Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

×
В социальных сетях
В печатной версии

Тобольская биофабрика – маленькая Россия

15.11.2014
00:28
Тобольская биофабрика – маленькая Россия . Уникальная организация имеет богатую историю, которой можно гордиться, но еще интересней ее предыстория. Здания, выстроенные на территории биофабрики, возведены по указу императора Александра II, который распорядился построить за каменным поясом промышленные здания, где бы изготавливались и хранились вина. Акцент император делал на дикоросы, коими наш край всегда славился. Здания строились по оригинальной для того времени (а это были 80-е годы XIX века) технологии. Фундамент долго отстаивался. Возводился металлический каркас, система отопления была выполнена в виде колодцев в стенах и на потолке. Здания имели глубокие двойные подвалы, где вероятнее всего и хранились произведенные из местной сибирской ягоды вина. Кирпичные здания строились долго и, что называется, на века. Аналогичные промышленные ансамбли были возведены в Таре, Омске, Тюмени, Томске. В 1880-е годы в нашем крае прошел небывалый по масштабам падеж домашнего скота, диких зверей, эпидемия перекинулась и на людей. В те годы под Тобольском насчитывалось порядка 1 200 захоронений падшего скота. Неизвестный микроб свирепствовал. Местные поговаривали, что в Сибирь его принес караван, следовавший по Великому шелковому пути через Тобольск. Тогда царь отправил в Тобольск нескольких ученых-микробиологов, которые открыли неведомую бактерию и выявили три формы ее существования – микроб, палочку, капсулу. Болезни дали название сибирская язва по аналогии с местностью. Ученым удалось выработать противоядие от болезни, которая скручивала животное или человека за 6–12 часов. Кстати, возбудителю сибирской язвы нашлось применение – его стали использовать для изготовления вакцин. В далекой заснеженной Сибири группа ученых открыла то, над чем работали зарубежные светила Луи Пастер и Роберт Кох. В Тобольске была создана научно-исследовательская лаборатория, затем институт, так что биофабрика здесь родилась не на пустом месте. Ученые подготовили почву для промышленного выпуска препаратов, применяемых в животноводстве. В декабре 1921 года в Тобольске на базе научно-исследовательского института открыта биофабрика. Животноводство в Сибири в то время развивалось хорошими темпами и, чтобы избежать падежа скота, требовались в большом количестве вакцины. Разместилась биофабрика на месте бывшего предприятия по изготовлению питейных напитков на площади 17 га. Нэля Егорова была последним директором предприятия, ей пришлось участвовать в его ликвидации. Нэли Васильевна признается, что всегда считала биофабрику маленькой Россией, микрогосударством, где было все: и репрессии (одного из директоров забрали в 1937 году),и развитие производства, и внедрение новых технологий, и коммунистические субботники, и строительство жилья для работников (на биофабрике трудилось 150–200 человек), и многое другое. А главное, там трудились добросовестные люди и коллектив был дружным, сплоченным. Тобольской биофабрике, которая снабжала вакцинами не только все союзные республики, но и такие дружественные страны, как Ангола, Монголия, Вьетнам, было чем гордиться. Вакцины выпускали порядка 85 тысяч литров, сыворотки лечебной – 16–20 тысяч литров, сыворотки диагностической – 5–10 тысяч литров. Все эти препараты активно использовались в животноводстве. А направлены они были на борьбу с сибирской язвой, ящуром, алеутской болезнью норок. Чтобы получить нужные препараты, приходилось заражать животных – лабораторных крыс, морских свинок, кроликов, лошадей, поголовье которых доходило до ста. директор старалась обеспечить животных хорошей кормовой базой. А когда наступили трудные времена и директор горводоканала за долги приказал отключить биофабрику от водоснабжения, она уговорила-таки пришедших пломбировать работников оставить ей лазейку: втайне от коллег, чтобы не подвести контролеров горводоканала, она собственноручно откручивала вентиль и поила лошадок, а также грызунов. Но сколько бы времени ни прошло, в ее ушах звенят слова директора горводоканала: «Собирай своих зараженных коней да гони на болота». Последний директор фабрики убеждена, что благодаря их многолетнему труду многие болезни животных удалось победить. И очень обидно ей было услышать в Москве от замминистра сельского хозяйства, что намного выгоднее закупить вакцины за рубежом, нежели содержать Тобольскую биофабрику. Нэля Егорова тогда довольно смело ему парировала, подумав, что дальше Сибири не сошлют. На биофабрике Егорова работала с 1972 года после окончания Омского сельскохозяйственного института и во что бы то ни стало старалась сохранить производство. Готова была к его переносу в деревню Соляную Тобольского района (а такой вариант рассматривался), так как понимала, что предприятию, работающему в особом режиме биологической опасности, не место в историческом центре города. Но в 2002 году предприятие официально ликвидировали. Единственное, что смогла сделать для него Егорова, так это ускорить процесс включения зданий бывшей биофабрики в реестр памятников промышленной архитектуры. Сегодня последний директор биофабрики на заслуженном отдыхе и в ее планах – создать музей предприятия, которое гремело когда-то на всю страну. Она уверена, что интерес к музею будет большой как у школьников, студентов, так и у взрослого населения. А у экскурсоводов, водящих группы туристов, тогда появится еще один объект показа, кстати, расположенный на первом пешеходном туристическом маршруте.
Уникальная организация имеет богатую историю, которой можно гордиться, но еще интересней ее предыстория

