Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

×
В социальных сетях
В печатной версии

О бедном корнете замолвите слово

10.02.2019
15:47
О бедном корнете замолвите слово. Имя Панкратия Платоновича Сумарокова незаслуженно забыто, а меж тем его можно назвать первым профессиональным сибирским литератором, показавшим миру, что и в Сибири есть почва для творчества и труды местных авторов будут востребованы. . Кроме того, заслуга Сумарокова еще и в том,  что он как редактор сумел сплотить вокруг издания журнала-альманаха «Иртыш, превращающийся в Иппокрену» довольно значительный круг тобольских литераторов, поверивших в собственные силы. Несмотря на то, что их содружество продолжалось недолго, оно получило довольно значительный общественный резонанс, заявив о своем существовании на всю Россию. Род Сумароковых ведет свое начало от выехавшего из Швеции некого Левиса. В Родословной книге по этому поводу сообщается: «Потомки его, Сумароковы, многие российскому престолу служили службы дворянские и жалованы в 1568 году и других годах поместьями, знатными чинами и другими знаками монарших милостей. Иван Михайлович Сумароков находился воеводою в походах Казанском 1544 года, Шведском 1549 года и Полоцком 1551 года. Иван Богданович Сумароков, по прозвищу Орел, спас жизнь царя Алексея Михайловича на охоте от напавшего на него медведя». Важен и такой факт, что Панкратий Платонович приходился близким родственником известному драматургу екатерининской поры А. П. Суморокову. Родился наш герой 14 октября 1765 г. во Владимире, где в родовом поместье и прошло его детство. Там он научился чтению, письму и навыкам арифметики, а для продолжения образования переехал в Москву. В восемнадцать лет он едет в С.-Петербург, где поступает на службу в лейб-гвардии конный полк, а через год уже его производят в корнеты. Общеизвестно, гвардейцы той поры вели жизнь бурную и в юности своей часто совершали необдуманные поступки, в которых им затем приходилось раскаиваться всю оставшуюся жизнь. Так случилось и с молодым корнетом. Панкратий Сумароков на свою беду оказался неплохим художником, и его друзья, узнав об этом, решили проверить способности сослуживца, попросив нарисовать на чистом листе бумаги сторублевую ассигнацию. Может быть, на этом все бы и закончилось, но подделка попала в руки к вахмистрам Ромбергу и  Куницкому, которые отнесли ее в лавку и приобрели за счет фальшивой купюры какой-то товар. Хозяин лавки вскоре обнаружил подделку (сам Сумароков говорил потом, что он нарисовал ассигнацию лишь с одной стороны) и тут же обратился в полицию. Началось следствие, о случившемся стало известно императрице. В 1787 г. состоялся суд, и П. Сумарокова направили в ссылку в Тобольск, лишив чинов и дворянства с причислением к мещанскому сословию.  Исполнилось ему на тот момент всего-то двадцать два года, а он уже успел проявить себя как литератор – его сатирические стихи были напечатаны в столичном журнале «Лекарство от скуки и заботы». Но в ссылке он не терял присутствия духа;  в Тобольске встретил П. Сумароков верного спутника жизни и обвенчался с ней  в январе 1789 г. в Петропавловской городской церкви. В метрической книге невеста записана как девица «немецкой нации» Софья Казаб, в православном крещении получившая отчество Андреевна. Выбор Сумарокова оказался далеко не случаен. Как пишет его сын Петр Сумароков, «мать моя была немка, приехавшая в Тобольск с семейством одного сосланного туда господина в качестве гувернантки. Она была женщина очень хорошо образованная и кроме природного немецкого языка хорошо знала французский и русский». В дальнейшем Софья Андреевна стала единомышленником и главным помощником мужу в его литературных трудах,  помогала в переводе материалов с иностранных языков, занималась правкой рукописей. (Хотя есть мнение ряда исследователей, что «Сумароков женился на ней из чувства сострадания»). Как бы то ни было,  но жили они довольно счастливо, имели двух сыновей: Василия и Петра, родившегося в 1800 году в Тобольске. Оба юноши по возвращении из Сибири избрали военное поприще. Трудно ответить, смог бы Панкратий Платонович реализовать себя как литератор, останься он служить в армии. Судя по всему, особыми средствами для безбедного существования в сибирской ссылке он не обладал, а потому решил всерьез заняться литературной деятельностью и практически все свое время, проведенное в Тобольске, посвятил литературному творчеству. Первая проба пера на сибирской земле оказалась довольно удачной: им был переведен французский роман под названием «Училище любви». Это произведение оказалось востребованным российскими читателями и было полностью раскуплено сразу после его появления в продаже. Окрыленный успехом молодой