Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Думай о хорошем, включай радио

Лирика: «Мы знаем войну по рассказам и фильмам»

21.06.2018
12:06
Лирика: «Мы знаем войну по рассказам и фильмам». Память о героях-тружениках тыла передается из поколения в поколение и эти стихи - тому подтверждение.. 77 лет назад, 22 июня 1941 года, фашистская Германия вероломно напала на нашу страну. Советский народ в ходе кровопролитной войны одержал Великую Победу, но память о погибших, тружениках тыла, героическим трудом в голоде и холоде обеспечившим воинам-победителям успех сражений, навсегда останется в памяти народа. *** Исчезли звуки, лишь один Над площадью плывет, И с вечности смывая грим, Уходит на восток. Мелодий развеселых нет. Не может метроном Быть рупором побед и бед, Шарманкой за углом. Погибших не считает он – Тут сколько надо лет, Но на вопрос, зачем живем, Быть может, даст ответ. Разбил минуту на часы, И вот уже – в чем был. Весь мир  у взлетной полосы В мгновение застыл. Перед глазами пронеслась Стоп-кадров череда, Вся боль, что скопом собралась В названии «Война». В минуту скорби не вобрать Всю память горьких лет, Но может, выйдет избежать В дальнейшем этих бед. *** Уходит дальше по годам Великая война, Все больше людям тишина Нетронутой нужна. Вот ленинградский метроном По небу тянет нить, Как будущему о былом Негромко говорит  О том, как страшно умирать  И в возрасте любом  Как тяжко близких потерять И свой родимый дом. И ради этого опять Идет бессмертный полк, Нам не давая потерять  От жизни ручеек. Пусть чистым небо  Над землей Останется всегда! Возьмемся за руки с тобой  И скажем миру ДА! Александр Милованов  Похоронка На дочку получили похоронку. Беда приходит, где ее     не ждут… По крыше дождик барабанил     звонко,  Как над могилой воинский      салют. В ограде тополь, скорбно      свесив ветки,  Листом осенним осыпал      порог… Вздыхали сердобольные соседки, Тайком крестясь: не  к нам…      Помилуй, Бог… А мать кричала в голос          под окошком И не могла рыдания унять… И под столом напуганная кошка Людское горе силилась понять. И вот уже отвыли, откричали… И справили по дочке сорок дней. Отплакали бессонными      ночами, Но только боль – чем дальше,          тем сильней. Зима была тяжелой,      как простуда. Тянулись дни, тревогами      полны. И вдруг под новый год      случилось чудо: Пришло письмо… от дочери…      с войны… Писала, что жива и не болеет, Что повезло – попала      в медсанбат. Бои – один другого тяжелее,  Но не сдадут фашистам      Сталинград. Мать снова в крик: жива      моя девчонка!  И мир вокруг стал ярче      и теплей. Соседки, получая похоронки, Теперь уже завидовали ей… А там, где над землею      сталинградской, Опять всходил рассвет,      сменяя ночь, Осталась навсегда в могиле      братской Чужая неоплаканная дочь. Санитарки Сандружинницам  308-й стрелковой дивизии  посвящается… Тяжким грузом за плечами –      скатки. Кандалами на ногах – кирза. – Что, устали, дочки?   – Мы  в порядке! Только солнце…      Только пот  в глаза… Лето. Фронт натянут,      как пружина. Слишком много брошено на кон. Пешим строем топает      дружина – Санитарный женский      батальон.  Ну какие их позвали трубы? Им теперь не до девичьих чар – Сушит нецелованные губы Беспощадный полудневный жар.  – Вы откуда, дочки? – Из Тюмени.  И еще оттуда два часа… А в степи – ни деревца, ни тени. Оседает пыль на волосах. – В школу приходили из райкома… Комсомольский выступил вожак. Говорил: сидеть не время дома! Слишком близок и опасен враг.  Говорил, что хочет взять      с наскока Немец славный город      Сталинград. Мы ушли с последнего урока… – И куда же? – Да  в военкомат… – Вот глупышки! Рано вам      в солдаты! Доучиться – и куда с добром. – Мы потом получим      аттестаты.  Вот с войны вернемся...      Все – потом.  