Размер шрифта +
Цветовая схема A A A

Душа – Богу, долг – Отечеству: жизнь и служба тоболяка Ивана Ермолаева

Архивные документы времен Гражданской войны в Сибири хранят еще немало тайн, одну из них раскроем сегодня.

15:53, 28 сентября 2018, Анна ТАГИЛЬЦЕВА
Слушать новость
Душа – Богу, долг – Отечеству: жизнь и служба тоболяка Ивана Ермолаева. Архивные документы времен Гражданской войны в Сибири хранят еще немало тайн, одну из них раскроем сегодня. . Это рассказ о жизни и службе коренного тоболяка Ивана Гавриловича Ермолаева , полковника русской императорской армии. Все представленные сведения собраны из документов Государственного исторического архива Тобольска, военно-исторического архива Омской области и архива ФСБ по Омской области и публикуются впервые. Профессию военного Иван Гаврилович выбрал, очевидно, не случайно. Его отец Гаврила Анисимович с малолетства воспитывался в Звериноголовской роте военных канонистов в одном из старейших поселений на юге Зауралья (сегодня территория Курганской области). Обучались в таких учебных заведениях, как правило, дети солдат, а в отдаленных гарнизонах сюда принимали и офицерских детей. Курс готовил юношей к воинской службе. За особые успехи в учебе Ермолаев-старший был принят в преподавательский штат школы после ее окончания. Ермолаевы переезжают в Тобольск, где Гаврила Анисимович служил в Тобольском училище до самой пенсии. Иван Гаврилович – второй ребенок в многодетной семье Ермолаевых – во многом повторил судьбу своего отца. Иван Ермолаев родился в Тобольске 22 марта 1857 года. Здесь он окончил классическую гимназию, и свой двадцатый день рождения в 1877 году поступил на воинскую службу в Западно-Сибирский линейный батальон в Омске. Спустя полгода был направлен в Казанское пехотное училище. В 1881-м после окончания учебы был произведен в офицеры в Тобольский резервный батальон, к 1897 году здесь же заведовал учебной канцелярией полка. Русско-Японскую войну Ермолаев встречает в чине капитана. В 1904 году с началом военных действий на востоке страны в Сибири объявлена обязательная мобилизация. В составе 9-го Тобольского пехотного полка Ермолаев отправился на фронт из родного города. Полк побывал во всех крупных сражениях Русско-Японской войны 1904–1905 гг. – при Вафангоу, Дашичао, у деревни Санченцзы, под Ляояном и самом крупном завершающем сражении под Мукденом. В последнем деле Ермолаев был ранен и контужен. Участие в боевых действиях принесло Ивану Гавриловичу повышение в чине до подполковника и две награды – орден Св. Анны III степени с мечами и бантом и орден Св. Станислава II степени с мечами. После войны полк был преобразован в резервный, а два его батальона были расквартированы в Тюмени в здании Гостиного двора. Служба подполковника Ермолаева продолжалась на новом месте. Он замечен командованием – в 1906 году представлен к ордену Св. Владимира IV степени с мечами и бантом; в 1907-м – ордену Св. Анны II степени с мечами. В остальном жизнь в провинциальной небогатой событиями Тюмени текла неспешно. Главной задачей офицеров полка было распустить по домам вернувшихся с фронта солдат и набрать рекрутов для дальнейшего обучения. Женился Ермолаев довольно поздно даже по меркам своего времени – после сорока лет. Его жена Наталья Михайловна была младше мужа на 28 лет. К 1909 году в семье Ермолаевых уже трое детей – сын и две дочери. Реформы русской императорской армии в 1910 году приносят перемены и в жизнь Ермолаевых. 1 августа 1910 года 9-й Тобольский и 10-й Омский резервные полки объединены в 43-й Сибирский стрелковый полк со штаб-квартирой в Омске. Иван Гаврилович с семейством переезжает сначала в Омск, а после 31 декабря 1913 года с выходом на пенсию по возрастному цензу – в Москву. Ермолаеву к этому времени исполняется 56 лет. Мирная пенсионная жизнь продолжалась недолго – в 1914 году началась Первая мировая война. Ермолаев, вызванный из резерва, поступает на службу в чине полковника. «Вначале командовал 322-м Солилагичским пехотным полком, – напишет он в анкете позже. – Затем служил в 323-м Юрьевецком полку» . Известно, что не просто служил – в течение нескольких месяцев 1915 года выполнял обязанности командира полка. Награжден орденом Cв. Анны IV степени с надписью «за храбрость» и Высочайшим благоволением «за отличия в делах». В 1916 году в одном из боев Ермолаев был контужен, после чего отчислен в резерв и направлен на излечение в Петроград. В начале 1917 года награжден золотым Георгиевским оружием, а затем определен в Ржев начальником курсов прапорщиков Западного фронта, где и прослужил до конца 1917 года вплоть до закрытия курсов. 1918 год застает полковника Ермолаева в Москве. В это тяжелое и голодное время для пропитания проходилось продавать личные вещи. К весне Ермолаевы решили вернуться в Тобольск, все еще сытый и относительно спокойный. Ехали долго, в Тюмени две недели жили в гостинице в ожидании парохода. «Между прочим, приходили красноармейцы и проверяли документы, – расскажет Ермолаев на допросе в 1922 году. – Взяли подписку о невыезде» . Но 20 июня в город вступили части чехословацкого корпуса, вернулись прежние порядки, и полковник с семейством беспрепятственно выехал в Тобольск. Иван Ермолаев - первый справа. Фото 1916 года из полкового архива 323-го Юрьевецкого полка. Ивану Гавриловичу и двух недель не пришлось прожить в родных стенах – уездный воинский начальник приказал офицеру явиться в окружной штаб в Омске для дальнейшей службы. Семья осталась в Тобольске у родных, а полковник отправился исполнять приказ. В Омске он был зачислен в резерв чинов и в течение четырех