Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

×
В социальных сетях
В печатной версии

Как Романовы в Тобольске встречали 1918 год

01.01.2020
12:28
Как Романовы в Тобольске встречали 1918 год . Многие историки и журналисты, которые касались темы пребывания семьи последнего императора в Тобольске, отмечают, что жизнь их там была чуть ли не благостной. Возникает даже чувство пребывания семьи в этакой доброжелательной к ним провинции. . Разумеется, если сравнивать с арестом в Царском Селе и, тем более, содержанием в Доме особого назначения в Екатеринбурге, губернаторский дом (Дом Свободы, как его называли тогда) в Тобольске – это все же более светлое пятно в этой драматической истории. Да, какое-то время Романовым разрешали прогулки по городу, посещение служб в храмах, но мало-помалу режим ужесточался. Кроме того, комиссар Панкратов указывает, что на имя императора приходили письма с угрозами. Хотя в целом местные жители относились к узникам Дома Свободы с интересом, любопытством и характерной для сибиряков жалостью, сочувствием, потому как каторжан и ссыльных им приходилось видеть постоянно. Они приносили для семьи продукты с того самого момента, как пароход «Русь» замер у причала… Вместе с Романовыми в Доме Свободы жили камер-матросы Нагорный и Седнев, повар Харитонов, его помощник Леня Седнев, лакей Трупп, комнатная девушка государыни Анна Демидова, Александра Теглева (няня детей), а в доме напротив – доктор Боткин с детьми – Татьяной и Глебом, лейб-хирург Деревенко, гофмаршал Долгоруков, генерал Татищев, учителя Пьер Жильяр и Сидней Гиббс. Можно точно утверждать, что собаки детей – во всяком случае спаниель Джой цесаревича и французский бульдог Ортино великой княжны Татьяны Николаевны – до конца были с ними.  В ссылку Романовы взяли спаниэля по кличке Джой, он едет в санках с наследником || Источник фото: zen.yandex.ru В семье много читали, ставили пьесы в домашнем театре, помогали по хозяйству. Причем с таким усердием, что удивляли солдат отряда особого назначения под командованием полковника Евгения Кобылинского и его заместителя капитана Федора Аксюты. Большинство бойцов отряда относилось к пленникам с уважением, но был и солдатский комитет, который, к примеру, потребовал от императора снять погоны полковника, что последний перенес очень тяжело. Полковник Е. С. Кобылинский в свидетельских показаниях, данных белогвардейскому следователю Н. А. Соколову, сообщил: «Когда солдаты вынесли постановление о снятии нами — офицерами — погон, я не выдержал. Я понял, что больше нет у меня власти, и почувствовал полное свое бессилие. Я пошел в дом и попросил Теглеву доложить Государю, что мне нужно его видеть. Государь принял меня в ее комнате. Я сказал ему: «Ваше Величество, власть выскальзывает из моих рук. С нас сняли погоны. Я не могу больше вам быть полезным. Если вы мне разрешите, я хочу уйти. Нервы у меня совершенно растрепались. Я больше не могу». Государь обнял меня за спину одной рукой. На глаза у него навернулись слезы. Он сказал мне: «Евгений Степанович, от себя, от жены и от детей я вас очень прошу остаться. Вы видите, что мы все терпим. Надо и вам потерпеть». Потом он обнял меня, и мы поцеловались. Я остался и решил терпеть». Другой пример, для младших Алеши и Анастасии построили горку во дворе. Катались на ней и другие дети и подростки. Тот же Леня Седнев или последний друг наследника Коля Деревенко – сын хирурга. Для Алеши горка стала любимым развлечением, он сам поливал ее водой, рыл туннели, строил фортификационные сооружения для игры в войну. Но солдатский комитет постановил горку разрушить, потому как с вершины ее можно выглядывать за забор и подавать знаки.  Кому подавать знаки? Разумеется, монархистам, которые хотели освободить семью. Были ли такие? Были. Были даже несколько групп офицеров, но почему у них ничего не получилось – это отдельная и весьма длинная история. Следует заметить, что пленники действительно часто поднимались на горку, чтобы видеть, что происходит на улице. Говорят, что от Софийского собора обыватели часто видели в окнах Дома Свободы царских дочерей. Заметил их митрополит Гермоген весной, когда совершал свой последний Крестный ход на Вербное воскресенье… С конца декабря вся семья, свита и слуги дружно строили горку. Во всяком случае, в дневнике императора 23 декабря такая запись есть. 26-го к семье не пустили приехавшую из Петрограда с подарками графиню Буксгевден. А сами Романовы подарили своим караульным рождественскую елку, сладкий пирог и игру шашки. 27 декабря был арестован отец Алексей (Васильев), который посмел титуловать царскую семью на службе. 30-го у Алеши распухла щиколотка и он лежал до следующего дня. При его наследственной болезни любая травма могла повлечь тяжелые последствия. А государь строил горку и пилил дрова. 31 декабря он записал: «31-го декабря. Воскресенье. Не холодный день с порывистым ветром. К вечеру Алексей встал, так как мог надеть сапоги. После чая разошлись до наступления нового года».  А вот утром следующего дня к обедне не смогли пойти Ольга и Татьяна. У них началась лихорадка, доктора подозревали краснуху. Разумеется, краснуха как инфекционное заболевание коснулась всех детей. Недуг принес в Дом Свободы друг наследника Коля Деревенко. Так что новолетие у семьи Романовых получилось не самое радостное.  Император зимними вечерами читал рассказы о Шерлоке Холмсе Артура Конан-Дойля и «Трех мушкетеров» Дюма, перемежая их с трудами известных историков. Кстати, историю наследнику он преподавал сам. Иногда ему в этом помогал Илья Леонидович Татищев. Еще одним учителем наследника была Клавдия Битнер, жена полковника Кобылинского.  Особо следует сказать о Декрете о календаре. Государь записал в дневнике:  «Узнали, что на почте получено распоряжение изменить стиль и подравняться под иностранный, считая с 1 февраля, т. е. сегодня уже выходит 14 февраля. Недоразумениям и путаницам не будет конца!» Декрет о календарной реформе, который подписал Ленин 26 января, был не только выравниванием с европейским календарем, но и ударом по Русской православной церкви. Напомним, что буквально за три дня до этого был подписан Декрет об отделении Церкви от государства и школы. С этого времени началось преследование не только Русской православной церкви, но и других конфессий. С того времени Рождество в России после Нового года, а не до него. Кстати из дневника Алеши мы знаем, что в феврале «хороших» солдат караула заменили на «плохих». Клавдия Битнер писала, что Алексей понимал, что ему уже не быть царем, но она все же допытывалась: «Ну, а если опять будет, если вы будете царствовать?» Он ответил мне: «Тогда надо устроить так, чтобы я знал больше, что делается кругом».  И ранее Алеша часто говорил, что хотел бы, чтобы не было бедных и несчастных, чтобы все были счастливы», но ему самому не суждено будет стать счастливым… 1918-й стал для него последним годом жизни. 
Многие историки и журналисты, которые касались темы пребывания семьи последнего императора в Тобольске, отмечают, что жизнь их там была чуть ли не благостной. Возникает даже чувство пребывания семьи в этакой доброжелательной к ним провинции.
Семья Романовых в Тобольске. Сентябрь 1917 г. - август 1918 г. || Источник фото: regnum.ru

