×
В социальных сетях
В печатной версии

Жизнь, спресованная, как керн

06.06.2016
11:33
Жизнь, спресованная, как керн. Выдающемуся российскому геологу-тюменцу Анатолию Брехунцову – 75 лет. досье Анатолий БРЕХУНЦОВ ■ Лауреат Государственной премии СССР (1984), премии правительства РФ  в области науки и техники (2014). ■ Заслуженный геолог РФ (2002). ■ Награжден дипломом и нагрудным знаком «Первооткрыватель месторождения» (1977, Ямбургское). ■ Почетный нефтяник (1998), почетный работник газовой промышленности (2001), почетный работник топливно-энергетического комп-лекса (2011), почетный разведчик недр (2011), почетный геолог Тюменской области (2010), лауреат премий имени Губкина (2002) и  Муравленко (2006), почетный гражданин Ямало-Ненецкого автономного округа (2005), почетный гражданин Тазовского района (2005). ■ Награжден орденами Трудового Красного Знамени (1975), Дружбы народов (1983), Почета (2007), медалями «За освоение недр и развитие нефтегазового комплекса Западной Сибири» (1982), «За заслуги в разведке недр» (1983), «Ветеран труда» (1990). Несколько раз перечитал приглашение на юбилей генерального директора Сибирского научно-аналитического центра Анатолия Брехунцова, не веря глазам. Он никогда не дает повода подумать о своем возрасте, но  в грядущий понедельник великому тюменцу, а также усть-балыкцу, новопортовцу, уренгойцу и прочая, и прочая, и прочая, – 75 лет. Три четверти века самозабвенного служения науке и производству, геологии нефти и газа, Советскому Союзу и России. Это повод встретиться и задать вопросы, подводящие очередную промежуточную черту под прожитым. Впрочем, разговор все-таки начался с самых основ. Шлюзы судьбы – Почему геология, Анатолий Михайлович? – Школу я окончил в 1958 году в сельской местности, где не было никаких современных коммуникаций. Информации обо всем крайне мало. Мальчишки грезили либо авиацией, либо геологией – казалось, это самые героические профессии. Имена известных летчиков знала вся страна, а о работе разведчика недр представление было как  о прогулках по горам с рюкзаком за плечами и молотком в руках. Увидел что-то интересное – изучай, делай открытия! Во мне первооткрыватель победил воздухоплавателя, и я пошел по этой скользкой дорожке (смеется). – Трудно было? – Представьте, из деревушки в Казахстане, где мы жили в горах на границе с Китаем, я поехал учиться в Томский политехнический институт, который в те времена являлся самым известным вузом за Уралом. Сложное путешествие получилось, между прочим. Это сейчас 20 километров можно проехать за 10 минут. А тогда 20 километров, отделявших родную Покатиловку от райцентра, пришлось преодолевать целый день, большую часть пути пешком. Иногда пытаюсь понять, что повернуло судьбу в эту сторону – случай или закономерность. Ведь открылся именно этот шлюз, а не другой: при-ехал, сдал экзамены, поступил. – В качестве геолога какой маршрут стал первым? – Самым первым – выезд на практику в окрестности Томска, где студенты постигали азы геодезии. Запомнилась сугубо геологическая практика в Горной Шории, Хакасии, Саянах. Там удивительной красоты природа. Ходили по маршруту, делали съемку в условиях, максимально приближенных к будущей реальной работе. Наш наставник Георгий Иванкин был замечательным человеком, прекрасным организатором, заставлял нас отрабатывать практику по полной, не давая себе никаких послаблений. – В то время геология представлялась как работа с камнями, металлами. Не вызвал шок переход к жидким и газообразным полезным ископаемым? – Все было прозаично. После сдачи вступительных экзаменов студентов начали распределять по группам, и я написал заявление о желании учиться в группе, которая станет заниматься поиском твердых полезных ископаемых. Мне сказали, что она уже набрана. Выбор есть только между нефтью и водой, гидрогеологией. Мне показалось, что интереснее заниматься нефтяными делами. Наша группа оказалась очень сильной, из нее вышли главные геологи и начальники профильных подразделений многих ведущих геологических управлений страны, крупные ученые. Жду тех, кто жив и здоров, на юбилей в Тюмени. Наказ – беречь Россию – Получив диплом, в какие края направились? – Ко времени окончания института в геологии уже начала звучать Тюмень, были известны Березово и Шаим. На дипломную практику в составе группы сокурсников поехал в Западную Сибирь. Приехали ко Льву Ровнину в Тюмень, которая тогда точно соответствовала понятию «столица деревень». Сплошной частный сектор, по городу курсирует один автобус, по улице Республики разгуливают куры. Легендарной впоследствии «Главтюменьгео-логии» еще не существовало, наличествовало Тюменское геологическое управление, располагавшееся на улице Водопроводной. Мне досталась поездка в Сургутскую экспедицию, а именно в Усть-Балык. Там тоже еще не было экспедиции, работала партия глубокого бурения со старшим гео-логом Евграфом Тепляковым. Здорово прошел практику – отправили на буровую, где замещал геолога. Незабываемый момент, когда в процессе бурения скважины подняли керновую трубку и с нее потекла нефть! Закончилась практика, защитил проект (диплом тоже был по Усть-Балыку) и в 1963 году поехал в то же управление, попросился в уже знакомые места. – Дальнейшее хорошо известно. Кто из учителей и товарищей больше всего повлиял на ваше формирование как геолога и человека? – Первым учителем был Евграф Артемьевич Тепляков. Что-то понимать в профессии я стал, работая под его началом. Сургутской экспедицией тогда руководил Фарман Курбанович Салманов. А когда я приехал на работу, на базе партии организовали Усть-Балыкскую экспедицию, и Салманова назначили ее главным геологом. Он стал вторым моим наставником в жизни. С ним так или иначе пересекались до самого последнего момента. В память о нем ежегодно проводим в СибНАЦе конференцию «Салмановские чтения», на которую собираются ученые со всей России. – А каким был родительский наказ детям? – Времена имеют свойство меняться. В послевоенные годы, когда я рос, приходилось заботиться о том, что поесть и во что одеться. В доме стоял ткацкий станок, и бабушка ткала холсты, из которых шили всю одежду. Сегодня у детей нет борьбы за выживание, родители и государство восполняют жизненные потребности. Но, к великому сожалению, нет объединяющей идеологии. Именно она, в моем понимании, позволила победить в войне, поднявшись на бой всем миром. Это был великий патриотизм. – То есть детей вы учили быть патриотами? – Да, всегда надо помнить, что  у нас есть великая Россия, и она во все времена была в окружении недоброжелателей. Надо беречь Россию. – Сейчас у вас есть личная задача, которую надо решить во что бы то ни стало? – Она есть давно и не меняется: служить Западной Сибири, приносить пользу Тюменской области. Читайте больше: Мечта пчеловода Васильева Сапожный маг Шайдулла: «Мое хобби началось с изучения истории народа» Нацелен на отличный результат
Выдающемуся российскому геологу-тюменцу Анатолию Брехунцову – 75 лет
Анатолий Брехунцов – человек, в котором первооткрыватель победил воздухоплавателя || Фото Юрия КОМОЛОВА