месяцев ждал назначения. В это время произошло событие, которое через год ему припомнят в ГубЧК – Ермолаев был приглашен на празднование Дня георгиевских кавалеров и на торжественном обеде встречался и беседовал с Колчаком. В декабре 1918 года в Тобольске открылась вакансия начальника гарнизона, Ермолаев принял назначение и вернулся домой. Памятуя о бунте в тобольском тюремном замке в 1918 году, который был жестоко подавлен, Иван Гаврилович особо отметил в анкете 1922 года: «При мне не было никаких беспорядков в тюрьме, не занимался никаким усмирением, что может подтвердить весь Тобольск». С должности начальника гарнизона полковник был смещен в июне 1919 года, как сам отмечает, «за слабохарактерность». Дело в том, что Ермолаев отказался арестовать бывшего помощника Тобольского губернского комиссара, будущего комиссара советской милиции А.А. Благоволина. За это он был лишен должности, отправлен под домашний арест, а после переведен в действующую армию в подчинение генерала Михаила Николаевича Фукина (вместе с Ермолаевым воевал на Русско-Японской войне), состоявшего при штабе Колчака. В сентябре 1919 года Фукин назначил Ермолаева начальником обоза 2-й армии. В январе 1920 года обоз попал в окружение красных, Иван Гаврилович Ермолаев и другие офицеры и чиновники оказались в плену. Сначала пленных отправили в Шадринск на ремонт дороги, оттуда Ермолаев был освобожден распоряжением комиссара и оставлен на жительстве в Омске. Однако вскоре вновь арестован как бывший белый офицер и заключен в концлагерь. В октябре того же года в Петроград из Омска была отправлена партия из полутора тысяч офицеров и чиновников, в число которых попал Ермолаев. Место заключения – Кресты. В течение месяца его дело было рассмотрено, он избежал расстрела и длительного тюремного заключения и был направлен на Политические курсы для пленных офицеров. Дефицит профессиональных военных кадров заставлял руководство Красной армии активно привлекать на службу офицеров РИА. Курсы были организованы в Петрограде и в Москве и содержали всего две дисциплины – структуру Советской власти и организацию Красной Армии. Шестидесятитрехлетнему выпускнику курсов Ивану Ермолаеву предстояло послужить на стороне красных. Однако 21 января 1921 года Врачебная комиссия окружного управления военно-учебных заведений Петрограда, учитывая возраст, прошлые контузии и ранения офицера признала его к военной службе негодным и вынесла заключение «вовсе уволить от военной службы с исключением с учета». Так для полковника (теперь уже бывшего) вновь началась гражданская жизнь, но как же она отличалась от славного довоенного времени! Главной его заботой стал поиск средств для пропитания, ведь о былой пенсии речь больше не шла. С марта по ноябрь 1921 года он работал в Омском губвоенкомате по вольному найму на должности переписчика мобилизационной части. Затем служил завхозом в детском доме №13 г. Омска, но оставил должность в начале 1922 года по собственному желанию в силу слабого здоровья и вернулся в Тобольск. Наверняка многочисленное семейство Ермолаевых как-то поддерживало своего геройского родственника, ведь в традициях сибряков жить дружно большими семьями, но ни на одном допросе никто из родных Ермолаева не был упомянут. Не удалось найти сведений и о младшем брате Ивана Гавриловича – Федоре, служившем в том же полку до Первой мировой войны. Последний документ, рассказывающий о судьбе Ивана Гавриловича, датирован 2 апреля 1929 года. Это ответ на ходатайство о восстановлении его в избирательных правах. В заключении сказано следующее: «Принимая во внимание, что проситель Ермолаев И.Г., бывший полковник царского времени, несмотря на свой преклонный возраст был одним из активных и до конца преданных офицеров Колчаковского правительства (в 1919 году состоял начальником гарнизона г. Тобольска), в Красной армии Ермолаев не служил, в какой-либо полезной работе себя не проявил и лояльного отношения к советской власти не имеет, поэтому ходатайство его признать не заслуживающим удовлетворения» . Ермолаев к этому времени проживал в Тобольске с семьей, ему исполнилось 72 года. Какой полезной по мнению местных властей работой должен заниматься офицер, прошедший две войны, имеющий ранения и контузии, остается загадкой. Никакой пенсии и вообще никакого дохода в конце жизни не имел, находился на иждивении своей жены Натальи Михайловны, которая служила сестрой милосердия в Тобольском изоляторе и своим трудом содержала всю семью. И еще. Из дела о восстановлении в избирательных правах дочери полковника Натальи узнаем, что в 1923 году в семье Ермолаевых родилась дочь Лариса, и это уже гражданка совсем не той страны, которой служил ее отец. Дату смерти Ивана Ермолаева установить не удалось. В записи актов о смерти по Тобольску и Тобольскому району с 1 января 1929 г. по 21 декабря 1936 года сведений о И.Г. Ермолаева не значится. Нет его имени и в списке расстрелянных в 1937–1938 годах в Тобольском тюремном замке. Так, за все ратные подвиги и долгие годы безупречной службы на благо Отечества для Ивана Гавриловича Ермолаева у новой власти не нашлось и копейки пенсии, чтобы хоть как-то обеспечить его старость. Он не принял новый режим, но противостоять ему не имел возможности… Единственное, что они смог, – не изменить самому себе. И потому хочется закончить словами самого полковника Ермолаева: «Все знающие меня могут подтвердить, что я не скрывал никогда и не имею надобности скрывать свою прошлую службу, так как всегда был честен, не проводил никаких репрессий, не творил несправедливостей и подписывал смертных приговоров» .

