×
В социальных сетях
В печатной версии

Край родной, навек любимый

25.05.2012
01:04
Край родной, навек любимый. None. Из всех маленьких деревень Бердюжского района Карьково – самая перспективнаяСибирская глубинка! Язык не поворачивается назвать современную сибирскую деревню глубинкой. Разве что представить, сколько километров придется проехать на поезде от Казанского вокзала до Ишима, а потом еще на машине, чтобы попасть, допустим, в Новолокти или Бутусово. А попав туда, и не поймешь где ты – в Подмосковье или  Сибири. Кругом иномарки, супермаркеты, спутниковые антенны. Правда, люди живут поразмеренней да поспокойней. Не снуют с утра до вечера в поисках рубля  и новостей. Они просто живут: растят детей, растят хлеб и радуются жизни.Без скотинки не прожитьИз всех маленьких деревень Бердюжского района Карьково – самая перспективная. Сергей Курков, глава Окуневской сельской администрации, исходит из объективных данных жизни этого, совсем небольшого, поселения. Казалось бы, и народа там не очень много, и рабочих мест раз-два и обчелся, но деревушка уверенно держится на плаву и совсем не думает прекращать свое существование, как ее сестра – деревня Песьяное. Там только остовы домов остались, люди разъ-ехались – кто куда. А в Карьково о таком даже не думают. – Люди здесь работящие, – говорит Сергей Александрович. – Живут неплохо, в основном благодаря личному подворью. Поросятами, к примеру, весь район снабжают. – В Карьково даже одинокие женщины и пенсионеры держат скотину, и помногу, – продолжает Курков. – В общем, народ довольно активный и стремится жить достойно. – Хотя и проблем хватает, – вздыхает глава. – Основная – дорога до деревни. С асфальта свернешь – и километр весной и осенью – бездорожье. Людям обидно: такую малость не сделали, хотя по сумме это  и большие деньги. Газ вот тоже не  завели. Водопровод есть, но вода не очень качественная, из озера Темного. Все это, конечно, влияет на качество жизни. В то же время в Окуневской школе именно из Карьково учится больше всего детишек. Из других деревень школьников гораздо меньше. Не удивлюсь, если когда-нибудь карьковских школяров будет больше, чем окуневских. По улыбке Сергея Александровича нетрудно догадаться: шутит, но  в каждой шутке есть доля правды. – А вы приезжайте, не пожалеете, – приглашает меня заместитель главы администрации Зоя Вьюшкова. – У нас там  и на «Самообеспечение» многие семьи вышли, и на «Самозанятость». Есть что посмотреть и о чем рассказать. – По «Самообеспечению»  у нас многие работают, – включается в разговор социальный работник Светлана Пономарева. – Алексей Долгушин, Светлана Долгушина, Алексей Каргаполов, Людмила Зимовцева, Петр Долгушин… – И пенсионеры у нас работящие, – продолжает Зоя Васильевна. – Вот, к примеру,  Николай и Ольга Сильченко держат полный двор скота. А посмотрите, как  в Карьково живут и работают одинокие женщины! Елена Мирошникова держит трех коров, четырех телят да еще свиней. Не знает покоя ни днем, ни ночью. И Зимовцева такая же труженица. – Конечно, в такой деревне без хозяйства прожить практически невозможно, – продолжает глава поселения. – Рабочих мест всего три: завклубом трудится Людмила Зимовцева, заведует медпунктом Валентина Субботина, она из Окунево уже много лет туда ездит, да на полставки почтальоном Татьяна Омегова. Вот  и все. Стараемся дать людям хотя бы временные рабочие места через центр занятости, но это в основном летом. Тогда и благоустройством занимаемся, и с детьми работаем. Так что без личного хозяйства не прожить.«Хуторок»По совету Зои Вьюшковой,  я приехала в Карьково, где встретилась с Татьяной Омеговой. Мы познакомились с Татьяной Тимофеевной, когда их семья только включилась в программу «Самообеспечение» и хозяйство, которое Омегова ласково называет хуторком, еще не так прочно стояло на ногах. – Думаете, сейчас у нас нет проблем? – Татьяна Тимофеевна человек неунывающий и поэтому смеется и машет рукой. – Их полно, только пока свое хозяйство бросать не собираемся. Один сын со снохой в Бердюжье уехал, зато другой с семьей рядом живет. Так что хуторок наш действует. В этом году хотим взять породистую нетель. Она дорогая, но, думаю, осилим. Конечно, осилят, ведь главное – иметь цель. А у них она есть. Самая трудоемкая работа достается, естественно, мужчинам, они не сетуют. Надо и корма заготовить, и зерно подробить, и в стайках почистить. У самой хозяйки в хуторке тоже забот хватает. К тому же она еще  и почтальон, а это значит, какая бы ни была погода – выходи на асфальт, жди попутку до Окунево, а потом, забрав почту, обратно. Ну и от асфальтированного большака до Карьково пешком. – Сегодня утром целый час простояла, прежде чем в Окунево уехала, – вздыхает Татьяна. – Это хорошо, что не зима. Работа мне нравится. И с людьми поговорю, и газеты первая просмотрю. Ее глаза блестят, и я понимаю, что этому человеку не надо искать причин для радости, она видит ее  в каждом прожитом дне.