Размер шрифта +
Цветовая схема A A A

«...И бьется о камни душа»

0:31, 25 июня 2015,
Слушать новость
«...И бьется о камни душа». . Шах и мат Шпионит чей-то дипломат С экрана взглядом по квартире. Оставьте! Правят нефтью в мире Персидский шах  и русский мат. Как темы мучают меня! Но мне  б хотелось, мне б хотелось, Чтоб все написанное пелось, А не творить на злобу дня. И чтобы пат  и депутат Не рифмовались, как ни бейся! И чтоб в Кремле хранились в кейсе На всякий случай шах и мат. досье Сергей Камышников ■ Живет в Тюмени. За трудовую биографию  перебрал много профессий, но всегда оставался верен поэзии. В 1996 году вышел его первый поэтический сборник «Стихи», в 2010-м – «Улыбка музы», в 2011-м – «Вполголоса». В начале июня 2015 года вышла в свет новая книга стихов «Предчувствие счастья». Ветер Забрался ветер в парк пустой, Проехал в карусели, И пошуршал сухой листвой, И покачал качели. Прошел аллейкой без забот, Развеял листьев горку И сторожу в щербатый рот С ладони сдул махорку. Швырнул пучком листвы в меня – Не обделил вниманием. И лишь у Вечного огня Он затаил дыхание. * * * Пусть я не мессия Из новых мужей, Но рву за Россию Остатки гужей. Беснуются кланы Больных палачей. Жаль южные страны. Россию жальчей. Хотя мы  в порядке… Есть сало и мед, И овощ на грядках Системно растет. И пьем не отраву, И есть закусон. И «Тополь» с «Булавой» Поют в унисон. Сподобимся бренно, И совесть чиста, Умыться смиренно Слезою Христа. Для мира, для братьев, В защиту любви Раскроем объятья Медвежьи свои. * * * В Отечестве лирик отнюдь не король. Намного скромней у писателя роль. Всего лишь покрасить мир солнечной кистью, Глубины сознаний очистить до истин. Но если я Лир, то оружием слов Держать мне незыблемость русских основ И в колокол бить, своей рифмой звеня. Поймешь ли ты в этом порыве меня? Я в городе гулком, в бетонном лесу Зачем-то к тебе свою душу несу. А в городе – стены, дома и домищи. И окна – глаза, а точнее – глазищи. Карнизы, резная лепнина, амуры, Колонны и шторы, за ними – профуры. И все это вместе – твой внутренний мир. Зачем тебе нужен какой-то там Лир?! Я в каменных джунглях, как  в тихом лесу, Светло и возвышенно душу несу. Но голодно веку – провисла до днища И окаменела духовная пища. Дорога, увы, не всегда хороша, И бьется, и бьется о камни душа. * * * Я вернусь в любимый город, Одинокий и свободный. И к тебе скачусь за ворот Дождевой водой холодной. Я вернусь дождем шумящим. Буду прыгать по каменьям. Нет, сначала моросящим, Одиноким сожаленьем, А потом уже потоком По асфальтовым дорожкам… Прикоснусь небесным соком К твоим пальцам в босоножках. Я вернусь, и это точно – Вылить в город перегретый Душу нежности построчно Нашей песней недопетой. * * * А ты подкрасишь седину И полетишь по белу свету Преступно отомстить поэту За непонятную вину. Потом настанет день суда. А может, и не день, а вечность. Уметрономит быстротечность Из крана каплями вода. И тишиной своей звеня, Где вечность будет каплей виснуть, Захочешь так в объятьях стиснуть Невиноватого меня. Ведь вся вина из чепухи. И ты прошепчешь: «Мой мальчишка». Но нет меня, а только книжка, В которой грустные стихи. * * * Не плачь, любимая, не хнычь. Ведь я, хотя и старый хрыч, Но для тебя еще могу… Но мы об этом – ни гу-гу… В кругу подруг роняешь взор, И мимолетный разговор… – Ну как вообще…? – Да, так, ниче… – Тебе бы мужнино плечо... Ведь наша долюшка – Бог весть… – Ну муж, не муж, а вроде есть… – Мы слышали – не молод он, И говорят, не Аполлон. …И ты подумала им вслед: «Моложе вас на много лет!». Не плачь, любимая, не хнычь. Я твой надежный старый хрыч. Любовный треугольник Она его всю жизнь хотела. Она его всю жизнь ждала. Чуть-чуть души, немного тела… И все  б на свете отдала. Она стояла на погосте У православного креста, – Привет, хороший мой. Я в гости, – Шепнули скорбные уста. – Я знаю, ты любил супругу, Но это, знаешь, не претит… Мне приходить к тебе как к другу Сюда никто не запретит. Прошло полгода. Недалече Она устроилась навек. И как-то подошел под вечер Истертый жизнью человек. Он убирал листву от липы. Тряслась седая голова. И еле-еле, через всхлипы, Он выговаривал слова, – Я знаю, ты его любила. Он был на речи-то мастак. А я – тебя… Всю жизнь сгубила… Теперь – моя! Хотя бы так… Сергей КАМЫШНИКОВ, г. Тюмень

Шах и мат

Шпионит чей-то дипломат
С экрана взглядом по квартире.
Оставьте!
Правят нефтью в мире
Персидский шах  и русский мат.
Как темы мучают меня!
Но мне  б хотелось, мне б хотелось,
Чтоб все написанное пелось,
А не творить на злобу дня.
И чтобы пат  и депутат
Не рифмовались, как ни бейся!
И чтоб в Кремле хранились в кейсе
На всякий случай шах и мат.

