Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Думай о хорошем, включай радио

Вагончик тронется, перрон останется...

04.08.2012
01:02
Вагончик тронется, перрон останется.... None. 5 августа – День железнодорожникаЯ слышал: вдоль пути смотрителипростукивают важно буксы.Билетной кассы покорителиПустые занимают люксы.Диспетчерша бессонным голосомприбывший называет поезд.Где б ни услышал, хоть на полюсе,Он всюду тот же – грустный голос.Юрий Лощиц, г. МоскваГубернатор Владимир Якушев в интервью однажды упомянул, что первым его тюменским впечатлением был железнодорожный вокзал. Подобно ему то же самое могли бы сказать сотни тысяч людей, ехавших осваивать Север и пустившие корни в Тюменской земле.НостальгияМое детство прошло в непосредственной близости с железной дорогой, на улице Волгоградской, протянувшейся вдоль Транссиба. Поселок тогда называли Андреевский (по имени одного из наркомов путей сообщения Андрея Андреева, при котором началось интенсивное строительство домов для рабочих). Железнодорожники в то время были привилегированной кастой (во всяком случае, так казалось многим): форма, свои поликлиника, клуб, строительство жилья. Мой сосед по коммуналке, дядя Клим (отец известного в настоящее время тюменского художника Евстафия Кобелева), однажды заметил: «У желдороги дома растут, как грибы!» Самые первые детские воспоминания о тюменском вокзале – как обрывки старой кинохроники: ветреный ноябрьский (или мартовский?!) вечер, будка с железной печкой с языками пламени, в этой будке милиционер в такой же темно-синей шинели, как сам вечер, проверяющий документы, перед тем как пропустить на перрон… Школьные впечатления уже более резкие. При походах «в город» по мосту над путями внимание всегда привлекал перрон с его дорожной сутолокой, вызывая неосознанное желание также куда-то отправиться. Весной, когда на привокзальные тополя возвращалась давно облюбовавшие эти места стая грачей, а преобладающими запахами становились горевший в теп­ловозах уголь и пропитавший шпалы производный от дегтя креозот, перрон заполняли люди в яркой одежде – от всей этой картины настроение становилось по-праздничному приподнятым.Вокзал на картинахСтав старше, уже забыл про старый вокзал, давно переехал из тех мест и передвижение по своим многочисленным делам предпочитал самолетом. И вернул меня на тюменский вокзал в 1996 году коренной москвич, художник, архитектор Виталий Воробьев, когда мы начинали с ним работу над проектом «Тюмень. Сквозь глубину веков…». В то время с детства знакомый вокзал уже снесли, на его месте стояла серая безликая каменная коробка. На тюменский вокзал можно полюбоваться в соседнем Камышлове (он построен по тому же проекту). Удивительно, что никто из художников до того не пытался продлить жизнь тюменскому вокзалу в своих произведениях (справедливости ради замечу, что один из белочехов, Индржих Влчек, в 1918 году вдохновился тюменским вокзалом и посвятил ему одну из своих акварелей. Впоследствии эти акварели издали в Чехословакии в виде открыток. Но  о том, что это тюменский вокзал, можно узнать только по надписи на открытке). Воробьев поставил себе цель воспроизвести вокзал на холсте с максимальной достоверностью. Для реализации творческого замысла потребовалось найти проектную документацию, это удалось сделать только в девятом по счету архивохранилище страны.Эти занятия сделали неизбежным изучение истории тюменского вокзала, а она оказалась очень интересной.Фрагменты историиРельсы пришли в Тюмень в 1885 году. Благодаря газетным хроникерам того времени оживают страницы былого. Начальник строительства Петр Гетте для праздничного открытия дороги избрал Николин день, тем самым передавая свои труды под покровительство того святого, который, по преданию, не раз являлся спасителем гибнувших в пути на суше и на море. Несмотря на то, что тюменцы предлагали свой город для празднования, приоритет остался за Екатеринбургом, где находилось управление строительством. Празднование началось в час дня. После того, как духовенством был отслужен молебен, приглашенные – около 250 человек – разместились в вагонах поезда, поданного с тюменского вокзала. Поезд был украшен гирляндами зелени с цветами и флагами. Локомотив и платформа, предназначенные для духового оркестра, были декорированы елками, а на передней части локомотива на красном фоне сиял золотой орел, окруженный гирляндойи флагами. Поезд тронулся в путь после обычных трех звонков под колокольный звон всех церквей города, переход на Сибирскую дорогу был отмечен аркой, декорированной зеленью. Для 600 рабочих, строителей дороги, устроили праздничный обед, меню которого включало «целый копченый сырок, пирог, булки, стакан с водкой». Перед обедом после молебна с приветственным словом к собравшимся обратился губернатор и, приняв стакан с водкой, провозгласил тост за здоровье государя императора. Громкое, неоднократное «Ура» в ответ от рабочих заглушало звуки народного гимна. Праздник удался. (Екатеринбургская неделя. 1885. № 49 от 11.12. С. 653.) Освящение дороги, состоявшееся в Камышлове 27 июля 1886 года, совпало с 300-летием Тюмени. Очевидцы отметили, что особенно удачным был тост, предложенный тобольским губернатором Владимиром Тройницким «за благоденствие двух соседних губерний, Пермской и Тобольской, которые он метко приравнял к двум любящим сестрам, до того разлученными болотами и дебрями». (Екатеринбургская неделя. 1886. № 30 от 03.08. С. 482 – 483.) Сюжетов, которые может подарить тюменский вокзал, и современный, и которого уже нет, – множество. Если объединить под одной обложкой истории, связанные с тюменским вокзалом, чтение получится интереснейшее.

