Размер шрифта +
Цветовая схема A A A

Через прицел души

Служение Отечеству – основа поэтического творчества Владимира Шугли

0:35, 27 марта 2015,
Слушать новость
Через прицел души. Служение Отечеству – основа поэтического творчества Владимира Шугли. Владимир Шугля, автор поэтических сборников на русском и белорусском языках, живет в Тюмени, но корнями тесно связан с Беларусью. Что первично в Шугле – видном общественном деятеле? Поэтический талант, общественная деятельность или предпринимательство – сложно ответить. Как почетный консул Республики Беларусь в Тюменской области, он продолжает успешно трудиться на благо Союзного государства, воплощая в жизнь «сибирскую идею народной дипломатии». Будучи членом Общественной палаты России, служит Тюменскому региону. Служение Отечеству – вот основа творчества поэта, который входит в Союз писателей Союзного государства России и Белоруссии, Союз писателей Беларуси, Санкт-Петербургского отделения Союза писателей России. Автор многих поэтических сборников публиковался в журналах «Современник», «Молодая гвардия», «Великороссъ», «Русский крест», «Неман», «Немига литературная», «Белая Вежа», «Второй Петербург», «Нев-ский альманах», «Дон», «Вертикаль», «Югра» и других изданиях. Предлагаем вниманию читателей подборку из недавно написанных стихов. *** Я вижу мир через прицел души В небесно-кратном разрешеньи, В уменьи вездесущего левши Узреть невидимое зренью. ...Проснувшись в три – в мерцанье серебра – В кругу небесных, звездных чисел Стою... И таинство свое творя, Душа в ночной блуждает выси. Со мною мир, притихший до утра, Свет звезд... А в сердце – раны ножевые... Стекает мысль с души пера, И я – среди бесчисленных утрат... И с неба: «Верьте... Мы живые...» *** Наверно, я родился раньше – В раскатах взрывов той войны, Где в сердце нету места фальши – Ведь фальшь предательству сродни. ...Там шел отец в атаку с ротой – Под пули шел... На смертный бой... Его друзья легли у дота, Идя на пуль свинцовый рой. И потому щемящий отклик Живет – как боль отца – во мне, Внезапный чей-то злобный окрик, Когда я слышу о войне... И нету в сердце места фальши – Зароком память об отце! Наверно, я родился раньше В свистящем, жалящем свинце... *** О господи, что за улыбка! Как солнышко ранней весной Подснежник расцвел – по ошибке Холодною снежной порой. А только недавно я слышал Хозяйки улыбки рассказ, Как было страшней ей  и лише, Чем сверстникам в жизни не раз. Как трудно жилось сиротинкой В детдоме... И после него... Как тяжка той доли тропинка И жизнь непроста оттого... Но нету обиды в рассказе, Есть вера – все было не зря. Ложился, белея, снег наземь – На город – в конце декабря. И есть что-то данное свыше В рассказе, улыбке ее... Не снежный покров, а цвет вишен Мне улиц накрыл бытие. *** В душу ворвались из прошлого: Мама и сад за окном, Белой акации крошево... Я в нем – мальчишка с шестом. В небе становятся точками Чудо – мои сизари, В сини небесными строчками В золоте кружат зари. Ангелы неба глубинные Ищут для судеб пути, Кружат над детства долиною С духом моим во плоти... *** Боль о боль – высекаю стихи, Загорится строка, словно пламень. Средь земных и порочных стихий Разбиваю бездушия камень. И горит между строчек душа, Освещая мне поле сраженья. А на белом листе, не спеша, Пеплом в буквы ложится душа... И рождается стихотворенье. *** Пусть кому-то любовь – это страсть, И болезнь, и безумства напасть. Нам с тобой же любовь – целый мир, Путь за край в первозданную ширь... ...Мчимся в небо сквозь тучи на свет, Где любовь – воздух весен и лет. Пусть она будет полем из мин – Мы без взрывов пройдем и по ним... *** А за моим окном Восток заголубел. Как будто мы вдвоем Летим в небес удел... Огонь желаний, чувств Пылает, как тогда... Наш дом  с тобой не пуст Хоть жизнь – порой – не та. Брызг рос из дали лет И слез сосуд без дна Несет небесный свет, Как синяя волна. В нем слезный след – судьба, След новый – в старый след... И росы, как тропа – Туда, где нас уж нет... *** Старый друг словами жгучими (Я давно простил ему грехи...) Раз за разом меня мучает К дню рожденья написать стихи: «Дай мне рифмы благозвучие Для разбитой временем души, Чтоб у ней, как  в юность, лучшее В синеву летело, как стрижи...» ...Что же, друг, меня ты мучаешь! Все прошло: дружил и был таков... Нужен миг  в спираль закрученный, Чтобы сердце – выше облаков... *** Мелких мыслей в книге строчки У известного поэта – Про постель, про темны ночки - Божий нерв потерян где-то... Старость ли толкает в Лету? А ведь было слово спето, И средь пуль блистало светом, И была строка одета В честь страны – на кровь ответом... Где тот смысл? Где слово это! Как разменная монета Сила слов вдруг стала этих – Пусто в строфах. Нет ответа. В строчках сонный, старый ветер... ...Где тот слог? Где слово это?! *** Бег дней... Собранья, заседанья... Пустых речей не счесть. Чем дальше, тем сложней познанье: Не в слове – в деле честь. Не слышать бы никчемны речи... Но как от них уйти, Когда в истоках человечьих – Началом – слов пути? ...Уже не дней, а лет мельканье, Их скорость – жизни месть. И мысль пульсирует в сознаньи: Не в слове – в деле честь. *** Не рубцуется память, Все врывается снами... Ордена и медали На отце засверкали. Тут же хлюпает носом Сын соседки белесый – Материнские слезы... Он войны отголосок. Душу жалит обидой, С детской завистью слитой, Безотцовщины доля – Колея гуляй-поля... Я ему подал руку – Он в ответ не сюсюкал: «Мой отец со мной рядом – Теперь мне быть солдатом...» ...Того времени небо Меня тянет – где  б ни был – В неземное предсердье Между жизнью и смертью. *** Внутри меня возникли баррикады. Вл. Солоухин Обостренно одиночество Вдруг нахлынуло волной, И вокруг постыло морщится День хоть светлый, но не мой. Прорубилась в сердце просека Из окраины судьбы, В душу просится и просится Свет любви из дней толпы. И больное сердце тянется В край душевной теплоты, Где любовь живет избранницей Дней дерзаний и мечты... В той далекой окоемности У земного есть закон: Избавленьем от никчемности – Жить – в душе – с любви огнем.

