Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Думай о хорошем, включай радио

Дорогие сердцу воспоминания

08.10.2013
00:17
Дорогие сердцу воспоминания. None. В октябре этого года музею Николая Кузнецова, расположенному в городе Талице Свердловской области, исполняется 60 лет. Уникальный по своему предназначению, с неповторимой выставочно-экспозиционной панорамой музей часто посещают гости из Тюмени. В Талице Николай Кузнецов несколько лет учился в школе-семилетке № 1, а затем продолжил обучение в Талицком лесном техникуме. Юный тогда еще Никанор Кузнецов с сентября 1924 года по июнь 1925 года проживал на квартире у Александры Васильевны Прохоровой по улице Большие Пески. После того, как глава семейства Константин Иванович скоропостижно скончался, Александра Васильевна одна воспитывала четверых детей: Михаила, Николая, Вениамина и Раю. Самая младшая, Раиса, здравствует и поныне. Трудно было Александре Прохоровой одной поднимать детей, но она доброжелательно приняла Нику в свой дом. Мальчишки занимали маленькую комнатку с двумя кроватями, на которых спали по двое – валетом: Никоша с Николаем, Вениамин с Михаилом. Николай Прохоров позднее вспоминал, как часто Ника разговаривал во сне. Спецагенту пришлось много и упорно работать над собой, чтобы отвыкнуть от такой опасной предрасположенности – говорить по-русски во время сна. Перед отправкой на очередное задание в первых числах сентября 1941 года Николай Кузнецов написал письмо семье Прохоровых в заводской поселок Талица (ныне город Талица Свердловской области), в котором были такие строчки: «…Последние три года я за короткими исключениями провел за границей, объехал все страны Европы, особенно же крепко изучил Германию, куда наше правительство посылало меня и других для выполнения различных хозяйственных заданий. Я лично работал по приемке промышленного оборудования для некоторых предприятий нашей страны. Много повидал интересного и в результате этого еще больше полюбил великую Отчизну. Правда на нашей стороне, и мы победим. Сейчас снова в Москве, работал в авиационной промышленности, а теперь зачислен в парашютно-десантные части РККА и в ближайшие дни отправлюсь на выполнение специального задания Верховного командования. Сейчас идет усиленная подготовка. Самочувствие прекрасное, могу вас заверить, что горько пожалеют фашистские изверги о том, что пришли они  в нашу страну. Пощады давать не будем никому! Больше писать о работе не буду. Вы сами понимаете, но могу заверить вас, что каждая кочка, каждый куст далеко в тылу у немцев будут стрелять по ним, земля загорится под ними. Вчера я ехал в машине с летного поля и вдруг вижу – по площади Пушкина идет Толя Логинов в форме воентехника (с тремя кубиками). Очень сожалею, что  я не остановился, но он ведь меня совсем не знает или давно забыл. Привет всем друзьям. Ваш Николай Кузнецов». В этом письме прославленный разведчик прислал довоенную фотографию, на которой он запечатлен в темном костюме, белой рубашке с галстуком. На обратной стороне фотоснимка Николай Иванович собственноручно написал: «Александ-ре Васильевне Прохоровой и всей семье на память от Ники. С глубокой благодарностью вспоминаю о днях, проведенных в детстве среди вашей семьи. 6/Х/41 г. Москва». Это письмо получил Михаил Прохоров, проживавший в родительском доме, на тот период сотрудник райкома партии. К тому времени все дети Александры Васильевны окончили Талицкий лесной техникум и разъехались по разным городам. Раиса проживала в Верх-Нейвинске и трудилась в местном лесничестве. Николай Прохоров служил в органах НКВД, проходил обучение на курсах комсостава, до войны он несколько раз встречался с Николаем Кузнецовым в Свердловске. Вениамин воевал на Ленинградском фронте. Только в 1949 году Николай Прохоров узнал о дальнейшей судьбе непревзойденного спецагента.

В октябре этого года музею Николая Кузнецова, расположенному в городе Талице Свердловской области, исполняется 60 лет. Уникальный по своему предназначению, с неповторимой выставочно-экспозиционной панорамой музей часто посещают гости из Тюмени.

