Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Нельзя позабыть

08.05.2015
00:22
Нельзя позабыть. . Никто не хочет вспоминать о войне. Полковник Геннадий Дударев старался жить без оглядки на Сталинград, потери боевых товарищей и мирных граждан. Он трудился на благо той страны, которую отстоял, растил детей, возился с внуками, но однажды решил: рассказать о героических событиях Великой Отечественной стоит. Не ради себя – ради тех, кто, к счастью, мало что знает о горе. Небольшой (всего на десять альбомных листов) рассказ ветерана, написанный к 55-летию Победы, никогда не был опубликован. Геннадий Степанович, доживший до 82 лет, умер в 2006 году, открыв потомкам еще один взгляд на войну. Воспоминаниями об отце делится младшая дочь фронтовика Любовь Гретченко: – Папа родился в крестьянской семье, где четверых детей воспитывала одна мать, потому что отец рано умер. Всего в жизни он добился самостоятельно. В четвертом классе уехал из Малой Тихвиной Ялуторовского района за знаниями: сначала окончил семилетку, а затем Омское речное училище. В августе 1942-го его, восемнадцатилетнего, призвали на фронт. Полгода проходил подготовку во Втором Тюменском военно-пехотном училище.Из воспоминаний Геннадия Дударева:«В училище нас прекрасно обмундировали: выдали новое, с иголочки, белье, добротную курсантскую форму, хорошие солдатские сапоги, разместили в теплых казармах».– Папа угодил в самое пекло войны, – говорит Любовь Геннадьевна. – Сначала была битва за Сталинград, потом Курская дуга. Освобождал Украину и Молдавию.Из воспоминаний Геннадия Дударева:«Я был зачислен в состав 422-й стрелковой дивизии на должность командира минометного взвода минометной роты в третий батальон 238-го стрелкового полка. Дивизия к тому времени была укомплектована не более чем на 30 процентов: в жестоких боях с противником на юго-западе Сталинграда она понесла большие потери».– О войне папа почти ничего не рассказывал, – сетует младшая дочь полковника. – Наверное, не до того было: появилось множество житейских забот. Но когда читаю его воспоминания, кажется, что эти наступательные операции, обстрелы, бомбежки стали для него чем-то обыденным. Звучит, конечно, страшно... Но он не зацикливался на разрушениях и потерях, больше писал о боевых товарищах.Из воспоминаний Геннадия Дударева:«В числе других солдат запомнились два украинца, два Ивана – Сокол и Нестеренко. Было им уже лет по пятьдесят, их назначили ездовыми. В роте были две пары лошадей и две телеги для перевозки минометов и снарядов к ним. Лошадей содержали два Ивана. Парни из роты называли их отцами: или из-за возраста, или за их мягкий характер, добродушие, услужливость. Обоих позднее наградили медалью «За боевые заслуги». Рота была многим обязана им, ведь на содержание транспорта никакого довольствия не полагалось, а Иваны умудрялись находить корм для лошадей, содержать упряжь и повозки. Их служба способствовала созданию боевого духа всей роты: солдаты всегда были уверены, что  и минометы, и снаряды будут в нужном месте».– 30 апреля 1944-го в боях за Румынию папу ранили в ногу, – продолжает Любовь Геннадьевна. – Ранение оказалось настолько серьезным, что конечность собирались ампутировать. К счастью, нашелся отличный хирург, который взялся вылечить бойца без радикальных мер. Кстати, спустя годы после войны папа встретил того самого доктора. Представляете, врач его узнал! А ведь сколько людей через его руки прошло за время войны! Долго восстанавливался в Сочи. На фронт папу больше не отправили – его комиссовали как инвалида войны. По возвращении на родину стал работать по партийной линии сначала в Тобольске и Тюмени, а затем, окончив Свердловскую партшколу, поехал трудиться на Север. В Салехарде, где родились мы  с сестрой Людмилой, был лектором, а потом редактором газеты «Красный Север». Позднее всем семейством перебрались в Мужи Шурышкарского района: там он 13 лет прослужил на посту первого секретаря райкома партии. В целом же северный стаж отца составил четверть века. Вслед за повзрослевшими дочерьми, получавшими образование в Тюменском госуниверситете, родители обосновались в областном центре. В облсовпрофе папа занимал должность завотделом сельского туризма за границу. Папа был очень дисциплинированным и сдержанным человеком. И невероятно терпеливым! Обожал возиться с внуками – их  у него четверо: трое моих ребятишек и один – старшей дочери. Основательный, надежный, он никогда не повышал голос, но  к нему всегда прислушивались. Зятья советовались с ним по любому жизненному вопросу. До конца дней он оставался самостоятельным...