Разумеется, если сравнивать с арестом в Царском Селе и, тем более, содержанием в Доме особого назначения в Екатеринбурге, губернаторский дом (Дом Свободы, как его называли тогда) в Тобольске – это все же более светлое пятно в этой драматической истории. Да, какое-то время Романовым разрешали прогулки по городу, посещение служб в храмах, но мало-помалу режим ужесточался. Кроме того, комиссар Панкратов указывает, что на имя императора приходили письма с угрозами. Хотя в целом местные жители относились к узникам Дома Свободы с интересом, любопытством и характерной для сибиряков жалостью, сочувствием, потому как каторжан и ссыльных им приходилось видеть постоянно. Они приносили для семьи продукты с того самого момента, как пароход «Русь» замер у причала… Вместе с Романовыми в Доме Свободы жили камер-матросы Нагорный и Седнев, повар Харитонов, его помощник Леня Седнев, лакей Трупп, комнатная девушка государыни Анна Демидова, Александра Теглева (няня детей), а в доме напротив – доктор Боткин с детьми – Татьяной и Глебом, лейб-хирург Деревенко, гофмаршал Долгоруков, генерал Татищев, учителя Пьер Жильяр и Сидней Гиббс. Можно точно утверждать, что собаки детей – во всяком случае спаниель Джой цесаревича и французский бульдог Ортино великой княжны Татьяны Николаевны – до конца были с ними. 

В ссылку Романовы взяли спаниэля по кличке Джой, он едет в санках с наследником || Источник фото: zen.yandex.ru

В семье много читали, ставили пьесы в домашнем театре, помогали по хозяйству. Причем с таким усердием, что удивляли солдат отряда особого назначения под командованием полковника Евгения Кобылинского и его заместителя капитана Федора Аксюты. Большинство бойцов отряда относилось к пленникам с уважением, но был и солдатский комитет, который, к примеру, потребовал от императора снять погоны полковника, что последний перенес очень тяжело. Полковник Е. С. Кобылинский в свидетельских показаниях, данных белогвардейскому следователю Н. А. Соколову, сообщил: «Когда солдаты вынесли постановление о снятии нами — офицерами — погон, я не выдержал. Я понял, что больше нет у меня власти, и почувствовал полное свое бессилие. Я пошел в дом и попросил Теглеву доложить Государю, что мне нужно его видеть. Государь принял меня в ее комнате. Я сказал ему: «Ваше Величество, власть выскальзывает из моих рук. С нас сняли погоны. Я не могу больше вам быть полезным. Если вы мне разрешите, я хочу уйти. Нервы у меня совершенно растрепались. Я больше не могу». Государь обнял меня за спину одной рукой. На глаза у него навернулись слезы. Он сказал мне: «Евгений Степанович, от себя, от жены и от детей я вас очень прошу остаться. Вы видите, что мы все терпим. Надо и вам потерпеть». Потом он обнял меня, и мы поцеловались. Я остался и решил терпеть».