5 августа – День железнодорожника


Я слышал: вдоль пути смотрители
простукивают важно буксы.
Билетной кассы покорители
Пустые занимают люксы.


Диспетчерша бессонным голосом
прибывший называет поезд.
Где б ни услышал, хоть на полюсе,
Он всюду тот же – грустный голос.


Юрий Лощиц, г. Москва


Губернатор Владимир Якушев в интервью однажды упомянул, что первым его тюменским впечатлением был железнодорожный вокзал. Подобно ему то же самое могли бы сказать сотни тысяч людей, ехавших осваивать Север и пустившие корни в Тюменской земле.

Ностальгия


Мое детство прошло в непосредственной близости с железной дорогой, на улице Волгоградской, протянувшейся вдоль Транссиба. Поселок тогда называли Андреевский (по имени одного из наркомов путей сообщения Андрея Андреева, при котором началось интенсивное строительство домов для рабочих).

Железнодорожники в то время были привилегированной кастой (во всяком случае, так казалось многим): форма, свои поликлиника, клуб, строительство жилья. Мой сосед по коммуналке, дядя Клим (отец известного в настоящее время тюменского художника Евстафия Кобелева), однажды заметил: «У желдороги дома растут, как грибы!»

Самые первые детские воспоминания о тюменском вокзале – как обрывки старой кинохроники: ветреный ноябрьский (или мартовский?!) вечер, будка с железной печкой с языками пламени, в этой будке милиционер в такой же темно-синей шинели, как сам вечер, проверяющий документы, перед тем как пропустить на перрон…

Школьные впечатления уже более резкие. При походах «в город» по мосту над путями внимание всегда привлекал перрон с его дорожной сутолокой, вызывая неосознанное желание также куда-то отправиться. Весной, когда на привокзальные тополя возвращалась давно облюбовавшие эти места стая грачей, а преобладающими запахами становились горевший в теп­ловозах уголь и пропитавший шпалы производный от дегтя креозот, перрон заполняли люди в яркой одежде – от всей этой картины настроение становилось по-праздничному приподнятым.

Вокзал на картинах


Став старше, уже забыл про старый вокзал, давно переехал из тех мест и передвижение по своим многочисленным делам предпочитал самолетом. И вернул меня на тюменский вокзал в 1996 году коренной москвич, художник, архитектор Виталий Воробьев, когда мы начинали с ним работу над проектом «Тюмень. Сквозь глубину веков…».

