×
В социальных сетях
В печатной версии

Дочь ветерана Великой Отечественной войны создала учебник по истории семьи

29.03.2018
13:15
Дочь ветерана Великой Отечественной войны создала учебник по истории семьи. К приходу журналиста Аида Васильевна Бочкина, в девичестве Мореева, подготовилась. На журнальный столик выложила  фотоальбомы, амбарные книги с дневниковыми записями, тетрадки со стихами, почетные грамоты и благодарственные письма. . Даже при их поверхностном просмотре понимаешь, какой это грандиозный труд.  – И это малая часть семейного архива, который ведется с 1912 года. Более 1 300 документов передано в Тюменский государственный архив и Ялуторовский краеведческий музей.  Что-то осталось в наследство от родителей, остальное собрала сама, – говорит Аида Васильевна. – Хочу, чтоб мои дети и внуки знали  историю предков.  Это –  нравственные уроки.  По зову Родины, по велению сердца Листая страницы семейной хроники, мое внимание привлекли пожелтевшие газеты и воспоминания отца Аиды Васильевны – Василия Мореева, комиссара медико-санитарного батальона  368-й стрелковой Красно-знаменной Печенгской дивизии. До начала Великой Отечественной войны в его военном билете стояли  особые отметки: служба на погранзаставе под Благовещенском, Халхин-Гол  и участие в финской войне. В первый же день Отечественной войны Василий Григорьевич отправился в Ялуторовский  военкомат.  – Отец хотел добровольцем уйти на фронт, но его назначили комиссаром  Ялуторовского госпиталя номер 1501, – вспоминает Аида Васильевна. –  Известие принял в штыки: «Разве можно, когда Отчизна в опасности,  кадрового офицера запаса оставлять в тылу?»   Пыл  бывалого воина остудили в райкоме партии: «Здесь нужнее». Еще теплилась надежда, что война  скоро закончится и  что она где-то там, далеко. Оказалась рядом, смотрит  взглядом  окровавленных солдат. Первых раненых в госпиталь поступало в два раза больше, чем могли принять. Поэтому еще сильнее стало желание комиссара Мореева  попасть на фронт. Обратился в  политуправление Сибирского военного округа. Вызов  пришел в октябре 1941 года. Из Новосибирска Василий Григорьевич уезжал с новым назначением: комиссар 461-го отдельного медико-санитарного батальона 368-й стрелковой дивизии.   По дороге на передовую В канун 24-й годовщины Великого Октября эшелоны увозили тюменцев в Заполярье – на Карельский фронт.  Из воспоминаний Василия Мореева,  опубликованных  в газете «Ленинский путь» с 5 по 13 августа 1969 года, г. Ялуторовск: – Было очень тесно. Вагоны переполнены. Ночью зажигали свечи и топили буржуйку, нас это не смущало. Все время шутили, пели под гармошку. Так доехали до спецпоселка Нянды Архангельской области. Далее  вместе с бойцами дивизии по снежной целине шли пешком до станции Вытерга Вологодской области, а это почти четыреста километров!  Солдаты несли на себе оружие, боеприпасы.  Из воспоминаний Василия Мореева, 1977 год, аудиозапись  выступления в Тюменском медицинском институте: – В дневном рационе 100 граммов ржаных сухарей, столько же кипятка и супчика (крупеник с клецками без мяса и картошки). На марше участились случаи, когда бойцы  падали в голодный обморок. Забегая вперед, скажу, что питание улучшилось только по прибытии в Вытергу. Здесь ребята все, что надо! Поход длился десять дней. В Вытерге бойцы дивизии осваивали боевую технику и тактику современного боя. В часть часто приходили солдаты и командиры 272-й дивизии, которые стояли в обороне между Ладожским и Онежским озерами. Из воспоминаний Василия Мореева, опубликованных в  газете «Ленинский путь»,  5 апреля 1969 года:  – Затаив дыхание слушали бывалых бойцов, ловили каждое их слово, словно оно станет нашей броней и защитой в предстоящих боях.  В марте 1942 года сменили 272-ю дивизию, а в апреле приняли  боевое крещение.  События на этом участке фронта неизменно характеризовались в сводках Совинформбюро как «бои местного значения». Медсанбат находился в нескольких километрах от передовой. Хирургическое отделение располагалось прямо в деревенской избе, больничные  палаты в школе. В этих неприспособленных зданиях врачи творили чудеса: возвращали к жизни тяжелораненых. Затем под покровом ночи, через болота и топи эвакуировали их в тыл.  Для спасения бойцов требовалось много донорской крови, и тогда  комиссар Мореев вместе с  медработниками приходил на помощь. Однако не всех бойцов удавалось спасти. Они упокоены были тут же на кладбище 461-го отдельного медико-санитарного батальона 368-й стрелковой дивизии.  