Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Каменская выходит на тихую охоту

15.10.2015
00:49
Каменская выходит на тихую охоту. Известный дайвер привезла в Тюмень морские снимки и рассказала, сколько весит экипировка подводного фотографа. На прошлой неделе в Тюменском драматическом театре открылась персональная выставка «Причуды и загадки северных морей. От Белого до Гренландского» москвички Ольги Каменской, члена Союза фотографов-натуралистов, инструктора подводного плавания. досье Ольга КАМЕНСКАЯ,фотограф, дайвер, инструктор по подводному плаванию и подводным снимкам.■ Первую подводную камеру взяла в руки в 2003 году в Австралии.■ Любимая тема – взаимоотношения человека с хрупкой природой, внутренняя гармония мира.■ Любимый жанр съемки – широкий угол.■ Участник и призер российских и международных конкурсов и фестивалей подводной фотографии. После презентации 75 снимков, которые в Западную Сибирь удалось привезти при поддержке Русского географического общества и Тюменского делового клуба, приняв миллион приятных слов от посетителей, Ольга провела творческую встречу в областной научной библиотеке с участниками местного фотоклуба. Мы встретились чуть раньше и успели охватить множество тем – от самых благодарных героев фотосъемки до проектов. Кстати, один из мощнейших – выставка по итогам работ на Байкале, четырежды размноженная, досталась Байкальскому музею, Байкальскому заповеднику, Китаю и Польше. – Знаю, что по образованию вы педагог. Педагогика, дайвинг, фотография – как все это уживается вместе? – В педагогике «остановилась» на дипломе. Хотя именно учитель внутри меня заставил поддержать интересы сына, который первым в семье увлекся дайвингом. А так как детей надо стимулировать, пошла вслед за ним нырять, а через какое-то время и фотографировать. – Где учились? – В Московском государственном педагогическом университете. На химическом факультете. – Это просто изыск! – В юности нравились химия и физика. Сейчас это кажется странным, ведь фотография, которой болею, ближе к гуманитарному направлению, к чис-тому творчеству. – Откуда интерес к фотосъемке? – Когда погружаешься и видишь совершенно другой мир в других красках, то, выходя на поверхность, конечно же, пытаешься обо всем рассказать, все описать... И слов часто не хватает. Руки сами тянутся к «мыльнице»: в следующий раз непременно нужно заснять и показать хотя бы родственникам. – А в вашей семье никто до этого не фотографировал? – «Зенитом» снимал папа. Я к камере подошла уже взрослой. Первый подводный фотоаппарат у меня был пленочным. – Помните первое погружение? – Конечно: Красное море, курсы. То погружение оказалось не очень удачным – чуть не утонула. А позже возник еще больший интерес. – Значит, начальное впечатление – это страх? – Да. Еще понимание того, что если не научусь сейчас, не научусь никогда. – Считали, сколько раз нырнули? – Около полутора тысяч раз. – Это мало или много? – Для людей, которые в этой сфере не работают постоянно, много. Профессиональные инструкторы, например, в среднем погружаются до пяти тысяч раз. – Почему природу и животных вам снимать интереснее, чем людей? – Говорят, фото получается удачным тогда, когда фотограф любит объект съемки, ее героя… – Чем больше узнаю людей, тем больше люблю собак. Из этой оперы? – Да. В последнее время ищу в природе сильные и необычные художественные образы – это может быть пейзаж, просто удивительное сочетание красок. Разные виды воды. Не обязательно звери… – В ваших снимках много снега и льда. – Давно и серьезно снимаю Байкал, а мое знакомство с ним произошло в марте, когда на озере самый красивый лед. За Байкалом потянулись Арктика, Антарктика и все холодные места. Там все суровее, а значит, по-настоящему. – Самая необычная съемка? – Очень хотелось снять байкальскую нерпу – не подо льдом, что