человек обзаводится единомышленниками, среди которых оказался и местный прокурор И. И. Бахтин, а также несколько учителей местного Главного народного училища. Общими силами они решаются на издание уже упомянутого выше литературного альманаха, и 6 сентября 1789 г. выходит его первый номер. Всего же за два года вышло 24 номера при тираже каждого издания в 300 экземпляров. Редактором в нем значится П. П. Сумароков. В то же время он оставался одним из самых активных авторов «Иртыша…» Перечислим некоторые из произведений, которые написал лично П. Сумароков. Это сказки «Искусный лекарь», «Способ воскрешения мертвых», а также стихи – «Ода на гордость», «Восточная повесть», «Приказывал жене…», «Кедр»; поэма «Лишенный зрения Купидон» (она считается одним из лучших произведений Сумарокова); притчи – «Отстреленная нога», «Караибская любовь», «Соловей, Попугай, Кошка и Медведь»; научные статьи – «Каким образом познаем мы расстояния, величины, виды и положения предметов» (составлена по Исааку Ньютону) и «Краткое изложение новейших астрономических открытий». Отметим, перечисленные здесь произведения – лишь маленькая толика из всего, что П. П. Сумароков написал в Тобольске. Но через два года альманах прекратил свое существование, и творческий коллектив, собранный им вокруг издания, распался. Несмотря на крушение своих творческих планов, Сумароков нашел лично для себя выход из создавшейся непростой ситуации и начинал с 1793 г. самостоятельно издавать энциклопедию под названием «Библиотека ученая, экономическая, историческая и нравоучительная». Согласитесь, достаточно сложная задача для одного человека – наладить в сибирской глубинке выпуск издания подобного рода практически без помощников и в отрыве от культурной среды, а тем более найти для него еще и читателя, поэтому распространять «Библиотеку…» приходилось самому автору. Однако П. П. Сумароков справился и с этим, выпустив в течение двух лет двенадцать книг своей «Библиотеки…» Со временем стало ясно, что сибирский читатель оказался не готов к чтению подобных изданий: исследователи насчитали всего лишь 111 человек подписчиков. Потому неутомимому автору не оставалось ничего другого, как направлять свои литературные труды в столичные журналы. Хотя, возможно, причина прекращения издательской деятельности П. Сумарокова на базе местной типографии купцов Корнильевых кроется в том, что своим указом императрица Екатерина II запретила работу «вольных типографий». Кроме того, в 1795 г. умер непосредственный владелец печатного станка Василий Яковлевич Корнильев. Так что судьба не благоволила к бывшему корнету, создавая раз за разом новые трудности на его отнюдь не гладком пути. В Москве стихи П. Сумарокова печатают в журналах «Приятное и полезное препровождение времени», «Чтения для сердца, разума и чувствования», издаваемых В. Я. Подшиваловым, а также в альманахе Н. М. Карамзина «Аониды». Кроме того, Панкратий Платонович собирает материалы на собственный сборник, который выходит в Москве в 1800 г. под названием «Собрание некоторых сочинений, подражаний и переводов». После смерти императрицы Сумароков, надеясь на изменение своей участи, подает прошение о переводе его из мещанского сословия в купеческое, что по тем временам считалось шагом в верх на социальной лестнице. Но Павел I отказывает ему в этом. следующее прошение ссыльный поэт пишет уже на имя Александра I. Но и тот не сразу соглашается на освобождение ссыльного, оказавшегося в Сибири за грехи своей молодости. И, добавим, за талант! Из Петербурга следует запрос о его поведении в ссылке, и тобольский губернатор Кошелев дает ему положительную характеристику. Тогда лишь последовал указ Его Императорского Величества от 26 марта 1802 г. В нем  повелевалось: «Возвратить дворянское достоинство бывшему корнету гвардии Панкратию Сумарокову, сосланному в Сибирь с лишением чинов и дворянства за вину, в которую он был вовлечен без умысла, по молодости лет и дурным примером». Получается, было известно, что шутка его была совершена «без умысла», упоминается и о молодости ссыльного и дурном примере, но все это никак не повлияло на суровость приговора. Уж так в России повелось: казнить ли, миловать ли, но по максимуму, невзирая на обстоятельства. Вернувшись в Москву, П. П. Сумароков продолжил свои литературные занятия и издательскую деятельность. Он становится соиздателем журнала, носящего довольно непривычное для современного читателя название «Приятнаго, любопытнаго и полезнаго чтения». Выходит три части этого издания, но из-за разногласий с другим издателем Княженым Панкратий Платонович прекращает сотрудничество с ним и пытается наладить выпуск другого журнала, основанного Н. М. Карамзиным, – «Вестник Европы». Но и это