Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Думай о хорошем, включай радио

Тайна старого дуба

12.09.2013
00:09
Тайна старого дуба. None. Вспоминаю довоенное детство. Тогда мне, семилетней девчушке, довелось побывать на родине мамы, в Тульской области. Провинциальный старинный городок Белев, что на реке Оке, был основан в 1147 году (ровесник Москвы!). В то время, когда мы приехали туда, он буквально утопал во фруктовых садах, был необычайно привлекателен, а воздух наполнен ароматом изготовлявшейся здесь пастилы, имевшей мировую известность. И вот мамины школьные подруги, которые приезжали туда ежегодно во время отпуска из Москвы и Ленинграда, однажды предложили нам совершить прогулку в Мищенское, где родился и какое-то время жил известный поэт Василий Андреевич Жуковский. Забегая вперед, скажу, что  в послевоенных учебниках по литературе была указана малая родина поэта – Мищенское. Ну  а тюменцы, изучавшие историю нашего города, знали и некоторые исторические подробности: Жуковский, сопровождая наследника престола царевича Александра (будущего императора Александра II), в 1837 году побывал и в Тюмени, то есть ходил по той же земле, что  и мы. Об этом напоминают и восковые фигуры, находящиеся в одном из филиалов Тюменского областного краеведческого музея на улице Республики, 28 – Доме-усадьбе Колокольниковых. Но вернемся в мое ранее детство. Тогда я и представить себе не могла, в каком поистине историческом месте мне придется побывать! Об этом позднее прочитала во многих источниках, посвященных поэту, и о Белеве, и о Мищенском. Борис Зайцев в книге «Жуковский. Литературная биография» пишет: «Это в необъятной России как бы область известной гармонии – те места Подмосковья, орловско-тульские-калужские, откуда чуть ли не вся русская литература вышла. Всего в трех километрах от Белева, в том же соседстве Оки неторопливо-прозрачной, село Мищенское, с конца XVIII века принадлежавшее Афанасию Ивановичу Бунину (отцу Жуковского – прим. авт.), одно из многих его поместий. Все здесь широкого размаха: огромный дом  с флигелями, оранжереи, пруды, парк, роща дубовая…» …Вот и любимый «пригорок» – так называл он крутой склон берега среди ив  и вишенника, прямо под окнами дома – убегающий вниз лужок. Здесь он любил сидеть с книгой. В душе Жуковского так отозвались тихие вечерние зори, теплые летние сумерки: «Уж вечер… облаков померкнули края.Последний луч зари на башнях умирает, Последняя в реке блестящая струяС потухшим небом угасает». В доме, находящемся в Белево, со второго этажа тоже открывался прекрасный вид. Но  в нем Жуковский прожил мало: лето целиком проводил в Мищенском, зимой выезжал в Москву. Когда этот дом родственниками был продан, его владельцы и потом никогда не мешали Жуковскому появляться здесь. А ему и нужно-то было – взглянуть из окна своей бывшей комнаты на заокские луга да на Мищенское… Вот что значили для знаменитого поэта и переводчика его родные места! И вот  я оказалась в Белево. Яркий солнечный день. Пешком по живописной местности незаметно преодолели около трех километров. Никакого села уже не было, как  и самой усадьбы. Стоял только большой одноэтажный дом. Поднимаясь на цыпочки, мы заглянули в окна. В полумраке с трудом различили какую-то мебель. Сейчас удивляюсь необычному по нынешним временам факту. Ведь никто не разграбил, стекла окон не разбиты. В округе – ни души. Неужели все это сохранилось с тех далеких времен? Ответа на этот вопрос у меня нет. Около дома – лужайка, под небольшим уклоном стоял огромный развесистый дуб, а под ним очень старая деревянная скамья. Я, конечно, не упустила случая посидеть на ней да  и поднять с земли желудь. Кстати, он хранился в нашей семье около семидесяти лет, а потом, очевидно, его выбросили. А жаль! Тогда-то я и услышала легенду, а может, это была самая настоящая быль. Кто знает… Говорили, что на этой скамье сиживал Александр Пушкин, когда приезжал в гости к Василию Андреевичу. А может быть, и сам хозяин, сидя здесь, сочинял свои удивительные романтические поэмы. …Потом была война – Великая Отечественная. Никаких следов от той знаменитой усадьбы (точнее, дома), да  и того дуба не осталось. Мой сын, побывавший десять лет назад на родине своей бабушки, ужасался, каким неприглядным стал этот когда-то известный городок. А я, не видя этих разрушений, до сих пор представляю себе тот красавец-дуб, который видел и слышал сидящих под его сенью великих поэтов. И вообще на моей памяти много интересных историй, которые может поведать нам самое обыкновенное дерево. Сколько деревьев – столько историй. И чем старше они, тем их больше, да  и события, связанные с ними, похожи порой на сказания старины далекой. А рассказанная мною сейчас – одна из них.

Вспоминаю довоенное детство. Тогда мне, семилетней девчушке, довелось побывать на родине мамы, в Тульской области.

Провинциальный старинный городок Белев, что на реке Оке, был основан в 1147 году (ровесник Москвы!). В то время, когда мы приехали туда, он буквально утопал во фруктовых садах, был необычайно привлекателен, а воздух наполнен ароматом изготовлявшейся здесь пастилы, имевшей мировую известность.

