Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Распутин. Из сибирских архивов

04.02.2015
00:41
Распутин. Из сибирских архивов. До сих пор находятся сведения о Григории Распутине, ранее никому не известные. Когда в 1994 году в архиве Ярковского ЗАГСа нами была найдена метрическая книга с записью о дате рождения Григория Распутина, мы  в радостном возбуждении от находки не сразу обратили внимание на росчерк шариковой авторучкой с чернилами фиолетового цвета. В левой крайней колонке по чернильным каллиграфическим буквам и цифрам священника была сделана явно более поздняя запись работниками ЗАГСа: «Копия А/3 выслана в облархив ЗАГС; 9/10.1977 г.». Сотрудница Ярковского ЗАГСа, к сожалению, не помню ее имени, вспомнила тогда, что запрос, на который они отвечали, пришел из-за границы. А так как такие сведения выдаются только близким родственникам, нетрудно сделать вывод, что запрос могла сделать Татьяна – внучка Распутина. Эта догадка подтвердилась, когда мы узнали, что именно в 1977 году в Лос-Анджелесе от сердечного приступа скончалась старшая дочь Распутина – Матрена. Приезжавшая в 2005 году к нам в музей правнучка Лоранс (ее привезли журналисты ВВС) подтвердила эти наши догадки. Она рассказала, что вместе с мамой летала в Америку в 1977 году на похороны бабушки. Лоранс живет во Франции, в Пуатье. Говорит на французском, немецком, английском, а вот на русском, к сожалению, ни слова. Переводчица Наташа улыбнувшись сказала: «Лоранс хочет напеть вам мелодию, которую часто напевала бабушка, – та-ра – тарарара». «Так это же «Камаринская»! – воскликнули мы. – Любимая мелодия Распутина». «Меня мама взяла на похороны, потому что  я лучше всех в семье говорила по-английски, – переводила нам Наташа слова Лоранс, – и еще потому, что  я очень любила бабушку». Находка метрической книги за 1869 год  с записью священника Николая Титова о том, что 9 января был рожден, а 10 января крестили младенца Григория (имя дано по святкам в честь памяти святителя Григория Нисского) – это, пожалуй, самое большое наше открытие, так как стало возможным сосчитать, сколько наш земляк прожил на этом свете лет. Умер он, оказывается, в возрасте 47 лет, и был почти ровесником государя. Работа в сибирских архивах – увлекательнейшее занятие. До сих пор можно найти сведения, ранее никому не известные. Совсем недавно, работая в Тобольском архиве, мы обнаружили дело следователя Тюменского окружного суда по Тюменскому уезду «об ограблении Матрены Григорьевны Распутиной». Начато 6 мая 1917 года, окончено 31 мая 1919 года. «Протокол 1917 г. апреля 22 дня. Я, младший начальник 2-го участка Тюменской уездной милиции Филипчинский, составил настоящий протокол о нижеследующем. Сего числа гражданка с. Покровского той же волости Тюменского уезда Матрона Григорьевна Распутина заявила мне, что 21 апреля часов в 9 утра к нам в дом под командою неизвестного ей офицера пришли человек 50 нижних чинов и потребовали открыть двери дома, т.к. последние были заперты. Двери были по требованию открыты». А вот в показаниях Матрены поподробнее: «Открывайте двери!» В доме в это время были она, Матрона Распутина, ее сестра Варвара, троюродная сестра Анна Николаевна Распутина и прислуга Екатерина Ивановна Печеркина. Последняя подошла к окну и сказала: «Мы в доме одни женщины и боимся вас пустить». Солдаты ответили: «Пускайте, а то сломаем двери!» Тогда она, свидетельница, открыла двери. Солдаты вошли и разбрелись по всем комнатам и стали хватать и срывать со стены фотографические карточки, стали вырывать их из альбомов. При этом ругались площадной бранью, но их, Распутиных, бывших в доме, не ругали. Пришедший с солдатами прапорщик предупредил их вещей