Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Генерал Железная Нога

05.09.2012
01:03
Генерал Железная Нога. None. К 200-летию победы в Отечественной войне 1812 годаВсе дальше в глубь истории уходит грозный 1812 год. Прошло 200 лет «со времен Бородино». Теперь это далекая страница истории, а она неизменно подтверждает истину: попытки идти на Москву никогда и никому не приносили лавров. Но героический подвиг, совершенный нашими предками в  Отечественной войне 1812 г. во имя защиты своей Родины от иностранных завоевателей, и ныне вызывает и будет долго вызывать у нашего народа восхищение и благородное чувство национальной гордости. Да  и как можно забыть таких героев Бородинского сражения, как князь Петр Багратион, командовавший Второй армией, Николай Раевский, генерал, руководивший огнем русских батарей, граф Матвей Платонов, успешно командующий казачьим корпусом в тылу французского войска, и другие блистательные военачальники! Но на этом фоне впечатляющих имен мало кто знает о скромном генерале Сергее Непейцыне, человеке такого величия духа и бескорыстия, которое иначе как чудом не назовешь. Воина, успевшего «испить» горькую чашу осады турецкой крепости Очаков. Воспитанием Сергея занимался его дядя – отставной подполковник драгунского полка. Он обучал племянника всему, что знал сам. Понятно, что мальчик с детства проникся любовью к военной службе. Когда тому исполнилось тринадцать, дядя отвез его в Санкт-Петербург и определил в артиллерийский корпус. Спустя несколько месяцев в тот же класс был зачислен и мелкопоместный дворянин Алексей Аракчеев, ставший всесильным царедворцем при Александре I. Однокашники наградили его обидным прозвищем – Аркащей. Аракчеев припомнит Сергею это через двадцать лет. Как? Но об этом чуть позднее. В 1788 г. 17-летний артиллерийский прапорщик отправился на юг страны, где заполыхала очередная русско-турецкая война. Он попал в Бугский егерский корпус, которым командовал генерал-майор Михаил Кутузов. Под турецкой крепостью Очаков Сергей несколько раз участвовал в деле: выводил орудия на врага, совершавшего вылазки из крепости, участвовал в рукопашных схватках. Штурм начался 6 декабря. Сергей Непейцын напросился в «охотники», то есть не остался при артиллерии, а вместе с егерями двинулся к стенам крепости. Вражеская картечь настигла его на верхних ступенях лестницы. Уже после боя солдаты услышали стон, доносившийся из-под груды тел во рву. Они буквально откопали прапорщика и доставили в полевой лазарет. Ногу отрезали выше колена. На груди юного героя засияли орден Св. Владимира четвертой степени и Очаковский крест. Спустя два года после ранения Непейцын приехал в Петербург. Желание у него было одно: служить, хотя бы  в инвалидной роте. Судьба словно помогала: он встречается с великим русским изобретателем Иваном Кулибиным. Талантливый механик-самоучка, посочувствовав увечному офицеру, предложил сделать металлическую набойку на деревяшку. И настал день, когда наш герой, сначала опираясь на трость, а затем и без нее начал ходить. Непейцын, освоившись с новой «ногой», предпринял все, чтобы остаться на военной службе. В 1792 г. его назначают командиром охранной роты на Тульский оружейный завод. Через 12 лет он дослужился до майора. Теперь вернемся к тому, что было недосказано выше о злопамятном однокашнике. В 1806 г. на завод прибыл с проверкой Аракчеев, к тому времени генерал-лейтенант, инспектор артиллерии. По результатам проверки Сергей Непейцын был отставлен от командования в связи с тем, что «...его механическая нога может заскрипеть во время парада и нарушить чин церемонии». Видимо, все-таки совесть заела инспектора, и горькую пилюлю он решил подсластить. Увольнение произошло с производством Непейцына в подполковники и награждением орденом Св. Анны второй степени. Далее нестроевая должность городничего в Великих Луках, где он вскоре стал пользоваться любовью жителей уездного городка: при нем замостили улицы, установили на них фонари, выписали из Москвы диковину – пожарную машину. Как только войска Наполеона вторглись в пределы России, отставной подполковник подал рапорт о зачислении волонтером в 24-й егерский полк отдельного корпуса генерала Петра Витгенштейна, прикрывавший дорогу на столицу. Почему именно в этот полк? Да потому, что им командовал друг детства Егор Властов. В первом же бою под деревней Клястицы, длившемся трое суток, волонтер отличился, умело корректируя огонь артиллерии. Французы, потеряв десять тысяч убитыми, отступили. Но  и это еще не все. Наш артиллерист затем пересел в седло и стал заправским партизаном. Он сумел уговорить Витгенштейна выделить по одному эскадрону от трех драгунских полков, возглавив тем самым сводно-драгунский дивизион. В войсках Непейцын получил прозвище Железная Нога. Кто не знает командиров партизанских отрядов того времени – Дениса Давыдова, Александра Фигнера!? О действиях же летучего дивизиона Непейцына, громившего тылы французов на петербургском направлении, написано крайне мало. Его отряды, действуя вдоль берегов Западной Двины, проникали далеко в тыл войск маршала Сен-Сира и наносили ему чувствительный урон. За свои рейды в сентябре 1812 г. он был восстановлен на службе и награжден орденом Св. Георгия четвертой степени, а 1 октября ему присвоили чин полковника. В конце года императору доложили, что  в рядах корпуса Витгенштейна сражается небывалый герой. За докладом последовало распоряжение о переводе Сергея Васильевича в гвардию, в прославленный Семеновский полк. В его составе он участвовал в битвах под Лейпцигом, брал Париж. И только после окончательно разгрома Наполеона вернулся в столицу на должность командира резервной роты того же полка. В отставку Непейцын вышел в 1816 г. в чине генерал-майора. Отметим, что  в военной галерее Зимнего дворца, где выставлены портреты славных военачальников русской армии – участников Отечественной войны 1812 г., нет портрета нашего героя. Исторические события всегда тесно смыкаются с задачами сегодняшнего дня. На первое место выходит воспитание молодежи в духе любви к Родине. В Москве находится музей-панорама Бородинской битвы, где школьники могут наглядно ознакомиться с эпизодами сражения. В других городах они лишены такой возможности. Поэтому целесообразно создать подобный музей в наиболее крупном городе каждого федерального округа. К примеру, в Екатеринбурге.