Это рассказ о жизни и службе коренного тоболяка Ивана Гавриловича Ермолаева , полковника русской императорской армии. Все представленные сведения собраны из документов Государственного исторического архива Тобольска, военно-исторического архива Омской области и архива ФСБ по Омской области и публикуются впервые.

Профессию военного Иван Гаврилович выбрал, очевидно, не случайно. Его отец Гаврила Анисимович с малолетства воспитывался в Звериноголовской роте военных канонистов в одном из старейших поселений на юге Зауралья (сегодня территория Курганской области). Обучались в таких учебных заведениях, как правило, дети солдат, а в отдаленных гарнизонах сюда принимали и офицерских детей. Курс готовил юношей к воинской службе. За особые успехи в учебе Ермолаев-старший был принят в преподавательский штат школы после ее окончания.

Ермолаевы переезжают в Тобольск, где Гаврила Анисимович служил в Тобольском училище до самой пенсии. Иван Гаврилович – второй ребенок в многодетной семье Ермолаевых – во многом повторил судьбу своего отца.

Иван Ермолаев родился в Тобольске 22 марта 1857 года. Здесь он окончил классическую гимназию, и свой двадцатый день рождения в 1877 году поступил на воинскую службу в Западно-Сибирский линейный батальон в Омске. Спустя полгода был направлен в Казанское пехотное училище. В 1881-м после окончания учебы был произведен в офицеры в Тобольский резервный батальон, к 1897 году здесь же заведовал учебной канцелярией полка. Русско-Японскую войну Ермолаев встречает в чине капитана.

В 1904 году с началом военных действий на востоке страны в Сибири объявлена обязательная мобилизация. В составе 9-го Тобольского пехотного полка Ермолаев отправился на фронт из родного города. Полк побывал во всех крупных сражениях Русско-Японской войны 1904–1905 гг. – при Вафангоу, Дашичао, у деревни Санченцзы, под Ляояном и самом крупном завершающем сражении под Мукденом. В последнем деле Ермолаев был ранен и контужен. Участие в боевых действиях принесло Ивану Гавриловичу повышение в чине до подполковника и две награды – орден Св. Анны III степени с мечами и бантом и орден Св. Станислава II степени с мечами.

