Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

×
В социальных сетях
В печатной версии

Григорий Распутин. Зачем убивают пророков?

18.12.2017
13:04
Григорий Распутин. Зачем убивают пророков?. В ночь с 16 на 17 декабря 1916 года в Петрограде был убит великий старец . По-моему, сто лет – это минимальный срок, по истечении которого такие масштабные события, как революция, могут восприниматься беспристрастно. Да и так ли уж беспристрастно, если эти события выпали на долю наших с вами родственников – бабушек и дедушек. А ведь то, что закончится падением величайшей империи, начиналось довольно буднично.  В конце февраля у хлебных лавок начали выстраиваться очереди, так как прошел слух, что запасы муки в столице ограничены. Уверениям властей, что припасов вполне достаточно и причин для беспокойства нет, никто не верил. Хлебные очереди очень быстро стали превращаться в несанкционированные митинги. Ситуация накалялась. Начались грабежи магазинов и хлебных лавок. Появились баррикады. Правительство сначала не придавало  этим событиям должного значения, перекладывая ответственность на городские власти, которые в свою очередь тоже фактически бездействовали. Таким образом, хлебные бунты переросли в целенаправленные выступления против государственной власти. К митингующим  стали присоединяться воинские части столичного гарнизона.  Во главе мятежников оказалось руководство Государственной Думы. Было сформировано Временное правительство во главе с князем Георгием Львовым. Но, на мой взгляд, вся эта антигосударственная вакханалия началась еще раньше, в середине декабря 1916 года, когда все газеты страны просто захлебнулись сенсацией – убит Гришка Распутин. Очень метко это убийство было названо первым выстрелом революции. Не было в России ни одной газеты, которая не писала бы об этом в те дни, начиная со столичных «Биржевых ведомостей», «Петроградского листка» и «Нивы» и заканчивая «Правительственным вестником», «Земщиной» и «Новым временем».  Первое сообщение появилось в вечернем выпуске петроградских «Биржевых ведомостей» 17 декабря 1916 года. «Сегодня в шестом часу утра в одном из аристократических особняков центра столицы после раута внезапно окончил жизнь Григорий Распутин-Новых». Претендовавшая на респектабельность высокотиражная московская газета «Русское слово» посылала вслед только что убитому человеку очередную порцию клеветы. А газета «Неделя» от 23 декабря 1916 года карикатурно описывает это убийство: «Мы приговорили тебя к смертной казни,  стреляйся, – и вручили ему пистолет. Распутин взял пистолет,  повернул его на нас и выстрелил. Но пуля попала в собаку, находившуюся в комнате, и убила ее наповал. Тогда все собравшиеся, кроме женщин, вынули из карманов револьверы и стали стрелять в него». Заканчивается статья тем, что это убийство надо признать самообороной.  Ликовали и члены императорской фамилии, еще не зная того, что в убийстве замешан Великий князь Дмитрий Павлович. Великая княгиня Мария Павловна (младшая) 19 декабря 1916 года пишет княгине Палей:  «…Весь город чрезвычайно взволнован известием об убийстве Р., но подробностей мы никаких не знаем. Страшно интересно узнать, кто это сделал и как все произошло. Сколько народу по всей России перекрестилось, узнав об этом…»  А вдовствующая императрица даже послала государю телеграмму с просьбой не возбуждать следственное дело по факту преступления. Убили же ведь только «грязного мужика».  Великий князь Гавриил Константинович пишет: «В городе было страшное волнение и ликование.  Публика сделала Дмитрию Павловичу овацию в Михайловском театре за убийство Распутина».  Княгиня Мария Павловна сообщает:  «Весть о его смерти везде встречали с радостью даже истеричной. Люди на улицах обнимались как на Пасху…»  Во всем этом есть какая-то презумпция правдивости убийц. Но раздавались, к счастью, и другие голоса.  «Страшное и стыдное дело ликовать у трупа, чей бы он ни был. А между тем это несомненно: Россия ликует – и никому не стыдно, никому не страшно», – это слова публициста Амфитеатрова. Писатель  Короленко  так реагирует на сенсацию: «Казалось, террор совсем умер, после того как он загрязнен руками черносотенцев. Но теперь переполнена какая-то мера, над Распутиным совершен настоящий террористический акт». Поэт Рюрик Ивнев: «Все радуются убийству Распутина, ликуют, а я спать не мог всю ночь. Не могу, не могу радоваться убийству. Может быть, он вреден, может быть. Россия спасена, но не могу, не могу радоваться убийству».    Даже прима-балерина Мариинского театра, пресловутая Матильда Кшесинская пишет: «Всю свою надежду на спасение сына императрица возлагала только на него с того дня, когда наиболее выдающиеся светила медицины заявили о своем полном бессилии помочь Алексею Николаевичу. Убивая Распутина, убили у императрицы последнюю ее надежду, и это самое жестокое и отвратительное в совершенном злодеянии». Литературный критик Николай Энгельгард так описывает свою встречу с одним из убийц Распутина: «В редакции я встретился с Пуришкевичем. Я знавал его честным, высокопорядочным человеком. Но страшная ночь в Юсуповском дворце, где травили цианистым калием Григория Распутина и потом расстреливали ползущего колдуна, оставила свой отпечаток на Пуришкевиче. Я поздоровался с ним. Он смутился. Глаза его забегали. В них отразились печаль, и ужас, и стыд. Видимо, он вспомнил то время, когда был чист совестью и не посягнул еще на кровь. Что-то лежало между нами. Это была та страшная черта отчуждения, которая ложится между убийцей и честными людьми. Та черта, которую почувствовал Раскольников, убив «вошь» –  процентщицу».  Искренне оплакивали Григория  Распутина лишь несколько человек, включая государыню Александру Федоровну и царских детей. Его смерть стала для царской семьи тяжелейшим ударом. Они потеряли великого молитвенника, чудотворца, спасавшего жизнь тяжелобольному цесаревичу Алексею.  Свершилось убийство, а русское общество приветствовало это убийство и даже радовалось ему. Телеграммы с поддержкой и поздравлениями убийцам шли пачками, а царская семья плакала и скорбела. Анна Вырубова пишет в своих воспоминаниях: «Не было конца письмам и телеграммам, задержанным полицией и приносившимся во дворец. Многие были написаны родственниками и близкими друзьями, людьми высокого ранга, и все они обнаруживали глубину бездушия и предательства. Когда императрица прочла эти послания и поняла, что в рядах ее врагов оказались ее ближайшие и самые дорогие друзья, голова ее упала на грудь, глаза потемнели от горя, и все лицо, казалось, высохло и постарело». Пройдет 67 дней, и царская империя навсегда прекратит свое существование. Второго марта Николай подпишет свое знаменитое отречение, и революция охватит всю страну. События начнут развиваться просто с космической скоростью. Поменяется все. Блестящая столица Российской империи превратится за несколько дней в заплеванный, замызганный город. Горы мусора на улицах (дворники перестали работать – революция!), на тротуарах сор, шелуха подсолнухов, на мостовых навозный лед. Толпы неоп-рятных людей на улицах, расхристанные солдаты в шинелях внакидку, праздношатающиеся люди, целыми днями фланирующие по улицам города. И конечно же, бесконечные митинги, демонстрации, манифестации. Это стало главным развлечением толпы. Полицию вообще упразднили. Остались только патрули с красными бантами. Министерство юстиции возглавлял бывший присяжный поверенный 36-летний Александр Федорович Керенский. Именно он рьяно проводил мысль об изолировании «бывшего царя», и 7 марта Временное правительство издало распоряжение об аресте Николая II и всех членов его семьи. Они были заключены под арест в Александровском дворце Царского Села. Режим их содержания определяла инструкция, составленная лично Керенским. Менее чем через полтора года после смерти Распутина вся династия Романовых до времени сошла с исторической сцены. Символично, что путь царской семьи на Голгофу, из Тобольска к месту казни в Екатеринбург, пролегал через село Покровское – родину  Григория Ефимовича Распутина. Как раз на том месте, где произошло покушение на Распутина в 1914 году, перепрягали лошадей. Государь в своем дневнике пишет: «В селе Покровском была перепряжка, долго стояли как раз против дома Григория и видели всю его семью, глядевшую из окна». Когда экипаж тронулся, вдова Распутина Параскева Федоровна перекрестила отъезжающую царскую чету крестным знамением, желая, чтобы ничего плохого с ними не случилось. Но мы уже знаем, что это был их последний путь. Впереди ипатьевский подвал и уничтожение их останков на обочине лесной дороги под Екатеринбургом. Вся династия будет уничтожена в первые же месяцы революции. Абсолютно все Романовы, включая 13-летнего цесаревича, будут изуверски убиты. Совсем недавно на одном из аукционов был выставлен лот под названием «Кабинетная фотография: Григорий Распутин», фото А. Вяткиной. Казань 1903–1904 гг. 16,5 х 11 см. В свое время наш музей ввел в научный оборот некоторые фотографии Распутина и членов его семьи. Практически все изображения нашего земляка нам были известны. А этот снимок появился впервые и является чрезвычайной редкостью.  Такой же редкостью является и само появление такой оригинальной фотографии на открытых торгах.  Искушение приобрести его в экспозицию нашего музея было очень велико. Мы начали участвовать в торгах, но когда цена стала зашкаливать, пришлось сойти с дистанции. В итоге фотографию приобрел анонимный покупатель за 300 тысяч рублей. Эту фотографию сегодня публикуем в качестве иллюстрации к статье. У нас остается надежда на то, что удастся найти неизвестные ранее фотографии Распутина, которые исчезли при ограблении его дома в 1917 году.  В уголовном деле под номером 13/1919, хранящемся в Тобольском архиве, есть описание вещественного доказательства – конверта с описанием вложенных в него трех фотографических карточек Григория Распутина:  «1) Сидящий мужчина за столом средних лет в русской широкой рубашке с длинной бородой и длинными волосами с прямым пробором. На заднем плане у двери две женщины. 2) Группа лиц из трех мужчин, одного молодого человека и шести женщин, снявшихся летом у опушки молодого леса. 3) Группа лиц из семи человек, очевидно гостей, в центре группы духовные лица, по левую руку мужчина средних лет с бородой и длинными волосами, подстриженными в кружок, одетый в поддевку». А вот суть интриги в том, что конверт пуст. Когда и кем эти фотографии были изъяты из уголовного дела, тоже остается загадкой. Надеемся, что рано или поздно они найдутся. ν P.S. Сегодня получили письмо от правнучки Распутина Лоранс, которая живет в Париже. Она сообщила, что тюменский художник Игорь Рязанцев, выставка которого сейчас проходит в Лувре, вручил ей портрет ее прадеда Григория Распутина. Она в восторге от картины и выражает огромную благодарность. Копия этой картины находится в экспозиции нашего музея. Марина  СМИРНОВА, директор музея Опубликовано: газета №234(4525) Читайте больше: Уличные художники замаскировали кирпичную кладку под бревенчатый сруб К 99-летию со дня смерти Григория Распутина: Распутины – Юсуповы – Сибирь
В ночь с 16 на 17 декабря 1916 года в Петрограде был убит великий старец
Григорий Распутин. Казань. 1903-1904 гг. || Фото предоставлено Мариной Смирновой

