Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

В Голышманово вырос «Русский лес»

04.06.2013
00:53
В Голышманово вырос «Русский лес». None. Простые и эффективные решения зачастую лежат на поверхности, но мы проходим мимо. Однако когда кто-то находит, только диву даемся: и как это сами не догадались, ведь было на виду и в руки просилось...Ценная береза – Бытовало мнение, что береза годится лишь на дрова. Но когда стали более глубоко изучать вопрос переработки древесины, то оказалось, что вся элитная мебель сделана из березы. По крайней мере основа, каркас у нее точно березовый, – посвятил в предысторию появления на голышмановской территории предприятия по переработке древесины твердолиственных пород «Рашфор» глава района Александр Желтоухов. – Хотя поначалу думали о переработке красного леса. Но он сконцентрирован в Вагае и Тобольске. Естественно, возникала проблема с вывозкой древесины. Вот мы  и обратили внимание на березу. Вообще изначально пристальнее взглянуть на имеющиеся природные ресурсы, которые, можно сказать, у нас под боком, призвал губернатор Владимир Якушев. Найдя «точку приложения сил», стали активно привлекать инвесторов, создавать производство, рабочие места, расширять налогооблагаемую базу. Приняв решение, что сырьем для переработки будет березовая древесина, которая в избытке произрастает как  в районе, так  и у соседей в Аромашево, Омутинке, голышмановцы стали подбирать оборудование для пиления твердолиственных пород. Лучшим оказалось американское, превосходящее по показателям европейские аналоги. Согласие на участие в этом проекте дала американская компания Woodprom. Реализует его предприятие «Рашфор», что  в переводе с английского – «Русский лес». Заокеанские партнеры взяли на себя обязательства по поставке, монтажу и пусконаладке современного оборудования, обучению персонала, выстраиванию технологического процесса, а также реализации готовой продукции за рубежом. – Опыта в лесоперерабатывающей промышленности у нас практически нет, – продолжает Александр Желтоухов. – Полтора десятка небольших пилорам по району, решающих задачи местного значения, – вот  и все. Но, как говорится, глаза боятся, а руки делают. Цеха лесопромышленного комплекса Желтоухов предложил разместить на территории бывшей «Сельхозтехники». Здания и сооружения там сохранились, но начинали разрушаться. Они как нельзя лучше подошли для нового предприятия. Строили быстро, без лишней огласки: наверное, боялись сглазить. Для района такой промышленный комплекс – первое солидное предприятие, которому было суждено появиться на территории. Причем строили голышмановцы без вложения бюджетных денег. Где найти умелые руки? Для получения сырья взяли в аренду лесосеки Голышманово, Аромашево. На должность директора приняли выпускника Уральской лесотехнической академии Павла Тютева. Справедливости ради надо сказать, что кадры, которые, как известно, решают все, были одной из самых трудных позиций в становлении предприятия. Желающих работать на американском оборудовании предостаточно. При наборе предпочтение отдавалось людям с высшим образованием. Но, как оказалось, институт не стал гарантией, скажем так, профпригодности. Приходя, человек не знал, чего от него хотят. А когда узнавал, ему хотелось поскорее уйти. Требования к сотрудникам действительно достаточно жесткие: строжайшая трудовая дисциплина, высокое профессиональное мастерство, постоянный творческий рост и преданность родному предприятию. Пытались привлечь «знающих» вахтовиков из других регионов, но чужаки не прониклись задачами, стоящими перед «Рашфором», и не отличались особой бережливостью в обращении с дорогостоящим импортным оборудованием. Тогда было решено готовить персонал «Рашфора» только из местного населения. Заключили четырехстороннее соглашение между предприятием, администрацией района, центром занятости и областным департаментом образования. Учебной базой стал Тюменский лесотехнический техникум. Параллельно в Голышмановском агропедколледже еще набирается группа из двадцати человек. Но окончание курсов еще не служит гарантией, что обучившийся станет