уже было, а на камнях или в тот момент, когда она спрыгивает в воду. На озере до ста тысяч особей, но приблизиться к ним нереально – нерпа не любопытна, как другие животные, и очень пуглива. В общем, чтобы осуществить задуманное, пришлось пробираться к ее логову полтора часа по холодной воде со всем снаряжением. Ради одного-единственного кадра! Вряд ли смогу его повторить… Только если вновь преодолею большое расстояние с тяжелой ношей в далеко не комфортных условиях. – Чтобы снимать животных, о них нужно много знать... – Нужно знать повадки, настроения, кто как себя ведет в разную погоду. Но все равно в подводной съемке, как бы ты ее тщательно ни планировал, в одну секунду все может пойти наперекосяк. Это связано не только с животными и личными способностями, но и с оборудованием: в холодной воде техника замерзает, да и сам фотограф тоже. – Сколько может выдержать в холодной воде хрупкая женщина? – Летом вода на Байкале не прогревается выше 12 градусов. Зимой подо льдом она + 1, на глубине в теплое время года + 4. В такой воде находиться могу до часа. Конечно, уже через 20 минут начинают мерзнуть руки, ощущаю боль. Главное тут – перетерпеть, чтобы успеть еще немного поработать. Кто закален и натренирован, выдерживает до двух часов. – У вас большая команда или в одиночку работаете? – В одиночку под водой не работают… Со мной всегда муж. Иногда сын с дочерью присоединяются. Все мы водоплавающие! Потом, на местности, куда едем, обязательно должны ждать помощники, специалисты – чтобы показать места, заправить баллоны. – Где и что, кроме Байкала и его красот, снимали? – Подводный мир Белого, Баренцева и Гренландского морей, фьорды и ледники в Норвегии и Новой Зеландии, вулканы и медведей на Камчатке, пагоды и монастыри в Мьянме и Непале, черепах и акул на Галапагосcких островах и острове Кокос, слонов и львов в Танзании, китовых акул в Австралии, пирамиды и китов в Мексике, водопады и морских львов в Аргентине и на Аляске, морских слонов и котиков в Южной Джорджии, пингвинов и айсберги в Антарктиде, белых медведей на Шпицбергене и в Гренландии… За 12 лет. Нырять начала в 2001 году, фотоаппарат взяла в руки в 2003-м. – Что заставляет каждый раз ехать за тридевять земель, опускаться в мрак, в холодную воду? – Дух приключений! Фото всегда вторично. Человека больше интересует открытие новых мест. Для меня сначала – преодоление, эмоции, а уж потом снимки. И если поездка удалась, они получатся. Вот домики в Европе мне снимать совсем не нравится. С природой, конечно, все по-другому. – Вы всегда довольны своими снимками? – Очень редко. Тут нужно отдать должное семье и друзьям, которые говорят, что я слишком требовательна к себе. Вот они-то меня и раззадоривают. – А есть тот снимок, которым вы искренне гордитесь? – Нерпа, о которой уже рассказала. Это редкий кадр, сделанный в естественных условиях! – Сколько женщин в России занимаются дайвингом и съемкой под водой? – Женщины-дайверы-фотографы в стране есть, но их меньше, чем мужчин. Во-первых, это всегда риск, во-вторых, громоздкое оборудование: фотоаппарат в специальном боксе с лампами весит 16 килограммов, баллон – столько же, грузовой пояс – от 10 кг. Плюс еще костюм. А женская ли это ноша, выбирайте сами. – Общаетесь ли вы с коллегами? – Всегда! Мы объединены одними целями и интересами. – На творческие встречи часто выезжаете? – Когда открываются выставки, стараемся приезжать. Творческие встречи редки. Тюменская, с участниками местного фотоклуба – одна из немногих. – Как выбираете следующую точку съемки? – Поездки бывают разные: и спонтанные, и такие, которые готовятся в течение года. – Где нырнете в очередной раз? – После Байкала надеюсь отогреться на Красном море!
Известный дайвер привезла в Тюмень морские снимки и рассказала, сколько весит экипировка подводного фотографа