Здания, выстроенные на территории биофабрики, возведены по указу императора Александра II, который распорядился построить за каменным поясом промышленные здания, где бы изготавливались и хранились вина. Акцент император делал на дикоросы, коими наш край всегда славился. Здания строились по оригинальной для того времени (а это были 80-е годы XIX века) технологии.

Фундамент долго отстаивался. Возводился металлический каркас, система отопления была выполнена в виде колодцев в стенах и на потолке. Здания имели глубокие двойные подвалы, где вероятнее всего и хранились произведенные из местной сибирской ягоды вина. Кирпичные здания строились долго и, что называется, на века. Аналогичные промышленные ансамбли были возведены в Таре, Омске, Тюмени, Томске.

В 1880-е годы в нашем крае прошел небывалый по масштабам падеж домашнего скота, диких зверей, эпидемия перекинулась и на людей. В те годы под Тобольском насчитывалось порядка 1 200 захоронений падшего скота. Неизвестный микроб свирепствовал. Местные поговаривали, что в Сибирь его принес караван, следовавший по Великому шелковому пути через Тобольск. Тогда царь отправил в Тобольск нескольких ученых-микробиологов, которые открыли неведомую бактерию и выявили три формы ее существования – микроб, палочку, капсулу. Болезни дали название сибирская язва по аналогии с местностью.

Ученым удалось выработать противоядие от болезни, которая скручивала животное или человека за 6–12 часов. Кстати, возбудителю сибирской язвы нашлось применение – его стали использовать для изготовления вакцин. В далекой заснеженной Сибири группа ученых открыла то, над чем работали зарубежные светила Луи Пастер и Роберт Кох. В Тобольске была создана научно-исследовательская лаборатория, затем институт, так что биофабрика здесь родилась не на пустом месте. Ученые подготовили почву для промышленного выпуска препаратов, применяемых в животноводстве.

В декабре 1921 года в Тобольске на базе научно-исследовательского института открыта биофабрика. Животноводство в Сибири в то время развивалось хорошими темпами и, чтобы избежать падежа скота, требовались в большом количестве вакцины. Разместилась биофабрика на месте бывшего предприятия по изготовлению питейных напитков на площади 17 га. Нэля Егорова была последним директором предприятия, ей пришлось участвовать в его ликвидации.