После войны полк был преобразован в резервный, а два его батальона были расквартированы в Тюмени в здании Гостиного двора. Служба подполковника Ермолаева продолжалась на новом месте. Он замечен командованием – в 1906 году представлен к ордену Св. Владимира IV степени с мечами и бантом; в 1907-м – ордену Св. Анны II степени с мечами. В остальном жизнь в провинциальной небогатой событиями Тюмени текла неспешно. Главной задачей офицеров полка было распустить по домам вернувшихся с фронта солдат и набрать рекрутов для дальнейшего обучения.

Женился Ермолаев довольно поздно даже по меркам своего времени – после сорока лет. Его жена Наталья Михайловна была младше мужа на 28 лет. К 1909 году в семье Ермолаевых уже трое детей – сын и две дочери.

Реформы русской императорской армии в 1910 году приносят перемены и в жизнь Ермолаевых. 1 августа 1910 года 9-й Тобольский и 10-й Омский резервные полки объединены в 43-й Сибирский стрелковый полк со штаб-квартирой в Омске. Иван Гаврилович с семейством переезжает сначала в Омск, а после 31 декабря 1913 года с выходом на пенсию по возрастному цензу – в Москву. Ермолаеву к этому времени исполняется 56 лет.

Мирная пенсионная жизнь продолжалась недолго – в 1914 году началась Первая мировая война. Ермолаев, вызванный из резерва, поступает на службу в чине полковника. «Вначале командовал 322-м Солилагичским пехотным полком, – напишет он в анкете позже. – Затем служил в 323-м Юрьевецком полку» . Известно, что не просто служил – в течение нескольких месяцев 1915 года выполнял обязанности командира полка. Награжден орденом Cв. Анны IV степени с надписью «за храбрость» и Высочайшим благоволением «за отличия в делах». В 1916 году в одном из боев Ермолаев был контужен, после чего отчислен в резерв и направлен на излечение в Петроград. В начале 1917 года награжден золотым Георгиевским оружием, а затем определен в Ржев начальником курсов прапорщиков Западного фронта, где и прослужил до конца 1917 года вплоть до закрытия курсов.

1918 год застает полковника Ермолаева в Москве. В это тяжелое и голодное время для пропитания проходилось продавать личные вещи. К весне Ермолаевы решили вернуться в Тобольск, все еще сытый и относительно спокойный. Ехали долго, в Тюмени две недели жили в гостинице в ожидании парохода. «Между прочим, приходили красноармейцы и проверяли документы, – расскажет Ермолаев на допросе в 1922 году. – Взяли подписку о невыезде» . Но 20 июня в город вступили части чехословацкого корпуса, вернулись прежние порядки, и полковник с семейством беспрепятственно выехал в Тобольск.

Иван Ермолаев - первый справа. Фото 1916 года из полкового архива 323-го Юрьевецкого полка.

Ивану Гавриловичу и двух недель не пришлось прожить в родных стенах – уездный воинский начальник приказал офицеру явиться в окружной штаб в Омске для дальнейшей службы. Семья осталась в Тобольске у родных, а полковник отправился исполнять приказ. В Омске он был зачислен в резерв чинов и в течение четырех месяцев ждал назначения. В это время произошло событие, которое через год ему припомнят в ГубЧК – Ермолаев был приглашен на празднование Дня георгиевских кавалеров и на торжественном обеде встречался и беседовал с Колчаком.

В декабре 1918 года в Тобольске открылась вакансия начальника гарнизона, Ермолаев принял назначение и вернулся домой. Памятуя о бунте в тобольском тюремном замке в 1918 году, который был жестоко подавлен, Иван Гаврилович особо отметил в анкете 1922 года: «При мне не было никаких беспорядков в тюрьме, не занимался никаким усмирением, что может подтвердить весь Тобольск».

С должности начальника гарнизона полковник был смещен в июне 1919 года, как сам отмечает, «за слабохарактерность». Дело в том, что Ермолаев отказался арестовать бывшего помощника Тобольского губернского комиссара, будущего комиссара советской милиции А.А. Благоволина. За это он был лишен должности, отправлен под домашний арест, а после переведен в действующую армию в подчинение генерала Михаила Николаевича Фукина (вместе с Ермолаевым воевал на Русско-Японской войне), состоявшего при штабе Колчака. В сентябре 1919 года Фукин назначил Ермолаева начальником обоза 2-й армии. В январе 1920 года обоз попал в окружение красных, Иван Гаврилович Ермолаев и другие офицеры и чиновники оказались в плену.

