×
В социальных сетях
В печатной версии

Лирика: Лучше не быть пророком...

13.09.2018
14:23
Лирика: Лучше не быть пророком.... 8 сентября не стало поэта и прозаика, основателя литературно-художественного альманаха «Врата Сибири», заслуженного работника культуры РФ Анатолия Васильева.. досье Анатолий Васильев (1936–2018), поэт, основатель альманаха «Врата Сибири». ■ Родился в г. Ишиме. В 1942–1951 гг. жил в деревне Безруково (ныне – Ершово). Окончил в 1958 году Киевское военно-медицинское училище, в 1964 году – Омский медицинский институт, в 1974 году – политологический факультет военного университета. Кандидат медицинских наук, доцент, подполковник запаса. ■ Первые стихи опубликовал в студенческие годы. Печатался в журналах «Сибирские огни», «Юность», «Наш современник», «Октябрь», «Байкал», «Советский воин» и др., в газетах «Комсомольская правда» «Литературная Россия» и др., в альманахах и коллективных сборниках.  ■ Первая книга «Под одним небом» издана в 1963 году в Омске. Позднее вышли в свет поэтические сборники: «Твоими тропами» (Новосибирск, 1965), «Завтра выпадет снег» (1971), «Ранний мир» (Свердловск, 1977), «Середина октября» (Москва, 1979), «Ради прошлого и будущего» (Тюмень, 1988), «Вечерние птицы» (Тюмень, 1999), «Я дальний спутник» (Тюмень, 2000) и др. Выступал в жанрах исторической прозы. В 2007-2008 гг. вышел трехтомник избранных сочинений. ■ В 1988 году Анатолий Васильев создал и возглавил в Тюмени отделение Российского фонда культуры. Был инициатором издания ряда журналов: «Сибирский тракт», «Казачья застава». С 1999 года – главный редактор альманаха «Врата Сибири». Лауреат областной литературной премии имени Ермакова (1987). Заслуженный работник культуры РФ (1999). С декабря 2004-го по декабрь 2006 года избирался ответственным секретарем Тюменской областной писательской организации. ■ Член Союза писателей СССР с 1987 года.  Стихи о старом городе Таре Торовата Тара товарами. С тароторкою тарабарской Деревянными тротуарами Люд торговый ступает      по-барски. А за высящимися заборами –  По кирпичной кладки амбарам Штуки шелка с мехами      отборными, Плюш и хна, и бадьи      с нектаром. Торовата Тара товарами. Бродит Тара большим базаром. Пахнет жареным,      пахнет пареным, Пахнет свежим и залежалым. И нет-нет над лесами      окольными,  Чтобы звонче смеялось злату,  Восемнадцать церквей      колокольнями Бронзу густо сыпать заладят. Ох, темны, ох, темны      беззвездные Опускаются ночи над Тарой. Прикорнув на земле      разостланной, Спят юродивые у тротуаров. Спят под стражей отцов      и горничных Дочки, пышные как опара… Ни руля, ни стяга, ни кормчего Нет у грузного струга Тары. На зеленом острове Владимиру Пальчикову Иртыш не знает счета      верстам. Не помнит счета лет и зим. Выносит нас Зеленый Остров В работу, молодость и синь. Заходим в дни широким      руслом. Рисковей скорость у излук. Все так же путь волнами      устлан. Все так же даль и ширь вокруг. И солнца вешняя крамола, И вешний гром, и вешний      дождь, И остается за кормою Все проходящее и ложь. *** Все те же споры      в свете ламповом. Поэмы. Формулы. Мазки. Друзья отчаянно      талантливы –  Хоть отойди да шапку скинь. Их соль и суть –      упрек насмешливый Мастеровым и мастерам. Их тесто так давно      замешано, Пора бы быть и пирогам. А вот увы.      