Размер шрифта+
Цветовая схемаAAA

Она была первой

Общество, 00:53, 06 марта 2014,
Слушать новость
Она была первой. .

Надежда Александровна Лухманова по праву считается первой тюменской писательницей. Родилась она  в 1840-х годах (точная дата не установлена) в Санкт-Петербурге, в 90-х вышла замуж за Александра Колмогорова, сына Филимона Степановича Колмогорова, тюменского городского головы (1860–1880 гг.), купца первой гильдии, несколько лет жила в Тюмени. О жизни и творчестве Надежды Лухмановой корреспондент издания побеседовал с директором института филологии и журналистики ТюмГУ, доктором филологических наук, профессором Еленой Эртнер.
– Елена Николаевна, и все-таки Надежда Лухманова – первая тюменская писательница?

– Надежда Александровна, известная писательница рубежа ХIХ–ХХ веков – автор интереснейших произведений о Сибири. Предшественницей ее была разве что Людмила Симонова, создавшая занимательные очерки о коренных народах Крайнего Севера. А если говорить о Тюмени, то, безусловно, первой писательницей, первым автором женской прозы была Надежда Лухманова.

– Вы разделяете прозу на мужскую и женскую?

– Не я разделяю. Это научные веяния последнего времени. У Надежды Лухмановой незаурядная биография. Она родилась в Санкт-Петербурге, окончила Смольный институт благородных девиц, получив прекрасное по тем временам образование, несколько раз была замужем, в том числе за Александром Колмогоровым. Колмогоров был инженером, окончил институт путей сообщения в Санкт-Петербурге, где, очевидно, познакомился с Надеждой, и увез ее  в Тюмень. В Тюмени она прожила пять лет.

Перу Надежды Лухмановой принадлежат «Очерки из жизни в Сибири» и замечательная книга, которая ни разу еще нигде не упомянута, – драма «Сибирский Риголетто». Она написана по мотивам классического произведения, но уже на основе тюменских событий, одним из героев которых становится свекор писательницы.

– Получается, что первая книга – это публицистика?

– Нет, Лухманова вместе с другими писателями рубежа XIX–XX веков изобрела особый тип романа, в котором очерковая основа: сюжет, правда факта, исторические события, а с другой стороны – романная основа: острый сюжет, я бы даже сказала, приключенческий, развлекательный. Кроме социального развивается в произведении и психологический, внутренний конфликт героя. И это можно назвать завоеванием региональной прозы на стыке веков. Данная жанровая модификация явилась своего рода открытием в литературе, что  и отмечала критика того времени.

– Но провинциальная Тюмень уроженке столицы не приглянулась...

– Через пять лет Надежда Александровна возвращается в Петербург. И позже, когда начинается русско-японская война, Надежда Лухманова, ей к тому времени уже где-то около пятидесяти, едет в Маньчжурию. Сохранилась фотография, на которой она запечатлена в форме сестры милосердия. И в Маньчжурии, ухаживая за ранеными, она одновременно выступает как очеркист, корреспондент петербургских газет. В результате очерки о русско-японской войне сложились в книгу. Участие Лухмановой в войне, безусловно, можно назвать подвигом писателя, для которого превыше всего гражданственность и исторический факт.

Литературное наследие Надежды Лухмановой составило около пятидесяти романов, которые сегодня исследователи относят к женской прозе.

Но имя Лухмановой бы-ло несправедливо забыто в веке ХХ. Может быть, забвение спровоцировало резко негативное отношение Владимира Короленко к взглядам писательницы «на женский вопрос».

Изучение творчества Лухмановой началось в Тюмени в 1950-е годы. Первыми исследователями были преподаватели Тюменского государственного педагогического института, доценты кафедры русской литературы Полонский и  Беспалова. Перу Беспаловой принадлежат книги о литературе Тюмени ХIХ века, в которых важное место отводится исследованию произведений Лухмановой.

Тюменский издатель Юрий Мандрика, по сути, вернул читателю произведения Надежды Лухмановой, переиздав ее роман «Очерки из жизни в Сибири». Теперь с творчеством первой тюменской писательницы может познакомиться современный читатель, если он интересуется литературой конца ХIХ века. Творчество Лухмановой с интересом изучают студенты ТюмГУ на занятиях по русской литературе и литературному краеведению. Так что книга сегодня живет, а значит, живет и наша память о писательнице Надежде Лухмановой.

Далее в сюжете: «В растревоженном сердце нет злобы, обиды и мглы...»

