×
В социальных сетях
В печатной версии

Сюрприз для защитницы крепости

27.02.2014
00:10
Сюрприз для защитницы крепости. . Лилия Осипенко, начальник детского лагеря «Спутник», с первого дня знакомства называла меня ласково Валерушка. Что-то было в этом теплое, родное, далекое, мамино... Нужно сказать, что меня очень долго агитировали поработать в «Спутнике». Не полюбив пионерский лагерь в детстве, я как-то не очень хотел видеть там себя в качестве педагога. Но было сказано столько воодушевляющих слов по поводу его начальника, что не согласиться хотя бы на одну смену было просто невозможно. И вот  я в лагере. Деревянные постройки. Я тоже помещен в небольшую деревяшку, напиханную такими же, как я, агитированными. Мне бы что-нибудь покомфортнее. Но, видимо, это было только мое желание, сотрудники и дети, судя по сияющим лицам, вполне довольны, приезжают сюда уже не первый раз. Видя мое не очень «спутниковское» настроение, Лилия Афанасьевна сближается со мной. И у нас проходят долгие беседы под звездами о жизни, о лагере («а как бы ты хотел?»), она  с увлечением рассказывает о своих поездках в Белоруссию. Лагерь носит имя лейтенанта Андрея Кижеватова, Героя Советского Союза, защитника Брестской крепости. В лагере есть музей. Все экспонаты оттуда, с окровавленной Белорусской земли: солдатские каски, котелки, гильзы от снарядов, фотографии. Экскурсии Осипенко водит сама, ночью. Вот  и меня повела в одну из наших звездных ночей. Впечатлился. И уже намного позже, приезжая в гости со своим хоровым коллективом, ходил повторно с ребятами. И все было выдержано по прежней временной схеме. Хотя я просил пораньше. – Нет, нет, – отмахивалась Лилия Афанасьевна. И только с приходом ночи, после отбоя, неожиданно появляясь в дачке, говорила: – Пойдемте, ребятушки, в музей. Я вам расскажу про защитников Брестской крепости. Нужно было видеть наполненные необычным свечением глаза ребят после экскурсии. Глаза патриотов. После той июньской «спутниковской отработки» я ухал к тетке в Москву. Столица закрутила меня своим шумом и делами. Но иногда мысли упрямо возвращались к лагерю. Наверное, я все же успел полюбить эту лесную жизнь, полную своих забот и приключений. Меня терзало чувство вины, некая недосказанность, как будто я совершил не совсем правильный поступок, уехав из лагеря среди лета. И я решил досказать. В пору, когда даже хороший карандаш или краски были дефицитом, решил собрать посылку и отправить в лагерь. Положил в коробку то, что могло представлять интерес для пионерской работы и немного лично для Лилии Афанасьевны. Что-то из косметики, купленной в польском магазине, и сладости. Послал инкогнито, придумав вымышленную фамилию. Прошло много лет. Как-то летним днем, встретившись с Лилией Афанасьевной, мы стали вспоминать пионерские времена. – Послушай, а не ты ли мне посылал посылку? Я уже  и сам забыл о тогдашнем своем порыве и сейчас моментально вспомнил то счастливое время. Прищуренные глаза Лилии Афанасьевны ждали ответа. Я улыбнулся. – Я так и знала! Но ты сбил меня этой проклятой косметикой. Зачем мне все эти финтифлюшки... – Я же женщине посылал, – парировал я. – Ну да, – поправляя волосы, кивнула Лилия Афанасьевна и возвратилась к воспоминаниям. Она вновь ездила в Белоруссию, привезла очередные экспонаты для музея и горсть брестской земли. Хотя на тот момент лагеря уже не стало, а для музея была выделена небольшая комната в детском клубе. Я слушал и смотрел на эту уже седовласую женщину. Она за много лет ни  в чем не изменила себе. Ее жизнь была насыщена теми же заботами, что и раньше. как и раньше, ее стройную фигуру венчала белоснежная сорочка с повязанной по воротнику косынкой, память о пионерском галстуке. Легкий ветерок игриво трепал кончики материи, словно это были язычки пламени лагерного прощального костра... Взяться за перо подтолкнуло меня известие о том, что Лилии Афанасьевны, моего доброго друга, не стало. За ее кипучую энергию и преданность памяти героев Великой Отечественной ее саму иногда называли защитницей Брестской крепости. Крепость была и у нее внутри – крепость человеческого духа. Светлая память истинному патриоту Родины!

Лилия Осипенко, начальник детского лагеря «Спутник», с первого дня знакомства называла меня ласково Валерушка. Что-то было в этом теплое, родное, далекое, мамино...

Нужно сказать, что меня очень долго агитировали поработать в «Спутнике». Не полюбив пионерский лагерь в детстве, я как-то не очень хотел видеть там себя в качестве педагога. Но было сказано столько воодушевляющих слов по поводу его начальника, что не согласиться хотя бы на одну смену было просто невозможно.