Триста верст – идет,      идет пехота. Марш-бросок, а после –      сразу в бой. Им такая выпала работа –  Не искать ни славы, ни почета,     Заслоняя Родину собой.  Боевые сводки без истерик И без слез ведут сухой подсчет: Наши безвозвратные потери… И еще потери… И еще… Комсомолки, им бы      помолиться! Может быть, тогда бы спас             Господь В той степи, где некуда      укрыться От свинца, взрывающего      плоть...  И лежат в земле у Котлубани, Встретив свой последний,      судный день, Санитарки Варя, Таня, Аня – Из сибирских дальних деревень. Жизнь была короткой.      Смерть – напрасной? Так ли, нет – судить не вам,      не мне. Просто жаль их – юных      и прекрасных Девочек, убитых на войне. Ольга Ожгибесова * * * Вгрызаясь в  землю,      чтобы выжить, Глотая взрывов рваный дым, – Ты вспоминала  солнце рыжим,  Застывшим за  окном родным. Окоп – могила или  крепость – Решать тебе, солдат, тебе.  Хоть есть такая      неизбежность – От смерти прятаться в  земле. И сам  становишься,      как  крепость, Приняв последний в  жизни бой. Пускай герой ты  неизвестный, Но только все  равно герой. Сталинград Я разрывался на  бегу На гордом волжском берегу – Где небо, словно решето. Где все, чем  жил, совсем не  то. Не дай  вам  Бог  попасть туда, Где кровью пенится вода, Где воздух стонами звенит И пепелищами горчит. Ножом, зубами рвал врага. Моя дорога – правота. Его дорога – пустота До деревянного креста. Весь этот ад  был  не  со  мной – Я с  той  поры совсем другой. Друзей не  бросил на  войне – Они, как  боль, всегда во  мне. Пусть тот  пикирующий вой Подернут времени травой – Когда увидеть их  хочу – Я помолюсь и  помолчу. * * * На всю  оставшуюся жизнь Дана нам  память о  войне, О той  неслыханной беде, Где камнем слез был  обелиск. И крылья памяти живой  Уносят в  грозовую даль, Где незабудкой наша боль И майским ландышем печаль. И гордость наша сквозь года Звенит, как  яблони листва.     Течет широкою рекой, Смеется девочкой Весной. Победы горькое вино За павших выпито давно – Они ушли, чтобы страна Всегда была, всегда цвела. И сколько б  ни  минуло лет   И бурь промчалось на  земле,     Нам не  страшна волчица-смерть, Пока есть память о  войне. Письма Мы знаем войну по рассказам          и фильмам, По похоронкам и выцветшим      снимкам. По письмам коротеньким      с номером части, Что бабушка прячет      в платочке цветастом. И свято хранит ту последнюю      весточку, Забытого счастья светлую      меточку. Солдатские письма, как клин      журавлиный, Домой добирались дорогою      длинной. Их ждали с тревогой,      с надеждой вечною, Пусть раненый будет,      пускай изувеченный, Но только живой, ради Бога,      живой, Вернулся б домой человек родной… И почтальон, цену зная бумагам, Носил похоронки с опаскою бабам. Сотню бумажек и сотню      смертей  Разнес по деревне он  в сумке своей. Там в письмах солдатских,      в казенных бумажках: счастья – полтолики,      горя – вразмашку.   Полумесяцы. Кресты Полумесяцы. Кресты. Не делите нас, живущие. В небесах, как на войне, Мы – в одном строю идущие. Полумесяцы. Кресты.     С деревенек и поселков Мужики шли на войну За себя, и за любимых,     И за Родину свою. Полумесяцы. Кресты. От потерь, утрат солдату     Иногда хотелось выть. Господи! Скажи на милость,     Как такое может быть?! Полумесяцы. Кресты. И под красною звездою     Нас всех вместе хоронили, И, сырой земле предав,     Нас по вере не делили.  Полумесяцы. Кресты. Берегите отчий дом, Родину и честь, ребята. Свято завещаем мы –      Павшие в боях солдаты. Полумесяцы. Кресты. Обелиски в деревнях –  Это как сердец частицы. Молимся на небесах –  Пусть война не повторится! Альфия Терентьева, с. Ембаево Опубликовано: газета №105(4640)
Память о героях-тружениках тыла передается из поколения в поколение и эти стихи - тому подтверждение.
|| Рисунок Дмитрия КОРОЛЕВА

