Размер шрифта +
Цветовая схема A A A

Роняйте пальцы чуткие на строй контрастных клавиш

0:36, 18 июня 2015,
Слушать новость
Роняйте пальцы чуткие на строй контрастных клавиш. . Акростих Выходит, не зря я молюсь на апрели, И жду их, как в юности первой любви? Когда по-февральски тоска заметелит, Тогда меня, память, в апрель позови! Остыв-постарев, я в привычном миноре Расслышу отчетливо имя твое, И станет теплее! А может быть, вскоре, Я верю, в апрель мы вернемся вдвоем! Стихотворение, в котором первые буквы сверху вниз составляют какое-либо слово или фразу. x x x Как же так? Календарь мне твердит, что весна, Похудев на без малого сотню листов, А на улице – снег, как из мутного сна, И в степи шоферам не найти мягких слов. Я так ждал свой апрель, ну а мне – Юрьев день! Мне подсунули осень, зря шубу снимал, Календарь, что наводишь ты тень на плетень? Ведь на улице снег и на сердце – зима! Мой апрель заблудился меж сопок в степи, Где мелькают отчаянно фары машин, А на улице – снег… может, печь затопить? Как вчера я к апрелю душою спешил! Этот ветер сырой, этот серый рассвет… Лебединая пЦесня зимы – не про нас! Твой звонок телефонный, твой звонкий: «Привет!» И бегу я по снегу: «Ну здравствуй, весна!» Вечер встречи выпускников в музыкальной школе Я жил не так, сударыня: любил и изменял, Дела во благо общества мой путь не украшали, И все-таки, пожалуйста, сыграйте для меня Такое, чтоб надежда вдруг согрела в час печали. Роняйте пальцы чуткие на строй контрастных клавиш, Играя из «Метели» мне, из «Крестного отца», Я знаю, что печаль моей печалью не разбавишь, И все-таки, сударыня, играйте до конца. Я жил не так, сударыня: не тех я покидал, Не те меня бросали, не те потом встречали, И негде взять мне царство, которое б отдал Чтоб этим горьким опытом начать всю жизнь сначала. И все-таки, пожалуйста, играйте, пусть немодно, Пусть рвет бинты до ниточки мне с памяти больной; Прощание навечно – тройная безысходность, Ах, если бы только музыка командовала мной! На ветках сети липкие: тридцать шестой сентябрь. И небо, остывая, становится все ниже, Пожалуйста, сыграйте мне что-нибудь хотя бы, Как больно близко видеть вас, ведь больше не увижу! С ноктюрна лета бабьего пьют «горькую» мужчины, Вчера бродил потерянно, и думалось о вас. Вы помните ту музыку – из «Берегись машины»? Сыграйте на дорогу мне немодный этот вальс! x x x Неповторимое – бесценно: Нет мне дороже тех часов, Когда бродили мы бесцельно На фоне собственных же слов. С годами проще жить на свете: Пришел сентябрь, и листья жги. Но не случайно бабьим летом Грустят украдкой мужики. И я под старость не случайно Веду подсчет сгоревших лет… Под утро рядом с кружкой чая – Стихи на кухонном столе. x x x Слишком много вчера заброшено, Чтоб сегодня что-то иметь; Разменяли мы золото прошлого На паскудно неверную медь. Нас уже величают по отчеству, Отцвели, да не дали плодов. Невозможного больше не хочется, И со лба не сползает ладонь. Нет друзей, с кем сегодня вы, лепшие? Нет рассветов – закаты строги. Горек запах надежды дотлевшей, Сколько там – до последней строки? Мясорубкою будней изжеван, Гробом вижу и школьный пенал… Мне б лишь знать, что не будет дешевой Та строка, за которой – финал. Догалак Оспанов, г. Юргинский район Справка ■ Догалак Оспанов. Друзья называют его певцом апреля, весенним поэтом. Догалак Оспанов несколько десятилетий проработал журналистом районных газет в Казахстане, но уже много лет живет в Юргинском районе. Переехав в Россию, тоже работал в газете, часто в разных изданиях публиковал стихи. Кстати, его поэзия вдохновляла композиторов разных стран, и на наполненные тончайшим лиризмом слова юргинского автора написано более десятка песен.

Акростих

Выходит, не зря я молюсь на апрели,
И жду их, как в юности первой любви?
Когда по-февральски тоска заметелит,
Тогда меня, память, в апрель позови!
Остыв-постарев, я в привычном миноре
Расслышу отчетливо имя твое,
И станет теплее!
А может быть, вскоре,
Я верю, в апрель мы вернемся вдвоем!