Смолкаешь замкнуто И локти вдавливаешь в стол. Уж возраст за полдень,      а сам-то ты Как далеко от них ушел?! Кого учить?! Сплошная грамотность. Любой на выкладки горазд. И все сомнительнее      крайности,  И все прищуреннее глаз. *** Некогда дань платить      мелочам. Падают звезды по вечерам В стынущий август,      в густые овсы –  И останавливаются часы. Тихо, как в зале      после спектакля. Капают с крыш      монотонные капли. Веско и выразительно – будто  Капают кровные наши      минуты… *** Ах, какая ты рыжая-рыжая! Было просто сердце обжечь. Под какими надежными      крышами Это пламя надо беречь?! Брови сходятся у переносицы. Мне понятно давным-давно: Не успеешь мигнуть –      перебросится На соседний квартал оно. Ветер искрами раскаленными Полетит на мои пустыри… Только я из огнепоклонников,  Ты не слушай меня – гори. *** Сумасбродная, непослушная,  Все срывающаяся в бега, Я засею твоими веснушками Удивившиеся луга. И когда голубой околесицей Май пройдет по земле      через год, Столько рыжих ромашек      в окрестности Из веснушек твоих взойдет! На увале любом, в низинке ли, –   Где б твой путь ни лежал      незрим, –  Встанет каждая не былинкою, А признаньем моим живым.  *** Весь мир зови на выручку И ниц пади моля.  Прощайте, Ира-Ирочка, Хорошая моя. Не разобраться в ребусе: В душе темным-темно. В пустующем троллейбусе Замерзшее окно. Мы так друг другом бредили, Как невозможно впредь. И ах, этого бы, третьего, Глаза мне разглядеть! Не надо указательным Оттаивать стекло. Уже не обязательно. И время истекло. И только льдинка голоса: Не надо – уходи! Все колется, и колется, И колется в груди. *** Умерла моя мама.      Отхлопотала. Отколдовала      руками мучными. Остановились      под стулом устало Бесшумные мамины      туфли ночные.      Сиреневый запах.      Кленовые бусы Звенят в палисаднике      после цветенья. А в доме без мамы      безмолвно и пусто, По стенам      пугливые мечутся тени. Мелькают года,      как в дороге селенья Но с прежнею болью –      щемящей, бездонной –  Тепло материнского      прикосновенья Хранит еще каждая вещь      в нашем доме. Производство в офицеры Лейтенанты целуют знамена. И познабливает слегка От торжественного холодка На притихшем плацу      батальоны. Пролетают эпохи в мгновеньях. А они в переплеске погон На колено встают у знамен, Чтоб не знать, как стоят      на коленях. *** Дощатый мост.      Дорога на Ишим. Над маревом плывущие увалы. И чибисы, над зарослями тала Взлетающие с утренних      лощин. И свет из тех      послезакатных сит На западе в июле      перед жатвой, Когда с покоса      бойкая лошадка               Под сумерками весело трусит.      И колкая сентябрьская стерня. И паутин сентябрьское      касанье… Родись я под другими      небесами –  Во мне недоставало бы меня.  *** Люблю неторопливые слова. Неторопливо падает листва. Неторопливы дни      в лесу осеннем. Дымы неторопливы      над селеньем. И журавлей в заоблачный      разлив Нетороплив полет.      Нетороплив. *** По огнищам, урочищам,      поймам Жизнь раздарена музам      и узам. Кто-то призраком счастья      был пойман, Кто-то, кажется,      не был им узнан. Нас к заутрене колокол будит, Будят ранние автомобили. Мы считали, что все еще      будет,  Оказалось, что все уже было. *** Да, господа, не слабо! Тяжек с похмелья день. Рядом валяется баба,  Грязная, как Тюмень. Не завожу знакомства. Между нами черта. Все-таки я из Омска,  Все-таки не чета.   *** Небосвода осенняя полинь. Перелесков степных рыжина. И живешь ты в неведенье      полном, Что судьба твоя предрешена. Деды-бабки очьми отмерцали, Отмолились в углу на свечу. Пролечу, прозвеню бубенцами И тебя на лету подхвачу. *** Вот и кончено – расстаемся. Ничего не поняв ладом,  Ухожу – уезжаю из Омска,  Будто свой оставляю дом. Я боюсь твоего молчанья.  другого боюсь, прости, –   Из годов и далей к началу  Одиноким скитальцем прийти.  Только лучше не быть пророком На исходе этого дня.  Оставайся. И ненароком Еще раз не предай меня. Опубликовано: газета №165(4700)
8 сентября не стало поэта и прозаика, основателя литературно-художественного альманаха «Врата Сибири», заслуженного работника культуры РФ Анатолия Васильева.
Перелесков степных рыжина... || Рисунок с сайта: dailyhdwallpaper.com. Автор неизвестен