В то время с детства знакомый вокзал уже снесли, на его месте стояла серая безликая каменная коробка. На тюменский вокзал можно полюбоваться в соседнем Камышлове (он построен по тому же проекту). Удивительно, что никто из художников до того не пытался продлить жизнь тюменскому вокзалу в своих произведениях (справедливости ради замечу, что один из белочехов, Индржих Влчек, в 1918 году вдохновился тюменским вокзалом и посвятил ему одну из своих акварелей. Впоследствии эти акварели издали в Чехословакии в виде открыток. Но  о том, что это тюменский вокзал, можно узнать только по надписи на открытке).

Воробьев поставил себе цель воспроизвести вокзал на холсте с максимальной достоверностью. Для реализации творческого замысла потребовалось найти проектную документацию, это удалось сделать только в девятом по счету архивохранилище страны.
Эти занятия сделали неизбежным изучение истории тюменского вокзала, а она оказалась очень интересной.

Фрагменты истории


Рельсы пришли в Тюмень в 1885 году. Благодаря газетным хроникерам того времени оживают страницы былого. Начальник строительства Петр Гетте для праздничного открытия дороги избрал Николин день, тем самым передавая свои труды под покровительство того святого, который, по преданию, не раз являлся спасителем гибнувших в пути на суше и на море.

Несмотря на то, что тюменцы предлагали свой город для празднования, приоритет остался за Екатеринбургом, где находилось управление строительством. Празднование началось в час дня. После того, как духовенством был отслужен молебен, приглашенные – около 250 человек – разместились в вагонах поезда, поданного с тюменского вокзала.

Поезд был украшен гирляндами зелени с цветами и флагами. Локомотив и платформа, предназначенные для духового оркестра, были декорированы елками, а на передней части локомотива на красном фоне сиял золотой орел, окруженный гирляндой
и флагами. Поезд тронулся в путь после обычных трех звонков под колокольный звон всех церквей города, переход на Сибирскую дорогу был отмечен аркой, декорированной зеленью.

Для 600 рабочих, строителей дороги, устроили праздничный обед, меню которого включало «целый копченый сырок, пирог, булки, стакан с водкой». Перед обедом после молебна с приветственным словом к собравшимся обратился губернатор и, приняв стакан с водкой, провозгласил тост за здоровье государя императора. Громкое, неоднократное «Ура» в ответ от рабочих заглушало звуки народного гимна. Праздник удался. (Екатеринбургская неделя. 1885. № 49 от 11.12. С. 653.)

Освящение дороги, состоявшееся в Камышлове 27 июля 1886 года, совпало с 300-летием Тюмени. Очевидцы отметили, что особенно удачным был тост, предложенный тобольским губернатором Владимиром Тройницким «за благоденствие двух соседних губерний, Пермской и Тобольской, которые он метко приравнял к двум любящим сестрам, до того разлученными болотами и дебрями». (Екатеринбургская неделя. 1886. № 30 от 03.08. С. 482 – 483.)

Сюжетов, которые может подарить тюменский вокзал, и современный, и которого уже нет, – множество. Если объединить под одной обложкой истории, связанные с тюменским вокзалом, чтение получится интереснейшее.

1409Просмотров

Читать далее
В программе – квесты, экскурсии, флешмобы и мастер-классы
Николай Аузин, Александр Кудрин и Сергей Скобелев представят свой взгляд на пьесу финского драматурга
Здесь планируют открыть летний лагерь и возобновят мероприятия
Творческий конкурс продолжается
Творческая деятельность коллектива возобновится после снятия всех ограничений
Чтобы каждый мог прикоснуться к уличному искусству, команда запустила акцию

Опрос
Чем вы намерены заняться летом после отмены самоизоляции?
Уеду в деревню
Вернусь к работе в обычном режиме
Буду ходить в кино, в кафе, гулять в парках
Вырвусь с семьей на российский юг
Отправлюсь куда угодно, только подальше от города
Буду готовиться к экзаменам
Собираюсь искать другую работу
Никуда не поеду, останусь в виртуальном мире