На прошлой неделе в Тюменском драматическом театре открылась персональная выставка «Причуды и загадки северных морей. От Белого до Гренландского» москвички Ольги Каменской, члена Союза фотографов-натуралистов, инструктора подводного плавания.

досье

Ольга КАМЕНСКАЯ,

фотограф, дайвер, инструктор по подводному плаванию и подводным снимкам.

■ Первую подводную камеру взяла в руки в 2003 году в Австралии.

■ Любимая тема – взаимоотношения человека с хрупкой природой, внутренняя гармония мира.

■ Любимый жанр съемки – широкий угол.

■ Участник и призер российских и международных конкурсов и фестивалей подводной фотографии.

После презентации 75 снимков, которые в Западную Сибирь удалось привезти при поддержке Русского географического общества и Тюменского делового клуба, приняв миллион приятных слов от посетителей, Ольга провела творческую встречу в областной научной библиотеке с участниками местного фотоклуба. Мы встретились чуть раньше и успели охватить множество тем – от самых благодарных героев фотосъемки до проектов. Кстати, один из мощнейших – выставка по итогам работ на Байкале, четырежды размноженная, досталась Байкальскому музею, Байкальскому заповеднику, Китаю и Польше.

– Знаю, что по образованию вы педагог. Педагогика, дайвинг, фотография – как все это уживается вместе?

– В педагогике «остановилась» на дипломе. Хотя именно учитель внутри меня заставил поддержать интересы сына, который первым в семье увлекся дайвингом. А так как детей надо стимулировать, пошла вслед за ним нырять, а через какое-то время и фотографировать.

– Где учились?

– В Московском государственном педагогическом университете. На химическом факультете.

– Это просто изыск!

– В юности нравились химия и физика. Сейчас это кажется странным, ведь фотография, которой болею, ближе к гуманитарному направлению, к чис-тому творчеству.

– Откуда интерес к фотосъемке?

– Когда погружаешься и видишь совершенно другой мир в других красках, то, выходя на поверхность, конечно же, пытаешься обо всем рассказать, все описать... И слов часто не хватает. Руки сами тянутся к «мыльнице»: в следующий раз непременно нужно заснять и показать хотя бы родственникам.

– А в вашей семье никто до этого не фотографировал?

– «Зенитом» снимал папа. Я к камере подошла уже взрослой. Первый подводный фотоаппарат у меня был пленочным.

– Помните первое погружение?

– Конечно: Красное море, курсы. То погружение оказалось не очень удачным – чуть не утонула. А позже возник еще больший интерес.

– Значит, начальное впечатление – это страх?

– Да. Еще понимание того, что если не научусь сейчас, не научусь никогда.

– Считали, сколько раз нырнули?

– Около полутора тысяч раз.

– Это мало или много?

– Для людей, которые в этой сфере не работают постоянно, много. Профессиональные инструкторы, например, в среднем погружаются до пяти тысяч раз.

– Почему природу и животных вам снимать интереснее, чем людей?

– Говорят, фото получается удачным тогда, когда фотограф любит объект съемки, ее героя…

– Чем больше узнаю людей, тем больше люблю собак. Из этой оперы?

– Да. В последнее время ищу в природе сильные и необычные художественные образы – это может быть пейзаж, просто удивительное сочетание красок. Разные виды воды. Не обязательно звери…

– В ваших снимках много снега и льда.

– Давно и серьезно снимаю Байкал, а мое знакомство с ним произошло в марте, когда на озере самый красивый лед. За Байкалом потянулись Арктика, Антарктика и все холодные места. Там все суровее, а значит, по-настоящему.

– Самая необычная съемка?

– Очень хотелось снять байкальскую нерпу – не подо льдом, что уже было, а на камнях или в тот момент, когда она спрыгивает в воду. На озере до ста тысяч особей, но приблизиться к ним нереально – нерпа не любопытна, как другие животные, и очень пуглива. В общем, чтобы осуществить задуманное, пришлось пробираться к ее логову полтора часа по холодной воде со всем снаряжением. Ради одного-единственного кадра! Вряд ли смогу его повторить… Только если вновь преодолею большое расстояние с тяжелой ношей в далеко не комфортных условиях.

– Чтобы снимать животных, о них нужно много знать...