К 200-летию победы в Отечественной войне 1812 года


Все дальше в глубь истории уходит грозный 1812 год. Прошло 200 лет «со времен Бородино». Теперь это далекая страница истории, а она неизменно подтверждает истину: попытки идти на Москву никогда и никому не приносили лавров.

Но героический подвиг, совершенный нашими предками в  Отечественной войне 1812 г. во имя защиты своей Родины от иностранных завоевателей, и ныне вызывает и будет долго вызывать у нашего народа восхищение и благородное чувство национальной гордости.

Да  и как можно забыть таких героев Бородинского сражения, как князь Петр Багратион, командовавший Второй армией, Николай Раевский, генерал, руководивший огнем русских батарей, граф Матвей Платонов, успешно командующий казачьим корпусом в тылу французского войска, и другие блистательные военачальники! Но на этом фоне впечатляющих имен мало кто знает о скромном генерале Сергее Непейцыне, человеке такого величия духа и бескорыстия, которое иначе как чудом не назовешь. Воина, успевшего «испить» горькую чашу осады турецкой крепости Очаков.

Воспитанием Сергея занимался его дядя – отставной подполковник драгунского полка. Он обучал племянника всему, что знал сам. Понятно, что мальчик с детства проникся любовью к военной службе. Когда тому исполнилось тринадцать, дядя отвез его в Санкт-Петербург и определил в артиллерийский корпус. Спустя несколько месяцев в тот же класс был зачислен и мелкопоместный дворянин Алексей Аракчеев, ставший всесильным царедворцем при Александре I. Однокашники наградили его обидным прозвищем – Аркащей. Аракчеев припомнит Сергею это через двадцать лет. Как? Но об этом чуть позднее.

В 1788 г. 17-летний артиллерийский прапорщик отправился на юг страны, где заполыхала очередная русско-турецкая война. Он попал в Бугский егерский корпус, которым командовал генерал-майор Михаил Кутузов. Под турецкой крепостью Очаков Сергей несколько раз участвовал в деле: выводил орудия на врага, совершавшего вылазки из крепости, участвовал в рукопашных схватках.

Штурм начался 6 декабря. Сергей Непейцын напросился в «охотники», то есть не остался при артиллерии, а вместе с егерями двинулся к стенам крепости. Вражеская картечь настигла его на верхних ступенях лестницы. Уже после боя солдаты услышали стон, доносившийся из-под груды тел во рву. Они буквально откопали прапорщика и доставили в полевой лазарет. Ногу отрезали выше колена. На груди юного героя засияли орден Св. Владимира четвертой степени и Очаковский крест.