членом дружного коллектива «Рашфора». Право на рабочее место еще надо доказать. Из всего потока на предприятии остается всего три-четыре человека. – Да, мы берем не всех, но те, кто остается, действительно творческие, перспективные молодые люди. Прикладывая максимум усилий, они становятся настоящими мастерами. Причем их уровень подготовки таков, что они многие операции выполняют не хуже, а иногда и лучше учителей. Сейчас в цехах трудится семьдесят три сотрудника. Когда выйдем на проектную мощность, численность предприятия составит сто двадцать человек, – рассказывает директор «Рашфора» Павел Тютев. – При всем этом определенная текучка кад-ров сохраняется – это объективная болезнь становления и роста любого предприятия. Надо учитывать и то, что технология переработки твердолиственных пород – очень сложный, долгий и трудоемкий процесс. Потому и требования к персоналу очень высокие. Береза, конечно, не хвоя. Она склонна к короблению, растрескиванию, требует более бережного, тонкого обращения, почему и была принята североамериканская технология, самая передовая в плане лесопиления. У них накоплен большой опыт работы с твердолиственными породами в пилении, сушке и изготовлении продукции. – К примеру, у нас стоит сушильный комплекс, теплоноситель у которого – пар. Он позволяет сушить пиломатериалы, именно березовую древесину, до требуемой влажности. В умелых руках береза – ценный материал, широко используемый в мебельной промышленности, – поясняет Павел Тютев. – Березе можно придать любой цвет, любой тон. Потому из нее получаются удивительные мебельные фасады. К тому же эта древесина очень прочная, долговечная. Кстати, наш сушильный комплекс работает на отходах предприятия: не надо ни угля, ни газа или нефти. На заводе очень солидная линия лесопиления. После распиловки материал сортируется по сортам для определения его дальнейшей судьбы: либо он поступает на склад готовой продукции, либо – в сушильную камеру для подготовки к дальнейшей обработке. Потому сортировка – самый важный участок на всем предприятии. Здесь работают исключительно квалифицированные сотрудники, так сказать, нарождающаяся элита голышмановского лесопиления. К ней можно смело отнести Дениса Эйхмана и двух Владимиров – Чудаева и Калашникова. После сушилки сор-товой пиломатериал поступает на строгальный участок, где происходит его конечная обработка. Из Сибири – в Старый и Новый свет Что же получают в результате работы лесоперерабатывающего комплекса? Это либо сортовой пиломатериал, который сушится до определенной влажности, либо каркасная доска, и тоже сушится до определенной влажности. Готовая продукция идет на экспорт в Англию. Но основными потребителями продукции являются американские предприятия, получающие товар завода через Woodprom. «Рашфор» также поставляет тарную доску на ялуторовский завод «Поревит» для изготовления поддонов и реализации ее на местном рынке. Очень хотелось бы рассказать, как идет заготовка древесины на рашфоровских делянах. Мужики с бензопилами «Дружба» там по лесу не бегают. Весь процесс автоматизирован. Человеческая рука к дереву практически не прикасается. Машины спиливают деревья, обрезают сучья на хлысте, раскряжевывают на ассортимент и загружают бревна в лесовозы. Наши отцы-лесорубы о таких чудесах даже и не мечтали. Правда, тут есть одна серьезная проблема. Непосредственно в лесу на делянах остается много отходов при работе заготовительного комплекса, которые приходится сжигать, а их необходимо утилизировать. В настоящее время совместно с американскими партнерами идет проработка вариантов использования этих вторичных отходов. Рассматриваются технологии, которые являются ноу-хау даже для Америки. Рядом с предприятием мог бы работать частный бизнес, специализирующийся на использовании вторичного сырья и производстве дров, древесного угля, стеновых арболитовых блоков и много еще чего. Надеемся, что со временем к этому появится интерес. Кстати, «Рашфор» намерен вновь высаживать березу на вырубленных им лесосеках. Поэтому «тактика выжженной земли» голышмановцами при лесозаготовках категорически не приветствуется.