77 лет назад, 22 июня 1941 года, фашистская Германия вероломно напала на нашу страну. Советский народ в ходе кровопролитной войны одержал Великую Победу, но память о погибших, тружениках тыла, героическим трудом в голоде и холоде обеспечившим воинам-победителям успех сражений, навсегда останется в памяти народа.

***

Исчезли звуки, лишь один
Над площадью плывет,
И с вечности смывая грим,
Уходит на восток.

Мелодий развеселых нет.
Не может метроном
Быть рупором побед и бед,
Шарманкой за углом.

Погибших не считает он –
Тут сколько надо лет,
Но на вопрос, зачем живем,
Быть может, даст ответ.

Разбил минуту на часы,
И вот уже – в чем был.
Весь мир  у взлетной полосы
В мгновение застыл.

Перед глазами пронеслась
Стоп-кадров череда,
Вся боль, что скопом собралась
В названии «Война».

В минуту скорби не вобрать
Всю память горьких лет,
Но может, выйдет избежать
В дальнейшем этих бед.

***

Уходит дальше по годам
Великая война,
Все больше людям тишина
Нетронутой нужна.

Вот ленинградский метроном
По небу тянет нить,
Как будущему о былом
Негромко говорит 

О том, как страшно умирать 
И в возрасте любом 
Как тяжко близких потерять
И свой родимый дом.

И ради этого опять
Идет бессмертный полк,
Нам не давая потерять 
От жизни ручеек.

Пусть чистым небо 
Над землей
Останется всегда!
Возьмемся за руки с тобой 
И скажем миру ДА!

Александр Милованов 

Похоронка

На дочку получили похоронку.
Беда приходит, где ее
    не ждут…
По крыше дождик барабанил
    звонко, 
Как над могилой воинский 
    салют.

В ограде тополь, скорбно 
    свесив ветки, 
Листом осенним осыпал 
    порог…
Вздыхали сердобольные соседки,
Тайком крестясь: не  к нам… 
    Помилуй, Бог…

А мать кричала в голос     
    под окошком
И не могла рыдания унять…
И под столом напуганная кошка
Людское горе силилась понять.

И вот уже отвыли, откричали…
И справили по дочке сорок дней.
Отплакали бессонными 
    ночами,
Но только боль – чем дальше,     
    тем сильней.

Зима была тяжелой, 
    как простуда.
Тянулись дни, тревогами 
    полны.
И вдруг под новый год 
    случилось чудо:
Пришло письмо… от дочери… 
    с войны…

Писала, что жива и не болеет,
Что повезло – попала 
    в медсанбат.
Бои – один другого тяжелее, 
Но не сдадут фашистам 
    Сталинград.

Мать снова в крик: жива 
    моя девчонка! 
И мир вокруг стал ярче 
    и теплей.
Соседки, получая похоронки,
Теперь уже завидовали ей…

А там, где над землею 
    сталинградской,
Опять всходил рассвет, 
    сменяя ночь,
Осталась навсегда в могиле 
    братской
Чужая неоплаканная дочь.
Санитарки

Сандружинницам 

308-й стрелковой дивизии 
посвящается…

Тяжким грузом за плечами – 
    скатки.
Кандалами на ногах – кирза.
– Что, устали, дочки?
  – Мы  в порядке!
Только солнце… 
    Только пот  в глаза…

Лето. Фронт натянут, 
    как пружина.
Слишком много брошено на кон.
Пешим строем топает 
    дружина –
Санитарный женский 
    батальон. 

Ну какие их позвали трубы?
Им теперь не до девичьих чар –
Сушит нецелованные губы
Беспощадный полудневный жар. 

– Вы откуда, дочки?
– Из Тюмени. 
И еще оттуда два часа…
А в степи – ни деревца, ни тени.
Оседает пыль на волосах.

– В школу приходили из райкома…
Комсомольский выступил вожак.
Говорил: сидеть не время дома!
Слишком близок и опасен враг. 

Говорил, что хочет взять 
    с наскока
Немец славный город 
    Сталинград.
Мы ушли с последнего урока…
– И куда же?
– Да  в военкомат…

– Вот глупышки! Рано вам 
    в солдаты!
Доучиться – и куда с добром.
– Мы потом получим 
    аттестаты. 
Вот с войны вернемся... 
    Все – потом. 

Триста верст – идет, 
    идет пехота.
Марш-бросок, а после – 
    сразу в бой.
Им такая выпала работа – 
Не искать ни славы, ни почета,
    Заслоняя Родину собой. 
Боевые сводки без истерик
И без слез ведут сухой подсчет:
Наши безвозвратные потери…
И еще потери… И еще…

Комсомолки, им бы 
    помолиться!
Может быть, тогда бы спас             Господь
В той степи, где некуда 
    укрыться
От свинца, взрывающего 
    плоть... 

И лежат в земле у Котлубани,
Встретив свой последний, 
    судный день,
Санитарки Варя, Таня, Аня –
Из сибирских дальних деревень.

Жизнь была короткой. 
    Смерть – напрасной?
Так ли, нет – судить не вам, 
    не мне.
Просто жаль их – юных 
    и прекрасных
Девочек, убитых на войне.