его предприятие заканчивается неудачей. Вполне освоившись в литературно-издательских кругах, П. Сумароков берется за различные издания, которые вряд ли могли принести ему известность как литератору. Среди них: «Истинный способ быть здоровым, долговечным и богатым», «Источник здравия, или Словарь всех употребимых снедей, приправ и напитков из трех царств природы». Наконец, в 1807 г. ему удается выпустить еще один собственный поэтический сборник «Сочинение и переводы П. Суморокова». Умер поэт 1 марта 1814 г. и похоронен в Тульской губернии в собственном имении, где и прожил последние годы. Нельзя сказать, что имя его вошло в число наиболее известных российских поэтов и прозаиков. Возможно, для этого не пришло еще время. Сибирь, а особенно Тобольск должны быть благодарны Сумарокову за то, что он сумел расплавить лед всеобщего поэтического молчания, заставил говорить о Тобольске не только как о месте ссылки, но сделал его литературным центром, подав тем самым пример для последующих поколений. И пусть он ошибся, и Иртыш не превратился в источник всеобщего вдохновения для многих проживающих на его берегах, но образовавшийся пусть и не большой ручеек продолжает пополняться все это время новыми поколениями сибирских авторов. Кроме того, образ жизни П. П. Сумарокова в ссылке, его несгибаемость и талант могут стать примером для всех, кто избрал трудную дорогу творчества. П. П. Сумароков Быль Приказывал жене, сбираясь некто в путь: «Пожалуй, душенька, верна ты мне пребудь; А если изменишь: приехав из дороги... Увидишь ты на лбу моем бычачьи роги». — Жена клялась ему всю верность соблюсти, Промолвя так: «Быков смертельно я боюсь, И так перед тобой ей-ей не провинюсь!» Муж был доволен тем. Сказавши ей «прости», В дорогу ту пустился. Но как окончил путь и в дом свой возвратился, С повозки лишь сошел, Супругу верную нашел Стоящу на крыльце,— она его встречала. Супруг ея облобызал. Она ж, не видя рог, забывшися, вскричала: «Так забодать меня ты в шутках знать стращал».   Архивные документы Письмо П. П. Сумарокова к императору Александру I 28 сентября 1801 г. Всемилостивейший Государь! В прошлом 1787 году будучи в Конной Гвардии Корнетом, за нарисование ассигнации лишен был по суду чинов и дворянского достоинства и послан в Сибирь, где страдал четырнадцать лет и страдал бы вечно, если бы Всеподданнейшим Указом Вашего Императорского Величества от Первого июля сего года не был освобожден, с Всемилостивейшим позволением жить где пожелаю. Великий Государь! Неслыханные щедроты, изливаемые благодетельною десницей Вашею на щастливых Ваших Подданных, отваживают меня паки вознести слабый глас мой к высоте престола ВАШЕГО. Не от злодейского умысла; но единственно от неопытной молодости произошло мое преступление; оно велико, но милосердие Ваше беспредельно; во все же время изгнания моего вел я себя беспорочно, в чем осмелюсь представить свидетельства. Удостойте, человеколюбивейший Монарх, воззреть милосердным оком на бедственное положение моего семейства! Отец мой без ума, меньший брат на 22 году умер; нещастная же мать моя не имеет кроме меня никакой подпоры; но я теперь чужд в доме родительском и не могу усладить горестей ея будучи лишен всех прав вступаться в распоряжение расстроенных ея дел, которыми она, по слабости своего здоровья, сама управлять не в состоянии. Боготворимый Государь! Обратив Высочайшее Ваше внимание на бедственное мое положение, благоволили Вы даровать мне свободу и обновили жизнь мою. Я чувствую всю великую милость на меня излиянной; но благоволите довершить мое благополучие возвращением прав моих! Не имея никакого состояния, не имея даже имени, вижу я себя в страшной пустыне посреди столицы; вижу себя в ужасном уединении посреди множества людей, восхищающихся присутствием обожаемого Государя. Соделайте, несравненный Монарх! Да и в полном сердцем наслажусь сим беспримерным щастием! В теперешних же обстоятельствах моих не знаю я что мне начать, не знаю какими средствами продолжить нещастное бытие мое. Самые даже родственники мои меня чуждаются. Сжальтесь над злополучнейшим из смертных! Благоволите оправдать надежду нещастнейшей из матерей! Осушите горькие слезы беззащитного одиночества, беспрестанно ею проливаемые! Возвратите ей во мне единственного ея сына, да спокою в старость ея и бедного отца моего, который если переживет ее, то останется без всякого призора. Вашего Императорского Величества, Верноподданейший Панкратий Сумароков.
Имя Панкратия Платоновича Сумарокова незаслуженно забыто, а меж тем его можно назвать первым профессиональным сибирским литератором, показавшим миру, что и в Сибири есть почва для творчества и труды местных авторов будут востребованы.
Источник фото: bidspirit.com

