Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

×
В социальных сетях
В печатной версии

Рождество приходит тихо

07.01.2020
08:22
Рождество приходит тихо. Вашему вниманию - стихи Юлии Щербань.. Юлия Щербань   Рождество Христово   *** Рождество всегда приходит тихо По тропинке узкой снежно-белой. С теплой материнскою молитвой, С нежной материнской колыбельной. Нам звезда укажет путь куда-то, Где нас ждут и где всегда ждать будут. И как в детстве, как давно когда-то, Мы пойдем за ней, поверив в чудо. Черный плащ раскинет зимний вечер, Чуть быстрее будет биться сердце В ожидании чудесной встречи – С воплотившимся Богомладенцем.   *** Ночью все звуки вокруг станут чуточку тише, Хлопоты дня растворятся, уйдут в никуда. Ветер дыханьем смахнет облака, и над крышей Вдруг засияет звезда. Ночью все станет другим, изменив очертанья, Трудно понять, что же там впереди в темноте. Может быть, это сугроб, наметенный снегами? Может быть, это вертеп? Тусклый фонарь освещает дороги пустые, В свете его яркий всполох, и тут же исчез. Может быть, это на ветках серебряный иней? Может быть, Ангел с небес? Город ночной, словно сам на себя не похожий, Одновременно он мне и привычен, и нов. Кто это? Может, спешит запоздавший прохожий? Может, один из волхвов? Странник, который однажды пошел за звездою, Той, что так ярко сияет сегодня с небес. Может быть, это январская ночь и, не боле? Может быть, чудо чудес? Ночью все звуки вокруг станут чуточку тише, И в тишине растворится вся дня суета, Так, чтобы каждый сумел своим сердцем услышать Весть о рождении Христа. *** На землю опустилась ночь И все живое сном сковала. Ничто чудес не предвещало, Все было как всегда точь-в-точь. И вдруг чуть слышно: «Встань! Иди!» Что это? Шепот? Шорох листьев? И мир немножко изменился – Звезда сияла впереди. Я шла неведомо куда, К кому, зачем, не понимая, Тихому шепоту внимая, Я шла. Меня вела звезда. И медленно в душе моей Как будто бы из ниоткуда, Рождалось ожиданье чуда, И радость поселилась в ней. Волненьем, трепетом объята, Я шла. Я видела звезду. И мне казалось, что иду На встречу к другу или к брату, К тому, кто очень дорог мне, К тому, кого давно я знаю. Звезда внезапно замирает. Что впереди? Пещера? Хлев? Я начинаю вспоминать, Я в детстве слышала об этом: Христос рождается в вертепе, Чтоб добровольно пострадать, Чтоб умереть, чтоб искупить Грехи людей. И мои тоже. И вот я здесь. Да быть не может! Не может быть! Не может быть! Не может быть! Не может быть! Да! Мне еще читала мама, Что принято идти с дарами. Но что Ему мне подарить? Все лучшее, что есть во мне Ему отдать совсем не жалко. Подарок? Решено с подарком. И я иду. Иду в вертеп. Была любовь в глазах Его. Я на колени опустилась, Ладони протянув, раскрыла, А в них в подарок… ничего… Но как же так? Идти, нести Все то, что я за жизнь скопила. Все тленным, все ничтожным было. И я шепчу Ему: «Прости. Мне жаль, но я совсем пуста». Я замолчала. Стихли звуки. Он сам мои наполнил руки. Была любовь в руках Христа.   *** Утихла метель, холода отступали, Укрытые снегом деревья стояли, Серебряный иней на ветках искрился, И бабушка что-то вязала на спицах. Негромко трещали в камине поленья, И кошка, свернувшись клубком на коленях, Тихонечко пела о чем-то своем, Теплом и уютом окутан был дом. По небу рассыпались первые звезды, Окно затянулось узором морозным, И в этих узорах на зимнем окне Все что-то далекое виделось мне: Вот город, и люди идут вереницей, У многих из них озабочены лица, Неблизкий проделали многие путь, Устали с дороги, хотят отдохнуть. Но город уже переполнен, в нем тесно, В гостиницах нет ни единого места, А люди приходят и в двери стучат. Гостям своим город сегодня не рад. Приблизились в сумерках к городу двое, Как видно, нуждаются в пище и крове, Но в городе душно, но в городе тесно, Но двери закрыты, и нет для них места. И ночь наступала темна, холодна, И словно в глаза мне взглянула Она. Печальны глаза Ее были большие – Уставшей с дороги, Пречистой Марии. Узоры на окнах манили и звали, А рядом в камине поленья трещали. Быстрее-быстрее, их нужно спасти И на ночь согреться в наш дом привести. И я начинаю хватать в беспорядке Свой шарфик, пальто, меховые перчатки. Вдруг бабушка, спицы свои отложив, Спросила с улыбкой: «Куда ты бежишь? Послушай, родная. Не нужно бежать, Лишь в сердце ты можешь стяжать благодать. Лишь сердце старайся хранить в чистоте, Оно – твои ясли, оно – твой вертеп. И если в нем будут любовь, доброта, То именно там ты и встретишь Христа. Все самое важное – скрыто от глаз, Господь всегда рядом, Он с каждым из нас». И снова взялась за работу проворно, А я посмотрела на наши иконы, На ту, пред которой горела лампада, И встретилась вновь с Богородицы взглядом, И я опустилась пред Ней на колени. Уже догорали в камине поленья, Серебряный иней на ветках искрился, И бабушка что-то вязала на спицах.   Ты только иди к Нему… В сторону Вифлеема, Туда, где Пречистая Дева, Где звезды на небе искрятся, Где Богомладенец в яслях. Быть может, скажут тебе: «Зачем искать Вифлеем? Младенец там был, говорят, Две тысячи лет назад. Родился, учил, страдал. А ты везде опоздал. Все в прошлом, все позади». Не слушай. К Нему иди. Быть может, скажут еще: «А ты-то куда пошел? С Ним праведники, пророки, В тебе же одни пороки. Там ждут тебя страх и стыд». Не слушай. К Нему иди. А может, почувствуешь ты, Что все растерял дары Для Богомладенца Христа И вместо них пустота. Невольно замедлишь шаг. К Царю без даров – никак. Быть может, повременить? Не бойся. К Нему иди. А может, не будет сил Не то что идти, ползти. Покажется, что все зря, Что нет никакого Царя, Что жил он, как говорят, Две тысячи лет назад, Родился, учил, страдал, А ты везде опоздал. Беззвучно в ночную тьму: «Господи, почему? Господи, помоги! Как тяжелы шаги. Господи, путь освети, Мне одному не дойти». И может, в ответ тогда Рождественская звезда Осветит ночную тьму. Ты только иди к Нему!   *** Казалось бы, ночь и ночь…. На небе звезды, луна, Все как вчера точь-в-точь. Быть может, только одна Чуть ярче горит звезда, Напоминая всем О празднике Рождества, О Богомладенце Христе. О мудрецах-волхвах, Что шли из далекой страны. Об ангельских голосах, Поющих Ему с вышины. О том, для чего Он здесь. Как страшно переплелись Его страданья и смерть И наша вечная жизнь. Все как вчера точь-в-точь… Но в сердце рассеян мрак, Славим мы в эту ночь Пришествие в мир Христа. Пусть в сердце любовь и мир Поселятся навсегда, Пусть хватит мудрости, сил Для делания добра. Пусть радость светит из глаз, Пусть добрыми будут слова, Преображая нас. Счастливого Рождества!   *** Ты помнишь спящий Вифлеем? Чужой и негостеприимный, И для Иосифа с Марией В нем места не было совсем. Ты помнишь одинокий хлев? И как звезда над ним сияла, И блеск холодного металла, И беспощадный царский гнев. Ты помнишь, как они втроем Поспешно город покидали, В котором матери рыдали, Детей лишенные царем? Как долго можно вспоминать. Земля и небо ликовали, И только люди не желали Младенца в этот мир принять. Все это было так давно, Что кажется совсем не важным, Что делал, что там думал каждый, А важно только Рождество. Да, это все отчасти так. Но если вглубь себя вглядеться – В свои желанья, мысли, в сердце, То как встречаем мы Христа? Быть может, средь мирских тревог, Подобно людям Вифлеема, Мы перед Ним закрыли двери И нам совсем не нужен Бог? Быть может, злобою горя, Обиды ближним не прощая, Богомладенца мы встречаем Холодной яростью царя? А может быть, удастся нам Услышать ангелов небесных, Найти вертеп, а в нем Младенца, Подобно древним пастухам? А может, через много лет Сомнений и противоречий Нас приведет к Нему навстречу Звезды волшебной тихий свет? Положим мы к ногам Его Свои дары: надежду, веру, Любовь, доказанную делом, И тихо скажем: «С Рождеством!»   *** А снег все шел, следов не оставляя, Все покрывая белым полотном. Мир замер, словно чуда ожидая. И чудо совершилось – Рождество. Так нелогично и непостижимо, За гранью понимания пока, Стал человеком сам Создатель мира. Таким, как мы, но только без греха. О Нем пророки древние писали, Мессию ждал Израильский народ. Так долго и так напряженно ждали, Что не заметили Его приход. Без звуков труб, без почестей, без блеска Он в мир пришел, шаги Его тихи. Родился в Вифлееме Иудейском В вертепе. Лишь волхвы и пастухи Почувствовали, поняли, познали: Родился тот, Кто этот мир творил. Одни звезду на небе увидали, Другим небесный ангел возвестил. Младенец спит, во сне тихонько дышит, Его покой не станут нарушать. И принял тот, кто захотел принять. Январский снег следов не оставляет, Все покрывает белым полотном. Мир замер, словно чуда ожидая, И чудо совершилось – Рождество.   *** Попробуй в окно взглянуть. Ты видишь эту звезду? Она указала путь Волхвам к младенцу Христу. Сегодня она для нас Тихо льет свет ночной, Чтоб в нашем сердце зажглась Вера тонкой свечой. Сначала будет коптить И гаснуть от сквозняков. Ведь мы не умеем светить И ближним дарить любовь. Причину ища в других, Оправдывая себя: Просто плохой фитиль, Подсвечник стоит не так, Был непригоден воск, Был тесен свечной наш ящик. А можем и хуже того: Плохой сотворил нас Мастер! Но сколько же можно тлеть? Пытаться себя оправдать? Мы просто боимся гореть! Мы просто боимся страдать! Боимся другим светить, Боимся дарить любовь. Чтоб этому научить, Пришел в этот мир Господь. Чтоб смерть принять ради нас, Чтоб муки терпеть и боль, Чтоб в нашем сердце зажглась Вера тонкой свечой. Сначала будет коптить, Погаснет вдруг без причин. Но Господа будем просить, Чтоб в вере Он нас укрепил. И может, когда-нибудь, Вместо того чтоб тлеть, Научимся хоть чуть-чуть Верить, любить, гореть.  
Вашему вниманию - стихи Юлии Щербань.
Юлия желает всем счастливого Рождества || Фото из архива Юлии Щербань

