Размер шрифта+
Цветовая схемаAAA

Двор нашего дома

Общество, 00:24, 16 апреля 2015,
Слушать новость
Двор нашего дома. .

Нет-нет, да и настигает временами каждого из нас ностальгия о прошлом, о некоторых его эпизодах.

Иногда вспоминается, как в семидесятые годы прошлого века довелось мне, пацану, переехать в коммунальную квартиру с центральным отоплением и водопроводом. После обитания на другой стороне станции «Тюмень», в комнатке на улице Азовской, где удобства на улице и нужно каждый зимний день топить печь углем, это явилось приятным улучшением условий.

В раннем детстве в городе Перми я уже получил опыт проживания в коммуналке. Там тоже было три комнаты. В одной – одинокая старушка, в другой – молодая пара, а в третьей ютились две наши семьи – я и мама, да мамина сестра с дочерью. Но зато санузел раздельный, а в ванной стоял титан для подогрева воды с помощью дров. В этом же доме ванны не было, но хоть туалет относительно теплый и чистый, а не дощатый на улице.

Мы с матерью поселились в угловой комнате площадью квадратов на двадцать. Другие две семьи, жившие здесь ранее, обитали в комнатах поменьше. С одной стороны – дед с бабкой, с другой – молодая семья с ребенком, ждущая пополнения. В центре квартиры общая прихожая, где даже мебель поставить было некуда. Поэтому свою вешалку для верхней одежды мы приладили внут-ри своей комнаты. В кухоньке восемь квадратных метров на три семьи окно располагалось с северной стороны и выходило во двор.

О, двор! Он был уютным, закрытым со всех сторон. С одной стороны – зеленый забор из штакетника в полтора мет-ра высотой, который отделял нас от другого двора. Штакетник практически не видно из-за кустарников, посаженных с обеих его сторон. Среди кустов одиноко стояли несколько невысоких деревьев. С другой стороны двора – забор в три метра из сплошных досок. Доски некрашеные, уже почернели от старости, но оставались достаточно крепкими и способными выдюжить еще не один десяток лет. За этой оградой находилась территория служб железной дороги. А с третьей стороны стояли сараи жителей нашего дома – по одному на каждую семью. С дальнего края, примыкающего к высокому забору, они были двух-этажными. Самый неудобный из них, крайний на втором этаже, достался нам, как последним прибывшим в дом жильцам.

Любил я в те годы ездить на велосипеде, недавно приобретенном новеньком взрослом «Урале». И вот после каждой приятной прогулки на велике, изрядно подуставшему, мне приходилось корячиться, затаскивая эту тяжесть в свой сарай по крутой лестнице без перил. Хорошо, что она была не приставной, а капитально прикреп-ленной к самому сараю.

Дом, кирпичный, двухэтажный, со штукатуреными стенами и желтой побелкой, имел привлекательный вид. Железная дорога хорошо следила за состоянием своего фонда. В те времена это была серьезная организация стратегического назначения.

В самом центре двора, окаймленный цветочными рядами, стоял стол средних размеров. Вдоль длинных его сторон – простые скамейки в виде строганой доски, прибитой к двум закопанным в землю бревнам. Предназначался стол для общих посиделок, в основном в форме коллективных игр. Мужики иногда «забивали» на нем доминошного «козла». А вот в лото любили играть всем скопом: и стар и млад. Даже выносили дополнительно из квартир табуретки, чтобы поместиться всем желающим. Летними теплыми вечерами только и слыхать на весь двор реплики: «стульчики – сорок четыре», «барабанные палочки – одиннадцать», «тридцать три богатыря», «туда-сюда – шестьдесят девять», «дед – девяносто лет»… Ставки делались небольшие – по копейке за карту. Но это все равно не снижало азарта. Когда собиралось много играющих, то с двух карт можно было заиметь копеек сорок-пятьдесят за раз. Но везло-то не часто и не всем. И уже при наступлении сумерек, кода шумно расходились по квартирам, кто-то гордо шел домой, хвастаясь, что «сегодня удача».

Выходя со двора, попадаешь на улицу Волгоградскую, которая в те годы выглядела более чем опрятно. Заасфальтированные тротуары сделаны выше газонов, а потому всегда чистые, помытые дождиком. Вдоль проезжей части вырыты канавы, оттого и грязи на ней не было, и на газоны никто заехать не мог. Логично, что на газонах обилие изумрудной травы. А дополняло всю эту благостную картину множество цветущих по весне яблонь. Автомашин тогда в данном районе города ходило мало, и потому все напоминало райский уголок.

Егор КОСИН, г. Тюмень

Далее в сюжете: Жизнь в стихах

Нет-нет, да и настигает временами каждого из нас ностальгия о прошлом, о некоторых его эпизодах.

