. Мы знакомы уж точно больше десяти лет, поэтому общаемся без реверансов. 

– Наташа, откуда интересная фамилия? 

– От бабушки. До 2005 года я была Плюхиной – это фамилия родителей. Когда начались персональные выставки, спросила у папы, позволит ли мне он взять ее фамилию – так громче, мне казалось. Папа разрешил. 

– Рисовала, конечно, с детства? 

– С самого раннего. А узелки – в родственниках. Владимир Борисович Шамшев, дедушка по маминой линии, никакого отношения к искусству не имевший, – он был главным лесничим Тюменской области, прекрасно копировал. У нас висели его «Три охотника» – масло на холсте. Мой отец, анестезиолог, заслуженный врач России, тоже рисовал. Мы не говорили о том, учился он специально или нет, но выходило у него замечательно. Писал акварелью, делал наброски с натуры, без ума лепил из цветного пластилина – до моего появления это были солдатики и крепости, а со мной – мушкетеры и дамы с прическами, в платьях. Помню, разворачивал на столе ватман, обозначал карту и заставлял ее готовыми фигурками. К сожалению, не знаю, куда все подевалось. 

– С какого возраста ты себя помнишь художницей? 

– С лялечного. На первом рисунке значится: год и два месяца. Картина называлась «Девочка с зелеными глазами»: это кружочек с точками и подобием косичек. Мама умудрилась сохранить! И моя старшая дочь взяла карандаш раньше, чем заговорила. 

– То есть мама работы копила, складировала целенаправленно? 

– Копила. Она была редактором Средне-Уральского книжного издательства, и имела возможность переплетать рисунки в типографии. Думаю, брала не все, а только лучшее. Я тоже копировала. Бытует мнение, что повторять неправильно. А откуда еще маленькому художнику набраться опыта? На этюд без какой-то базы не выйти… 
В общем, мама всеми способами культивировала во мне творчество. Я бы и не занималась столько, если б не ее подход: книги, инструменты покупала, на выставки водила. Мы много фантазировали вместе. Она поощряла. Она восхищалась. Показывала, как для нее важен любой записанный мною лист. Дарила подругам, выставляла у себя на работе… Мама же вырезала из журналов «Работница» и «Крестьянка» вкладки с репродукциями картин известных мастеров. Мое внимание сразу привлекли импрессионисты. Влюбилась сначала в Гогена, потом в Ван Гога. 

– В садике, наверное, ты была звездой! 

– И в школе тоже: стенгазеты, конкурсы – все это на моей совести. Я училась в «четвертой». Еще один камень в фундамент заложила Лидия Николаевна Русакова, наш словесник. Это величайший человек. Сколько она дала нам и сколько сейчас вкладывает в ребят как директор школы № 70! 

– В художку ходила? 

– Тут вообще интересная история: в наш класс перевелась девочка-художница, она-то и привела меня в специальную школу. Я галопом проскакала через все курсы и… решила не сдавать диплом. 

– Так вообще можно? Должен же быть логический финал...

– А вот не было в голове понимания, что дело стоит довести до конца. Сейчас и не вспомню: то ли лень стало, то ли любовь меня накрыла, что не до диплома… В общем, документа сего нет, но в училище искусств поступила с первого раза. Отучилась четыре года, потом долгое время работала не по специальности… 

– Наташа, как ты придумала мультяшных персонажей? 

– Когда я была маленькой, папа украшал мне детскую копиями иллюстраций из книг сказок. Жду Лизу, первую дочь, и думаю: сама – художница, а дома стены пустые… Начала придумывать, рисовать, тем более к таким темам склонялась со студенчества. Рисовала – продавала. В итоге продала все, и вот уже опять нечем будущую детскую оформлять. Тогда придумала печатать постеры. А как сложились эти персонажи? «Насмотренность» книг, причем не только классических иллюстраций, мультфильмов. До какого-то периода они у меня были буйные, дерзкие, угловатые, ассиметричные – скупала в художественных магазинах все подряд, смешивала, экспериментировала. Потом переключилась на чистую акварель, и линии стали более плавными, нежными. 

– Кого считаешь учителями в творчестве? 

