Размер шрифта +
Цветовая схема A A A

Бизнесмен с «Крымско-Ямальского полуострова»

Михаил Продан одним из первых открыл офис компании в Крыму

0:28, 10 апреля 2015,
Слушать новость
Бизнесмен с «Крымско-Ямальского полуострова». Михаил Продан одним из первых открыл офис компании в Крыму. У генерального директора ООО «Бюро технической информации» с Крымом особые отношения. Родившись в крымском поселке Раздольное, герой интервью в пять лет переехал с родителями в поселок Красноселькуп Ямало-Ненецкого автономного округа. Родной Крым Михаил Продан не забыл. Повзрослев, он вернулся на родину – сначала в качестве отдыхающего, а в марте 2015 года открыл представительство «БТИ» в Керчи. – Друзья всегда шутят, что я с «Крымско-Ямальского полуострова», – улыбается Михаил Проан. – Компании «БТИ» уже больше трех лет. Занимается она кадастровым учетом недвижимого имущества и земельных участков. Головной офис находится в Тарко-Сале, я живу в Тюмени, здесь же функционирует представительство. Подразделение в Керчи оказывает услуги населению, юридическим лицам, органам местного само-управления. В плане наших услуг в республике определенный «вакуум» – данные работы ранее производились украинскими компаниями. У нас иное законодательство, иные требования к документации, сейчас люди массово обращаются за услугами подобного рода. В подразделении работает пять человек: сотрудник из ямальского офиса, из Москвы, также наняли на работу местных ребят. – Михаил Михайлович, почему для представительства выбрали именно Керчь? – Керчь станет воротами Крыма для России. Когда будет построен мост через Керченский пролив, город первым ощутит прелесть российских инвестиций, получит логистические и инфраструктурные преимущества. Плюс это третий по величине город в Крыму, а с индустриальной точки зрения едва ли не первый. – Сложности бывают? – При открытии представительства затруднений не возникло. Наше законодательство моменты регистрации филиалов регламентирует очень четко. Я уведомил налоговый орган о том, что у меня открывается обособленное подразделение, арендовал офис и все. Есть «интересные» моменты. Органы местного самоуправления, например, не всегда знают, как реализовать определенные российские положения. Сейчас ведем с керченским горсоветом переговоры по поводу краткого ликбеза в сфере кадастрового учета, оборота персональных данных. Хочется помочь сотрудникам, поскольку оперативной работы у них сейчас так много, что им просто не до стратегического развития и изучения новинок законодательства. Много недобросовестных компаний, которые обманывают народ: берут деньги за «внос» и «вынос» документов. Люди не понимают, что это можно сделать самостоятельно, заплатив минимальную пошлину. – Как выстраиваете работу – ведь данные об участках остались у украинских органов управления? – Одна из причин «захода» в Крым как раз связана с такой информацией. Год назад я ездил в командировку в Севастополь и Симферополь. В ходе поездки выяснилось, что слова об утрате данных правдивы лишь отчасти. Картографические базы сохранились в каждом муниципальном образовании. Базы о зарегистрированных правах частично ушли с гос-органами Украины, но первичные документы в виде технических паспортов, межевых дел остались в организациях, осуществля-ющих учет. В Керчи две трети архива были утеряны при переездах, но это недостаток первичной информации, собранной с помощью геодезической съемки, отрисовки. Мы знаем, как прокладывать этот путь, можем его повторить. Карт-материал тоже весь остался. Он не оцифрован, но это поправимо. – Еще одна крымская проблема – это самозахват… – Самозахват есть, наверно, в каждом субъекте и муниципальном образовании РФ. Споры по таким объектам решаются в судебном порядке. В Крыму украинские документы действительны до 2017 года. Люди должны оформить участки до установленного срока по российскому законодательству. – Михаил Михайлович, как проводите банковские операции? – В Крыму нет федеральных банков, карты Visa и MasterCard не обслуживаются. В Керчи мы нашли всего один банк, через банкомат которого можно обналичить деньги. В ходу другие типы карт. Моя компания не работает с наличными – физическим лицам выписываются счета. С подобными операциями проблем нет. В любом местном банке можно открыть счет, получить перевод. – Решение об открытии представительства вы приняли, когда страну уже начал «потряхивать» кризис. На что открывались – брали кредит? – Открывались на свои средства. Банки неохотно кредитуют, это отметили и в группе моих компаний, и в клиентских. Сейчас мы начали испытывать уменьшение входящих средств, у заказчиков возникают финансовые трудности, но на маневр хватило. Кризис продолжится около двух лет, а сокращать штат и терять сотрудников не хочется. Крым даст нам необходимый объем работы. – Планируете открывать в Крыму представительства по другим сферам деятельности? – У меня есть компания, которая занимается чистым девелопингом – улучшением характеристик земельных участков, строений. Керчь, как и весь Крым, кроме южного берега, очень похожа на Тюмень 1998–2000 годов, когда было очень много полупустой земли, брошенных знаний. Последняя новостройка в Керчи возведена восемь лет назад. Есть достаточно большие земельные участки под многоэтажную, промышленную, коммерческую застройку, находящиеся в собственности физических лиц с целью перепродажи. Нужно выждать еще полгода, когда в Крыму отрегулируются вопросы с законодательством, и можно выгодно инвестировать деньги в землю, строительные и инфраструктурные проекты, в гостиничный бизнес. Есть еще одно перспективное направление – обработка и хранение персональных данных. Компания группы является одним из поставщиков оборудования, осуществляющего шифрование каналов, и уполномочены ФСТЭК России его устанавливать. В Крыму данные услуги оказаны не в полной мере и не приведены в соответствие с российскими регламентами как в органах власти, так и в гостиничном бизнесе. – Что бы вы посоветовали бизнесменам, которые хотят открыть бизнес в Крыму? – С позиции собственника бизнеса я бы рекомендовал смело «заходить», сейчас можно оказаться первыми, очень мало конкурентов в любом направлении – от строительного бизнеса до розничной торговли. Аренда офиса обойдется недорого, покупка – примерно так же, как в Тюменской области, но дешевле, чем в Тюмени процентов на 20. В республике достаточно лояльные власти, если вы готовы делиться опытом применения российского законодательства. Законодательно закреплена и начинает действовать особая экономическая зона. В отношении земельных участков рекомендую потенциальным инвесторам быть предельно внимательными, не идти на сомнительные сделки, действовать только в отечественном правовом поле. А как гражданин РФ и прежде всего крымчанин хочу отметить, что, конечно, на полуострове есть определенные трудности, связанные с переходным периодом, цены ненамного ниже наших, уровень зарплат невелик, но пока у людей есть вера в Россию, нужно им помогать – открывать бизнес и трудоустраивать население. Крым – наша история, наша гордость. Я бывал в разных уголках мира, но такого количества исторических и просто красивых мест, как в Крыму, нигде не встречал.