досье

Анатолий БРЕХУНЦОВ

■ Лауреат Государственной премии СССР (1984), премии правительства РФ  в области науки и техники (2014).

■ Заслуженный геолог РФ (2002).

■ Награжден дипломом и нагрудным знаком «Первооткрыватель месторождения» (1977, Ямбургское).

■ Почетный нефтяник (1998), почетный работник газовой промышленности (2001), почетный работник топливно-энергетического комп-лекса (2011), почетный разведчик недр (2011), почетный геолог Тюменской области (2010), лауреат премий имени Губкина (2002) и  Муравленко (2006), почетный гражданин Ямало-Ненецкого автономного округа (2005), почетный гражданин Тазовского района (2005).

■ Награжден орденами Трудового Красного Знамени (1975), Дружбы народов (1983), Почета (2007), медалями «За освоение недр и развитие нефтегазового комплекса Западной Сибири» (1982), «За заслуги в разведке недр» (1983), «Ветеран труда» (1990).

Несколько раз перечитал приглашение на юбилей генерального директора Сибирского научно-аналитического центра Анатолия Брехунцова, не веря глазам. Он никогда не дает повода подумать о своем возрасте, но  в грядущий понедельник великому тюменцу, а также усть-балыкцу, новопортовцу, уренгойцу и прочая, и прочая, и прочая, – 75 лет.

Три четверти века самозабвенного служения науке и производству, геологии нефти и газа, Советскому Союзу и России. Это повод встретиться и задать вопросы, подводящие очередную промежуточную черту под прожитым. Впрочем, разговор все-таки начался с самых основ.

Шлюзы судьбы

– Почему геология, Анатолий Михайлович?

– Школу я окончил в 1958 году в сельской местности, где не было никаких современных коммуникаций. Информации обо всем крайне мало. Мальчишки грезили либо авиацией, либо геологией – казалось, это самые героические профессии. Имена известных летчиков знала вся страна, а о работе разведчика недр представление было как  о прогулках по горам с рюкзаком за плечами и молотком в руках. Увидел что-то интересное – изучай, делай открытия! Во мне первооткрыватель победил воздухоплавателя, и я пошел по этой скользкой дорожке (смеется).

– Трудно было?

– Представьте, из деревушки в Казахстане, где мы жили в горах на границе с Китаем, я поехал учиться в Томский политехнический институт, который в те времена являлся самым известным вузом за Уралом. Сложное путешествие получилось, между прочим. Это сейчас 20 километров можно проехать за 10 минут. А тогда 20 километров, отделявших родную Покатиловку от райцентра, пришлось преодолевать целый день, большую часть пути пешком.

Иногда пытаюсь понять, что повернуло судьбу в эту сторону – случай или закономерность. Ведь открылся именно этот шлюз, а не другой: при-ехал, сдал экзамены, поступил.

– В качестве геолога какой маршрут стал первым?