Кроме того, заслуга Сумарокова еще и в том,  что он как редактор сумел сплотить вокруг издания журнала-альманаха «Иртыш, превращающийся в Иппокрену» довольно значительный круг тобольских литераторов, поверивших в собственные силы. Несмотря на то, что их содружество продолжалось недолго, оно получило довольно значительный общественный резонанс, заявив о своем существовании на всю Россию.

Род Сумароковых ведет свое начало от выехавшего из Швеции некого Левиса. В Родословной книге по этому поводу сообщается: «Потомки его, Сумароковы, многие российскому престолу служили службы дворянские и жалованы в 1568 году и других годах поместьями, знатными чинами и другими знаками монарших милостей. Иван Михайлович Сумароков находился воеводою в походах Казанском 1544 года, Шведском 1549 года и Полоцком 1551 года. Иван Богданович Сумароков, по прозвищу Орел, спас жизнь царя Алексея Михайловича на охоте от напавшего на него медведя».

Важен и такой факт, что Панкратий Платонович приходился близким родственником известному драматургу екатерининской поры А. П. Суморокову.

Родился наш герой 14 октября 1765 г. во Владимире, где в родовом поместье и прошло его детство. Там он научился чтению, письму и навыкам арифметики, а для продолжения образования переехал в Москву. В восемнадцать лет он едет в С.-Петербург, где поступает на службу в лейб-гвардии конный полк, а через год уже его производят в корнеты.

Общеизвестно, гвардейцы той поры вели жизнь бурную и в юности своей часто совершали необдуманные поступки, в которых им затем приходилось раскаиваться всю оставшуюся жизнь. Так случилось и с молодым корнетом. Панкратий Сумароков на свою беду оказался неплохим художником, и его друзья, узнав об этом, решили проверить способности сослуживца, попросив нарисовать на чистом листе бумаги сторублевую ассигнацию. Может быть, на этом все бы и закончилось, но подделка попала в руки к вахмистрам Ромбергу и  Куницкому, которые отнесли ее в лавку и приобрели за счет фальшивой купюры какой-то товар. Хозяин лавки вскоре обнаружил подделку (сам Сумароков говорил потом, что он нарисовал ассигнацию лишь с одной стороны) и тут же обратился в полицию. Началось следствие, о случившемся стало известно императрице. В 1787 г. состоялся суд, и П. Сумарокова направили в ссылку в Тобольск, лишив чинов и дворянства с причислением к мещанскому сословию.

 Исполнилось ему на тот момент всего-то двадцать два года, а он уже успел проявить себя как литератор – его сатирические стихи были напечатаны в столичном журнале «Лекарство от скуки и заботы».