У генерального директора ООО «Бюро технической информации» с Крымом особые отношения. Родившись в крымском поселке Раздольное, герой интервью в пять лет переехал с родителями в поселок Красноселькуп Ямало-Ненецкого автономного округа. Родной Крым Михаил Продан не забыл. Повзрослев, он вернулся на родину – сначала в качестве отдыхающего, а в марте 2015 года открыл представительство «БТИ» в Керчи.

– Друзья всегда шутят, что я с «Крымско-Ямальского полуострова», – улыбается Михаил Проан. – Компании «БТИ» уже больше трех лет. Занимается она кадастровым учетом недвижимого имущества и земельных участков. Головной офис находится в Тарко-Сале, я живу в Тюмени, здесь же функционирует представительство. Подразделение в Керчи оказывает услуги населению, юридическим лицам, органам местного само-управления. В плане наших услуг в республике определенный «вакуум» – данные работы ранее производились украинскими компаниями. У нас иное законодательство, иные требования к документации, сейчас люди массово обращаются за услугами подобного рода. В подразделении работает пять человек: сотрудник из ямальского офиса, из Москвы, также наняли на работу местных ребят.

– Михаил Михайлович, почему для представительства выбрали именно Керчь?

– Керчь станет воротами Крыма для России. Когда будет построен мост через Керченский пролив, город первым ощутит прелесть российских инвестиций, получит логистические и инфраструктурные преимущества. Плюс это третий по величине город в Крыму, а с индустриальной точки зрения едва ли не первый.

– Сложности бывают?

– При открытии представительства затруднений не возникло. Наше законодательство моменты регистрации филиалов регламентирует очень четко. Я уведомил налоговый орган о том, что у меня открывается обособленное подразделение, арендовал офис и все. Есть «интересные» моменты. Органы местного самоуправления, например, не всегда знают, как реализовать определенные российские положения. Сейчас ведем с керченским горсоветом переговоры по поводу краткого ликбеза в сфере кадастрового учета, оборота персональных данных. Хочется помочь сотрудникам, поскольку оперативной работы у них сейчас так много, что им просто не до стратегического развития и изучения новинок законодательства. Много недобросовестных компаний, которые обманывают народ: берут деньги за «внос» и «вынос» документов. Люди не понимают, что это можно сделать самостоятельно, заплатив минимальную пошлину.

– Как выстраиваете работу – ведь данные об участках остались у украинских органов управления?