– Михал Михалыч Гардубей, с которым я была знакома задолго до поступления в училище, где он преподавал. Так как мама работала в издательстве, то дружила со многими творческими людьми. Ее подруга, библиотекарь Людмила Кайгородова, была вхожа во многие мастерские, поэтому при любом возможном случае и я там появлялась. Второй учитель – Ольга Трофимова. Когда после учебы в столице она вернулась трудиться в Тюмень, я перешла на последний курс. Мы вместе делали мой дипломный проект. Ольга Федоровна почувствовала меня больше, чем другие педагоги. 

– Что еще умеешь, кроме рисования? 

– Умею составлять цветочные композиции, умею шить – у меня даже была серия текстильных игрушек, умею общаться с детьми. Лепить теперь умею. 

– Керамист Ира Тюльнева научила? 

– До Иры пробовала немного: покупала глину, лепила, выставляла в рядок, даже не сознавая, что надо обжечь, раскрасить. С Ирой мы знакомы давно, общались по-женски… Но как-то приехали к ней с дочкой и сели работать, ее знаменитую кружку пробовать повторить. Знаешь, кружка получилась с первого раза. В какой-то момент Ира пригласили вместе работать: она лепила, я расписывала. Лепить самостоятельно боялась. Но теперь с керамикой у меня взаимная любовь. Хочу своей печкой обзавестись. В планах – настоящая мастерская. 

– Она тебя к лепке подвела, а ты ее рисовать научила? 

– Вот, это наш пунктик. Но на самом деле Ирина рисует, ты бы видела эскизы ее керамических работ! 

– Как твой день строится? 

– Я живу неделями, потому что резко не умею переключаться с одного на другое. Например, неделю пишу маслом: разложилась, тружусь, животных в комнату не пускаю, чтобы шерсти не натрясли. Через неделю еду в Червишево к Ирине. Потом по плану – иллюстрации к журналу «Тюменские непоседы». Лелею мысль, что, когда заработаю определенную сумму денег, не стану разбрасываться и займусь одной лишь живописью. 

– Что еще у тебя? 

– Я – мама двух дочерей. Лизе 21 год, а Вере скоро будет 18. 

– Добрая мама? 

– Наверное, да. Друзья ругают, что не умею быть строгой. 

– Еще и хозяйка живности? 

– Кого я только не держала! И дареные животные, и найденные, и мне пристроенные… 

– Тебе всего хватает для счастья? 

– Домика на берегу моря не хватает. Остается желание – оно зреет, как и керамика, рисовать настоящие мультики. Хочу книжку издать: со своими стихами и иллюстрациями. Жду стабильной финансовой ситуации, чтобы могла отодвинуть лишнее и взяться за любимое. 

 

ЛИЧНОЕ ДЕЛО

Наталья Таберт, художница, график, керамист:

Родилась в Тюмени, окончила местную школу №4 и училище искусств по специальности «художник-оформитель». 

Создала неповторимый художественный мир, населенный фантастическими существами.
Участница коллективных живописных выставок, автор персональных экспозиций с 2000 года.

Разрабатывает и исполняет комплексные проекты по оформлению детских садов, школ, больниц. Иллюстрирует книги и журналы. Преподает рисунок детям. С недавнего времени увлечена лепкой и росписью керамики.

971Просмотров

Читать далее
6 июня празднуем День русского языка в России
Она жила на островах, учила язык, писала портреты, но все равно вернулась в Сибирь. Потому что тянет
На восстановление ризы, сгоревшей при пожаре, собрали достаточно средств
Ежегодный фестиваль «Комик Артс Тюмень» пришлось отменить в связи с эпидобстановкой
Так они поддерживают Всероссийский челлендж #РусскиеРифмы
Писатель и поэт Николай Зензин рассказал о новом издании.
Необычный культурный проект придумал мультицентр «Контора пароходства»

Опрос
Чем вы намерены заняться летом после отмены самоизоляции?
Уеду в деревню
Вернусь к работе в обычном режиме
Буду ходить в кино, в кафе, гулять в парках
Вырвусь с семьей на российский юг
Отправлюсь куда угодно, только подальше от города
Буду готовиться к экзаменам
Собираюсь искать другую работу
Никуда не поеду, останусь в виртуальном мире