– Нужно знать повадки, настроения, кто как себя ведет в разную погоду. Но все равно в подводной съемке, как бы ты ее тщательно ни планировал, в одну секунду все может пойти наперекосяк. Это связано не только с животными и личными способностями, но и с оборудованием: в холодной воде техника замерзает, да и сам фотограф тоже.

– Сколько может выдержать в холодной воде хрупкая женщина?

– Летом вода на Байкале не прогревается выше 12 градусов. Зимой подо льдом она + 1, на глубине в теплое время года + 4. В такой воде находиться могу до часа. Конечно, уже через 20 минут начинают мерзнуть руки, ощущаю боль. Главное тут – перетерпеть, чтобы успеть еще немного поработать. Кто закален и натренирован, выдерживает до двух часов.

– У вас большая команда или в одиночку работаете?

– В одиночку под водой не работают… Со мной всегда муж. Иногда сын с дочерью присоединяются. Все мы водоплавающие! Потом, на местности, куда едем, обязательно должны ждать помощники, специалисты – чтобы показать места, заправить баллоны.

– Где и что, кроме Байкала и его красот, снимали?

– Подводный мир Белого, Баренцева и Гренландского морей, фьорды и ледники в Норвегии и Новой Зеландии, вулканы и медведей на Камчатке, пагоды и монастыри в Мьянме и Непале, черепах и акул на Галапагосcких островах и острове Кокос, слонов и львов в Танзании, китовых акул в Австралии, пирамиды и китов в Мексике, водопады и морских львов в Аргентине и на Аляске, морских слонов и котиков в Южной Джорджии, пингвинов и айсберги в Антарктиде, белых медведей на Шпицбергене и в Гренландии… За 12 лет. Нырять начала в 2001 году, фотоаппарат взяла в руки в 2003-м.

– Что заставляет каждый раз ехать за тридевять земель, опускаться в мрак, в холодную воду?

– Дух приключений! Фото всегда вторично. Человека больше интересует открытие новых мест. Для меня сначала – преодоление, эмоции, а уж потом снимки. И если поездка удалась, они получатся. Вот домики в Европе мне снимать совсем не нравится. С природой, конечно, все по-другому.

– Вы всегда довольны своими снимками?

– Очень редко. Тут нужно отдать должное семье и друзьям, которые говорят, что я слишком требовательна к себе. Вот они-то меня и раззадоривают.

– А есть тот снимок, которым вы искренне гордитесь?

– Нерпа, о которой уже рассказала. Это редкий кадр, сделанный в естественных условиях!

– Сколько женщин в России занимаются дайвингом и съемкой под водой?

– Женщины-дайверы-фотографы в стране есть, но их меньше, чем мужчин. Во-первых, это всегда риск, во-вторых, громоздкое оборудование: фотоаппарат в специальном боксе с лампами весит 16 килограммов, баллон – столько же, грузовой пояс – от 10 кг. Плюс еще костюм. А женская ли это ноша, выбирайте сами.

– Общаетесь ли вы с коллегами?

– Всегда! Мы объединены одними целями и интересами.

– На творческие встречи часто выезжаете?

– Когда открываются выставки, стараемся приезжать. Творческие встречи редки. Тюменская, с участниками местного фотоклуба – одна из немногих.

– Как выбираете следующую точку съемки?

– Поездки бывают разные: и спонтанные, и такие, которые готовятся в течение года.

– Где нырнете в очередной раз?

– После Байкала надеюсь отогреться на Красном море!

1952Просмотров

Читать далее
Гнут титан, пилят челюсти, устраняют килограммы засоров
Проблему устранят за ближайшие пару часов
Духовная столица Сибири помнит своего великого земляка
Маленькая инициатива в соцсети доросла до известного проекта
Виктория - командир одного из крупнейших лайнеров в мире
Требования к конкурсу мотивируют селян проявить фантазию
Опрос
В Тюменской области продолжается массовая вакцинация от новой коронавирусной инфекции. Как вы относитесь к прививке?
Уже поставил прививку
Собираюсь вакцинироваться в ближайшее время
Жду выздоровления, потом запишусь на прививку
Хочу поставить прививку, но еще сомневаюсь
Ставить не буду, есть причины
Никогда не прививаюсь