Но в ссылке он не терял присутствия духа;  в Тобольске встретил П. Сумароков верного спутника жизни и обвенчался с ней  в январе 1789 г. в Петропавловской городской церкви. В метрической книге невеста записана как девица «немецкой нации» Софья Казаб, в православном крещении получившая отчество Андреевна. Выбор Сумарокова оказался далеко не случаен. Как пишет его сын Петр Сумароков, «мать моя была немка, приехавшая в Тобольск с семейством одного сосланного туда господина в качестве гувернантки. Она была женщина очень хорошо образованная и кроме природного немецкого языка хорошо знала французский и русский». В дальнейшем Софья Андреевна стала единомышленником и главным помощником мужу в его литературных трудах,  помогала в переводе материалов с иностранных языков, занималась правкой рукописей. (Хотя есть мнение ряда исследователей, что «Сумароков женился на ней из чувства сострадания»). Как бы то ни было,  но жили они довольно счастливо, имели двух сыновей: Василия и Петра, родившегося в 1800 году в Тобольске. Оба юноши по возвращении из Сибири избрали военное поприще.

Трудно ответить, смог бы Панкратий Платонович реализовать себя как литератор, останься он служить в армии. Судя по всему, особыми средствами для безбедного существования в сибирской ссылке он не обладал, а потому решил всерьез заняться литературной деятельностью и практически все свое время, проведенное в Тобольске, посвятил литературному творчеству. Первая проба пера на сибирской земле оказалась довольно удачной: им был переведен французский роман под названием «Училище любви». Это произведение оказалось востребованным российскими читателями и было полностью раскуплено сразу после его появления в продаже.

Окрыленный успехом молодой человек обзаводится единомышленниками, среди которых оказался и местный прокурор И. И. Бахтин, а также несколько учителей местного Главного народного училища. Общими силами они решаются на издание уже упомянутого выше литературного альманаха, и 6 сентября 1789 г. выходит его первый номер. Всего же за два года вышло 24 номера при тираже каждого издания в 300 экземпляров. Редактором в нем значится П. П. Сумароков. В то же время он оставался одним из самых активных авторов «Иртыша…»

Перечислим некоторые из произведений, которые написал лично П. Сумароков. Это сказки «Искусный лекарь», «Способ воскрешения мертвых», а также стихи – «Ода на гордость», «Восточная повесть», «Приказывал жене…», «Кедр»; поэма «Лишенный зрения Купидон» (она считается одним из лучших произведений Сумарокова); притчи – «Отстреленная нога», «Караибская любовь», «Соловей, Попугай, Кошка и Медведь»; научные статьи – «Каким образом познаем мы расстояния, величины, виды и положения предметов» (составлена по Исааку Ньютону) и «Краткое изложение новейших астрономических открытий». Отметим, перечисленные здесь произведения – лишь маленькая толика из всего, что П. П. Сумароков написал в Тобольске.

Но через два года альманах прекратил свое существование, и творческий коллектив, собранный им вокруг издания, распался. Несмотря на крушение своих творческих планов, Сумароков нашел лично для себя выход из создавшейся непростой ситуации и начинал с 1793 г. самостоятельно издавать энциклопедию под названием «Библиотека ученая, экономическая, историческая и нравоучительная». Согласитесь, достаточно сложная задача для одного человека – наладить в сибирской глубинке выпуск издания подобного рода практически без помощников и в отрыве от культурной среды, а тем более найти для него еще и читателя, поэтому распространять «Библиотеку…» приходилось самому автору. Однако П. П. Сумароков справился и с этим, выпустив в течение двух лет двенадцать книг своей «Библиотеки…»

Со временем стало ясно, что сибирский читатель оказался не готов к чтению подобных изданий: исследователи насчитали всего лишь 111 человек подписчиков. Потому неутомимому автору не оставалось ничего другого, как направлять свои литературные труды в столичные журналы. Хотя, возможно, причина прекращения издательской деятельности П. Сумарокова на базе местной типографии купцов Корнильевых кроется в том, что своим указом императрица Екатерина II запретила работу «вольных типографий». Кроме того, в 1795 г. умер непосредственный владелец печатного станка Василий Яковлевич Корнильев. Так что судьба не благоволила к бывшему корнету, создавая раз за разом новые трудности на его отнюдь не гладком пути.