Юлия Щербань

 

Рождество Христово
 

***
Рождество всегда приходит тихо
По тропинке узкой снежно-белой.
С теплой материнскою молитвой,
С нежной материнской колыбельной.

Нам звезда укажет путь куда-то,
Где нас ждут и где всегда ждать будут.
И как в детстве, как давно когда-то,
Мы пойдем за ней, поверив в чудо.

Черный плащ раскинет зимний вечер,
Чуть быстрее будет биться сердце
В ожидании чудесной встречи –
С воплотившимся Богомладенцем.

 

***
Ночью все звуки вокруг станут чуточку тише,
Хлопоты дня растворятся, уйдут в никуда.
Ветер дыханьем смахнет облака, и над крышей
Вдруг засияет звезда.

Ночью все станет другим, изменив очертанья,
Трудно понять, что же там впереди в темноте.
Может быть, это сугроб, наметенный снегами?
Может быть, это вертеп?

Тусклый фонарь освещает дороги пустые,
В свете его яркий всполох, и тут же исчез.
Может быть, это на ветках серебряный иней?
Может быть, Ангел с небес?

Город ночной, словно сам на себя не похожий,
Одновременно он мне и привычен, и нов.
Кто это? Может, спешит запоздавший прохожий?
Может, один из волхвов?

Странник, который однажды пошел за звездою,
Той, что так ярко сияет сегодня с небес.
Может быть, это январская ночь и, не боле?
Может быть, чудо чудес?

Ночью все звуки вокруг станут чуточку тише,
И в тишине растворится вся дня суета,
Так, чтобы каждый сумел своим сердцем услышать
Весть о рождении Христа.


***

На землю опустилась ночь
И все живое сном сковала.
Ничто чудес не предвещало,
Все было как всегда точь-в-точь.

И вдруг чуть слышно: «Встань! Иди!»
Что это? Шепот? Шорох листьев?
И мир немножко изменился –
Звезда сияла впереди.

Я шла неведомо куда,
К кому, зачем, не понимая,
Тихому шепоту внимая,
Я шла. Меня вела звезда.

И медленно в душе моей
Как будто бы из ниоткуда,
Рождалось ожиданье чуда,
И радость поселилась в ней.

Волненьем, трепетом объята,
Я шла. Я видела звезду.
И мне казалось, что иду
На встречу к другу или к брату,

К тому, кто очень дорог мне,
К тому, кого давно я знаю.
Звезда внезапно замирает.
Что впереди? Пещера? Хлев?

Я начинаю вспоминать,
Я в детстве слышала об этом:
Христос рождается в вертепе,
Чтоб добровольно пострадать,

Чтоб умереть, чтоб искупить
Грехи людей. И мои тоже.
И вот я здесь. Да быть не может!
Не может быть! Не может быть!

Не может быть! Не может быть!
Да! Мне еще читала мама,
Что принято идти с дарами.
Но что Ему мне подарить?

Все лучшее, что есть во мне
Ему отдать совсем не жалко.
Подарок? Решено с подарком.
И я иду. Иду в вертеп.

Была любовь в глазах Его.
Я на колени опустилась,
Ладони протянув, раскрыла,
А в них в подарок… ничего…

Но как же так? Идти, нести
Все то, что я за жизнь скопила.
Все тленным, все ничтожным было.
И я шепчу Ему: «Прости.

Мне жаль, но я совсем пуста».
Я замолчала. Стихли звуки.
Он сам мои наполнил руки.
Была любовь в руках Христа.

 

***

Утихла метель, холода отступали,
Укрытые снегом деревья стояли,
Серебряный иней на ветках искрился,
И бабушка что-то вязала на спицах.

Негромко трещали в камине поленья,
И кошка, свернувшись клубком на коленях,
Тихонечко пела о чем-то своем,
Теплом и уютом окутан был дом.

По небу рассыпались первые звезды,
Окно затянулось узором морозным,
И в этих узорах на зимнем окне
Все что-то далекое виделось мне:

Вот город, и люди идут вереницей,
У многих из них озабочены лица,
Неблизкий проделали многие путь,
Устали с дороги, хотят отдохнуть.

Но город уже переполнен, в нем тесно,
В гостиницах нет ни единого места,
А люди приходят и в двери стучат.
Гостям своим город сегодня не рад.

Приблизились в сумерках к городу двое,
Как видно, нуждаются в пище и крове,
Но в городе душно, но в городе тесно,
Но двери закрыты, и нет для них места.

И ночь наступала темна, холодна,
И словно в глаза мне взглянула Она.
Печальны глаза Ее были большие –
Уставшей с дороги, Пречистой Марии.

Узоры на окнах манили и звали,
А рядом в камине поленья трещали.
Быстрее-быстрее, их нужно спасти
И на ночь согреться в наш дом привести.

И я начинаю хватать в беспорядке
Свой шарфик, пальто, меховые перчатки.
Вдруг бабушка, спицы свои отложив,
Спросила с улыбкой: «Куда ты бежишь?

Послушай, родная. Не нужно бежать,
Лишь в сердце ты можешь стяжать благодать.
Лишь сердце старайся хранить в чистоте,
Оно – твои ясли, оно – твой вертеп.