По-моему, сто лет – это минимальный срок, по истечении которого такие масштабные события, как революция, могут восприниматься беспристрастно. Да и так ли уж беспристрастно, если эти события выпали на долю наших с вами родственников – бабушек и дедушек. А ведь то, что закончится падением величайшей империи, начиналось довольно буднично.

 В конце февраля у хлебных лавок начали выстраиваться очереди, так как прошел слух, что запасы муки в столице ограничены. Уверениям властей, что припасов вполне достаточно и причин для беспокойства нет, никто не верил. Хлебные очереди очень быстро стали превращаться в несанкционированные митинги. Ситуация накалялась. Начались грабежи магазинов и хлебных лавок. Появились баррикады. Правительство сначала не придавало  этим событиям должного значения, перекладывая ответственность на городские власти, которые в свою очередь тоже фактически бездействовали. Таким образом, хлебные бунты переросли в целенаправленные выступления против государственной власти. К митингующим  стали присоединяться воинские части столичного гарнизона. 

Во главе мятежников оказалось руководство Государственной Думы. Было сформировано Временное правительство во главе с князем Георгием Львовым. Но, на мой взгляд, вся эта антигосударственная вакханалия началась еще раньше, в середине декабря 1916 года, когда все газеты страны просто захлебнулись сенсацией – убит Гришка Распутин. Очень метко это убийство было названо первым выстрелом революции. Не было в России ни одной газеты, которая не писала бы об этом в те дни, начиная со столичных «Биржевых ведомостей», «Петроградского листка» и «Нивы» и заканчивая «Правительственным вестником», «Земщиной» и «Новым временем». 

Первое сообщение появилось в вечернем выпуске петроградских «Биржевых ведомостей» 17 декабря 1916 года. «Сегодня в шестом часу утра в одном из аристократических особняков центра столицы после раута внезапно окончил жизнь Григорий Распутин-Новых». Претендовавшая на респектабельность высокотиражная московская газета «Русское слово» посылала вслед только что убитому человеку очередную порцию клеветы. А газета «Неделя» от 23 декабря 1916 года карикатурно описывает это убийство: «Мы приговорили тебя к смертной казни,  стреляйся, – и вручили ему пистолет. Распутин взял пистолет,  повернул его на нас и выстрелил. Но пуля попала в собаку, находившуюся в комнате, и убила ее наповал. Тогда все собравшиеся, кроме женщин, вынули из карманов револьверы и стали стрелять в него». Заканчивается статья тем, что это убийство надо признать самообороной. 

Ликовали и члены императорской фамилии, еще не зная того, что в убийстве замешан Великий князь Дмитрий Павлович. Великая княгиня Мария Павловна (младшая) 19 декабря 1916 года пишет княгине Палей: 

«…Весь город чрезвычайно взволнован известием об убийстве Р., но подробностей мы никаких не знаем. Страшно интересно узнать, кто это сделал и как все произошло. Сколько народу по всей России перекрестилось, узнав об этом…»  А вдовствующая императрица даже послала государю телеграмму с просьбой не возбуждать следственное дело по факту преступления. Убили же ведь только «грязного мужика». 

Великий князь Гавриил Константинович пишет: «В городе было страшное волнение и ликование.  Публика сделала Дмитрию Павловичу овацию в Михайловском театре за убийство Распутина».  Княгиня Мария Павловна сообщает:  «Весть о его смерти везде встречали с радостью даже истеричной. Люди на улицах обнимались как на Пасху…»

 Во всем этом есть какая-то презумпция правдивости убийц. Но раздавались, к счастью, и другие голоса.  «Страшное и стыдное дело ликовать у трупа, чей бы он ни был. А между тем это несомненно: Россия ликует – и никому не стыдно, никому не страшно», – это слова публициста Амфитеатрова.

Писатель  Короленко  так реагирует на сенсацию: «Казалось, террор совсем умер, после того как он загрязнен руками черносотенцев. Но теперь переполнена какая-то мера, над Распутиным совершен настоящий террористический акт».

Поэт Рюрик Ивнев: «Все радуются убийству Распутина, ликуют, а я спать не мог всю ночь. Не могу, не могу радоваться убийству. Может быть, он вреден, может быть. Россия спасена, но не могу, не могу радоваться убийству».  

 Даже прима-балерина Мариинского театра, пресловутая Матильда Кшесинская пишет: «Всю свою надежду на спасение сына императрица возлагала только на него с того дня, когда наиболее выдающиеся светила медицины заявили о своем полном бессилии помочь Алексею Николаевичу. Убивая Распутина, убили у императрицы последнюю ее надежду, и это самое жестокое и отвратительное в совершенном злодеянии».