Простые и эффективные решения зачастую лежат на поверхности, но мы проходим мимо. Однако когда кто-то находит, только диву даемся: и как это сами не догадались, ведь было на виду и в руки просилось...
Ценная береза

– Бытовало мнение, что береза годится лишь на дрова. Но когда стали более глубоко изучать вопрос переработки древесины, то оказалось, что вся элитная мебель сделана из березы. По крайней мере основа, каркас у нее точно березовый, – посвятил в предысторию появления на голышмановской территории предприятия по переработке древесины твердолиственных пород «Рашфор» глава района Александр Желтоухов. – Хотя поначалу думали о переработке красного леса. Но он сконцентрирован в Вагае и Тобольске. Естественно, возникала проблема с вывозкой древесины. Вот мы  и обратили внимание на березу. Вообще изначально пристальнее взглянуть на имеющиеся природные ресурсы, которые, можно сказать, у нас под боком, призвал губернатор Владимир Якушев. Найдя «точку приложения сил», стали активно привлекать инвесторов, создавать производство, рабочие места, расширять налогооблагаемую базу.

Приняв решение, что сырьем для переработки будет березовая древесина, которая в избытке произрастает как  в районе, так  и у соседей в Аромашево, Омутинке, голышмановцы стали подбирать оборудование для пиления твердолиственных пород. Лучшим оказалось американское, превосходящее по показателям европейские аналоги. Согласие на участие в этом проекте дала американская компания Woodprom. Реализует его предприятие «Рашфор», что  в переводе с английского – «Русский лес». Заокеанские партнеры взяли на себя обязательства по поставке, монтажу и пусконаладке современного оборудования, обучению персонала, выстраиванию технологического процесса, а также реализации готовой продукции за рубежом.

– Опыта в лесоперерабатывающей промышленности у нас практически нет, – продолжает Александр Желтоухов. – Полтора десятка небольших пилорам по району, решающих задачи местного значения, – вот  и все. Но, как говорится, глаза боятся, а руки делают.

Цеха лесопромышленного комплекса Желтоухов предложил разместить на территории бывшей «Сельхозтехники». Здания и сооружения там сохранились, но начинали разрушаться. Они как нельзя лучше подошли для нового предприятия.

Строили быстро, без лишней огласки: наверное, боялись сглазить. Для района такой промышленный комплекс – первое солидное предприятие, которому было суждено появиться на территории. Причем строили голышмановцы без вложения бюджетных денег.

Где найти умелые руки?

Для получения сырья взяли в аренду лесосеки Голышманово, Аромашево. На должность директора приняли выпускника Уральской лесотехнической академии Павла Тютева. Справедливости ради надо сказать, что кадры, которые, как известно, решают все, были одной из самых трудных позиций в становлении предприятия. Желающих работать на американском оборудовании предостаточно. При наборе предпочтение отдавалось людям с высшим образованием. Но, как оказалось, институт не стал гарантией, скажем так, профпригодности. Приходя, человек не знал, чего от него хотят. А когда узнавал, ему хотелось поскорее уйти. Требования к сотрудникам действительно достаточно жесткие: строжайшая трудовая дисциплина, высокое профессиональное мастерство, постоянный творческий рост и преданность родному предприятию. Пытались привлечь «знающих» вахтовиков из других регионов, но чужаки не прониклись задачами, стоящими перед «Рашфором», и не отличались особой бережливостью в обращении с дорогостоящим импортным

оборудованием. Тогда было решено готовить персонал «Рашфора» только из местного населения. Заключили четырехстороннее соглашение между предприятием, администрацией района, центром занятости и областным департаментом образования. Учебной базой стал Тюменский лесотехнический техникум. Параллельно в Голышмановском агропедколледже еще набирается группа из двадцати человек. Но окончание курсов еще не служит гарантией, что обучившийся станет членом дружного коллектива «Рашфора». Право на рабочее место еще надо доказать. Из всего потока на предприятии остается всего три-четыре человека.

– Да, мы берем не всех, но те, кто остается, действительно творческие, перспективные молодые люди. Прикладывая максимум усилий, они становятся настоящими мастерами. Причем их уровень подготовки таков, что они многие операции выполняют не хуже, а иногда и лучше учителей. Сейчас в цехах трудится семьдесят три сотрудника. Когда выйдем на проектную мощность, численность предприятия составит сто двадцать человек, – рассказывает директор «Рашфора» Павел Тютев. – При всем этом определенная текучка кад-ров сохраняется – это объективная болезнь становления и роста любого предприятия. Надо учитывать и то, что технология переработки твердолиственных пород – очень сложный, долгий и трудоемкий процесс. Потому и требования к персоналу очень высокие.