Надежда Александровна Лухманова по праву считается первой тюменской писательницей. Родилась она  в 1840-х годах (точная дата не установлена) в Санкт-Петербурге, в 90-х вышла замуж за Александра Колмогорова, сына Филимона Степановича Колмогорова, тюменского городского головы (1860–1880 гг.), купца первой гильдии, несколько лет жила в Тюмени. О жизни и творчестве Надежды Лухмановой корреспондент издания побеседовал с директором института филологии и журналистики ТюмГУ, доктором филологических наук, профессором Еленой Эртнер.
– Елена Николаевна, и все-таки Надежда Лухманова – первая тюменская писательница?

– Надежда Александровна, известная писательница рубежа ХIХ–ХХ веков – автор интереснейших произведений о Сибири. Предшественницей ее была разве что Людмила Симонова, создавшая занимательные очерки о коренных народах Крайнего Севера. А если говорить о Тюмени, то, безусловно, первой писательницей, первым автором женской прозы была Надежда Лухманова.

– Вы разделяете прозу на мужскую и женскую?

– Не я разделяю. Это научные веяния последнего времени. У Надежды Лухмановой незаурядная биография. Она родилась в Санкт-Петербурге, окончила Смольный институт благородных девиц, получив прекрасное по тем временам образование, несколько раз была замужем, в том числе за Александром Колмогоровым. Колмогоров был инженером, окончил институт путей сообщения в Санкт-Петербурге, где, очевидно, познакомился с Надеждой, и увез ее  в Тюмень. В Тюмени она прожила пять лет.

Перу Надежды Лухмановой принадлежат «Очерки из жизни в Сибири» и замечательная книга, которая ни разу еще нигде не упомянута, – драма «Сибирский Риголетто». Она написана по мотивам классического произведения, но уже на основе тюменских событий, одним из героев которых становится свекор писательницы.

– Получается, что первая книга – это публицистика?

– Нет, Лухманова вместе с другими писателями рубежа XIX–XX веков изобрела особый тип романа, в котором очерковая основа: сюжет, правда факта, исторические события, а с другой стороны – романная основа: острый сюжет, я бы даже сказала, приключенческий, развлекательный. Кроме социального развивается в произведении и психологический, внутренний конфликт героя. И это можно назвать завоеванием региональной прозы на стыке веков. Данная жанровая модификация явилась своего рода открытием в литературе, что  и отмечала критика того времени.

– Но провинциальная Тюмень уроженке столицы не приглянулась...

– Через пять лет Надежда Александровна возвращается в Петербург. И позже, когда начинается русско-японская война, Надежда Лухманова, ей к тому времени уже где-то около пятидесяти, едет в Маньчжурию. Сохранилась фотография, на которой она запечатлена в форме сестры милосердия. И в Маньчжурии, ухаживая за ранеными, она одновременно выступает как очеркист, корреспондент петербургских газет. В результате очерки о русско-японской войне сложились в книгу. Участие Лухмановой в войне, безусловно, можно назвать подвигом писателя, для которого превыше всего гражданственность и исторический факт.

Литературное наследие Надежды Лухмановой составило около пятидесяти романов, которые сегодня исследователи относят к женской прозе.

Но имя Лухмановой бы-ло несправедливо забыто в веке ХХ. Может быть, забвение спровоцировало резко негативное отношение Владимира Короленко к взглядам писательницы «на женский вопрос».

Изучение творчества Лухмановой началось в Тюмени в 1950-е годы. Первыми исследователями были преподаватели Тюменского государственного педагогического института, доценты кафедры русской литературы Полонский и  Беспалова. Перу Беспаловой принадлежат книги о литературе Тюмени ХIХ века, в которых важное место отводится исследованию произведений Лухмановой.

Тюменский издатель Юрий Мандрика, по сути, вернул читателю произведения Надежды Лухмановой, переиздав ее роман «Очерки из жизни в Сибири». Теперь с творчеством первой тюменской писательницы может познакомиться современный читатель, если он интересуется литературой конца ХIХ века. Творчество Лухмановой с интересом изучают студенты ТюмГУ на занятиях по русской литературе и литературному краеведению. Так что книга сегодня живет, а значит, живет и наша память о писательнице Надежде Лухмановой.



Ранее в сюжете

«Весной произойдут метаморфозы...»

20

Книга, у которой есть душа

20

В Упорово организовали полевую кухню для добровольцев, которые помогают укреплять дорогу-дамбу

24 апреля

В Ярковском районе с наступающим Днем Победы поздравляют ветеранов Великой Отечественной войны

24 апреля