В Талице Николай Кузнецов несколько лет учился в школе-семилетке № 1, а затем продолжил обучение в Талицком лесном техникуме. Юный тогда еще Никанор Кузнецов с сентября 1924 года по июнь 1925 года проживал на квартире у Александры Васильевны Прохоровой по улице Большие Пески. После того, как глава семейства Константин Иванович скоропостижно скончался, Александра Васильевна одна воспитывала четверых детей: Михаила, Николая, Вениамина и Раю. Самая младшая, Раиса, здравствует и поныне.

Трудно было Александре Прохоровой одной поднимать детей, но она доброжелательно приняла Нику в свой дом. Мальчишки занимали маленькую комнатку с двумя кроватями, на которых спали по двое – валетом: Никоша с Николаем, Вениамин с Михаилом. Николай Прохоров позднее вспоминал, как часто Ника разговаривал во сне. Спецагенту пришлось много и упорно работать над собой, чтобы отвыкнуть от такой опасной предрасположенности – говорить по-русски во время сна. Перед отправкой на очередное задание в первых числах сентября 1941 года Николай Кузнецов написал письмо семье Прохоровых в заводской поселок Талица (ныне город Талица Свердловской области), в котором были такие строчки: «…Последние три года я за короткими исключениями провел за границей, объехал все страны Европы, особенно же крепко изучил Германию, куда наше правительство посылало меня и других для выполнения различных хозяйственных заданий. Я лично работал по приемке промышленного оборудования для некоторых предприятий нашей страны. Много повидал интересного и в результате этого еще больше полюбил великую Отчизну. Правда на нашей стороне, и мы победим. Сейчас снова в Москве, работал в авиационной промышленности, а теперь зачислен в парашютно-десантные части РККА и в ближайшие дни отправлюсь на выполнение специального задания Верховного командования. Сейчас идет усиленная подготовка. Самочувствие прекрасное, могу вас заверить, что горько пожалеют фашистские изверги о том, что пришли они  в нашу страну. Пощады давать не будем никому!

Больше писать о работе не буду. Вы сами понимаете, но могу заверить вас, что каждая кочка, каждый куст далеко в тылу у немцев будут стрелять по ним, земля загорится под ними. Вчера я ехал в машине с летного поля и вдруг вижу – по площади Пушкина идет Толя Логинов в форме воентехника (с тремя кубиками). Очень сожалею, что  я не остановился, но он ведь меня совсем не знает или давно забыл. Привет всем друзьям. Ваш Николай Кузнецов».

В этом письме прославленный разведчик прислал довоенную фотографию, на которой он запечатлен в темном костюме, белой рубашке с галстуком. На обратной стороне фотоснимка Николай Иванович собственноручно написал: «Александ-ре Васильевне Прохоровой и всей семье на память от Ники. С глубокой благодарностью вспоминаю о днях, проведенных в детстве среди вашей семьи. 6/Х/41 г. Москва».

Это письмо получил Михаил Прохоров, проживавший в родительском доме, на тот период сотрудник райкома партии. К тому времени все дети Александры Васильевны окончили Талицкий лесной техникум и разъехались по разным городам. Раиса проживала в Верх-Нейвинске и трудилась в местном лесничестве. Николай Прохоров служил в органах НКВД, проходил обучение на курсах комсостава, до войны он несколько раз встречался с Николаем Кузнецовым в Свердловске. Вениамин воевал на Ленинградском фронте. Только в 1949 году Николай Прохоров узнал о дальнейшей судьбе непревзойденного спецагента.

1092Просмотров

Читать далее
Для этого нужно присоединиться к флешмобу #Чтобыпомнить
Приложение открывает доступ к музеям со всей России
Это история о том, как нелегко давалась России Великая Сибирь
Новую образовательную и развлекательную площадку запустили по поручению полпреда президента в УФО Николая Цуканова
Песню спели на мотив «А знаешь, все еще будет»
Инициативные горожане хотят сделать путеводитель по старейшему некрополю областной столицы
Кинофестиваль «Дубль Дв@» пройдет в онлайн-формате

Опрос
Соблюдаете ли вы режим самоизоляции?
Да, сидим все дни дома
Почти, выходим только в ближайший магазин
Не соблюдаем, мы ходим на работу
О самоизоляции не слышали, свободно гуляем
Нам разрешено работать, используем защитные средства
Мы вируса не боимся, поэтому не соблюдаем