досье

Анатолий Васильев (1936–2018), поэт, основатель альманаха «Врата Сибири».

■ Родился в г. Ишиме. В 1942–1951 гг. жил в деревне Безруково (ныне – Ершово). Окончил в 1958 году Киевское военно-медицинское училище, в 1964 году – Омский медицинский институт, в 1974 году – политологический факультет военного университета. Кандидат медицинских наук, доцент, подполковник запаса.

■ Первые стихи опубликовал в студенческие годы. Печатался в журналах «Сибирские огни», «Юность», «Наш современник», «Октябрь», «Байкал», «Советский воин» и др., в газетах «Комсомольская правда» «Литературная Россия» и др., в альманахах и коллективных сборниках. 

■ Первая книга «Под одним небом» издана в 1963 году в Омске. Позднее вышли в свет поэтические сборники: «Твоими тропами» (Новосибирск, 1965), «Завтра выпадет снег» (1971), «Ранний мир» (Свердловск, 1977), «Середина октября» (Москва, 1979), «Ради прошлого и будущего» (Тюмень, 1988), «Вечерние птицы» (Тюмень, 1999), «Я дальний спутник» (Тюмень, 2000) и др. Выступал в жанрах исторической прозы. В 2007-2008 гг. вышел трехтомник избранных сочинений.

■ В 1988 году Анатолий Васильев создал и возглавил в Тюмени отделение Российского фонда культуры. Был инициатором издания ряда журналов: «Сибирский тракт», «Казачья застава». С 1999 года – главный редактор альманаха «Врата Сибири». Лауреат областной литературной премии имени Ермакова (1987). Заслуженный работник культуры РФ (1999). С декабря 2004-го по декабрь 2006 года избирался ответственным секретарем Тюменской областной писательской организации.

■ Член Союза писателей СССР с 1987 года. 

Стихи о старом городе Таре

Торовата Тара товарами.
С тароторкою тарабарской
Деревянными тротуарами
Люд торговый ступает 
    по-барски.
А за высящимися заборами – 
По кирпичной кладки амбарам
Штуки шелка с мехами 
    отборными,
Плюш и хна, и бадьи 
    с нектаром.
Торовата Тара товарами.
Бродит Тара большим базаром.
Пахнет жареным, 
    пахнет пареным,
Пахнет свежим и залежалым.
И нет-нет над лесами 
    окольными, 
Чтобы звонче смеялось злату, 
Восемнадцать церквей 
    колокольнями
Бронзу густо сыпать заладят.
Ох, темны, ох, темны 
    беззвездные
Опускаются ночи над Тарой.
Прикорнув на земле 
    разостланной,
Спят юродивые у тротуаров.
Спят под стражей отцов 
    и горничных
Дочки, пышные как опара…
Ни руля, ни стяга, ни кормчего
Нет у грузного струга Тары.

На зеленом острове
Владимиру Пальчикову

Иртыш не знает счета 
    верстам.
Не помнит счета лет и зим.
Выносит нас Зеленый Остров
В работу, молодость и синь.
Заходим в дни широким 
    руслом.
Рисковей скорость у излук.
Все так же путь волнами 
    устлан.
Все так же даль и ширь вокруг.
И солнца вешняя крамола,
И вешний гром, и вешний
     дождь,
И остается за кормою
Все проходящее и ложь.
***
Все те же споры 
    в свете ламповом.
Поэмы. Формулы. Мазки.
Друзья отчаянно 
    талантливы – 
Хоть отойди да шапку скинь.
Их соль и суть – 
    упрек насмешливый
Мастеровым и мастерам.
Их тесто так давно 
    замешано,
Пора бы быть и пирогам.
А вот увы. 
    Смолкаешь замкнуто
И локти вдавливаешь в стол.
Уж возраст за полдень, 
    а сам-то ты
Как далеко от них ушел?!

Кого учить?!
Сплошная грамотность.
Любой на выкладки горазд.
И все сомнительнее 
    крайности, 
И все прищуреннее глаз.
***
Некогда дань платить 
    мелочам.
Падают звезды по вечерам
В стынущий август, 
    в густые овсы – 
И останавливаются часы.
Тихо, как в зале 
    после спектакля.
Капают с крыш 
    монотонные капли.
Веско и выразительно – будто 
Капают кровные наши 
    минуты…
***
Ах, какая ты рыжая-рыжая!
Было просто сердце обжечь.
Под какими надежными 
    крышами
Это пламя надо беречь?!
Брови сходятся у переносицы.
Мне понятно давным-давно:
Не успеешь мигнуть – 
    перебросится
На соседний квартал оно.
Ветер искрами раскаленными
Полетит на мои пустыри…
Только я из огнепоклонников, 
Ты не слушай меня – гори.
***
Сумасбродная, непослушная, 
Все срывающаяся в бега,
Я засею твоими веснушками
Удивившиеся луга.
И когда голубой околесицей
Май пройдет по земле 
    через год,
Столько рыжих ромашек 
    в окрестности
Из веснушек твоих взойдет!
На увале любом, в низинке ли, –  
Где б твой путь ни лежал 
    незрим, – 
Встанет каждая не былинкою,
А признаньем моим живым. 
***
Весь мир зови на выручку
И ниц пади моля. 
Прощайте, Ира-Ирочка,
Хорошая моя.
Не разобраться в ребусе:
В душе темным-темно.
В пустующем троллейбусе
Замерзшее окно.
Мы так друг другом бредили,
Как невозможно впредь.
И ах, этого бы, третьего,
Глаза мне разглядеть!
Не надо указательным
Оттаивать стекло.
Уже не обязательно.
И время истекло.
И только льдинка голоса:
Не надо – уходи!
Все колется, и колется,
И колется в груди.
***
Умерла моя мама. 
    Отхлопотала.
Отколдовала 
    руками мучными.
Остановились 
    под стулом устало
Бесшумные мамины 
    туфли ночные.
    