Литературный критик Николай Энгельгард так описывает свою встречу с одним из убийц Распутина: «В редакции я встретился с Пуришкевичем. Я знавал его честным, высокопорядочным человеком. Но страшная ночь в Юсуповском дворце, где травили цианистым калием Григория Распутина и потом расстреливали ползущего колдуна, оставила свой отпечаток на Пуришкевиче. Я поздоровался с ним. Он смутился. Глаза его забегали. В них отразились печаль, и ужас, и стыд. Видимо, он вспомнил то время, когда был чист совестью и не посягнул еще на кровь.

Что-то лежало между нами. Это была та страшная черта отчуждения, которая ложится между убийцей и честными людьми. Та черта, которую почувствовал Раскольников, убив «вошь» –  процентщицу».

 Искренне оплакивали Григория  Распутина лишь несколько человек, включая государыню Александру Федоровну и царских детей. Его смерть стала для царской семьи тяжелейшим ударом. Они потеряли великого молитвенника, чудотворца, спасавшего жизнь тяжелобольному цесаревичу Алексею. 

Свершилось убийство, а русское общество приветствовало это убийство и даже радовалось ему. Телеграммы с поддержкой и поздравлениями убийцам шли пачками, а царская семья плакала и скорбела. Анна Вырубова пишет в своих воспоминаниях: «Не было конца письмам и телеграммам, задержанным полицией и приносившимся во дворец. Многие были написаны родственниками и близкими друзьями, людьми высокого ранга, и все они обнаруживали глубину бездушия и предательства. Когда императрица прочла эти послания и поняла, что в рядах ее врагов оказались ее ближайшие и самые дорогие друзья, голова ее упала на грудь, глаза потемнели от горя, и все лицо, казалось, высохло и постарело».

Пройдет 67 дней, и царская империя навсегда прекратит свое существование. Второго марта Николай подпишет свое знаменитое отречение, и революция охватит всю страну. События начнут развиваться просто с космической скоростью. Поменяется все. Блестящая столица Российской империи превратится за несколько дней в заплеванный, замызганный город. Горы мусора на улицах (дворники перестали работать – революция!), на тротуарах сор, шелуха подсолнухов, на мостовых навозный лед. Толпы неоп-рятных людей на улицах, расхристанные солдаты в шинелях внакидку, праздношатающиеся люди, целыми днями фланирующие по улицам города. И конечно же, бесконечные митинги, демонстрации, манифестации. Это стало главным развлечением толпы. Полицию вообще упразднили. Остались только патрули с красными бантами. Министерство юстиции возглавлял бывший присяжный поверенный 36-летний Александр Федорович Керенский. Именно он рьяно проводил мысль об изолировании «бывшего царя», и 7 марта Временное правительство издало распоряжение об аресте Николая II и всех членов его семьи. Они были заключены под арест в Александровском дворце Царского Села. Режим их содержания определяла инструкция, составленная лично Керенским.

Менее чем через полтора года после смерти Распутина вся династия Романовых до времени сошла с исторической сцены. Символично, что путь царской семьи на Голгофу, из Тобольска к месту казни в Екатеринбург, пролегал через село Покровское – родину  Григория Ефимовича Распутина. Как раз на том месте, где произошло покушение на Распутина в 1914 году, перепрягали лошадей. Государь в своем дневнике пишет: «В селе Покровском была перепряжка, долго стояли как раз против дома Григория и видели всю его семью, глядевшую из окна». Когда экипаж тронулся, вдова Распутина Параскева Федоровна перекрестила отъезжающую царскую чету крестным знамением, желая, чтобы ничего плохого с ними не случилось.

Но мы уже знаем, что это был их последний путь. Впереди ипатьевский подвал и уничтожение их останков на обочине лесной дороги под Екатеринбургом. Вся династия будет уничтожена в первые же месяцы революции. Абсолютно все Романовы, включая 13-летнего цесаревича, будут изуверски убиты.