Чтобы хорошо жить, надо работатьОльгу Сильченко застаю за стряпней – всюду на противнях «отдыхали» уже вынутые из печи булочки, а она готовила новую партию. – Ну вот, – шучу я, – говорили, людей полна коробушка, а вы одна тут хозяйствуете. – Подождите немного, – откликается она, – скоро все соберутся. Ребятишки из школы приедут, дочь с отцом корма возят, за сеном поехали, тоже вот-вот явятся. У Николая Васильевича и Ольги Сергеевны, действительно, крепкое хозяйство: три коровы, телята, овечки, лошадь, на которой они выполняют бесконечную крестьянскую работу. Сейчас вот именно на ней отец и дочь уехали за сеном. – Тяжело, наверное, управляться, – сочувствую я. – У нас все так живут, – отвечает Ольга Сергеевна. – Вон Алена и Люда без мужиков, а скота держат не меньше. Это она Мирошникову и Зимовцеву имеет в виду. Чувствуется, что такой уклад жизни ее совсем не тяготит, он соответствует ее мироощущению – чтобы хорошо жить, надо работать. – Дочь с тремя внуками с нами живет. Так кто же им поможет, кроме нас? – рассуждает Ольга Сергеевна. – Скотинку вырастим, сдадим – вот  и копеечка. Компьютер вон купили внукам. Но если одним взяли, значит, и другим надо брать. У нас здесь сын живет, Коля, у него тоже дети. Жить в маленькой деревушке – совсем не значит быть оторванным от цивилизации.  И Интернет здесь есть, и спутниковые телеантенны почти у каждого, и окна пластиковые, и ремонт хороший, почти «евро».И завклубом, и хозяйка подворья, и поэтА еще – печник. Об этом я узнала, заглянув к Людмиле Зимовцевой в гости. Две ее собачки, предпочитающие, как  и мои, проводить время не на улице, а на диванах и креслах, попытались дать отпор моему вторжению, но, поняв, что  я их нисколечко не боюсь, замолчали и потеряли ко мне всякий интерес. И мы смогли поболтать обо всем на свете. Любителям поэзии в Бердюжье ее имя хорошо известно. Районная газета постоянно пуб­ликует ее стихи, многие поклонники таланта благодарны ей за проникновенные строки. Живя одна, она держит целый двор скота. На сегодняшний день это две коровы и нетель, были и быки, но уже сданы, поросят продавала, так что на ремонт хватило, да  и сына учить есть на что. К тому же Людмила Григорьевна все любит делать своими руками, даже печи сама кладет! – Ничего сложного в этом нет, – видя мое изумление, смеется она. – Стоит только захотеть – и всему научишься. Я вот свою печку сама переделала – стало теплее в доме. Водопровод провели – ванную сделаю… – Так ведь вам еще на работу ходить надо, успеваете? – интересуюсь я. – Конечно, трудновато, но ничего, справляюсь, – отвечает Зимовцева. – Я директором клуба на полставки работаю, полная ставка по количеству населения не положена. Тем не менее работа должна быть выполнена, поэтому в клубе проводятся все плановые мероприятия, а зимой в обязанности завклубом входит еще и топка печей. – Кто же вам сено заготавливает? – Сыновья. У меня и трактор есть. А метать всегда сама помогаю. У Людмилы Григорьевны двое сыновей. И если старший давно живет в Екатеринбурге, младший еще только первый год далеко от мамы (учится в нефтегазовом университете), о нем болит сердце. Но Людмила человек энергичный, на все смотрит оптимистично и верит, что все будет хорошо. Дай ей бог и дальше в это верить. Далеко не всем дается такое счастливое свойство характера. Когда я уже собралась уезжать из Карьково, словно в подтверждение слов о том, что эта деревня богата детьми, вижу идущую навстречу молодую маму с девчушкой в колясочке. Решила познакомиться. – Варвара Михайловна! – от серьезного ответа крохотули мы  с мамой Мариной чуть не прыснули от смеху, но сдержались и потихоньку порадовались за Варвару. Нет, не умрет наша сибирская деревня, пока в ней рождаются такие девчонки!

