Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Думай о хорошем, включай радио

О судьбе книги в современном мире

03.10.2016
16:09
О судьбе книги в современном мире. В благотворительном фонде «Возрождение Тобольска» уверены, что песня книги еще не спета. В последнее время приходится слышать о том, что книгопечатание находится в кризисе, поскольку и книги-то уже никому не нужны – на смену им пришли гаджеты. Многих людей еще и в «проекте» не было, когда впервые прозвучал этот пессимистичный прогноз: в 1962 году канадский социолог Маршалл Герберт Маклюэн выпустил книгу «Галактика Гуттенберга. Становление человека печатающего», в которой говорилось о грядущем конце печатного слова, о том, что оно не выдержит конкуренции с новейшими технологиями массовой коммуникации. «Так или иначе, а песня книги спета...» – эти слова сказаны отнюдь не в наше время, когда Интернет, похоже, поголовно захватил умы юного поколения. Как отмечают исследователи, «гробовщики книги» были всегда. Искусные и удобные передатчики слова и мысли уже вытесняют книгу, и скоро ее культурно-историческая миссия отойдет в прошлое. «Какой узкий взгляд, какая куцая мысль! – замечает известный писатель Стефан Цвейг. – ...Ни одному источнику энергии не удалось еще создать такого света, который исходит порой от маленького томика, и никогда электрический ток не будет обладать такой силой, которой обладает электричество, заложенное в печатном слове». Прошло 54 года со дня выхода книги Маклюэна, а книгоиздание – живет. Как говорят родственникам хирурги после проведения сложных операций: «Состояние тяжелое, но жить будет». Слой «сетературы» Кстати, среди моих знакомых немало писателей, ученых, краеведов, искусствоведов, представителей других творческих профессий, не обходящихся без того, чтобы заносить пложы своей деятельности на бумагу или другие «носители». Многие, что называется, дружат с различными сайтами, имеют собственные, казалось бы, их работы надежно хранятся на жестких и прочих дисках, но для каждого из них Книга – превыше всего. Именно ее классический, печатный вариант! Об этом же, думаю, мечтают многие из тех, что представляет так называемую «сетевую литературу», а их постоянные заявления о том, что «бумажные носители» себя изжили, – это своего рода защитная тактика. Пожалуй, соглашусь с теми, кто говорит, что «сетература» – это всего лишь «психотерапия, облегчающая графоманское существование в мире». Правда, нынче всякий может издать книгу, но можно ли ее назвать именно так, если она не выдерживает издательских критериев, и даже упаковки туалетной бумаги смотрятся куда художественнее на ее фоне. Причем плохую литературу не спасает и шикарное оформление, которое на фоне графомании выглядит как «сахар прошлогоднего варенья» (Самуил Маршак). Как действует современный издатель? Он управляет процессом, он видит на компьютере ячейку фокус-групп. Так: блондинка 35 лет, одинокая, с двумя детьми… Что читает? А подросток пятнадцати лет что будет читать? А что любитель фэнтези и детективов хочет? Сейчас мы ему дадим! Издатель с расчетом заполняет ячейки. Этот подход – коммерческий, на потребу. Такие книги обречены на исчезновение, ну вот как сегодня еще новые ботинки. А «сетература» безжизненна по определению. Это только на первый взгляд кажется, что «паутина» – залог вечности. На самом деле: любой, не дай Бог, катаклизм, и – пиши пропало. Сам я не очень силен в компьютерных технологиях, но точно знаю, что понадобится немного манипуляций на клавиатуре для того, чтобы «вечное произведение» кануло в небытие. Но даже тысячный тираж книги полностью уничтожить не удастся: у кого-то хоть один экземпляр да останется. Читайте больше: О судьбе книги в современном мире (Часть №2)
В благотворительном фонде «Возрождение Тобольска» уверены, что песня книги еще не спета
|| фото с сайта levidecoupons.ru

В последнее время приходится слышать о том, что книгопечатание находится в кризисе, поскольку и книги-то уже никому не нужны – на смену им пришли гаджеты. Многих людей еще и в «проекте» не было, когда впервые прозвучал этот пессимистичный прогноз: в 1962 году канадский социолог Маршалл Герберт Маклюэн выпустил книгу «Галактика Гуттенберга. Становление человека печатающего», в которой говорилось о грядущем конце печатного слова, о том, что оно не выдержит конкуренции с новейшими технологиями массовой коммуникации.

