Размер шрифта +
Цветовая схема A A A

Дом окнами на закат

Трагифарс «Зойкина квартира» театр «Ангажемент» решил с помощью мистики и немого кино

12:03, 28 марта 2016, Ирина НИКИТИНА
Слушать новость
Дом окнами на закат. Трагифарс «Зойкина квартира» театр «Ангажемент» решил с помощью мистики и немого кино. На эксперимент, чтобы устроить сдачу новой работы за три дня до премьеры и за пять дней до Международного дня театра, руководство театра имени Виктора Загоруйко «Ангажемент» пошло, наверное, впервые. Но так нужно: спектакль сложный (Булгаков о простых вещах писал совсем непросто), спектакль длинный (с антрактом – 2 часа 40 минут), спектакль ставит режиссер из Екатеринбурга Олег Гетце, который буквально разрывается на два города. Кстати, с молодежной тюменской сценой у Олега Борисовича продолжительные отношения: в загашнике – «Он пропал. net», «Носферату», «День рождения Снегурочки». Теперь вот «Зойкина квартира» – трагифарс, менее чувствительных зрителей пробира-ющий до мурашек и головокружения, а более чувствительных – до слез, чему были реальные свидетели; «предприятие» рисковое, но оправданное... Вечно Михаил Афанасьевич про эти странные дома пишет, но, как известно, квартирный вопрос актуален во все времена и он же, нехороший такой, всех и все испортил. В театре имени Вахтангова спектакль по пьесе Булгакова презентовали 28 октября 1926 года, но продержался он в репертуаре всего сезон, а потом был по-тихому снят. Тут определенно есть нечто такое, чего некоторые круги населения не просто стараются не замечать, а панически боятся: разговора на тему, как в сложных обстоятельствах, когда ну просто нож к горлу, остаться человеком, не сломать внутренний стержень, не продать душу. Главная героиня Зоя Денисовна Пельц не смогла – когда ей предложили «уплотниться» в шести комнатах рабоче-крестьянскими товарищами, сделавшими революцию, она предпочла переделать некогда достойный дом в публичный, под вывеской «цех по пошиву одежды и школа моделей». За историю предприимчивой, но несчастной дамы Олег Гетце с актерами принялись в конце января. За два с лишним месяца на полумиллионный грант правительства Тюменской области им удалось соткать удивительное театральное полотно, где каждому артисту нашлась яркая, заметная роль. Такая есть не только у Юлии Шек, Дениса Юдина, Виталия Мигунова, сыгравших Зою, графа Обольянинова, прохвоста Аметистова, но и у Анастасии Гавшиной, которой пожаловали «участь» прислуги Манюшки, Алексея Шлямина, превратившегося в домкома Анисима Аллилуйю, Романа Зорина, ставшего председателем треста тугоплавких металлов Гусем-Ремонтным... Ринат Гарифуллин и Никита Герасимов так вообще в спешном порядке учили партии друг друга – за два дня до генерального прогона первый подвернул ногу и вместо активного Ган-дзалина должен был пере-именоваться в Херувима, менее деятельного в роли. Зато Герасимову пришлось попотеть – и выучить огромный текст, и сжиться с образом услужливого, но хитрющего китайчонка. Главная фишка Гетце – прием немого кино. Мигающий свет и быстрые движения актеров создают впечатление, что действительно смотришь старую, местами потертую пленку, на которой отпечатались людские судьбы. Сам Олег Борисович говорит по этому поводу так: «Пьеса Булгакова предполагает буйство красок, великолепие нарядов... И тут легко попасть в безвкусицу». Чтобы не допустить излишеств, свой спектакль с элементами немого синематографа режиссер вместе с художницей по костюмам Еленой Юдиной, которая на самом деле актриса «Ангажемента», решил в черно-бело-серебристых тонах, а лицам актеров придал «мертвенную бледность», особо очертив глаза и губы – с помощью грима, конечно. Они, эти весельчаки из дома удовольствий, и ушли туда, «в закат». А забрала их никак не советская милиция, а четверка из другого булгаковского произведения – Клетчатый, Азазелло, Бегемот (в отличие от других героев им «оставили» краски) выстроили с помощью рамок, условно обозначим, портал, и молча препроводили всю компанию – сами знаете куда. Ну а точку в этом трагифарсе поставил Воланд. Поскольку дальше начинается чисто его работа... Ох уж эти любители мистики: Булгаков, а вслед за ним и Гетце! Читайте больше: Тюменские авторы присоединились к обсуждению будущего отечественной литературы «Экспериментальная сцена» открыла продажу билетов на новый спектакль Уникальную коллекцию кукол и ваз представили тюменской публике

На эксперимент, чтобы устроить сдачу новой работы за три дня до премьеры и за пять дней до Международного дня театра, руководство театра имени Виктора Загоруйко «Ангажемент» пошло, наверное, впервые. Но так нужно: спектакль сложный (Булгаков о простых вещах писал совсем непросто), спектакль длинный (с антрактом – 2 часа 40 минут), спектакль ставит режиссер из Екатеринбурга Олег Гетце, который буквально разрывается на два города.