Береза, конечно, не хвоя. Она склонна к короблению, растрескиванию, требует более бережного, тонкого обращения, почему и была принята североамериканская технология, самая передовая в плане лесопиления. У них накоплен большой опыт работы с твердолиственными породами в пилении, сушке и изготовлении продукции.

– К примеру, у нас стоит сушильный комплекс, теплоноситель у которого – пар. Он позволяет сушить пиломатериалы, именно березовую древесину, до требуемой влажности. В умелых руках береза – ценный материал, широко используемый в мебельной промышленности, – поясняет Павел Тютев. – Березе можно придать любой цвет, любой тон. Потому из нее получаются удивительные мебельные фасады. К тому же эта древесина очень прочная, долговечная. Кстати, наш сушильный комплекс работает на отходах предприятия: не надо ни угля, ни газа или нефти.

На заводе очень солидная линия лесопиления. После распиловки материал сортируется по сортам для определения его дальнейшей судьбы: либо он поступает на склад готовой продукции, либо – в сушильную камеру для подготовки к дальнейшей обработке. Потому сортировка – самый важный участок на всем предприятии. Здесь работают исключительно квалифицированные сотрудники, так сказать, нарождающаяся элита голышмановского лесопиления. К ней можно смело отнести Дениса Эйхмана и двух Владимиров – Чудаева и Калашникова. После сушилки сор-товой пиломатериал поступает на строгальный участок, где происходит его конечная обработка.

Из Сибири – в Старый и Новый свет

Что же получают в результате работы лесоперерабатывающего комплекса? Это либо сортовой пиломатериал, который сушится до определенной влажности, либо каркасная доска, и тоже сушится до определенной влажности.

Готовая продукция идет на экспорт в Англию. Но основными потребителями продукции являются американские предприятия, получающие товар завода через Woodprom. «Рашфор» также поставляет тарную доску на ялуторовский завод «Поревит» для изготовления поддонов и реализации ее на местном рынке.

Очень хотелось бы рассказать, как идет заготовка древесины на рашфоровских делянах. Мужики с бензопилами «Дружба» там по лесу не бегают. Весь процесс автоматизирован. Человеческая рука к дереву практически не прикасается. Машины спиливают деревья, обрезают сучья на хлысте, раскряжевывают на ассортимент и загружают бревна в лесовозы. Наши отцы-лесорубы о таких чудесах даже и не мечтали. Правда, тут есть одна серьезная проблема. Непосредственно в лесу на делянах остается много отходов при работе заготовительного комплекса, которые приходится сжигать, а их необходимо утилизировать.

В настоящее время совместно с американскими партнерами идет проработка вариантов использования этих вторичных отходов. Рассматриваются технологии, которые являются ноу-хау даже для Америки. Рядом с предприятием мог бы работать частный бизнес, специализирующийся на использовании вторичного сырья и производстве дров, древесного угля, стеновых арболитовых блоков и много еще чего. Надеемся, что со временем к этому появится интерес. Кстати, «Рашфор» намерен вновь высаживать березу на вырубленных им лесосеках. Поэтому «тактика выжженной земли» голышмановцами при лесозаготовках категорически не приветствуется.

1105Просмотров

Читать далее
Закрыты все торговые центры, кроме тех, что продают продукты питания и товары первой необходимости
Также регион в чемпионах по обороту розничной торговли
Ежемесячно жители региона за 2019 год могли откладывать в копилку 237 рублей
25 марта в 11:00 в студии газеты «Тюменская область сегодня» начнется прямая линия, посвященная переходу на прямые выплаты работникам по обязательному социальному страхованию. 
Справиться с последствиями ограничительных мер бизнесменам поможет «Опора России»
Компания, разрабатывающая средства для продления жизни, стала резидентом инновационного центра
Правительство Тюменской области признало пандемию COVID-19 чрезвычайным обстоятельством
Выручка некоторых компаний упала до 80 процентов

Опрос
Какие меры профилактики вы используете против вирусных инфекций?
Пью аптечные витамины
Включаю в свой рацион лук и чеснок
Принимаю противовирусные препараты
Регулярно прививаюсь от гриппа
Избегаю людных мест
Промываю нос, часто мою руки с мылом
Ношу медицинскую маску
Все вышеперечисленное
Ничего не предпринимаю