Нэли Васильевна признается, что всегда считала биофабрику маленькой Россией, микрогосударством, где было все: и репрессии (одного из директоров забрали в 1937 году),
и развитие производства, и внедрение новых технологий, и коммунистические субботники, и строительство жилья для работников (на биофабрике трудилось 150–200 человек), и многое другое. А главное, там трудились добросовестные люди и коллектив был дружным, сплоченным.

Тобольской биофабрике, которая снабжала вакцинами не только все союзные республики, но и такие дружественные страны, как Ангола, Монголия, Вьетнам, было чем гордиться. Вакцины выпускали порядка 85 тысяч литров, сыворотки лечебной – 16–20 тысяч литров, сыворотки диагностической – 5–10 тысяч литров. Все эти препараты активно использовались в животноводстве. А направлены они были на борьбу с сибирской язвой, ящуром, алеутской болезнью норок. Чтобы получить нужные препараты, приходилось заражать животных – лабораторных крыс, морских свинок, кроликов, лошадей, поголовье которых доходило до ста. директор старалась обеспечить животных хорошей кормовой базой. А когда наступили трудные времена и директор горводоканала за долги приказал отключить биофабрику от водоснабжения, она уговорила-таки пришедших пломбировать работников оставить ей лазейку: втайне от коллег, чтобы не подвести контролеров горводоканала, она собственноручно откручивала вентиль и поила лошадок, а также грызунов. Но сколько бы времени ни прошло, в ее ушах звенят слова директора горводоканала: «Собирай своих зараженных коней да гони на болота».

Последний директор фабрики убеждена, что благодаря их многолетнему труду многие болезни животных удалось победить. И очень обидно ей было услышать в Москве от замминистра сельского хозяйства, что намного выгоднее закупить вакцины за рубежом, нежели содержать Тобольскую биофабрику. Нэля Егорова тогда довольно смело ему парировала, подумав, что дальше Сибири не сошлют.

На биофабрике Егорова работала с 1972 года после окончания Омского сельскохозяйственного института и во что бы то ни стало старалась сохранить производство. Готова была к его переносу в деревню Соляную Тобольского района (а такой вариант рассматривался), так как понимала, что предприятию, работающему в особом режиме биологической опасности, не место в историческом центре города. Но в 2002 году предприятие официально ликвидировали. Единственное, что смогла сделать для него Егорова, так это ускорить процесс включения зданий бывшей биофабрики в реестр памятников промышленной архитектуры.

Сегодня последний директор биофабрики на заслуженном отдыхе и в ее планах – создать музей предприятия, которое гремело когда-то на всю страну. Она уверена, что интерес к музею будет большой как у школьников, студентов, так и у взрослого населения. А у экскурсоводов, водящих группы туристов, тогда появится еще один объект показа, кстати, расположенный на первом пешеходном туристическом маршруте.

4456Просмотров
Комментарии для сайта Cackle

Читать далее
В течение трех дней состоятся концертные программы.
Персональная выставка самого загадочного художника открылась в «Арт-салоне на Никольской».
Оставаясь в своем городе, тюменцы смогут побывать в стенах Московской филармонии.
В областной столице в ноябре 2020 года планируется провести первый фестиваль исторического игрового и документального кино.
Церемония награждения лауреатов Всероссийской премии имени поэта Бориса Корнилова «На встречу дня» состоялась 16 ноября в Санкт-Петербурге.
«Парижская любовь Кости Гуманкова» выйдет 16 и 17 ноября.
Окунуться в атмосферу прошлых столетий можно было в Молодежном центре.
В областной столице пройдут «Сибирские родники».

Опрос
Лучший подарок для мамы — это:
цветы, сладости, шампанское
здоровье и успехи детей
туристическая или санаторная путевка
внимание и забота
рукоделие, оригинальный сувенир
бытовая техника
подписка на журналы и газеты
билеты в театр и кино, поход в ресторан
все перечисленное

Подпишитесь на нашу рассылку, чтобы не пропустить главное