Спустя два года после ранения Непейцын приехал в Петербург. Желание у него было одно: служить, хотя бы  в инвалидной роте. Судьба словно помогала: он встречается с великим русским изобретателем Иваном Кулибиным. Талантливый механик-самоучка, посочувствовав увечному офицеру, предложил сделать металлическую набойку на деревяшку. И настал день, когда наш герой, сначала опираясь на трость, а затем и без нее начал ходить. Непейцын, освоившись с новой «ногой», предпринял все, чтобы остаться на военной службе.

В 1792 г. его назначают командиром охранной роты на Тульский оружейный завод. Через 12 лет он дослужился до майора.

Теперь вернемся к тому, что было недосказано выше о злопамятном однокашнике. В 1806 г. на завод прибыл с проверкой Аракчеев, к тому времени генерал-лейтенант, инспектор артиллерии. По результатам проверки Сергей Непейцын был отставлен от командования в связи с тем, что «...его механическая нога может заскрипеть во время парада и нарушить чин церемонии». Видимо, все-таки совесть заела инспектора, и горькую пилюлю он решил подсластить. Увольнение произошло с производством Непейцына в подполковники и награждением орденом Св. Анны второй степени. Далее нестроевая должность городничего в Великих Луках, где он вскоре стал пользоваться любовью жителей уездного городка: при нем замостили улицы, установили на них фонари, выписали из Москвы диковину – пожарную машину.

Как только войска Наполеона вторглись в пределы России, отставной подполковник подал рапорт о зачислении волонтером в 24-й егерский полк отдельного корпуса генерала Петра Витгенштейна, прикрывавший дорогу на столицу. Почему именно в этот полк? Да потому, что им командовал друг детства Егор Властов.

В первом же бою под деревней Клястицы, длившемся трое суток, волонтер отличился, умело корректируя огонь артиллерии. Французы, потеряв десять тысяч убитыми, отступили. Но  и это еще не все. Наш артиллерист затем пересел в седло и стал заправским партизаном. Он сумел уговорить Витгенштейна выделить по одному эскадрону от трех драгунских полков, возглавив тем самым сводно-драгунский дивизион.

В войсках Непейцын получил прозвище Железная Нога. Кто не знает командиров партизанских отрядов того времени – Дениса Давыдова, Александра Фигнера!? О действиях же летучего дивизиона Непейцына, громившего тылы французов на петербургском направлении, написано крайне мало. Его отряды, действуя вдоль берегов Западной Двины, проникали далеко в тыл войск маршала Сен-Сира и наносили ему чувствительный урон. За свои рейды в сентябре 1812 г. он был восстановлен на службе и награжден орденом Св. Георгия четвертой степени, а 1 октября ему присвоили чин полковника.

В конце года императору доложили, что  в рядах корпуса Витгенштейна сражается небывалый герой. За докладом последовало распоряжение о переводе Сергея Васильевича в гвардию, в прославленный Семеновский полк. В его составе он участвовал в битвах под Лейпцигом, брал Париж. И только после окончательно разгрома Наполеона вернулся в столицу на должность командира резервной роты того же полка. В отставку Непейцын вышел в 1816 г. в чине генерал-майора. Отметим, что  в военной галерее Зимнего дворца, где выставлены портреты славных военачальников русской армии – участников Отечественной войны 1812 г., нет портрета нашего героя.

Исторические события всегда тесно смыкаются с задачами сегодняшнего дня. На первое место выходит воспитание молодежи в духе любви к Родине. В Москве находится музей-панорама Бородинской битвы, где школьники могут наглядно ознакомиться с эпизодами сражения. В других городах они лишены такой возможности. Поэтому целесообразно создать подобный музей в наиболее крупном городе каждого федерального округа. К примеру, в Екатеринбурге.

794Просмотров

Читать далее
Меры поддержки и дополнительные гарантии помогают в адаптации
Почти сотня граждан нарушила трехдневный срок обследования
Он расположился недалеко от прежнего
Любая дисциплина требует изменений, а не изъятия из школьной программы
При падении комплексов никто не пострадал
Вернуться в свои квартиры они смогут после обследования специалистами
Хотите по утрам из окон любоваться на уточек?
Опрос
Какой вид обучения в школе вы выбрали бы для ребенка?
Традиционный, с посещением школы
Полностью дистанционный
Оба варианта приемлемы
Домашнее обучение
Надо смотреть по ситуации с заболеваемостью
Категорически против дистанционного обучения
Против получения знаний традиционным способом
Для выпускных классов нужно подготовить особый вариант обучения
Меня в принципе не устраивает система образования