Иногда вспоминается, как в семидесятые годы прошлого века довелось мне, пацану, переехать в коммунальную квартиру с центральным отоплением и водопроводом. После обитания на другой стороне станции «Тюмень», в комнатке на улице Азовской, где удобства на улице и нужно каждый зимний день топить печь углем, это явилось приятным улучшением условий.

В раннем детстве в городе Перми я уже получил опыт проживания в коммуналке. Там тоже было три комнаты. В одной – одинокая старушка, в другой – молодая пара, а в третьей ютились две наши семьи – я и мама, да мамина сестра с дочерью. Но зато санузел раздельный, а в ванной стоял титан для подогрева воды с помощью дров. В этом же доме ванны не было, но хоть туалет относительно теплый и чистый, а не дощатый на улице.

Мы с матерью поселились в угловой комнате площадью квадратов на двадцать. Другие две семьи, жившие здесь ранее, обитали в комнатах поменьше. С одной стороны – дед с бабкой, с другой – молодая семья с ребенком, ждущая пополнения. В центре квартиры общая прихожая, где даже мебель поставить было некуда. Поэтому свою вешалку для верхней одежды мы приладили внут-ри своей комнаты. В кухоньке восемь квадратных метров на три семьи окно располагалось с северной стороны и выходило во двор.

О, двор! Он был уютным, закрытым со всех сторон. С одной стороны – зеленый забор из штакетника в полтора мет-ра высотой, который отделял нас от другого двора. Штакетник практически не видно из-за кустарников, посаженных с обеих его сторон. Среди кустов одиноко стояли несколько невысоких деревьев. С другой стороны двора – забор в три метра из сплошных досок. Доски некрашеные, уже почернели от старости, но оставались достаточно крепкими и способными выдюжить еще не один десяток лет. За этой оградой находилась территория служб железной дороги. А с третьей стороны стояли сараи жителей нашего дома – по одному на каждую семью. С дальнего края, примыкающего к высокому забору, они были двух-этажными. Самый неудобный из них, крайний на втором этаже, достался нам, как последним прибывшим в дом жильцам.

Любил я в те годы ездить на велосипеде, недавно приобретенном новеньком взрослом «Урале». И вот после каждой приятной прогулки на велике, изрядно подуставшему, мне приходилось корячиться, затаскивая эту тяжесть в свой сарай по крутой лестнице без перил. Хорошо, что она была не приставной, а капитально прикреп-ленной к самому сараю.

Дом, кирпичный, двухэтажный, со штукатуреными стенами и желтой побелкой, имел привлекательный вид. Железная дорога хорошо следила за состоянием своего фонда. В те времена это была серьезная организация стратегического назначения.

В самом центре двора, окаймленный цветочными рядами, стоял стол средних размеров. Вдоль длинных его сторон – простые скамейки в виде строганой доски, прибитой к двум закопанным в землю бревнам. Предназначался стол для общих посиделок, в основном в форме коллективных игр. Мужики иногда «забивали» на нем доминошного «козла». А вот в лото любили играть всем скопом: и стар и млад. Даже выносили дополнительно из квартир табуретки, чтобы поместиться всем желающим. Летними теплыми вечерами только и слыхать на весь двор реплики: «стульчики – сорок четыре», «барабанные палочки – одиннадцать», «тридцать три богатыря», «туда-сюда – шестьдесят девять», «дед – девяносто лет»… Ставки делались небольшие – по копейке за карту. Но это все равно не снижало азарта. Когда собиралось много играющих, то с двух карт можно было заиметь копеек сорок-пятьдесят за раз. Но везло-то не часто и не всем. И уже при наступлении сумерек, кода шумно расходились по квартирам, кто-то гордо шел домой, хвастаясь, что «сегодня удача».

Выходя со двора, попадаешь на улицу Волгоградскую, которая в те годы выглядела более чем опрятно. Заасфальтированные тротуары сделаны выше газонов, а потому всегда чистые, помытые дождиком. Вдоль проезжей части вырыты канавы, оттого и грязи на ней не было, и на газоны никто заехать не мог. Логично, что на газонах обилие изумрудной травы. А дополняло всю эту благостную картину множество цветущих по весне яблонь. Автомашин тогда в данном районе города ходило мало, и потому все напоминало райский уголок.

Егор КОСИН, г. Тюмень



Ранее в сюжете

Ни шагу назад, офицер!

27

Ни шагу назад, офицер!

27

Два тюменских выпускника получили 100 баллов сразу по трем предметам ЕГЭ

18 июня

Свыше тысячи тюменских семей направили средства маткапитала на улучшение жилищных условий через банки

18 июня