Владимир Шугля, автор поэтических сборников на русском и белорусском языках, живет в Тюмени, но корнями тесно связан с Беларусью. Что первично в Шугле – видном общественном деятеле? Поэтический талант, общественная деятельность или предпринимательство – сложно ответить. Как почетный консул Республики Беларусь в Тюменской области, он продолжает успешно трудиться на благо Союзного государства, воплощая в жизнь «сибирскую идею народной дипломатии». Будучи членом Общественной палаты России, служит Тюменскому региону.

Служение Отечеству – вот основа творчества поэта, который входит в Союз писателей Союзного государства России и Белоруссии, Союз писателей Беларуси, Санкт-Петербургского отделения Союза писателей России. Автор многих поэтических сборников публиковался в журналах «Современник», «Молодая гвардия», «Великороссъ», «Русский крест», «Неман», «Немига литературная», «Белая Вежа», «Второй Петербург», «Нев-ский альманах», «Дон», «Вертикаль», «Югра» и других изданиях.

Предлагаем вниманию читателей подборку из недавно написанных стихов.

***

Я вижу мир через прицел души
В небесно-кратном разрешеньи,
В уменьи вездесущего левши
Узреть невидимое зренью.
...Проснувшись в три – в мерцанье серебра –
В кругу небесных, звездных чисел
Стою... И таинство свое творя,
Душа в ночной блуждает выси.
Со мною мир, притихший до утра,
Свет звезд... А в сердце – раны ножевые...
Стекает мысль с души пера,
И я – среди бесчисленных утрат...
И с неба: «Верьте...
Мы живые...»

***

Наверно, я родился раньше –
В раскатах взрывов той войны,
Где в сердце нету места фальши –
Ведь фальшь предательству сродни.
...Там шел отец в атаку с ротой –
Под пули шел... На смертный бой...
Его друзья легли у дота,
Идя на пуль свинцовый рой.
И потому щемящий отклик
Живет – как боль отца – во мне,
Внезапный чей-то злобный окрик,
Когда я слышу о войне...
И нету в сердце места фальши –
Зароком память об отце!
Наверно, я родился раньше
В свистящем, жалящем свинце...
***

О господи, что за улыбка!
Как солнышко ранней весной
Подснежник расцвел – по ошибке
Холодною снежной порой.
А только недавно я слышал
Хозяйки улыбки рассказ,
Как было страшней ей  и лише,
Чем сверстникам в жизни не раз.
Как трудно жилось сиротинкой
В детдоме... И после него...
Как тяжка той доли тропинка
И жизнь непроста оттого...
Но нету обиды в рассказе,
Есть вера – все было не зря.
Ложился, белея, снег наземь –
На город – в конце декабря.
И есть что-то данное свыше
В рассказе, улыбке ее...
Не снежный покров, а цвет вишен
Мне улиц накрыл бытие.