К сведению. Долгое время  данное кладбище числилось только в архивных документах. Но в 1968 году на территории Лоймольского сельского поселения Республики Карелия во время проведения Вахты памяти «Суоярвский плацдарм» поисковики обнаружили его.  Воинское захоронение с именами 30 погибших от ран в медсанбате красноармейцев перенесено в братскую могилу в поселке Вегарус.  В случае опасности люди в белых халатах брали оружие и вступали в бой.  Руководитель дивизионного оркестра Борис Манн в песне, посвященной бойцам 368-й СД, напишет про них: Здесь ребята все, что надо! Здесь ребята на подбор! Листаю семейный архив Новую папку Аида Васильевна подает со словами: «Это письма с фронта». С декабря 1942 года по январь 1945-го – всего 20 писем.  Бережно раскрываю маленькие, пожелтевшие от времени треугольнички. Читаю. Каждое письмо пропитано тоской по родным, надеждой на будущее. О себе политрук Мореев пишет просто и буднично: «Жив, здоров, воюю». Зато с гордостью рассказывает о боевых друзьях.  Из письма 25.02.1943 г.:  «Отпраздновали 25-летие Красной армии. Сразу  девять бойцов были отмечены медалью «За боевые заслуги». Горжусь своими бойцами!» Через год он вновь сообщит семье: «Около 25 процентов  моих бойцов отмечены орденами и медалями, значками «Отличник». Я же дважды награжден орденом Красной Звезды, имею две благодарности от товарища Сталина». Капитану Морееву приходили письма от сестры Тони и братьев-фронтовиков – Прокопия и Степана. Но весной 1944 года в боях под Харьковом  погиб младший брат Степан.  По этому печальному поводу Аида, в то время ученица четвертого класса, напишет отцу: «Дядя Степа боролся и погиб за нас, чтоб мы никогда не жили под немцем. Папа, бейте врага и отомстите за дядю Степу. Здесь в тылу мы помогаем вам: учимся хорошо, собираем металлолом, одежду и обувь, покупаем акции, лотерейные билеты.  Недавно я сдала на 110 рублей облигаций». Кроме того, юная патриотка  приложила к письму собственное стихотворение, где есть такие слова: Пишет тебе любимая дочь – Выгони нечисть немецкую прочь. Села и степи тебе говорят: «Бей без пощады! Ни шагу назад!» Письмо Аиды Мореевой разместили в дивизионной газете «Вперед». Сегодня она семейная реликвия. В мае 1944 года Василий Григорьевич  написал родным: «У нас большие перемены, продвинулись на 500 километров вперед. Граница впереди». Оборона успешно прорвана Войска Карельского фронта  в июне 1944 года перешли в наступление. Прорвали финскую оборону в районе села Ошта. Но на пути встала полноводная река  Свирь. Упорство русского солдата преодолело и эту преграду. Путь к столице Карелии – городу Петрозаводску открыт.  С боями воины-земляки продвинулись вдоль побережья Онежского озера. 28 июля в город вступили  десантники 1228-го стрелкового полка, 368-я и 313-я стрелковые дивизии.  Москва салютовала 24 артиллерийскими залпами из 324 орудий.  Свой славный путь 368-я СД завершила в Киркенесе – городе в северо-восточной части Норвегии. Мечта полковника сбылась Летом 1946 года мечта полковника Мореева «обнять и расцеловать родных» сбылась, он вернулся домой. Фронтовик-коммунист получил новое задание: возглавить Ялуторовскую школу ФЗО. Затем был Заводоуковский леспромхоз. После выхода на пенсию он с семьей переезжает в Ялуторовск, становится активистом ветеранского и краеведческого движения. Много пишет в городской газете, переписывается с друзьями-однополчанами, встречается со школьниками, заполняет белые пятна в родословной семьи Мореевых. При его непосредственной помощи издана книга о Ялуторовске, а в канун 30-летия Великой Победы – воспоминания «От Тюмени до Киркенеса».  Послесловие Наша встреча с Аидой Васильевной подошла к концу. Благодарю гостеприимную хозяйку за теплый прием и интереснейший рассказ о семье Мореевых и наших земляках – бойцах 368-й Сибирской дивизии. Опубликовано: газета №52(4587) Читайте больше: Останки солдат, погибших в годы ВОВ, перезахоронят на малой родине В Тюменской области реализуется проект «Историческая память»
К приходу журналиста Аида Васильевна Бочкина, в девичестве Мореева, подготовилась. На журнальный столик выложила  фотоальбомы, амбарные книги с дневниковыми записями, тетрадки со стихами, почетные грамоты и благодарственные письма. 
Василий Григорьевич Мореев, 1970 год и его дочь, Аида Васильевна Бочкина || Фото из семейного архива Аиды Бочкиной