не трогать. Солдаты бесчинствовали в комнатах около часа, а затем ушли, унеся с собой набранные карточки, которые и рвали на улице возле дома. Затем в дом вернулись три солдата и вынули из рам два портрета отца, написанных масляными красками. Один небольшой 1х1 аршин работы Краруб, другой – во весь рост, работы художника Раевского. Портреты эти они унесли с собой. Первый оценивается в 500 рублей, второй – в 5 000. Руководил солдатами прапорщик, он же и водил их по комнатам. Уходя, прапорщик сказал: «Здравствуйте с Гришкой своим». После ухода солдат было обнаружено, что пропали следующие ценные вещи: столовые часы в золотой оправе в кожаном футляре стоимостью 100 рублей; маленький золотой медальон с портретом отца и эмалью – 80 рублей; серебряные ножницы, шелковая кофта белого цвета – 50 рублей; шелковый китайский дамский шарф – 15 рублей, маленький дамский гребешок, колода обыкновенных карт для гадания с надписями на французском языке. Быть может, солдаты унесли еще что-нибудь, но она сейчас вспомнить не может. Помнит одного солдата, на груди у него был Георгиевский крест и медаль на красной ленточке; на погонах лиловый просвет и две лиловые полоски. Некоторые из украденных фотографий к делу были позднее приобщены, остальные же пропали. Интересное продолжение этой истории мы узнали от одной из посетительниц нашего музея Натальи Соколовой. Совершенно случайно уже  в наши дни  к ней в руки попало письмо к священнику Федору Распопову от его друга Сергея К. Привожу часть этого письма дословно: «Между прочим, я заходил в Покровском к твоим родственникам, а оттуда зашли к Григорию Новому. Наш визит был случайным, но произвел на прекрасных хозяек неизгладимое впечатление. У них забрали все карточки и роскошные портреты отца Григория, и если бы не мое вмешательство, то все могло бы кончиться очень печально. Я сейчас обладаю удивительной коллекцией писем Вырубовой, царицы и всеми художественными воспроизведениями физиономии маститого старца (солдаты их отдали мне). В принципе я, безусловно, против погрома и рассказываю только факт. Разреши поцеловать тебя, супругу и сказать, что  у тебя чудные мальчуганы. Твой Серега К.». Значит, эти фотографии и письма Вырубовой и императрицы еще могут быть найдены где-то на чердаках и антресолях. Всему свое время. И еще одна интересная находка из архива Тобольского ЗАГСа. Упоминаемые в протоколах Екатерина и Евдокия Печеркины, которые проживали в свое время у Распутина в работницах, умерли в Тобольске. Мы нашли и приводим записи актов о смерти под № 260 от 22.08.1949 г. по бюро ЗАГСа г. Тобольска, составленные на Печеркину Евдокию Ивановну, умершую 21 августа 1949 года в возрасте 80 лет. Также имеется запись акта о смерти под № 5 от 1.05.1956 г., составленная в Овсянниковском сельском совете Тобольского района в отношении Печеркиной Екатерины Ивановны, умершей 29 апреля 1956 года в возрасте 70 лет. И последнее. Крайне противоречивые сведения имеются об очень близком Распутину человеке – Акилине Никитичне Лаптинской. Она вела его дела, была с ним до последнего дня. Более того, именно ей императрица доверила омывать и одевать тело Распутина после его убийства. Много ярлыков было на нее навешано, и до сих пор вешают. Хотелось бы привести некоторые факты. После революции она приехала в Тобольск, вышла замуж и родила двоих детей – Агнию и Глеба. Ее внуки и правнуки проживают сегодня в Тюмени. Мы познакомились с ними, они активно с нами сотрудничают. После некоторых уточнений в  Тобольском архиве и ЗАГСе мы напишем об этом отдельную статью. Марина СМИРНОВА, директор музея Григория Распутина
До сих пор находятся сведения о Григории Распутине, ранее никому не известные