Кстати, с молодежной тюменской сценой у Олега Борисовича продолжительные отношения: в загашнике – «Он пропал. net», «Носферату», «День рождения Снегурочки». Теперь вот «Зойкина квартира» – трагифарс, менее чувствительных зрителей пробира-ющий до мурашек и головокружения, а более чувствительных – до слез, чему были реальные свидетели; «предприятие» рисковое, но оправданное...

Вечно Михаил Афанасьевич про эти странные дома пишет, но, как известно, квартирный вопрос актуален во все времена и он же, нехороший такой, всех и все испортил. В театре имени Вахтангова спектакль по пьесе Булгакова презентовали 28 октября 1926 года, но продержался он в репертуаре всего сезон, а потом был по-тихому снят. Тут определенно есть нечто такое, чего некоторые круги населения не просто стараются не замечать, а панически боятся: разговора на тему, как в сложных обстоятельствах, когда ну просто нож к горлу, остаться человеком, не сломать внутренний стержень, не продать душу. Главная героиня Зоя Денисовна Пельц не смогла – когда ей предложили «уплотниться» в шести комнатах рабоче-крестьянскими товарищами, сделавшими революцию, она предпочла переделать некогда достойный дом в публичный, под вывеской «цех по пошиву одежды и школа моделей».

За историю предприимчивой, но несчастной дамы Олег Гетце с актерами принялись в конце января. За два с лишним месяца на полумиллионный грант правительства Тюменской области им удалось соткать удивительное театральное полотно, где каждому артисту нашлась яркая, заметная роль. Такая есть не только у Юлии Шек, Дениса Юдина, Виталия Мигунова, сыгравших Зою, графа Обольянинова, прохвоста Аметистова, но и у Анастасии Гавшиной, которой пожаловали «участь» прислуги Манюшки, Алексея Шлямина, превратившегося в домкома Анисима Аллилуйю, Романа Зорина, ставшего председателем треста тугоплавких металлов Гусем-Ремонтным... Ринат Гарифуллин и Никита Герасимов так вообще в спешном порядке учили партии друг друга – за два дня до генерального прогона первый подвернул ногу и вместо активного Ган-дзалина должен был пере-именоваться в Херувима, менее деятельного в роли. Зато Герасимову пришлось попотеть – и выучить огромный текст, и сжиться с образом услужливого, но хитрющего китайчонка.

Главная фишка Гетце – прием немого кино. Мигающий свет и быстрые движения актеров создают впечатление, что действительно смотришь старую, местами потертую пленку, на которой отпечатались людские судьбы. Сам Олег Борисович говорит по этому поводу так: «Пьеса Булгакова предполагает буйство красок, великолепие нарядов... И тут легко попасть в безвкусицу». Чтобы не допустить излишеств, свой спектакль с элементами немого синематографа режиссер вместе с художницей по костюмам Еленой Юдиной, которая на самом деле актриса «Ангажемента», решил в черно-бело-серебристых тонах, а лицам актеров придал «мертвенную бледность», особо очертив глаза и губы – с помощью грима, конечно.

Они, эти весельчаки из дома удовольствий, и ушли туда, «в закат». А забрала их никак не советская милиция, а четверка из другого булгаковского произведения – Клетчатый, Азазелло, Бегемот (в отличие от других героев им «оставили» краски) выстроили с помощью рамок, условно обозначим, портал, и молча препроводили всю компанию – сами знаете куда. Ну а точку в этом трагифарсе поставил Воланд. Поскольку дальше начинается чисто его работа... Ох уж эти любители мистики: Булгаков, а вслед за ним и Гетце!

Читайте больше:

Тюменские авторы присоединились к обсуждению будущего отечественной литературы

«Экспериментальная сцена» открыла продажу билетов на новый спектакль

Уникальную коллекцию кукол и ваз представили тюменской публике

Читайте также

Новость Тюмени: Девять номинаций на «Золотую маску»: тюменцам покажут титулованные спектакли из Перми

Девять номинаций на «Золотую маску»: тюменцам покажут титулованные спектакли из Перми

3 декабря

Новость Тюмени: В Тюмени начали разработку компьютерной игры по мотивам киноэпопеи «Тобол»

В Тюмени начали разработку компьютерной игры по мотивам киноэпопеи «Тобол»

30 ноября

Новость Тюмени: В исторических местах Тобольска установили "говорящих" ангелов

В исторических местах Тобольска установили "говорящих" ангелов

26 ноября