Даже при их поверхностном просмотре понимаешь, какой это грандиозный труд. 

– И это малая часть семейного архива, который ведется с 1912 года. Более 1 300 документов передано в Тюменский государственный архив и Ялуторовский краеведческий музей.  Что-то осталось в наследство от родителей, остальное собрала сама, – говорит Аида Васильевна. – Хочу, чтоб мои дети и внуки знали  историю предков.  Это –  нравственные уроки. 

По зову Родины, по велению сердца

Листая страницы семейной хроники, мое внимание привлекли пожелтевшие газеты и воспоминания отца Аиды Васильевны – Василия Мореева, комиссара медико-санитарного батальона  368-й стрелковой Красно-знаменной Печенгской дивизии. До начала Великой Отечественной войны в его военном билете стояли  особые отметки: служба на погранзаставе под Благовещенском, Халхин-Гол  и участие в финской войне. В первый же день Отечественной войны Василий Григорьевич отправился в Ялуторовский  военкомат. 

– Отец хотел добровольцем уйти на фронт, но его назначили комиссаром  Ялуторовского госпиталя номер 1501, – вспоминает Аида Васильевна. –  Известие принял в штыки: «Разве можно, когда Отчизна в опасности,  кадрового офицера запаса оставлять в тылу?»  

Пыл  бывалого воина остудили в райкоме партии: «Здесь нужнее».

Еще теплилась надежда, что война  скоро закончится и  что она где-то там, далеко. Оказалась рядом, смотрит  взглядом  окровавленных солдат. Первых раненых в госпиталь поступало в два раза больше, чем могли принять. Поэтому еще сильнее стало желание комиссара Мореева  попасть на фронт. Обратился в  политуправление Сибирского военного округа. Вызов  пришел в октябре 1941 года. Из Новосибирска Василий Григорьевич уезжал с новым назначением: комиссар 461-го отдельного медико-санитарного батальона 368-й стрелковой дивизии. 

 По дороге на передовую

В канун 24-й годовщины Великого Октября эшелоны увозили тюменцев в Заполярье – на Карельский фронт.