Когда в 1994 году в архиве Ярковского ЗАГСа нами была найдена метрическая книга с записью о дате рождения Григория Распутина, мы  в радостном возбуждении от находки не сразу обратили внимание на росчерк шариковой авторучкой с чернилами фиолетового цвета.

В левой крайней колонке по чернильным каллиграфическим буквам и цифрам священника была сделана явно более поздняя запись работниками ЗАГСа: «Копия А/3 выслана в облархив ЗАГС; 9/10.1977 г.». Сотрудница Ярковского ЗАГСа, к сожалению, не помню ее имени, вспомнила тогда, что запрос, на который они отвечали, пришел из-за границы. А так как такие сведения выдаются только близким родственникам, нетрудно сделать вывод, что запрос могла сделать Татьяна – внучка Распутина. Эта догадка подтвердилась, когда мы узнали, что именно в 1977 году в Лос-Анджелесе от сердечного приступа скончалась старшая дочь Распутина – Матрена. Приезжавшая в 2005 году к нам в музей правнучка Лоранс (ее привезли журналисты ВВС) подтвердила эти наши догадки.

Она рассказала, что вместе с мамой летала в Америку в 1977 году на похороны бабушки. Лоранс живет во Франции, в Пуатье. Говорит на французском, немецком, английском, а вот на русском, к сожалению, ни слова. Переводчица Наташа улыбнувшись сказала: «Лоранс хочет напеть вам мелодию, которую часто напевала бабушка, – та-ра – тарарара». «Так это же «Камаринская»! – воскликнули мы. – Любимая мелодия Распутина».

«Меня мама взяла на похороны, потому что  я лучше всех в семье говорила по-английски, – переводила нам Наташа слова Лоранс, – и еще потому, что  я очень любила бабушку».

Находка метрической книги за 1869 год  с записью священника Николая Титова о том, что 9 января был рожден, а 10 января крестили младенца Григория (имя дано по святкам в честь памяти святителя Григория Нисского) – это, пожалуй, самое большое наше открытие, так как стало возможным сосчитать, сколько наш земляк прожил на этом свете лет. Умер он, оказывается, в возрасте 47 лет, и был почти ровесником государя.

Работа в сибирских архивах – увлекательнейшее занятие. До сих пор можно найти сведения, ранее никому не известные. Совсем недавно, работая в Тобольском архиве, мы обнаружили дело следователя Тюменского окружного суда по Тюменскому уезду «об ограблении Матрены Григорьевны Распутиной». Начато 6 мая 1917 года, окончено 31 мая 1919 года.

«Протокол 1917 г. апреля 22 дня. Я, младший начальник 2-го участка Тюменской уездной милиции Филипчинский, составил настоящий протокол о нижеследующем. Сего числа гражданка с. Покровского той же волости Тюменского уезда Матрона Григорьевна Распутина заявила мне, что 21 апреля часов в 9 утра к нам в дом под командою неизвестного ей офицера пришли человек 50 нижних чинов и потребовали открыть двери дома, т.к. последние были заперты. Двери были по требованию открыты».

А вот в показаниях Матрены поподробнее: «Открывайте двери!»

В доме в это время были она, Матрона Распутина, ее сестра Варвара, троюродная сестра Анна Николаевна Распутина и прислуга Екатерина Ивановна Печеркина. Последняя подошла к окну и сказала: «Мы в доме одни женщины и боимся вас пустить». Солдаты ответили: «Пускайте, а то сломаем двери!» Тогда она, свидетельница, открыла двери. Солдаты вошли и разбрелись по всем комнатам и стали хватать и срывать со стены фотографические карточки, стали вырывать их из альбомов. При этом ругались площадной бранью, но их, Распутиных, бывших в доме, не ругали.

Пришедший с солдатами прапорщик предупредил их вещей не трогать.

Солдаты бесчинствовали в комнатах около часа, а затем ушли, унеся с собой набранные карточки, которые и рвали на улице возле дома. Затем в дом вернулись три солдата и вынули из рам два портрета отца, написанных масляными красками. Один небольшой 1х1 аршин работы Краруб, другой – во весь рост, работы художника Раевского. Портреты эти они унесли с собой. Первый оценивается в 500 рублей, второй – в 5 000. Руководил солдатами прапорщик, он же и водил их по комнатам.

Уходя, прапорщик сказал: «Здравствуйте с Гришкой своим». После ухода солдат было обнаружено, что пропали следующие ценные вещи: столовые часы в золотой оправе в кожаном футляре стоимостью 100 рублей; маленький золотой медальон с портретом отца и эмалью – 80 рублей; серебряные ножницы, шелковая кофта белого цвета – 50 рублей; шелковый китайский дамский шарф – 15 рублей, маленький дамский гребешок, колода обыкновенных карт для гадания с надписями на французском языке. Быть может, солдаты унесли еще что-нибудь, но она сейчас вспомнить не может. Помнит одного солдата, на груди у него был Георгиевский крест и медаль на красной ленточке; на погонах лиловый просвет и две лиловые полоски.

Некоторые из украденных фотографий к делу были позднее приобщены, остальные же пропали.