***

В душу ворвались из прошлого:
Мама и сад за окном,
Белой акации крошево...
Я в нем – мальчишка с шестом.
В небе становятся точками
Чудо – мои сизари,
В сини небесными строчками
В золоте кружат зари.
Ангелы неба глубинные
Ищут для судеб пути,
Кружат над детства долиною
С духом моим во плоти...

***

Боль о боль – высекаю стихи,
Загорится строка, словно пламень.
Средь земных и порочных стихий
Разбиваю бездушия камень.
И горит между строчек душа,
Освещая мне поле сраженья.
А на белом листе, не спеша,
Пеплом в буквы ложится душа...
И рождается стихотворенье.

***

Пусть кому-то любовь – это страсть,
И болезнь, и безумства напасть.
Нам с тобой же любовь – целый мир,
Путь за край в первозданную ширь...
...Мчимся в небо сквозь тучи на свет,
Где любовь – воздух весен и лет.
Пусть она будет полем из мин –
Мы без взрывов пройдем и по ним...

***

А за моим окном
Восток заголубел.
Как будто мы вдвоем
Летим в небес удел...
Огонь желаний, чувств
Пылает, как тогда...
Наш дом  с тобой не пуст
Хоть жизнь – порой – не та.
Брызг рос из дали лет
И слез сосуд без дна
Несет небесный свет,
Как синяя волна.
В нем слезный след – судьба,
След новый – в старый след...
И росы, как тропа –
Туда, где нас уж нет...

***

Старый друг словами жгучими
(Я давно простил ему грехи...)
Раз за разом меня мучает
К дню рожденья написать стихи:
«Дай мне рифмы благозвучие
Для разбитой временем души,
Чтоб у ней, как  в юность, лучшее
В синеву летело, как стрижи...»
...Что же, друг, меня ты мучаешь!
Все прошло: дружил и был таков...
Нужен миг  в спираль закрученный,
Чтобы сердце – выше облаков...

***

Мелких мыслей в книге строчки
У известного поэта –
Про постель, про темны ночки -
Божий нерв потерян где-то...
Старость ли толкает в Лету?
А ведь было слово спето,
И средь пуль блистало светом,
И была строка одета
В честь страны – на кровь ответом...
Где тот смысл? Где слово это!
Как разменная монета
Сила слов вдруг стала этих –
Пусто в строфах. Нет ответа.
В строчках сонный, старый ветер...
...Где тот слог? Где слово это?!

***

Бег дней... Собранья, заседанья...
Пустых речей не счесть.
Чем дальше, тем сложней познанье:
Не в слове – в деле честь.
Не слышать бы никчемны речи...
Но как от них уйти,
Когда в истоках человечьих –
Началом – слов пути?
...Уже не дней, а лет мельканье,
Их скорость – жизни месть.
И мысль пульсирует в сознаньи:
Не в слове – в деле честь.

***

Не рубцуется память,
Все врывается снами...
Ордена и медали
На отце засверкали.
Тут же хлюпает носом
Сын соседки белесый –
Материнские слезы...
Он войны отголосок.
Душу жалит обидой,
С детской завистью слитой,
Безотцовщины доля –
Колея гуляй-поля...
Я ему подал руку –
Он в ответ не сюсюкал:
«Мой отец со мной рядом –
Теперь мне быть солдатом...»
...Того времени небо
Меня тянет – где  б ни был –
В неземное предсердье
Между жизнью и смертью.

***

Внутри меня возникли
баррикады.
Вл. Солоухин
Обостренно одиночество
Вдруг нахлынуло волной,
И вокруг постыло морщится
День хоть светлый, но не мой.
Прорубилась в сердце просека
Из окраины судьбы,
В душу просится и просится
Свет любви из дней толпы.
И больное сердце тянется
В край душевной теплоты,
Где любовь живет избранницей
Дней дерзаний и мечты...
В той далекой окоемности
У земного есть закон:
Избавленьем от никчемности –
Жить – в душе – с любви огнем.

Читайте также

Новость Тюмени: Тюменские власти помогут деньгами погорельцам из Богандинского 

Тюменские власти помогут деньгами погорельцам из Богандинского 

23 мая

Новость Тюмени: В Тюмени потеплеет до +27 к середине недели

В Тюмени потеплеет до +27 к середине недели

23 мая

Новость Тюмени: Середина недели в Тюменской области будет жаркой

Середина недели в Тюменской области будет жаркой

22 мая