«Так или иначе, а песня книги спета...» – эти слова сказаны отнюдь не в наше время, когда Интернет, похоже, поголовно захватил умы юного поколения. Как отмечают исследователи, «гробовщики книги» были всегда. Искусные и удобные передатчики слова и мысли уже вытесняют книгу, и скоро ее культурно-историческая миссия отойдет в прошлое. «Какой узкий взгляд, какая куцая мысль! – замечает известный писатель Стефан Цвейг. – ...Ни одному источнику энергии не удалось еще создать такого света, который исходит порой от маленького томика, и никогда электрический ток не будет обладать такой силой, которой обладает электричество, заложенное в печатном слове». Прошло 54 года со дня выхода книги Маклюэна, а книгоиздание – живет. Как говорят родственникам хирурги после проведения сложных операций: «Состояние тяжелое, но жить будет».

Слой «сетературы»

Кстати, среди моих знакомых немало писателей, ученых, краеведов, искусствоведов, представителей других творческих профессий, не обходящихся без того, чтобы заносить пложы своей деятельности на бумагу или другие «носители». Многие, что называется, дружат с различными сайтами, имеют собственные, казалось бы, их работы надежно хранятся на жестких и прочих дисках, но для каждого из них Книга – превыше всего. Именно ее классический, печатный вариант!

Об этом же, думаю, мечтают многие из тех, что представляет так называемую «сетевую литературу», а их постоянные заявления о том, что «бумажные носители» себя изжили, – это своего рода защитная тактика. Пожалуй, соглашусь с теми, кто говорит, что «сетература» – это всего лишь «психотерапия, облегчающая графоманское существование в мире».

Правда, нынче всякий может издать книгу, но можно ли ее назвать именно так, если она не выдерживает издательских критериев, и даже упаковки туалетной бумаги смотрятся куда художественнее на ее фоне. Причем плохую литературу не спасает и шикарное оформление, которое на фоне графомании выглядит как «сахар прошлогоднего варенья» (Самуил Маршак).

Как действует современный издатель? Он управляет процессом, он видит на компьютере ячейку фокус-групп. Так: блондинка 35 лет, одинокая, с двумя детьми… Что читает? А подросток пятнадцати лет что будет читать? А что любитель фэнтези и детективов хочет? Сейчас мы ему дадим! Издатель с расчетом заполняет ячейки. Этот подход – коммерческий, на потребу. Такие книги обречены на исчезновение, ну вот как сегодня еще новые ботинки. А «сетература» безжизненна по определению. Это только на первый взгляд кажется, что «паутина» – залог вечности. На самом деле: любой, не дай Бог, катаклизм, и – пиши пропало. Сам я не очень силен в компьютерных технологиях, но точно знаю, что понадобится немного манипуляций на клавиатуре для того, чтобы «вечное произведение» кануло в небытие. Но даже тысячный тираж книги полностью уничтожить не удастся: у кого-то хоть один экземпляр да останется.

Читайте больше: О судьбе книги в современном мире (Часть №2)

1518Просмотров

Читать далее
Творческая деятельность коллектива возобновится после снятия всех ограничений
Чтобы каждый мог прикоснуться к уличному искусству, команда запустила акцию
Здесь планируют открыть летний лагерь и возобновят мероприятия
Режим ограничений не стал помехой для творческих презентаций юных актеров
Среди вариантов: пешеходная зона, место для проведения фестиваля

Опрос
Чем вы намерены заняться летом после отмены самоизоляции?
Уеду в деревню
Вернусь к работе в обычном режиме
Буду ходить в кино, в кафе, гулять в парках
Вырвусь с семьей на российский юг
Отправлюсь куда угодно, только подальше от города
Буду готовиться к экзаменам
Собираюсь искать другую работу
Никуда не поеду, останусь в виртуальном мире