Интересное продолжение этой истории мы узнали от одной из посетительниц нашего музея Натальи Соколовой. Совершенно случайно уже  в наши дни  к ней в руки попало письмо к священнику Федору Распопову от его друга Сергея К. Привожу часть этого письма дословно: «Между прочим, я заходил в Покровском к твоим родственникам, а оттуда зашли к Григорию Новому. Наш визит был случайным, но произвел на прекрасных хозяек неизгладимое впечатление. У них забрали все карточки и роскошные портреты отца Григория, и если бы не мое вмешательство, то все могло бы кончиться очень печально. Я сейчас обладаю удивительной коллекцией писем Вырубовой, царицы и всеми художественными воспроизведениями физиономии маститого старца (солдаты их отдали мне). В принципе я, безусловно, против погрома и рассказываю только факт. Разреши поцеловать тебя, супругу и сказать, что  у тебя чудные мальчуганы. Твой Серега К.».

Значит, эти фотографии и письма Вырубовой и императрицы еще могут быть найдены где-то на чердаках и антресолях. Всему свое время.

И еще одна интересная находка из архива Тобольского ЗАГСа. Упоминаемые в протоколах Екатерина и Евдокия Печеркины, которые проживали в свое время у Распутина в работницах, умерли в Тобольске. Мы нашли и приводим записи актов о смерти под № 260 от 22.08.1949 г. по бюро ЗАГСа г. Тобольска, составленные на Печеркину Евдокию Ивановну, умершую 21 августа 1949 года в возрасте 80 лет. Также имеется запись акта о смерти под № 5 от 1.05.1956 г., составленная в Овсянниковском сельском совете Тобольского района в отношении Печеркиной Екатерины Ивановны, умершей 29 апреля 1956 года в возрасте 70 лет.

И последнее. Крайне противоречивые сведения имеются об очень близком Распутину человеке – Акилине Никитичне Лаптинской. Она вела его дела, была с ним до последнего дня. Более того, именно ей императрица доверила омывать и одевать тело Распутина после его убийства. Много ярлыков было на нее навешано, и до сих пор вешают. Хотелось бы привести некоторые факты. После революции она приехала в Тобольск, вышла замуж и родила двоих детей – Агнию и Глеба. Ее внуки и правнуки проживают сегодня в Тюмени. Мы познакомились с ними, они активно с нами сотрудничают. После некоторых уточнений в  Тобольском архиве и ЗАГСе мы напишем об этом отдельную статью.

Марина СМИРНОВА, директор музея Григория Распутина

2314Просмотров

уникально

Работа в сибирских архивах – увлекательнейшее занятие. До сих пор можно найти сведения, ранее никому не известные. Совсем недавно, работая в Тобольском архиве, мы обнаружили дело следователя Тюменского окружного суда по Тюменскому уезду «об ограблении Матрены Григорьевны Распутиной». Начато 6 мая 1917 года, окончено 31 мая 1919 года.


Читать далее
За месяц на конкурс газеты «Тюменская область сегодня» поступило 202 работы
Они представят наш регион на всероссийском этапе фестиваля
Все желающие смогут посмотреть его онлайн
На площади в 100 «квадратов» разместят развлечения для тоболяков
В очередном «Уроке родиноведения с Анатолием Омельчуком» - рассказ о русских путешественниках и Семене Челюскине
Прием заявок для участия в нем уже начался
Сборник статей «Неравнодушною строкой» впервые за долгое время затронул тему тюменской литературы
Виталий Смолянец в Тюмени открыл звездный путь трем львятам

уникально

Работа в сибирских архивах – увлекательнейшее занятие. До сих пор можно найти сведения, ранее никому не известные. Совсем недавно, работая в Тобольском архиве, мы обнаружили дело следователя Тюменского окружного суда по Тюменскому уезду «об ограблении Матрены Григорьевны Распутиной». Начато 6 мая 1917 года, окончено 31 мая 1919 года.

Опрос
Отдых в Турции и Танзании отменяется. В эти страны до 1 июня из России приостановлены вылеты. Где вы намерены провести свой предстоящий отпуск?
Полечу в ОАЭ, Мальдивы или на Кубу
Выберу Египет или Кипр
Остается лишь черноморское побережье России
Нужно открыть для себя Балтийское море - в Калининград
Самое время изведать Алтай, Байкал или Камчатку
Отдохну в палатках и кемпингах на Урале
Открою курортный сезон на даче
Не планирую отдыхать