 Из воспоминаний Василия Мореева,  опубликованных  в газете «Ленинский путь» с 5 по 13 августа 1969 года, г. Ялуторовск:

– Было очень тесно. Вагоны переполнены. Ночью зажигали свечи и топили буржуйку, нас это не смущало. Все время шутили, пели под гармошку. Так доехали до спецпоселка Нянды Архангельской области. Далее  вместе с бойцами дивизии по снежной целине шли пешком до станции Вытерга Вологодской области, а это почти четыреста километров!  Солдаты несли на себе оружие, боеприпасы. 

Из воспоминаний Василия Мореева, 1977 год, аудиозапись  выступления в Тюменском медицинском институте:

– В дневном рационе 100 граммов ржаных сухарей, столько же кипятка и супчика (крупеник с клецками без мяса и картошки). На марше участились случаи, когда бойцы  падали в голодный обморок. Забегая вперед, скажу, что питание улучшилось только по прибытии в Вытергу.

Здесь ребята все, что надо!

Поход длился десять дней. В Вытерге бойцы дивизии осваивали боевую технику и тактику современного боя. В часть часто приходили солдаты и командиры 272-й дивизии, которые стояли в обороне между Ладожским и Онежским озерами.

Из воспоминаний Василия Мореева, опубликованных в  газете «Ленинский путь»,  5 апреля 1969 года: 

– Затаив дыхание слушали бывалых бойцов, ловили каждое их слово, словно оно станет нашей броней и защитой в предстоящих боях.  В марте 1942 года сменили 272-ю дивизию, а в апреле приняли  боевое крещение. 

События на этом участке фронта неизменно характеризовались в сводках Совинформбюро как «бои местного значения».

Медсанбат находился в нескольких километрах от передовой. Хирургическое отделение располагалось прямо в деревенской избе, больничные  палаты в школе. В этих неприспособленных зданиях врачи творили чудеса: возвращали к жизни тяжелораненых. Затем под покровом ночи, через болота и топи эвакуировали их в тыл. 

Для спасения бойцов требовалось много донорской крови, и тогда  комиссар Мореев вместе с  медработниками приходил на помощь.

Однако не всех бойцов удавалось спасти. Они упокоены были тут же на кладбище 461-го отдельного медико-санитарного батальона 368-й стрелковой дивизии. 

К сведению. Долгое время  данное кладбище числилось только в архивных документах. Но в 1968 году на территории Лоймольского сельского поселения Республики Карелия во время проведения Вахты памяти «Суоярвский плацдарм» поисковики обнаружили его.  Воинское захоронение с именами 30 погибших от ран в медсанбате красноармейцев перенесено в братскую могилу в поселке Вегарус. 

В случае опасности люди в белых халатах брали оружие и вступали в бой.

 Руководитель дивизионного оркестра Борис Манн в песне, посвященной бойцам 368-й СД, напишет про них:

Здесь ребята все, что надо!

Здесь ребята на подбор!

Листаю семейный архив

Новую папку Аида Васильевна подает со словами: «Это письма с фронта». С декабря 1942 года по январь 1945-го – всего 20 писем.  Бережно раскрываю маленькие, пожелтевшие от времени треугольнички. Читаю. Каждое письмо пропитано тоской по родным, надеждой на будущее. О себе политрук Мореев пишет просто и буднично: «Жив, здоров, воюю». Зато с гордостью рассказывает о боевых друзьях. 

Из письма 25.02.1943 г.:  «Отпраздновали 25-летие Красной армии. Сразу  девять бойцов были отмечены медалью «За боевые заслуги». Горжусь своими бойцами!» Через год он вновь сообщит семье: «Около 25 процентов  моих бойцов отмечены орденами и медалями, значками «Отличник». Я же дважды награжден орденом Красной Звезды, имею две благодарности от товарища Сталина».