– Одна из причин «захода» в Крым как раз связана с такой информацией. Год назад я ездил в командировку в Севастополь и Симферополь. В ходе поездки выяснилось, что слова об утрате данных правдивы лишь отчасти. Картографические базы сохранились в каждом муниципальном образовании. Базы о зарегистрированных правах частично ушли с гос-органами Украины, но первичные документы в виде технических паспортов, межевых дел остались в организациях, осуществля-ющих учет. В Керчи две трети архива были утеряны при переездах, но это недостаток первичной информации, собранной с помощью геодезической съемки, отрисовки. Мы знаем, как прокладывать этот путь, можем его повторить. Карт-материал тоже весь остался. Он не оцифрован, но это поправимо.

– Еще одна крымская проблема – это самозахват…

– Самозахват есть, наверно, в каждом субъекте и муниципальном образовании РФ. Споры по таким объектам решаются в судебном порядке. В Крыму украинские документы действительны до 2017 года. Люди должны оформить участки до установленного срока по российскому законодательству.

– Михаил Михайлович, как проводите банковские операции?

– В Крыму нет федеральных банков, карты Visa и MasterCard не обслуживаются. В Керчи мы нашли всего один банк, через банкомат которого можно обналичить деньги. В ходу другие типы карт. Моя компания не работает с наличными – физическим лицам выписываются счета. С подобными операциями проблем нет. В любом местном банке можно открыть счет, получить перевод.

– Решение об открытии представительства вы приняли, когда страну уже начал «потряхивать» кризис. На что открывались – брали кредит?

– Открывались на свои средства. Банки неохотно кредитуют, это отметили и в группе моих компаний, и в клиентских. Сейчас мы начали испытывать уменьшение входящих средств, у заказчиков возникают финансовые трудности, но на маневр хватило. Кризис продолжится около двух лет, а сокращать штат и терять сотрудников не хочется. Крым даст нам необходимый объем работы.

– Планируете открывать в Крыму представительства по другим сферам деятельности?

– У меня есть компания, которая занимается чистым девелопингом – улучшением характеристик земельных участков, строений. Керчь, как и весь Крым, кроме южного берега, очень похожа на Тюмень 1998–2000 годов, когда было очень много полупустой земли, брошенных знаний. Последняя новостройка в Керчи возведена восемь лет назад. Есть достаточно большие земельные участки под многоэтажную, промышленную, коммерческую застройку, находящиеся в собственности физических лиц с целью перепродажи. Нужно выждать еще полгода, когда в Крыму отрегулируются вопросы с законодательством, и можно выгодно инвестировать деньги в землю, строительные и инфраструктурные проекты, в гостиничный бизнес.

Есть еще одно перспективное направление – обработка и хранение персональных данных. Компания группы является одним из поставщиков оборудования, осуществляющего шифрование каналов, и уполномочены ФСТЭК России его устанавливать. В Крыму данные услуги оказаны не в полной мере и не приведены в соответствие с российскими регламентами как в органах власти, так и в гостиничном бизнесе.

– Что бы вы посоветовали бизнесменам, которые хотят открыть бизнес в Крыму?

– С позиции собственника бизнеса я бы рекомендовал смело «заходить», сейчас можно оказаться первыми, очень мало конкурентов в любом направлении – от строительного бизнеса до розничной торговли. Аренда офиса обойдется недорого, покупка – примерно так же, как в Тюменской области, но дешевле, чем в Тюмени процентов на 20. В республике достаточно лояльные власти, если вы готовы делиться опытом применения российского законодательства. Законодательно закреплена и начинает действовать особая экономическая зона. В отношении земельных участков рекомендую потенциальным инвесторам быть предельно внимательными, не идти на сомнительные сделки, действовать только в отечественном правовом поле.

А как гражданин РФ и прежде всего крымчанин хочу отметить, что, конечно, на полуострове есть определенные трудности, связанные с переходным периодом, цены ненамного ниже наших, уровень зарплат невелик, но пока у людей есть вера в Россию, нужно им помогать – открывать бизнес и трудоустраивать население. Крым – наша история, наша гордость. Я бывал в разных уголках мира, но такого количества исторических и просто красивых мест, как в Крыму, нигде не встречал.

Читайте также

Новость Тюмени: Тюменский нефтегазовый форум получил федеральный статус

Тюменский нефтегазовый форум получил федеральный статус

18 мая

Новость Тюмени: В 2021 году Антипинский НПЗ заработал 30,7 млрд рублей

В 2021 году Антипинский НПЗ заработал 30,7 млрд рублей

11 мая

Новость Тюмени: В муниципалитетах Тюменской области выявили инвестпроекты на 16 млрд рублей

В муниципалитетах Тюменской области выявили инвестпроекты на 16 млрд рублей

13 апреля