Сиреневый запах. 
    Кленовые бусы
Звенят в палисаднике 
    после цветенья.
А в доме без мамы 
    безмолвно и пусто,
По стенам 
    пугливые мечутся тени.

Мелькают года, 
    как в дороге селенья
Но с прежнею болью – 
    щемящей, бездонной – 
Тепло материнского 
    прикосновенья
Хранит еще каждая вещь 
    в нашем доме.

Производство в офицеры

Лейтенанты целуют знамена.
И познабливает слегка
От торжественного холодка
На притихшем плацу 
    батальоны.

Пролетают эпохи в мгновеньях.
А они в переплеске погон
На колено встают у знамен,
Чтоб не знать, как стоят 
    на коленях.
***
Дощатый мост. 
    Дорога на Ишим.
Над маревом плывущие увалы.
И чибисы, над зарослями тала
Взлетающие с утренних 
    лощин.
И свет из тех 
    послезакатных сит
На западе в июле 
    перед жатвой,
Когда с покоса 
    бойкая лошадка              
Под сумерками весело трусит.
    
И колкая сентябрьская стерня.
И паутин сентябрьское 
    касанье…
Родись я под другими 
    небесами – 
Во мне недоставало бы меня. 

***
Люблю неторопливые слова.
Неторопливо падает листва.
Неторопливы дни 
    в лесу осеннем.
Дымы неторопливы 
    над селеньем.
И журавлей в заоблачный 
    разлив
Нетороплив полет. 
    Нетороплив.
***
По огнищам, урочищам, 
    поймам
Жизнь раздарена музам 
    и узам.
Кто-то призраком счастья
     был пойман,
Кто-то, кажется, 
    не был им узнан.
Нас к заутрене колокол будит,
Будят ранние автомобили.
Мы считали, что все еще 
    будет, 
Оказалось, что все уже было.
***
Да, господа, не слабо!
Тяжек с похмелья день.
Рядом валяется баба, 
Грязная, как Тюмень.

Не завожу знакомства.
Между нами черта.
Все-таки я из Омска, 
Все-таки не чета.  
***
Небосвода осенняя полинь.
Перелесков степных рыжина.
И живешь ты в неведенье 
    полном,
Что судьба твоя предрешена.

Деды-бабки очьми отмерцали,
Отмолились в углу на свечу.
Пролечу, прозвеню бубенцами
И тебя на лету подхвачу.
***
Вот и кончено – расстаемся.
Ничего не поняв ладом, 
Ухожу – уезжаю из Омска, 
Будто свой оставляю дом.

Я боюсь твоего молчанья. 
другого боюсь, прости, –  
Из годов и далей к началу 
Одиноким скитальцем прийти. 

Только лучше не быть пророком
На исходе этого дня. 
Оставайся. И ненароком
Еще раз не предай меня.

Опубликовано: газета №165(4700)

850Просмотров
Комментарии для сайта Cackle

Читать далее
Тоболяки презентовали новый маршрут. Воспользоваться им можно удаленно.
Благотворительный фонд собирает средства для восстановления церкви Казанской Божьей матери.
Поздравить таким образом областную столицу с днем рождения предлагают библиотеки Тюмени. Главный приз - электронная книга.
Оперный певец Дмитрий Корчак даст концерт 3 августа на Троицкой площади.
Участниками могут стать тюменцы, жители других регионов страны и зарубежья в возрасте 6-13 лет.
В рамках проекта театральные коллективы со всего мира выступят на тюменских улицах в 14-й раз.
Фестиваль кваса прошел в Ялуторовском остроге.
Опрос
По каким критериям вы выбираете место для отдыха?
Морское побережье
Горный курорт
Сервис «Все включено»
Безвизовый режим
Приемлемая стоимость
Транспортная доступность
Познавательный досуг
Развлечения
Все вышеперечисленное
Популярные статьи

Подпишитесь на нашу рассылку, чтобы не пропустить главное