И вот  я в лагере. Деревянные постройки. Я тоже помещен в небольшую деревяшку, напиханную такими же, как я, агитированными. Мне бы что-нибудь покомфортнее. Но, видимо, это было только мое желание, сотрудники и дети, судя по сияющим лицам, вполне довольны, приезжают сюда уже не первый раз.

Видя мое не очень «спутниковское» настроение, Лилия Афанасьевна сближается со мной. И у нас проходят долгие беседы под звездами о жизни, о лагере («а как бы ты хотел?»), она  с увлечением рассказывает о своих поездках в Белоруссию. Лагерь носит имя лейтенанта Андрея Кижеватова, Героя Советского Союза, защитника Брестской крепости.

В лагере есть музей. Все экспонаты оттуда, с окровавленной Белорусской земли: солдатские каски, котелки, гильзы от снарядов, фотографии.

Экскурсии Осипенко водит сама, ночью. Вот  и меня повела в одну из наших звездных ночей. Впечатлился. И уже намного позже, приезжая в гости со своим хоровым коллективом, ходил повторно с ребятами. И все было выдержано по прежней временной схеме. Хотя я просил пораньше.

– Нет, нет, – отмахивалась Лилия Афанасьевна. И только с приходом ночи, после отбоя, неожиданно появляясь в дачке, говорила:

– Пойдемте, ребятушки, в музей. Я вам расскажу про защитников Брестской крепости.

Нужно было видеть наполненные необычным свечением глаза ребят после экскурсии. Глаза патриотов.

После той июньской «спутниковской отработки» я ухал к тетке в Москву. Столица закрутила меня своим шумом и делами. Но иногда мысли упрямо возвращались к лагерю. Наверное, я все же успел полюбить эту лесную жизнь, полную своих забот и приключений. Меня терзало чувство вины, некая недосказанность, как будто я совершил не совсем правильный поступок, уехав из лагеря среди лета. И я решил досказать.

В пору, когда даже хороший карандаш или краски были дефицитом, решил собрать посылку и отправить в лагерь. Положил в коробку то, что могло представлять интерес для пионерской работы и немного лично для Лилии Афанасьевны. Что-то из косметики, купленной в польском магазине, и сладости. Послал инкогнито, придумав вымышленную фамилию.

Прошло много лет. Как-то летним днем, встретившись с Лилией Афанасьевной, мы стали вспоминать пионерские времена.

– Послушай, а не ты ли мне посылал посылку?

Я уже  и сам забыл о тогдашнем своем порыве и сейчас моментально вспомнил то счастливое время.

Прищуренные глаза Лилии Афанасьевны ждали ответа. Я улыбнулся.

– Я так и знала! Но ты сбил меня этой проклятой косметикой. Зачем мне все эти финтифлюшки...

– Я же женщине посылал, – парировал я.

– Ну да, – поправляя волосы, кивнула Лилия Афанасьевна и возвратилась к воспоминаниям.

Она вновь ездила в Белоруссию, привезла очередные экспонаты для музея и горсть брестской земли. Хотя на тот момент лагеря уже не стало, а для музея была выделена небольшая комната в детском клубе.

Я слушал и смотрел на эту уже седовласую женщину. Она за много лет ни  в чем не изменила себе. Ее жизнь была насыщена теми же заботами, что и раньше. как и раньше, ее стройную фигуру венчала белоснежная сорочка с повязанной по воротнику косынкой, память о пионерском галстуке.

Легкий ветерок игриво трепал кончики материи, словно это были язычки пламени лагерного прощального костра...

Взяться за перо подтолкнуло меня известие о том, что Лилии Афанасьевны, моего доброго друга, не стало. За ее кипучую энергию и преданность памяти героев Великой Отечественной ее саму иногда называли защитницей Брестской крепости. Крепость была и у нее внутри – крепость человеческого духа. Светлая память истинному патриоту Родины!

185Просмотров
Комментарии для сайта Cackle

Читать далее
26 августа по народному календарю – Максимов день. В этот день следили за ветрами: дуют тихо – к теплой и сухой погоде, если же бурей проносятся, то жди дождливый сентябрь.
Журналисты пообщались с тюменцами, снимающими квартиры в областной столице.
Право на досрочную пенсию распространили на всех многодетных мам.
25 августа – день самоанализа. Посмотрите на свои возможности, разберитесь в желаниях. Что для вас принципиально важно? День пройдет удачно, если других вы не будете провоцировать на ссоры.
26 августа повезет тем, кто умеет быстро принимать решения. Из-за промедления есть вероятность упустить интересные возможности и шанс сорвать куш.
Ребята будут рады канцелярским принадлежностям, тетрадкам и ранцам.
25 августа по народному календарю – Фотя поветенный. С сегодняшнего дня возможны первые заморозки.
С 18 по 24 августа – обо всем самом интересном.
Опрос
По вашему мнению, гордость Тюменской области - это:
люди
история
экономика
дороги
нефть и газ
природа
архитектурные объекты
горячие источники
все перечисленное

Подпишитесь на нашу рассылку, чтобы не пропустить главное