Другой пример, для младших Алеши и Анастасии построили горку во дворе. Катались на ней и другие дети и подростки. Тот же Леня Седнев или последний друг наследника Коля Деревенко – сын хирурга. Для Алеши горка стала любимым развлечением, он сам поливал ее водой, рыл туннели, строил фортификационные сооружения для игры в войну. Но солдатский комитет постановил горку разрушить, потому как с вершины ее можно выглядывать за забор и подавать знаки. 

Кому подавать знаки? Разумеется, монархистам, которые хотели освободить семью. Были ли такие? Были. Были даже несколько групп офицеров, но почему у них ничего не получилось – это отдельная и весьма длинная история. Следует заметить, что пленники действительно часто поднимались на горку, чтобы видеть, что происходит на улице. Говорят, что от Софийского собора обыватели часто видели в окнах Дома Свободы царских дочерей. Заметил их митрополит Гермоген весной, когда совершал свой последний Крестный ход на Вербное воскресенье…

С конца декабря вся семья, свита и слуги дружно строили горку. Во всяком случае, в дневнике императора 23 декабря такая запись есть. 26-го к семье не пустили приехавшую из Петрограда с подарками графиню Буксгевден. А сами Романовы подарили своим караульным рождественскую елку, сладкий пирог и игру шашки. 27 декабря был арестован отец Алексей (Васильев), который посмел титуловать царскую семью на службе. 30-го у Алеши распухла щиколотка и он лежал до следующего дня. При его наследственной болезни любая травма могла повлечь тяжелые последствия. А государь строил горку и пилил дрова. 31 декабря он записал:

«31-го декабря. Воскресенье. Не холодный день с порывистым ветром. К вечеру Алексей встал, так как мог надеть сапоги. После чая разошлись до наступления нового года». 

А вот утром следующего дня к обедне не смогли пойти Ольга и Татьяна. У них началась лихорадка, доктора подозревали краснуху. Разумеется, краснуха как инфекционное заболевание коснулась всех детей. Недуг принес в Дом Свободы друг наследника Коля Деревенко. Так что новолетие у семьи Романовых получилось не самое радостное. 

Император зимними вечерами читал рассказы о Шерлоке Холмсе Артура Конан-Дойля и «Трех мушкетеров» Дюма, перемежая их с трудами известных историков. Кстати, историю наследнику он преподавал сам. Иногда ему в этом помогал Илья Леонидович Татищев. Еще одним учителем наследника была Клавдия Битнер, жена полковника Кобылинского. 

Особо следует сказать о Декрете о календаре. Государь записал в дневнике:  «Узнали, что на почте получено распоряжение изменить стиль и подравняться под иностранный, считая с 1 февраля, т. е. сегодня уже выходит 14 февраля. Недоразумениям и путаницам не будет конца!» Декрет о календарной реформе, который подписал Ленин 26 января, был не только выравниванием с европейским календарем, но и ударом по Русской православной церкви. Напомним, что буквально за три дня до этого был подписан Декрет об отделении Церкви от государства и школы. С этого времени началось преследование не только Русской православной церкви, но и других конфессий. С того времени Рождество в России после Нового года, а не до него.

Кстати из дневника Алеши мы знаем, что в феврале «хороших» солдат караула заменили на «плохих». Клавдия Битнер писала, что Алексей понимал, что ему уже не быть царем, но она все же допытывалась: «Ну, а если опять будет, если вы будете царствовать?» Он ответил мне: «Тогда надо устроить так, чтобы я знал больше, что делается кругом». 

И ранее Алеша часто говорил, что хотел бы, чтобы не было бедных и несчастных, чтобы все были счастливы», но ему самому не суждено будет стать счастливым… 1918-й стал для него последним годом жизни. 

Читать также:

Фильм «Тобол» претендует на кинопремию «Золотой орел»

В Тюмени освящены кресты и купол нового храмового комплекса

823Просмотров
Комментарии для сайта Cackle

Читать далее
В областной библиотеке им. Д. И. Менделеева представлено издание «Царский путь Креста Господня».
Они подготовят тюменцев к «Тотальному диктанту-2020».
Очередная встреча клуба любителей литературы прошла в областной научной библиотеке.
Древний обряд откроет свои таинства.
Тематические мероприятия будут проходить в течение всего года.
Здесь представлена живопись, графика и скульптура.
Сибирскому сказочнику посвятили выставку акварелей в Тюменской облдуме.
Мероприятие впервые проведут в статусе межрегионального.
Опрос
Как справиться с тревогой перед ЕГЭ, ГИА?
Мы хорошо учимся, поэтому не боимся экзаменов
Занятия с репетитором вселяют уверенность
Обратимся к психологу, чтобы не паниковать
Усердно готовимся, но все равно страшно
Не нужно себя накручивать, и все будет хорошо
ЕГЭ для нас не важен, мы будем учиться за рубежом
Зачем переживать, если собираешься работать дворником?

Подпишитесь на нашу рассылку, чтобы не пропустить главное