×
В социальных сетях
В печатной версии

Герои-созидатели как ориентир

06.02.2014
01:00
Герои-созидатели как ориентир. . «Клуб-7» руководителей средств массовой информации области назвал победителей ежегодного конкурса общественного признания. Это люди и события, которые оказали существенное влияние на формирование гражданского общества, на развитие социальной, политической и деловой активности региона.  Звание «Мэтр года» присуждено писателю Александру Мищенко. С мэтром встретился корреспондент издания. – Александр Петрович, вы  с Анатолием Омельчуком – два тяжеловеса. Я даже имею в виду не столько объем книг, сколько содержание текстов, которые довольно тяжелы для восприятия. Надо ли сегодня писать книги, заставляющие философствовать, размышлять, если учесть, что уровень образования населения снижается и даже так называемую легковесную литературу и то читают все меньше и меньше? – Писатели не должны приспосабливаться под нижний уровень масс, а наоборот, должны поднимать массы. Что касается нашей с Анатолием Омельчуком литературы, я подарил ему свою новую книгу и в качестве автографа написал, что он гребенной большой волны литературы, которая идет из недр сибирских. Думаю, что  я с ним рядом. Наши с ним книги – не ширпот-реб, это большая литература, фундаментальная. Это как в науке: есть наука прикладная и есть наука фундаментальная. Такая литература нужна. Но ее читают те, кому позволяет его интеллект. И я глубоко уверен, что  в новом тысячелетии, по крайней мере в XXI веке, есть и будут появляться люди, которые перерастают себя и время. Есть такие люди, вот для них, для этих читателей, я и пишу свои книги. И это не только академики да профессора. Мой читатель № 1 в Ишиме – Нэлли Деева, в недавнем прошлом она первый читатель моих больших книг. Такая же умная Нина Петровна, соседка по даче, учитель математики, пенсионерка. Вот они понимают эти мои большие книги. Я уж не говорю о таких людях, как Юрий Цырин, писатель, бывший буровик, заслуженный изобретатель России, который живет сейчас с семьей в Нью-Йорке. Вот такие разносторонне эрудированные люди и есть элита. По крайней мере, элита определяет движение вперед, движение общества. Вот для них эта литература. – Я так полагаю, что мэт-ром года вы стали за «Самотлорского Спартака»? Но буквально в первые дни года появилась и новая книжка – «Гаринский парень». Это ведь уже из другой области, это  о человеке труда. – Вторая версия «Самотлорского Спартака» – двухтомная книга, в ней я более углубленно все  продумал, промыслил. И еще есть у меня «Дом под звездами», так вот «Гаринский парень» – это, по существу, извлечение из этих романов, поэтому в нем тоже звучат именно глубокие романные мысли. Главный герой Василий Пет-рович Федотов, руководитель тюменской фирмы. Судьбу его  я исследовал 20 лет. Удивительно, но  у этого человека нет врагов. Я его рассматриваю в этом романе, как на конт-раверзе Печорин – Федотов. Печорин представлял собой зеркало пустого общества, «кипел в бездействии пустом», оставлял после себя вереницу несчастных женщин, слезы и горе. В предисловии к роману «Герой нашего времени» Лермонтов сообщает, что Печорин – «это портрет, составленный из пороков всего нашего поколения». И далее, в конце предисловия: «Болезнь указана, а как ее излечить – это уж Бог знает!» Здесь Лермонтов лукавит. На мой взгляд, все недостатки Печорина связаны с совершением им подлости, а лечение этой болезни заключается в том, чтобы не делать подлость для людей. Жить каждый день для себя, для своих удовольствий – вот высший идеал и цель в жизни для Печорина. Во всей пафосной патриотической русской литературе нет героя-трудоголика. Весь школьный курс литературы – это панорама проходимцев, неудачников, адекватных пустому обществу, как лермонтовский Печорин, нигилистов и так далее. – Но ваш Федотов – созидатель! – А Федотов созидатель. И не то что созидатель, а  трудоголик. Трудоголик у нас, кстати, наш президент Владимир Путин. Как он говорил: «Я тружусь, как раб на галерах». Спартанец! А возвращаясь к Федотову, я хочу сказать, что такого героя в литературе до сих пор  не было! Ни до революции, ни после революции. Были вроде бы  в нашей литературе отечественной, но они все идеологизированные, а вот в чистом виде, из реальной жизни, таких героев не было. Кстати, лидерами общественного признания, я напомню, вместе со мной стали и простые люди труда. Это ветеринарный врач из Исетского района Андрей Плахотник и оператор машинного доения кооператива «Желнинский» Вагайского района Галина Южакова. Это тоже настоящие трудоголики – передовые представители эпохи созидания. Поэтому героями современной литературы должны быть как раз люди созидания, наш  идеал – люди-спартанцы, потому что осваивать вселенную, другие галактики придется нашим людям, героям-созидателям.

«Клуб-7» руководителей средств массовой информации области назвал победителей ежегодного конкурса общественного признания. Это люди и события, которые оказали существенное влияние на формирование гражданского общества, на развитие социальной, политической и деловой активности региона. 

Звание «Мэтр года» присуждено писателю Александру Мищенко. С мэтром встретился корреспондент издания.