Сначала пленных отправили в Шадринск на ремонт дороги, оттуда Ермолаев был освобожден распоряжением комиссара и оставлен на жительстве в Омске. Однако вскоре вновь арестован как бывший белый офицер и заключен в концлагерь. В октябре того же года в Петроград из Омска была отправлена партия из полутора тысяч офицеров и чиновников, в число которых попал Ермолаев. Место заключения – Кресты. В течение месяца его дело было рассмотрено, он избежал расстрела и длительного тюремного заключения и был направлен на Политические курсы для пленных офицеров.

Дефицит профессиональных военных кадров заставлял руководство Красной армии активно привлекать на службу офицеров РИА. Курсы были организованы в Петрограде и в Москве и содержали всего две дисциплины – структуру Советской власти и организацию Красной Армии. Шестидесятитрехлетнему выпускнику курсов Ивану Ермолаеву предстояло послужить на стороне красных. Однако 21 января 1921 года Врачебная комиссия окружного управления военно-учебных заведений Петрограда, учитывая возраст, прошлые контузии и ранения офицера признала его к военной службе негодным и вынесла заключение «вовсе уволить от военной службы с исключением с учета».

Так для полковника (теперь уже бывшего) вновь началась гражданская жизнь, но как же она отличалась от славного довоенного времени! Главной его заботой стал поиск средств для пропитания, ведь о былой пенсии речь больше не шла. С марта по ноябрь 1921 года он работал в Омском губвоенкомате по вольному найму на должности переписчика мобилизационной части. Затем служил завхозом в детском доме №13 г. Омска, но оставил должность в начале 1922 года по собственному желанию в силу слабого здоровья и вернулся в Тобольск. Наверняка многочисленное семейство Ермолаевых как-то поддерживало своего геройского родственника, ведь в традициях сибряков жить дружно большими семьями, но ни на одном допросе никто из родных Ермолаева не был упомянут. Не удалось найти сведений и о младшем брате Ивана Гавриловича – Федоре, служившем в том же полку до Первой мировой войны.

Последний документ, рассказывающий о судьбе Ивана Гавриловича, датирован 2 апреля 1929 года. Это ответ на ходатайство о восстановлении его в избирательных правах. В заключении сказано следующее: «Принимая во внимание, что проситель Ермолаев И.Г., бывший полковник царского времени, несмотря на свой преклонный возраст был одним из активных и до конца преданных офицеров Колчаковского правительства (в 1919 году состоял начальником гарнизона г. Тобольска), в Красной армии Ермолаев не служил, в какой-либо полезной работе себя не проявил и лояльного отношения к советской власти не имеет, поэтому ходатайство его признать не заслуживающим удовлетворения» . Ермолаев к этому времени проживал в Тобольске с семьей, ему исполнилось 72 года. Какой полезной по мнению местных властей работой должен заниматься офицер, прошедший две войны, имеющий ранения и контузии, остается загадкой. Никакой пенсии и вообще никакого дохода в конце жизни не имел, находился на иждивении своей жены Натальи Михайловны, которая служила сестрой милосердия в Тобольском изоляторе и своим трудом содержала всю семью.

И еще. Из дела о восстановлении в избирательных правах дочери полковника Натальи узнаем, что в 1923 году в семье Ермолаевых родилась дочь Лариса, и это уже гражданка совсем не той страны, которой служил ее отец.

Дату смерти Ивана Ермолаева установить не удалось. В записи актов о смерти по Тобольску и Тобольскому району с 1 января 1929 г. по 21 декабря 1936 года сведений о И.Г. Ермолаева не значится. Нет его имени и в списке расстрелянных в 1937–1938 годах в Тобольском тюремном замке.

Так, за все ратные подвиги и долгие годы безупречной службы на благо Отечества для Ивана Гавриловича Ермолаева у новой власти не нашлось и копейки пенсии, чтобы хоть как-то обеспечить его старость. Он не принял новый режим, но противостоять ему не имел возможности… Единственное, что они смог, – не изменить самому себе. И потому хочется закончить словами самого полковника Ермолаева: «Все знающие меня могут подтвердить, что я не скрывал никогда и не имею надобности скрывать свою прошлую службу, так как всегда был честен, не проводил никаких репрессий, не творил несправедливостей и подписывал смертных приговоров» .

Читайте также:

Участники всероссийского проекта «Вахта героев Отечества» посетили Тюмень

Тюменские юнармейцы рассказали о своей экспедиции на Балтику

Читайте также

Новость Тюмени: Середина недели в Тюменской области будет жаркой

Середина недели в Тюменской области будет жаркой

19:34

Новость Тюмени: Тюменский кот-пожарный стал героем передачи на Первом канале

Тюменский кот-пожарный стал героем передачи на Первом канале

14:33

Новость Тюмени: В Тюмени официально открыли купальный сезон

В Тюмени официально открыли купальный сезон

21 мая