В Москве стихи П. Сумарокова печатают в журналах «Приятное и полезное препровождение времени», «Чтения для сердца, разума и чувствования», издаваемых

В. Я. Подшиваловым, а также в альманахе Н. М. Карамзина «Аониды». Кроме того, Панкратий Платонович собирает материалы на собственный сборник, который выходит в Москве в 1800 г. под названием «Собрание некоторых сочинений, подражаний и переводов».

После смерти императрицы Сумароков, надеясь на изменение своей участи, подает прошение о переводе его из мещанского сословия в купеческое, что по тем временам считалось шагом в верх на социальной лестнице. Но Павел I отказывает ему в этом. следующее прошение ссыльный поэт пишет уже на имя Александра I. Но и тот не сразу соглашается на освобождение ссыльного, оказавшегося в Сибири за грехи своей молодости. И, добавим, за талант! Из Петербурга следует запрос о его поведении в ссылке, и тобольский губернатор Кошелев дает ему положительную характеристику. Тогда лишь последовал указ Его Императорского Величества от 26 марта 1802 г.

В нем  повелевалось: «Возвратить дворянское достоинство бывшему корнету гвардии Панкратию Сумарокову, сосланному в Сибирь с лишением чинов и дворянства за вину, в которую он был вовлечен без умысла, по молодости лет и дурным примером».

Получается, было известно, что шутка его была совершена «без умысла», упоминается и о молодости ссыльного и дурном примере, но все это никак не повлияло на суровость приговора. Уж так в России повелось: казнить ли, миловать ли, но по максимуму, невзирая на обстоятельства.

Вернувшись в Москву, П. П. Сумароков продолжил свои литературные занятия и издательскую деятельность. Он становится соиздателем журнала, носящего довольно непривычное для современного читателя название «Приятнаго, любопытнаго и полезнаго чтения». Выходит три части этого издания, но из-за разногласий с другим издателем Княженым Панкратий Платонович прекращает сотрудничество с ним и пытается наладить выпуск другого журнала, основанного Н. М. Карамзиным, – «Вестник Европы». Но и это его предприятие заканчивается неудачей.

Вполне освоившись в литературно-издательских кругах, П. Сумароков берется за различные издания, которые вряд ли могли принести ему известность как литератору. Среди них: «Истинный способ быть здоровым, долговечным и богатым», «Источник здравия, или Словарь всех употребимых снедей, приправ и напитков из трех царств природы». Наконец, в 1807 г. ему удается выпустить еще один собственный поэтический сборник «Сочинение и переводы П. Суморокова».

Умер поэт 1 марта 1814 г. и похоронен в Тульской губернии в собственном имении, где и прожил последние годы. Нельзя сказать, что имя его вошло в число наиболее известных российских поэтов и прозаиков. Возможно, для этого не пришло еще время.

Сибирь, а особенно Тобольск должны быть благодарны Сумарокову за то, что он сумел расплавить лед всеобщего поэтического молчания, заставил говорить о Тобольске не только как о месте ссылки, но сделал его литературным центром, подав тем самым пример для последующих поколений. И пусть он ошибся, и Иртыш не превратился в источник всеобщего вдохновения для многих проживающих на его берегах, но образовавшийся пусть и не большой ручеек продолжает пополняться все это время новыми поколениями сибирских авторов. Кроме того, образ жизни П. П. Сумарокова в ссылке, его несгибаемость и талант могут стать примером для всех, кто избрал трудную дорогу творчества.

П. П. Сумароков

Быль

Приказывал жене, сбираясь некто в путь:

«Пожалуй, душенька, верна ты мне пребудь;

А если изменишь: приехав из дороги...

Увидишь ты на лбу моем бычачьи роги».

— Жена клялась ему всю верность соблюсти,

Промолвя так: «Быков смертельно я боюсь,

И так перед тобой ей-ей не провинюсь!»

Муж был доволен тем. Сказавши ей «прости»,

В дорогу ту пустился.

Но как окончил путь и в дом свой возвратился,

С повозки лишь сошел,

Супругу верную нашел

Стоящу на крыльце,— она его встречала.

Супруг ея облобызал.