– Александр Петрович, вы  с Анатолием Омельчуком – два тяжеловеса. Я даже имею в виду не столько объем книг, сколько содержание текстов, которые довольно тяжелы для восприятия. Надо ли сегодня писать книги, заставляющие философствовать, размышлять, если учесть, что уровень образования населения снижается и даже так называемую легковесную литературу и то читают все меньше и меньше?

– Писатели не должны приспосабливаться под нижний уровень масс, а наоборот, должны поднимать массы. Что касается нашей с Анатолием Омельчуком литературы, я подарил ему свою новую книгу и в качестве автографа написал, что он гребенной большой волны литературы, которая идет из недр сибирских. Думаю, что  я с ним рядом. Наши с ним книги – не ширпот-реб, это большая литература, фундаментальная. Это как в науке: есть наука прикладная и есть наука фундаментальная. Такая литература нужна. Но ее читают те, кому позволяет его интеллект.

И я глубоко уверен, что  в новом тысячелетии, по крайней мере в XXI веке, есть и будут появляться люди, которые перерастают себя и время. Есть такие люди, вот для них, для этих читателей, я и пишу свои книги. И это не только академики да профессора. Мой читатель № 1 в Ишиме – Нэлли Деева, в недавнем прошлом она первый читатель моих больших книг. Такая же умная Нина Петровна, соседка по даче, учитель математики, пенсионерка. Вот они понимают эти мои большие книги. Я уж не говорю о таких людях, как Юрий Цырин, писатель, бывший буровик, заслуженный изобретатель России, который живет сейчас с семьей в Нью-Йорке. Вот такие разносторонне эрудированные люди и есть элита. По крайней мере, элита определяет движение вперед, движение общества. Вот для них эта литература.

– Я так полагаю, что мэт-ром года вы стали за «Самотлорского Спартака»? Но буквально в первые дни года появилась и новая книжка – «Гаринский парень». Это ведь уже из другой области, это  о человеке труда.

– Вторая версия «Самотлорского Спартака» – двухтомная книга, в ней я более углубленно все  продумал, промыслил. И еще есть у меня «Дом под звездами», так вот «Гаринский парень» – это, по существу, извлечение из этих романов, поэтому в нем тоже звучат именно глубокие романные мысли.

Главный герой Василий Пет-рович Федотов, руководитель тюменской фирмы. Судьбу его  я исследовал 20 лет. Удивительно, но  у этого человека нет врагов. Я его рассматриваю в этом романе, как на конт-раверзе Печорин – Федотов.

Печорин представлял собой зеркало пустого общества, «кипел в бездействии пустом», оставлял после себя вереницу несчастных женщин, слезы и горе. В предисловии к роману «Герой нашего времени» Лермонтов сообщает, что Печорин – «это портрет, составленный из пороков всего нашего поколения». И далее, в конце предисловия: «Болезнь указана, а как ее излечить – это уж Бог знает!» Здесь Лермонтов лукавит. На мой взгляд, все недостатки Печорина связаны с совершением им подлости, а лечение этой болезни заключается в том, чтобы не делать подлость для людей. Жить каждый день для себя, для своих удовольствий – вот высший идеал и цель в жизни для Печорина.

Во всей пафосной патриотической русской литературе нет героя-трудоголика. Весь школьный курс литературы – это панорама проходимцев, неудачников, адекватных пустому обществу, как лермонтовский Печорин, нигилистов и так далее.

– Но ваш Федотов – созидатель!

– А Федотов созидатель. И не то что созидатель, а  трудоголик. Трудоголик у нас, кстати, наш президент Владимир Путин. Как он говорил: «Я тружусь, как раб на галерах». Спартанец! А возвращаясь к Федотову, я хочу сказать, что такого героя в литературе до сих пор  не было! Ни до революции, ни после революции. Были вроде бы  в нашей литературе отечественной, но они все идеологизированные, а вот в чистом виде, из реальной жизни, таких героев не было. Кстати, лидерами общественного признания, я напомню, вместе со мной стали и простые люди труда. Это ветеринарный врач из Исетского района

Андрей Плахотник и оператор машинного доения кооператива «Желнинский» Вагайского района Галина Южакова. Это тоже настоящие трудоголики – передовые представители эпохи созидания.

Поэтому героями современной литературы должны быть как раз люди созидания, наш  идеал – люди-спартанцы, потому что осваивать вселенную, другие галактики придется нашим людям, героям-созидателям.

771Просмотров
Комментарии для сайта Cackle

Читать далее
Пилотный проект по модернизации ишимской службы занятости стартует в 2019 году.
В рамках проекта «Безопасные дороги» в регионе стартует акция «Дорога к школе».
Ветераны-журналисты Татьяна Потемкина и Виктор Логинов пригласили тюменцев в литературно-краеведческий центр на презентацию своих книг, изданных в 2018 году.
В рамках всеармейского этапа «АрМИ-2019» стартовал конкурс «Инженерная формула».
Великая Отечественная отозвалась огромной болью: нет ни одной семьи, которой бы не коснулись утраты и тяготы военных лет.
Это первые точки маршрута экспедиции «Сибиряки: дорогами Побед».
За четверть века депутаты Тюменской городской думы провели около 38 тысяч приемов избирателей.
Опрос
Сколько времени вам необходимо для полноценного отдыха?
Одна неделя
Две недели
Один месяц
Два месяца
Я могу трудиться без отпуска
Для меня отдых — это работа
Я все время отдыхаю

Подпишитесь на нашу рассылку, чтобы не пропустить главное