– Самым первым – выезд на практику в окрестности Томска, где студенты постигали азы геодезии. Запомнилась сугубо геологическая практика в Горной Шории, Хакасии, Саянах. Там удивительной красоты природа. Ходили по маршруту, делали съемку в условиях, максимально приближенных к будущей реальной работе. Наш наставник Георгий Иванкин был замечательным человеком, прекрасным организатором, заставлял нас отрабатывать практику по полной, не давая себе никаких послаблений.

– В то время геология представлялась как работа с камнями, металлами. Не вызвал шок переход к жидким и газообразным полезным ископаемым?

– Все было прозаично. После сдачи вступительных экзаменов студентов начали распределять по группам, и я написал заявление о желании учиться в группе, которая станет заниматься поиском твердых полезных ископаемых. Мне сказали, что она уже набрана. Выбор есть только между нефтью и водой, гидрогеологией. Мне показалось, что интереснее заниматься нефтяными делами.

Наша группа оказалась очень сильной, из нее вышли главные геологи и начальники профильных подразделений многих ведущих геологических управлений страны, крупные ученые. Жду тех, кто жив и здоров, на юбилей в Тюмени.

Наказ – беречь Россию

– Получив диплом, в какие края направились?

– Ко времени окончания института в геологии уже начала звучать Тюмень, были известны Березово и Шаим. На дипломную практику в составе группы сокурсников поехал в Западную Сибирь. Приехали ко Льву Ровнину в Тюмень, которая тогда точно соответствовала понятию «столица деревень». Сплошной частный сектор, по городу курсирует один автобус, по улице Республики разгуливают куры. Легендарной впоследствии «Главтюменьгео-логии» еще не существовало, наличествовало Тюменское геологическое управление, располагавшееся на улице Водопроводной.

Мне досталась поездка в Сургутскую экспедицию, а именно в Усть-Балык. Там тоже еще не было экспедиции, работала партия глубокого бурения со старшим гео-логом Евграфом Тепляковым. Здорово прошел практику – отправили на буровую, где замещал геолога. Незабываемый момент, когда в процессе бурения скважины подняли керновую трубку и с нее потекла нефть!

Закончилась практика, защитил проект (диплом тоже был по Усть-Балыку) и в 1963 году поехал в то же управление, попросился в уже знакомые места.

– Дальнейшее хорошо известно. Кто из учителей и товарищей больше всего повлиял на ваше формирование как геолога и человека?

– Первым учителем был Евграф Артемьевич Тепляков. Что-то понимать в профессии я стал, работая под его началом. Сургутской экспедицией тогда руководил Фарман Курбанович Салманов. А когда я приехал на работу, на базе партии организовали Усть-Балыкскую экспедицию, и Салманова назначили ее главным геологом. Он стал вторым моим наставником в жизни. С ним так или иначе пересекались до самого последнего момента. В память о нем ежегодно проводим в СибНАЦе конференцию «Салмановские чтения», на которую собираются ученые со всей России.

– А каким был родительский наказ детям?

– Времена имеют свойство меняться. В послевоенные годы, когда я рос, приходилось заботиться о том, что поесть и во что одеться. В доме стоял ткацкий станок, и бабушка ткала холсты, из которых шили всю одежду. Сегодня у детей нет борьбы за выживание, родители и государство восполняют жизненные потребности. Но, к великому сожалению, нет объединяющей идеологии. Именно она, в моем понимании, позволила победить в войне, поднявшись на бой всем миром. Это был великий патриотизм.

– То есть детей вы учили быть патриотами?

– Да, всегда надо помнить, что  у нас есть великая Россия, и она во все времена была в окружении недоброжелателей. Надо беречь Россию.

– Сейчас у вас есть личная задача, которую надо решить во что бы то ни стало?

– Она есть давно и не меняется: служить Западной Сибири, приносить пользу Тюменской области.

Читайте больше:

Мечта пчеловода Васильева

Сапожный маг Шайдулла: «Мое хобби началось с изучения истории народа»

Нацелен на отличный результат

1421Просмотров
Комментарии для сайта Cackle

Читать далее
По народному календарю – Авдотья Сеногнойка. Если в этот день наблюдать грозу, то дождливая погода продержится до начала осени.
Редакция продолжает публикацию глав из книги «В пламени жизни». Это воспоминания тюменцев, хорошо знавших Бориса Евдокимовича, работавших под его непосредственным руководством.
Совместный проект «Областной газеты» (г. Екатеринбург) и газеты «Тюменская область сегодня»
Здравствуйте, дорогие читатели! С вами Елена Станиславская. Буду говорить о бровях, а именно о том, чем их красить.
Это станет возможным благодаря реализации проектов по благоустройству городских акваторий.
Почетный генеральный консул Республики Беларусь в Тюмени Владимир Шугля прокомментировал VI Форум регионов России и Беларуси, проходивший с 16 по 18 июля в Санкт-Петербурге.
Опрос
По каким критериям вы выбираете место для отдыха?
Морское побережье
Горный курорт
Сервис «Все включено»
Безвизовый режим
Приемлемая стоимость
Транспортная доступность
Познавательный досуг
Развлечения
Все вышеперечисленное

Подпишитесь на нашу рассылку, чтобы не пропустить главное