Она ж, не видя рог, забывшися, вскричала:

«Так забодать меня ты в шутках знать стращал».

 

Архивные документы

Письмо П. П. Сумарокова к императору Александру I

28 сентября 1801 г.

Всемилостивейший Государь!

В прошлом 1787 году будучи в Конной Гвардии Корнетом, за нарисование ассигнации лишен был по суду чинов и дворянского достоинства и послан в Сибирь, где страдал четырнадцать лет и страдал бы вечно, если бы Всеподданнейшим Указом Вашего Императорского Величества от Первого июля сего года не был освобожден, с Всемилостивейшим позволением жить где пожелаю.

Великий Государь! Неслыханные щедроты, изливаемые благодетельною десницей Вашею на щастливых Ваших Подданных, отваживают меня паки вознести слабый глас мой к высоте престола ВАШЕГО.

Не от злодейского умысла; но единственно от неопытной молодости произошло мое преступление; оно велико, но милосердие Ваше беспредельно; во все же время изгнания моего вел я себя беспорочно, в чем осмелюсь представить свидетельства.

Удостойте, человеколюбивейший Монарх, воззреть милосердным оком на бедственное положение моего семейства! Отец мой без ума, меньший брат на 22 году умер; нещастная же мать моя не имеет кроме меня никакой подпоры; но я теперь чужд в доме родительском и не могу усладить горестей ея будучи лишен всех прав вступаться в распоряжение расстроенных ея дел, которыми она, по слабости своего здоровья, сама управлять не в состоянии.

Боготворимый Государь! Обратив Высочайшее Ваше внимание на бедственное мое положение, благоволили Вы даровать мне свободу и обновили жизнь мою. Я чувствую всю великую милость на меня излиянной; но благоволите довершить мое благополучие возвращением прав моих! Не имея никакого состояния, не имея даже имени, вижу я себя в страшной пустыне посреди столицы; вижу себя в ужасном уединении посреди множества людей, восхищающихся присутствием обожаемого Государя. Соделайте, несравненный Монарх! Да и в полном сердцем наслажусь сим беспримерным щастием! В теперешних же обстоятельствах моих не знаю я что мне начать, не знаю какими средствами продолжить нещастное бытие мое. Самые даже родственники мои меня чуждаются. Сжальтесь над злополучнейшим из смертных! Благоволите оправдать надежду нещастнейшей из матерей! Осушите горькие слезы беззащитного одиночества, беспрестанно ею проливаемые! Возвратите ей во мне единственного ея сына, да спокою в старость ея и бедного отца моего, который если переживет ее, то останется без всякого призора.

Вашего Императорского Величества, Верноподданейший Панкратий Сумароков.

Читать также:

В Тюменской области оживут персонажи сказки Ершова

Леонид Иванов: «Сюжеты для книг мне часто подкидывает журналистика»

 

900Просмотров
Комментарии для сайта Cackle

Читать далее
«Земля больших людей» - книга-фотоальбом с таким названием была издана к юбилею Тюменской области.
Редакция газеты "Тюменская область сегодня" поздравляет известного поэта с этим знаменательным для автора событием.
С большим успехом на книжном фестивале в Москве прошла презентация альманаха тюменских писателей «Врата Сибири».
Тюменский писатель и журналист Анатолий Омельчук совместно с издательством ТюмГУ представил на книжном фестивале «Красная площадь» флешбук – «Книга Сибири».
Жителям Тюменской области помогают познакомиться с самобытным творчеством местных авторов и краеведов.
В библиотеку американского ведомства поступят номера литературного альманаха за последние пять лет. Тюменский издательский дом отправил их специальным грузом.
На книжном фестивале на Красной площади состоялась презентация проекта «Живая книга» - поэтического фотоальбома «Тюменское счастье».
Фестиваль «Красная площадь» проходит в Москве с 1 по 6 июня.

Опрос
Лучший подарок для мамы — это:
цветы, сладости, шампанское
здоровье и успехи детей
туристическая или санаторная путевка
внимание и забота
рукоделие, оригинальный сувенир
бытовая техника
подписка на журналы и газеты
билеты в театр и кино, поход в ресторан
все перечисленное

Подпишитесь на нашу рассылку, чтобы не пропустить главное