Ольга Ожгибесова

* * *

Вгрызаясь в  землю,
     чтобы выжить,
Глотая взрывов рваный дым, –
Ты вспоминала  солнце рыжим, 
Застывшим за  окном родным.

Окоп – могила или  крепость –
Решать тебе, солдат, тебе. 
Хоть есть такая 
    неизбежность –
От смерти прятаться в  земле.

И сам  становишься,
     как  крепость,
Приняв последний в  жизни бой.
Пускай герой ты  неизвестный,
Но только все  равно герой.

Сталинград

Я разрывался на  бегу
На гордом волжском берегу –
Где небо, словно решето.
Где все, чем  жил, совсем не  то.

Не дай  вам  Бог  попасть туда,
Где кровью пенится вода,
Где воздух стонами звенит
И пепелищами горчит.

Ножом, зубами рвал врага.
Моя дорога – правота.
Его дорога – пустота
До деревянного креста.

Весь этот ад  был  не  со  мной –
Я с  той  поры совсем другой.
Друзей не  бросил на  войне –
Они, как  боль, всегда во  мне.

Пусть тот  пикирующий вой
Подернут времени травой –
Когда увидеть их  хочу –
Я помолюсь и  помолчу.

* * *

На всю  оставшуюся жизнь
Дана нам  память о  войне,
О той  неслыханной беде,
Где камнем слез был  обелиск.

И крылья памяти живой 
Уносят в  грозовую даль,
Где незабудкой наша боль
И майским ландышем печаль.
И гордость наша сквозь года
Звенит, как  яблони листва.    
Течет широкою рекой,
Смеется девочкой Весной.

Победы горькое вино
За павших выпито давно –
Они ушли, чтобы страна
Всегда была, всегда цвела.

И сколько б  ни  минуло лет  
И бурь промчалось на  земле,    
Нам не  страшна волчица-смерть,
Пока есть память о  войне.

Письма

Мы знаем войну по рассказам     
    и фильмам,
По похоронкам и выцветшим 
    снимкам.
По письмам коротеньким 
    с номером части,
Что бабушка прячет 
    в платочке цветастом.
И свято хранит ту последнюю 
    весточку,
Забытого счастья светлую 
    меточку.
Солдатские письма, как клин 
    журавлиный,
Домой добирались дорогою 
    длинной.
Их ждали с тревогой, 
    с надеждой вечною,
Пусть раненый будет, 
    пускай изувеченный,
Но только живой, ради Бога, 
    живой,
Вернулся б домой человек родной…
И почтальон, цену зная бумагам,
Носил похоронки с опаскою бабам.
Сотню бумажек и сотню 
    смертей 
Разнес по деревне он  в сумке своей.
Там в письмах солдатских,
     в казенных бумажках:
счастья – полтолики,
     горя – вразмашку.  
Полумесяцы. Кресты
Полумесяцы. Кресты.
Не делите нас, живущие.
В небесах, как на войне,
Мы – в одном строю идущие.
Полумесяцы. Кресты.
    С деревенек и поселков
Мужики шли на войну
За себя, и за любимых,
    И за Родину свою.
Полумесяцы. Кресты.
От потерь, утрат солдату
    Иногда хотелось выть.
Господи! Скажи на милость,
    Как такое может быть?!

Полумесяцы. Кресты.

И под красною звездою
    Нас всех вместе хоронили,
И, сырой земле предав,
    Нас по вере не делили. 
Полумесяцы. Кресты.
Берегите отчий дом,
Родину и честь, ребята.
Свято завещаем мы – 
    Павшие в боях солдаты.
Полумесяцы. Кресты.
Обелиски в деревнях – 
Это как сердец частицы.
Молимся на небесах – 
Пусть война не повторится!

Альфия Терентьева, с. Ембаево

Опубликовано: газета №105(4640)

759Просмотров

Читать далее
Для бальников разработали тренировки, позволяющие поддерживать форму без партнера
В основе постановки – рассказ тюменского писателя Сергея Козлова «Самый неизвестный солдат»
На время нерабочей недели артисты придумали проект «Классика онлайн»
В Западную Сибирь актерская семья Тихоновых ехала из любопытства, а осталась ради профессии

Опрос
Соблюдаете ли вы режим самоизоляции?
Да, сидим все дни дома
Почти, выходим только в ближайший магазин
Не соблюдаем, мы ходим на работу
О самоизоляции не слышали, свободно гуляем
Нам разрешено работать, используем защитные средства
Мы вируса не боимся, поэтому не соблюдаем