Капитану Морееву приходили письма от сестры Тони и братьев-фронтовиков – Прокопия и Степана. Но весной 1944 года в боях под Харьковом  погиб младший брат Степан.  По этому печальному поводу Аида, в то время ученица четвертого класса, напишет отцу: «Дядя Степа боролся и погиб за нас, чтоб мы никогда не жили под немцем. Папа, бейте врага и отомстите за дядю Степу. Здесь в тылу мы помогаем вам: учимся хорошо, собираем металлолом, одежду и обувь, покупаем акции, лотерейные билеты.  Недавно я сдала на 110 рублей облигаций». Кроме того, юная патриотка  приложила к письму собственное стихотворение, где есть такие слова:

Пишет тебе любимая дочь –

Выгони нечисть немецкую прочь.

Села и степи тебе говорят:

«Бей без пощады! Ни шагу назад!»

Письмо Аиды Мореевой разместили в дивизионной газете «Вперед». Сегодня она семейная реликвия.

В мае 1944 года Василий Григорьевич  написал родным: «У нас большие перемены, продвинулись на 500 километров вперед. Граница впереди».

Оборона успешно прорвана

Войска Карельского фронта  в июне 1944 года перешли в наступление. Прорвали финскую оборону в районе села Ошта. Но на пути встала полноводная река  Свирь. Упорство русского солдата преодолело и эту преграду. Путь к столице Карелии – городу Петрозаводску открыт. 

С боями воины-земляки продвинулись вдоль побережья Онежского озера. 28 июля в город вступили  десантники 1228-го стрелкового полка, 368-я и 313-я стрелковые дивизии.

 Москва салютовала 24 артиллерийскими залпами из 324 орудий.

 Свой славный путь 368-я СД завершила в Киркенесе – городе в северо-восточной части Норвегии.

Мечта полковника сбылась

Летом 1946 года мечта полковника Мореева «обнять и расцеловать родных» сбылась, он вернулся домой. Фронтовик-коммунист получил новое задание: возглавить Ялуторовскую школу ФЗО. Затем был Заводоуковский леспромхоз. После выхода на пенсию он с семьей переезжает в Ялуторовск, становится активистом ветеранского и краеведческого движения. Много пишет в городской газете, переписывается с друзьями-однополчанами, встречается со школьниками, заполняет белые пятна в родословной семьи Мореевых. При его непосредственной помощи издана книга о Ялуторовске, а в канун 30-летия Великой Победы – воспоминания «От Тюмени до Киркенеса». 

Послесловие

Наша встреча с Аидой Васильевной подошла к концу. Благодарю гостеприимную хозяйку за теплый прием и интереснейший рассказ о семье Мореевых и наших земляках – бойцах 368-й Сибирской дивизии.

Опубликовано: газета №52(4587)

Читайте больше:

Останки солдат, погибших в годы ВОВ, перезахоронят на малой родине

В Тюменской области реализуется проект «Историческая память»

1175Просмотров
Комментарии для сайта Cackle

Читать далее
По народному календарю – Андрей Налива. По этому дню судили о том, какой погода будет 11 августа.
Представляем анонс номера газеты за среду.
Десятилетия сквер у гостиницы «Восток», которой более 45 лет, считался безымянным.
Мобильным бригадам 23 комплексных центров соцобслуживания населения выделены микроавтобусы Ford Transit.
Летом 1991 года редакция газеты «Известия» совместно с представителями международной организации «Гринпис» и группой иностранных журналистов организовала экологическую экспедицию, которая взяла старт вблизи истока реки Томь, а завершилась в Салехарде. Точнее, даже еще севернее – в Салемале.
Рассказ о Эмме Генриховне Редозубовой, коренной жительнице Тюменской области, которую можно назвать талантливым человеком с активной жизненной позицией.
Он состоится 27 июля, в День города.
Опрос
По каким критериям вы выбираете место для отдыха?
Морское побережье
Горный курорт
Сервис «Все включено»
Безвизовый режим
Приемлемая стоимость
Транспортная доступность
Познавательный досуг
Развлечения
Все вышеперечисленное

Подпишитесь на нашу рассылку, чтобы не пропустить главное