И вот мамины школьные подруги, которые приезжали туда ежегодно во время отпуска из Москвы и Ленинграда, однажды предложили нам совершить прогулку в Мищенское, где родился и какое-то время жил известный поэт Василий Андреевич Жуковский.

Забегая вперед, скажу, что  в послевоенных учебниках по литературе была указана малая родина поэта – Мищенское. Ну  а тюменцы, изучавшие историю нашего города, знали и некоторые исторические подробности: Жуковский, сопровождая наследника престола царевича Александра (будущего императора Александра II), в 1837 году побывал и в Тюмени, то есть ходил по той же земле, что  и мы.

Об этом напоминают и восковые фигуры, находящиеся в одном из филиалов Тюменского областного краеведческого музея на улице Республики, 28 – Доме-усадьбе Колокольниковых.

Но вернемся в мое ранее детство. Тогда я и представить себе не могла, в каком поистине историческом месте мне придется побывать!

Об этом позднее прочитала во многих источниках, посвященных поэту, и о Белеве, и о Мищенском.

Борис Зайцев в книге «Жуковский. Литературная биография» пишет: «Это в необъятной России как бы область известной гармонии – те места Подмосковья, орловско-тульские-калужские, откуда чуть ли не вся русская литература вышла. Всего в трех километрах от Белева, в том же соседстве Оки неторопливо-прозрачной, село Мищенское, с конца XVIII века принадлежавшее Афанасию Ивановичу Бунину (отцу Жуковского – прим. авт.), одно из многих его поместий. Все здесь широкого размаха: огромный дом  с флигелями, оранжереи, пруды, парк, роща дубовая…»

…Вот и любимый «пригорок» – так называл он крутой склон берега среди ив  и вишенника, прямо под окнами дома – убегающий вниз лужок. Здесь он любил сидеть с книгой.

В душе Жуковского так отозвались тихие вечерние зори, теплые летние сумерки:

«Уж вечер… 
облаков померкнули края.
Последний луч зари 
на башнях умирает, 
Последняя в реке 
блестящая струя
С потухшим небом угасает».

В доме, находящемся в Белево, со второго этажа тоже открывался прекрасный вид. Но  в нем Жуковский прожил мало: лето целиком проводил в Мищенском, зимой выезжал в Москву.

Когда этот дом родственниками был продан, его владельцы и потом никогда не мешали Жуковскому появляться здесь. А ему и нужно-то было – взглянуть из окна своей бывшей комнаты на заокские луга да на Мищенское… Вот что значили для знаменитого поэта и переводчика его родные места!

И вот  я оказалась в Белево. Яркий солнечный день. Пешком по живописной местности незаметно преодолели около трех километров. Никакого села уже не было, как  и самой усадьбы.

Стоял только большой одноэтажный дом. Поднимаясь на цыпочки, мы заглянули в окна. В полумраке с трудом различили какую-то мебель. Сейчас удивляюсь необычному по нынешним временам факту. Ведь никто не разграбил, стекла окон не разбиты. В округе – ни души. Неужели все это сохранилось с тех далеких времен? Ответа на этот вопрос у меня нет.

Около дома – лужайка, под небольшим уклоном стоял огромный развесистый дуб, а под ним очень старая деревянная скамья. Я, конечно, не упустила случая посидеть на ней да  и поднять с земли желудь. Кстати, он хранился в нашей семье около семидесяти лет, а потом, очевидно, его выбросили. А жаль!

Тогда-то я и услышала легенду, а может, это была самая настоящая быль. Кто знает… Говорили, что на этой скамье сиживал Александр Пушкин, когда приезжал в гости к Василию Андреевичу. А может быть, и сам хозяин, сидя здесь, сочинял свои удивительные романтические поэмы. …Потом была война – Великая Отечественная. Никаких следов от той знаменитой усадьбы (точнее, дома), да  и того дуба не осталось.

Мой сын, побывавший десять лет назад на родине своей бабушки, ужасался, каким неприглядным стал этот когда-то известный городок. А я, не видя этих разрушений, до сих пор представляю себе тот красавец-дуб, который видел и слышал сидящих под его сенью великих поэтов. И вообще на моей памяти много интересных историй, которые может поведать нам самое обыкновенное дерево.

Сколько деревьев – столько историй. И чем старше они, тем их больше, да  и события, связанные с ними, похожи порой на сказания старины далекой.

А рассказанная мною сейчас – одна из них.

496Просмотров

Читать далее
У тюменок по-прежнему будет безопасное место, чтобы обсудить проблемы, найти поддержку и помощь.
Нейросеть помогает операторам областного Центра телефонного обслуживания
В период самоизоляции горожане выходят из дома в магазины, аптеки и выгулять собак
Для восстановительных работ привлечено 24 бригады энергетиков
Обучение организовали волонтеры областного геронтологического центра
Редакция совместно с региональным движением «Бессмертный полк России» представляет проект «Лица Великой Победы»

Опрос
Соблюдаете ли вы режим самоизоляции?
Да, сидим все дни дома
Почти, выходим только в ближайший магазин
Не соблюдаем, мы ходим на работу
О самоизоляции не слышали, свободно гуляем
Нам разрешено работать, используем защитные средства
Мы вируса не боимся, поэтому не соблюдаем