Совсем недавно на одном из аукционов был выставлен лот под названием «Кабинетная фотография: Григорий Распутин», фото А. Вяткиной. Казань 1903–1904 гг. 16,5 х 11 см. В свое время наш музей ввел в научный оборот некоторые фотографии Распутина и членов его семьи. Практически все изображения нашего земляка нам были известны. А этот снимок появился впервые и является чрезвычайной редкостью.  Такой же редкостью является и само появление такой оригинальной фотографии на открытых торгах.  Искушение приобрести его в экспозицию нашего музея было очень велико. Мы начали участвовать в торгах, но когда цена стала зашкаливать, пришлось сойти с дистанции. В итоге фотографию приобрел анонимный покупатель за 300 тысяч рублей. Эту фотографию сегодня публикуем в качестве иллюстрации к статье.

У нас остается надежда на то, что удастся найти неизвестные ранее фотографии Распутина, которые исчезли при ограблении его дома в 1917 году.  В уголовном деле под номером 13/1919, хранящемся в Тобольском архиве, есть описание вещественного доказательства – конверта с описанием вложенных в него трех фотографических карточек Григория Распутина: 

«1) Сидящий мужчина за столом средних лет в русской широкой рубашке с длинной бородой и длинными волосами с прямым пробором. На заднем плане у двери две женщины. 2) Группа лиц из трех мужчин, одного молодого человека и шести женщин, снявшихся летом у опушки молодого леса. 3) Группа лиц из семи человек, очевидно гостей, в центре группы духовные лица, по левую руку мужчина средних лет с бородой и длинными волосами, подстриженными в кружок, одетый в поддевку».

А вот суть интриги в том, что конверт пуст. Когда и кем эти фотографии были изъяты из уголовного дела, тоже остается загадкой. Надеемся, что рано или поздно они найдутся.

ν P.S. Сегодня получили письмо от правнучки Распутина Лоранс, которая живет в Париже. Она сообщила, что тюменский художник Игорь Рязанцев, выставка которого сейчас проходит в Лувре, вручил ей портрет ее прадеда Григория Распутина. Она в восторге от картины и выражает огромную благодарность. Копия этой картины находится в экспозиции нашего музея.

Марина  СМИРНОВА, директор музея

Опубликовано: газета №234(4525)

Читайте больше:

Уличные художники замаскировали кирпичную кладку под бревенчатый сруб

К 99-летию со дня смерти Григория Распутина: Распутины – Юсуповы – Сибирь

3366Просмотров
Комментарии для сайта Cackle

Читать далее
Кроме того, власти в разы увеличили расходы на сельские территории.
Почетный генконсул Республики Беларусь в РФ в Тюмени, председатель комиссии по развитию общественной дипломатии и работе с соотечественниками Общественной палаты Тюменской области Владимир Шугля прокомментировал послание губернатора думе региона.
Послание губернатора Тюменской области Александра Моора направлено на улучшение качества жизни жителей региона, отметил первый заместитель председателя Тюменской областной думы Андрей Артюхов.
Председатель Тюменской областной думы прокомментировал ежегодное послание главы региона Александра Моора областному парламенту.
Заместитель председателя Тюменской областной думы прокомментировал выступление главы региона Александра Моора с посланием областному парламенту.
Председатель Тюменской городской думы Евгений Заболотный прокомментировал выступление губернатора Александра Моора с посланием региональному парламенту.
21 ноября губернатор Тюменской области Александр Моор выступил перед региональным парламентом с ежегодным посланием. Приводим полный текст выступления.
Оно стало вторым за время работы главы региона на посту губернатора Тюменской области.

Опрос
Лучший подарок для мамы — это:
цветы, сладости, шампанское
здоровье и успехи детей
туристическая или санаторная путевка
внимание и забота
рукоделие, оригинальный сувенир
бытовая техника
подписка на журналы и газеты
билеты в театр и кино, поход в ресторан
все перечисленное

Подпишитесь на нашу рассылку, чтобы не пропустить главное