Никто не хочет вспоминать о войне. Полковник Геннадий Дударев старался жить без оглядки на Сталинград, потери боевых товарищей и мирных граждан. Он трудился на благо той страны, которую отстоял, растил детей, возился с внуками, но однажды решил: рассказать о героических событиях Великой Отечественной стоит. Не ради себя – ради тех, кто, к счастью, мало что знает о горе. Небольшой (всего на десять альбомных листов) рассказ ветерана, написанный к 55-летию Победы, никогда не был опубликован. Геннадий Степанович, доживший до 82 лет, умер в 2006 году, открыв потомкам еще один взгляд на войну. Воспоминаниями об отце делится младшая дочь фронтовика Любовь Гретченко:

– Папа родился в крестьянской семье, где четверых детей воспитывала одна мать, потому что отец рано умер. Всего в жизни он добился самостоятельно. В четвертом классе уехал из Малой Тихвиной Ялуторовского района за знаниями: сначала окончил семилетку, а затем Омское речное училище. В августе 1942-го его, восемнадцатилетнего, призвали на фронт. Полгода проходил подготовку во Втором Тюменском военно-пехотном училище.

Из воспоминаний Геннадия Дударева:
«В училище нас прекрасно обмундировали: выдали новое, с иголочки, белье, добротную курсантскую форму, хорошие солдатские сапоги, разместили в теплых казармах».

– Папа угодил в самое пекло войны, – говорит Любовь Геннадьевна. – Сначала была битва за Сталинград, потом Курская дуга. Освобождал Украину и Молдавию.
Из воспоминаний Геннадия Дударева:
«Я был зачислен в состав 422-й стрелковой дивизии на должность командира минометного взвода минометной роты в третий батальон 238-го стрелкового полка. Дивизия к тому времени была укомплектована не более чем на 30 процентов: в жестоких боях с противником на юго-западе Сталинграда она понесла большие потери».

– О войне папа почти ничего не рассказывал, – сетует младшая дочь полковника. – Наверное, не до того было: появилось множество житейских забот. Но когда читаю его воспоминания, кажется, что эти наступательные операции, обстрелы, бомбежки стали для него чем-то обыденным. Звучит, конечно, страшно... Но он не зацикливался на разрушениях и потерях, больше писал о боевых товарищах.
Из воспоминаний Геннадия Дударева:
«В числе других солдат запомнились два украинца, два Ивана – Сокол и Нестеренко. Было им уже лет по пятьдесят, их назначили ездовыми. В роте были две пары лошадей и две телеги для перевозки минометов и снарядов к ним. Лошадей содержали два Ивана. Парни из роты называли их отцами: или из-за возраста, или за их мягкий характер, добродушие, услужливость. Обоих позднее наградили медалью «За боевые заслуги». Рота была многим обязана им, ведь на содержание транспорта никакого довольствия не полагалось, а Иваны умудрялись находить корм для лошадей, содержать упряжь и повозки. Их служба способствовала созданию боевого духа всей роты: солдаты всегда были уверены, что  и минометы, и снаряды будут в нужном месте».

– 30 апреля 1944-го в боях за Румынию папу ранили в ногу, – продолжает Любовь Геннадьевна. – Ранение оказалось настолько серьезным, что конечность собирались ампутировать. К счастью, нашелся отличный хирург, который взялся вылечить бойца без радикальных мер. Кстати, спустя годы после войны папа встретил того самого доктора. Представляете, врач его узнал! А ведь сколько людей через его руки прошло за время войны! Долго восстанавливался в Сочи. На фронт папу больше не отправили – его комиссовали как инвалида войны.

По возвращении на родину стал работать по партийной линии сначала в Тобольске и Тюмени, а затем, окончив Свердловскую партшколу, поехал трудиться на Север. В Салехарде, где родились мы  с сестрой Людмилой, был лектором, а потом редактором газеты «Красный Север». Позднее всем семейством перебрались в Мужи Шурышкарского района: там он 13 лет прослужил на посту первого секретаря райкома партии. В целом же северный стаж отца составил четверть века.

Вслед за повзрослевшими дочерьми, получавшими образование в Тюменском госуниверситете, родители обосновались в областном центре. В облсовпрофе папа занимал должность завотделом сельского туризма за границу.

Папа был очень дисциплинированным и сдержанным человеком. И невероятно терпеливым! Обожал возиться с внуками – их  у него четверо: трое моих ребятишек и один – старшей дочери. Основательный, надежный, он никогда не повышал голос, но  к нему всегда прислушивались. Зятья советовались с ним по любому жизненному вопросу. До конца дней он оставался самостоятельным...

319Просмотров

Читать далее
Погода в Тюмени на 26 января
Руководителя отстранили от занимаемой должности
Тюменский школьник прислал рассказ на конкурс "Народный корреспондент" в номинации "Не проходите мимо!"
Лариса Быкова из Тобольска свою публикацию посвятила 140-летию любимого учебного заведения – многопрофильного техникума, в котором готовят первоклассных ветеринаров для нужд региона.
Тюменским опытом газификации заинтересовались в Совете Федерации
История тюменки Динары Хайруллиной.
Вдоволь наоравшись, они вновь стали собираться вместе.
Всероссийская акция «Тест на ВИЧ: Экспедиция», организованная Министерством здравоохранения Российской Федерации, началась в Тюменской области.
Опрос
Копите ли вы на пенсию?
Нет, я надеюсь на государство и ПФР
Я выбрал НПФ и перевожу деньги на накопительную часть
Я открыл личный инвестиционный счет, буду жить на проценты
Я решил инвестировать в недвижимость, потом буду сдавать
Да, я работаю и откладываю деньги на безбедную старость
Мне кажется, что пенсионный возраст продлят
Я еще слишком молодой
Я уже пенсионер
Другое