И если в нем будут любовь, доброта,
То именно там ты и встретишь Христа.
Все самое важное – скрыто от глаз,
Господь всегда рядом, Он с каждым из нас».

И снова взялась за работу проворно,
А я посмотрела на наши иконы,
На ту, пред которой горела лампада,
И встретилась вновь с Богородицы взглядом,

И я опустилась пред Ней на колени.
Уже догорали в камине поленья,
Серебряный иней на ветках искрился,
И бабушка что-то вязала на спицах.

 

Ты только иди к Нему…

В сторону Вифлеема,
Туда, где Пречистая Дева,
Где звезды на небе искрятся,
Где Богомладенец в яслях.

Быть может, скажут тебе:
«Зачем искать Вифлеем?
Младенец там был, говорят,
Две тысячи лет назад.

Родился, учил, страдал.
А ты везде опоздал.
Все в прошлом, все позади».
Не слушай. К Нему иди.

Быть может, скажут еще:
«А ты-то куда пошел?
С Ним праведники, пророки,
В тебе же одни пороки.

Там ждут тебя страх и стыд».
Не слушай. К Нему иди.

А может, почувствуешь ты,
Что все растерял дары
Для Богомладенца Христа
И вместо них пустота.

Невольно замедлишь шаг.
К Царю без даров – никак.
Быть может, повременить?
Не бойся. К Нему иди.

А может, не будет сил
Не то что идти, ползти.
Покажется, что все зря,
Что нет никакого Царя,

Что жил он, как говорят,
Две тысячи лет назад,
Родился, учил, страдал,
А ты везде опоздал.

Беззвучно в ночную тьму:
«Господи, почему?
Господи, помоги!
Как тяжелы шаги.

Господи, путь освети,
Мне одному не дойти».

И может, в ответ тогда
Рождественская звезда
Осветит ночную тьму.
Ты только иди к Нему!

 

***

Казалось бы, ночь и ночь….
На небе звезды, луна,
Все как вчера точь-в-точь.
Быть может, только одна

Чуть ярче горит звезда,
Напоминая всем
О празднике Рождества,
О Богомладенце Христе.

О мудрецах-волхвах,
Что шли из далекой страны.
Об ангельских голосах,
Поющих Ему с вышины.

О том, для чего Он здесь.
Как страшно переплелись
Его страданья и смерть
И наша вечная жизнь.

Все как вчера точь-в-точь…
Но в сердце рассеян мрак,
Славим мы в эту ночь
Пришествие в мир Христа.

Пусть в сердце любовь и мир
Поселятся навсегда,
Пусть хватит мудрости, сил
Для делания добра.

Пусть радость светит из глаз,
Пусть добрыми будут слова,
Преображая нас.
Счастливого Рождества!

 

***

Ты помнишь спящий Вифлеем?
Чужой и негостеприимный,
И для Иосифа с Марией
В нем места не было совсем.

Ты помнишь одинокий хлев?
И как звезда над ним сияла,
И блеск холодного металла,
И беспощадный царский гнев.

Ты помнишь, как они втроем
Поспешно город покидали,
В котором матери рыдали,
Детей лишенные царем?

Как долго можно вспоминать.
Земля и небо ликовали,
И только люди не желали
Младенца в этот мир принять.

Все это было так давно,
Что кажется совсем не важным,
Что делал, что там думал каждый,
А важно только Рождество.

Да, это все отчасти так.
Но если вглубь себя вглядеться –
В свои желанья, мысли, в сердце,
То как встречаем мы Христа?

Быть может, средь мирских тревог,
Подобно людям Вифлеема,
Мы перед Ним закрыли двери
И нам совсем не нужен Бог?

Быть может, злобою горя,
Обиды ближним не прощая,
Богомладенца мы встречаем
Холодной яростью царя?

А может быть, удастся нам
Услышать ангелов небесных,
Найти вертеп, а в нем Младенца,
Подобно древним пастухам?

А может, через много лет
Сомнений и противоречий
Нас приведет к Нему навстречу
Звезды волшебной тихий свет?