досье

Сергей Камышников

■ Живет в Тюмени. За трудовую биографию  перебрал много профессий, но всегда оставался верен поэзии. В 1996 году вышел его первый поэтический сборник «Стихи», в 2010-м – «Улыбка музы», в 2011-м – «Вполголоса». В начале июня 2015 года вышла в свет новая книга стихов «Предчувствие счастья».


Ветер

Забрался ветер в парк пустой,
Проехал в карусели,
И пошуршал сухой листвой,
И покачал качели.
Прошел аллейкой без забот,
Развеял листьев горку
И сторожу в щербатый рот
С ладони сдул махорку.
Швырнул пучком листвы в меня –
Не обделил вниманием.
И лишь у Вечного огня
Он затаил дыхание.

* * *

Пусть я не мессия
Из новых мужей,
Но рву за Россию
Остатки гужей.
Беснуются кланы
Больных палачей.
Жаль южные страны.
Россию жальчей.
Хотя мы  в порядке…
Есть сало и мед,
И овощ на грядках
Системно растет.
И пьем не отраву,
И есть закусон.
И «Тополь» с «Булавой»
Поют в унисон.
Сподобимся бренно,
И совесть чиста,
Умыться смиренно
Слезою Христа.
Для мира, для братьев,
В защиту любви
Раскроем объятья
Медвежьи свои.

* * *

В Отечестве лирик отнюдь не король.
Намного скромней у писателя роль.
Всего лишь покрасить мир солнечной кистью,
Глубины сознаний очистить до истин.
Но если я Лир, то оружием слов
Держать мне незыблемость русских основ
И в колокол бить, своей рифмой звеня.
Поймешь ли ты в этом порыве меня?
Я в городе гулком, в бетонном лесу
Зачем-то к тебе свою душу несу.
А в городе – стены, дома и домищи.
И окна – глаза, а точнее – глазищи.
Карнизы, резная лепнина, амуры,
Колонны и шторы, за ними – профуры.
И все это вместе – твой внутренний мир.
Зачем тебе нужен какой-то там Лир?!
Я в каменных джунглях, как  в тихом лесу,
Светло и возвышенно душу несу.
Но голодно веку – провисла до днища
И окаменела духовная пища.
Дорога, увы, не всегда хороша,
И бьется, и бьется о камни душа.

* * *

Я вернусь в любимый город,
Одинокий и свободный.
И к тебе скачусь за ворот
Дождевой водой холодной.

Я вернусь дождем шумящим.
Буду прыгать по каменьям.
Нет, сначала моросящим,
Одиноким сожаленьем,
А потом уже потоком
По асфальтовым дорожкам…
Прикоснусь небесным соком
К твоим пальцам в босоножках.

Я вернусь, и это точно –
Вылить в город перегретый
Душу нежности построчно
Нашей песней недопетой.

* * *

А ты подкрасишь седину
И полетишь по белу свету
Преступно отомстить поэту
За непонятную вину.

Потом настанет день суда.
А может, и не день, а вечность.
Уметрономит быстротечность
Из крана каплями вода.

И тишиной своей звеня,
Где вечность будет каплей виснуть,
Захочешь так в объятьях стиснуть
Невиноватого меня.

Ведь вся вина из чепухи.
И ты прошепчешь: «Мой мальчишка».
Но нет меня, а только книжка,
В которой грустные стихи.

* * *

Не плачь, любимая, не хнычь.
Ведь я, хотя и старый хрыч,
Но для тебя еще могу…
Но мы об этом – ни гу-гу…

В кругу подруг роняешь взор,
И мимолетный разговор…
– Ну как вообще…? – Да, так, ниче…
– Тебе бы мужнино плечо...
Ведь наша долюшка – Бог весть…
– Ну муж, не муж, а вроде есть…
– Мы слышали – не молод он,
И говорят, не Аполлон.

…И ты подумала им вслед:
«Моложе вас на много лет!».
Не плачь, любимая, не хнычь.
Я твой надежный старый хрыч.

Любовный треугольник

Она его всю жизнь хотела.
Она его всю жизнь ждала.
Чуть-чуть души, немного тела…
И все  б на свете отдала.
Она стояла на погосте
У православного креста,
– Привет, хороший мой. Я в гости, –
Шепнули скорбные уста.
– Я знаю, ты любил супругу,
Но это, знаешь, не претит…
Мне приходить к тебе как к другу
Сюда никто не запретит.
Прошло полгода. Недалече
Она устроилась навек.
И как-то подошел под вечер
Истертый жизнью человек.
Он убирал листву от липы.
Тряслась седая голова.
И еле-еле, через всхлипы,
Он выговаривал слова,
– Я знаю, ты его любила.
Он был на речи-то мастак.
А я – тебя… Всю жизнь сгубила…
Теперь – моя! Хотя бы так…

Сергей КАМЫШНИКОВ, г. Тюмень

Читайте также

Новость Тюмени: Александр Моор прокомментировал вопросы, заданные тюменцами в ходе прямой линии

Александр Моор прокомментировал вопросы, заданные тюменцами в ходе прямой линии

30 июня

Новость Тюмени: Департамент потребительского рынка и туризма Тюменской области возглавила Мария Трофимова

Департамент потребительского рынка и туризма Тюменской области возглавила Мария Трофимова

25 июня

Новость Тюмени: Правительство Тюменской области покидает один из заместителей губернатора

Правительство Тюменской области покидает один из заместителей губернатора

23 июня