Стихотворение, в котором первые буквы сверху вниз составляют какое-либо слово или фразу.

x x x

Как же так? Календарь мне твердит, что весна,
Похудев на без малого сотню листов,
А на улице – снег, как из мутного сна,
И в степи шоферам не найти мягких слов.

Я так ждал свой апрель, ну а мне – Юрьев день!
Мне подсунули осень, зря шубу снимал,
Календарь, что наводишь ты тень на плетень?
Ведь на улице снег и на сердце – зима!

Мой апрель заблудился меж сопок в степи,
Где мелькают отчаянно фары машин,
А на улице – снег… может, печь затопить?
Как вчера я к апрелю душою спешил!

Этот ветер сырой, этот серый рассвет…
Лебединая пЦесня зимы – не про нас!
Твой звонок телефонный, твой звонкий: «Привет!»
И бегу я по снегу: «Ну здравствуй, весна!»

Вечер встречи выпускников в музыкальной школе

Я жил не так, сударыня: любил и изменял,
Дела во благо общества мой путь не украшали,
И все-таки, пожалуйста, сыграйте для меня
Такое, чтоб надежда вдруг согрела в час печали.

Роняйте пальцы чуткие на строй контрастных клавиш,
Играя из «Метели» мне, из «Крестного отца»,
Я знаю, что печаль моей печалью не разбавишь,
И все-таки, сударыня, играйте до конца.

Я жил не так, сударыня: не тех я покидал,
Не те меня бросали, не те потом встречали,
И негде взять мне царство, которое б отдал
Чтоб этим горьким опытом начать всю жизнь сначала.

И все-таки, пожалуйста, играйте, пусть немодно,
Пусть рвет бинты до ниточки мне с памяти больной;
Прощание навечно – тройная безысходность,
Ах, если бы только музыка командовала мной!

На ветках сети липкие: тридцать шестой сентябрь.
И небо, остывая, становится все ниже,
Пожалуйста, сыграйте мне что-нибудь хотя бы,
Как больно близко видеть вас, ведь больше не увижу!

С ноктюрна лета бабьего пьют «горькую» мужчины,
Вчера бродил потерянно, и думалось о вас.
Вы помните ту музыку – из «Берегись машины»?
Сыграйте на дорогу мне немодный этот вальс!

x x x

Неповторимое – бесценно:
Нет мне дороже тех часов,
Когда бродили мы бесцельно
На фоне собственных же слов.

С годами проще жить на свете:
Пришел сентябрь, и листья жги.
Но не случайно бабьим летом
Грустят украдкой мужики.

И я под старость не случайно
Веду подсчет сгоревших лет…
Под утро рядом с кружкой чая –
Стихи на кухонном столе.

x x x

Слишком много вчера заброшено,
Чтоб сегодня что-то иметь;
Разменяли мы золото прошлого
На паскудно неверную медь.

Нас уже величают по отчеству,
Отцвели, да не дали плодов.
Невозможного больше не хочется,
И со лба не сползает ладонь.

Нет друзей, с кем сегодня вы, лепшие?
Нет рассветов – закаты строги.
Горек запах надежды дотлевшей,
Сколько там – до последней строки?

Мясорубкою будней изжеван,
Гробом вижу и школьный пенал…
Мне б лишь знать, что не будет дешевой
Та строка, за которой – финал.

Догалак Оспанов, г. Юргинский район

Справка

■ Догалак Оспанов. Друзья называют его певцом апреля, весенним поэтом. Догалак Оспанов несколько десятилетий проработал журналистом районных газет в Казахстане, но уже много лет живет в Юргинском районе. Переехав в Россию, тоже работал в газете, часто в разных изданиях публиковал стихи. Кстати, его поэзия вдохновляла композиторов разных стран, и на наполненные тончайшим лиризмом слова юргинского автора написано более десятка песен.

Читайте также

Новость Тюмени: Главные новости Тюменской области за 29 июля

Главные новости Тюменской области за 29 июля

29 июля

Новость Тюмени: День города порадует тюменцев солнечной и теплой погодой

День города порадует тюменцев солнечной и теплой погодой

29 июля

Новость Тюмени: Погода в Тюмени: ветрено и дождливо

Погода в Тюмени: ветрено и дождливо

29 июля