Положим мы к ногам Его
Свои дары: надежду, веру,
Любовь, доказанную делом,
И тихо скажем: «С Рождеством!»

 

***

А снег все шел, следов не оставляя,
Все покрывая белым полотном.
Мир замер, словно чуда ожидая.
И чудо совершилось – Рождество.

Так нелогично и непостижимо,
За гранью понимания пока,
Стал человеком сам Создатель мира.
Таким, как мы, но только без греха.

О Нем пророки древние писали,
Мессию ждал Израильский народ.
Так долго и так напряженно ждали,
Что не заметили Его приход.

Без звуков труб, без почестей, без блеска
Он в мир пришел, шаги Его тихи.
Родился в Вифлееме Иудейском
В вертепе. Лишь волхвы и пастухи

Почувствовали, поняли, познали:
Родился тот, Кто этот мир творил.
Одни звезду на небе увидали,
Другим небесный ангел возвестил.

Младенец спит, во сне тихонько дышит,
Его покой не станут нарушать.
И принял тот, кто захотел принять.

Январский снег следов не оставляет,
Все покрывает белым полотном.
Мир замер, словно чуда ожидая,
И чудо совершилось – Рождество.

 

***

Попробуй в окно взглянуть.
Ты видишь эту звезду?
Она указала путь
Волхвам к младенцу Христу.

Сегодня она для нас
Тихо льет свет ночной,
Чтоб в нашем сердце зажглась
Вера тонкой свечой.

Сначала будет коптить
И гаснуть от сквозняков.
Ведь мы не умеем светить
И ближним дарить любовь.

Причину ища в других,
Оправдывая себя:
Просто плохой фитиль,
Подсвечник стоит не так,

Был непригоден воск,
Был тесен свечной наш ящик.
А можем и хуже того:
Плохой сотворил нас Мастер!

Но сколько же можно тлеть?
Пытаться себя оправдать?
Мы просто боимся гореть!
Мы просто боимся страдать!


Боимся другим светить,
Боимся дарить любовь.
Чтоб этому научить,
Пришел в этот мир Господь.


Чтоб смерть принять ради нас,
Чтоб муки терпеть и боль,
Чтоб в нашем сердце зажглась
Вера тонкой свечой.

Сначала будет коптить,
Погаснет вдруг без причин.
Но Господа будем просить,
Чтоб в вере Он нас укрепил.

И может, когда-нибудь,
Вместо того чтоб тлеть,
Научимся хоть чуть-чуть
Верить, любить, гореть.

 

260Просмотров
Комментарии для сайта Cackle

Читать далее
30 января в 12:00 в студии газеты «Тюменская область сегодня» начнется программа «Литературный четверг». Ее гость - полковник ФСБ в отставке Николай Зензин, который расскажет о своей новой книге «Мы все из той войны». Издание посвящено 75-летию Победы в Великой Отечественной войне. 
Вашему вниманию - новогодняя сказка.
Торжественная церемония состоялась в зале Школы вокального искусства Ирины Богачевой (Дом С. Д. Шереметева на Фонтанке).
«Чему быть камнем, чему цветком» - так называется новая книга Михаила Федосеенкова.
Как уберечься от тех, кто нечист на руку? Рекомендации специалиста.
Предновогоднее творчество тюменских писателей - к вашему праздничному столу!
Наш читатель рассказал о своем знакомстве с Ассоциацией «Поэты Тюменской области».
«Сибирский сказочник» - так называется книга, которую издало Тюменское отделение Общества русской культуры. Редактор - профессор ТюмГУ Сергей Комаров.
Опрос
Что, по вашему мнению, наиболее беспокоит родителей детей и подростков?
Здоровье и воспитание детей
Качество и организация процесса образования в школе
Безопасность детей на улице
Качество питания детей
Зависимость подростков от компьютерных игр
Организация летнего отдыха для семьи
Зависимость детей от гаджетов и социальных сетей
Высокая стоимость детской одежды и обуви
Ничего не беспокоит
Популярные статьи
Слушать новости

Подпишитесь на нашу рассылку, чтобы не пропустить главное