Из всех маленьких деревень Бердюжского района Карьково – самая перспективная


Сибирская глубинка! Язык не поворачивается назвать современную сибирскую деревню глубинкой. Разве что представить, сколько километров придется проехать на поезде от Казанского вокзала до Ишима, а потом еще на машине, чтобы попасть, допустим, в Новолокти или Бутусово.

А попав туда, и не поймешь где ты – в Подмосковье или  Сибири. Кругом иномарки, супермаркеты, спутниковые антенны. Правда, люди живут поразмеренней да поспокойней. Не снуют с утра до вечера в поисках рубля  и новостей. Они просто живут: растят детей, растят хлеб и радуются жизни.

Без скотинки не прожить


Из всех маленьких деревень Бердюжского района Карьково – самая перспективная.

Сергей Курков, глава Окуневской сельской администрации, исходит из объективных данных жизни этого, совсем небольшого, поселения. Казалось бы, и народа там не очень много, и рабочих мест раз-два и обчелся, но деревушка уверенно держится на плаву и совсем не думает прекращать свое существование, как ее сестра – деревня Песьяное. Там только остовы домов остались, люди разъ-ехались – кто куда. А в Карьково о таком даже не думают.

– Люди здесь работящие, – говорит Сергей Александрович. – Живут неплохо, в основном благодаря личному подворью. Поросятами, к примеру, весь район снабжают.

– В Карьково даже одинокие женщины и пенсионеры держат скотину, и помногу, – продолжает Курков. – В общем, народ довольно активный и стремится жить достойно.

– Хотя и проблем хватает, – вздыхает глава. – Основная – дорога до деревни. С асфальта свернешь – и километр весной и осенью – бездорожье. Людям обидно: такую малость не сделали, хотя по сумме это  и большие деньги. Газ вот тоже не  завели. Водопровод есть, но вода не очень качественная, из озера Темного. Все это, конечно, влияет на качество жизни. В то же время в Окуневской школе именно из Карьково учится больше всего детишек. Из других деревень школьников гораздо меньше. Не удивлюсь, если когда-нибудь карьковских школяров будет больше, чем окуневских. По улыбке Сергея Александровича нетрудно догадаться: шутит, но  в каждой шутке есть доля правды.

– А вы приезжайте, не пожалеете, – приглашает меня заместитель главы администрации Зоя Вьюшкова. – У нас там  и на «Самообеспечение» многие семьи вышли, и на «Самозанятость». Есть что посмотреть и о чем рассказать.

– По «Самообеспечению»  у нас многие работают, – включается в разговор социальный работник Светлана Пономарева. – Алексей Долгушин, Светлана Долгушина, Алексей Каргаполов, Людмила Зимовцева, Петр Долгушин…

– И пенсионеры у нас работящие, – продолжает Зоя Васильевна. – Вот, к примеру,  Николай и Ольга Сильченко держат полный двор скота. А посмотрите, как  в Карьково живут и работают одинокие женщины! Елена Мирошникова держит трех коров, четырех телят да еще свиней. Не знает покоя ни днем, ни ночью. И Зимовцева такая же труженица.

– Конечно, в такой деревне без хозяйства прожить практически невозможно, – продолжает глава поселения. – Рабочих мест всего три: завклубом трудится Людмила Зимовцева, заведует медпунктом Валентина Субботина, она из Окунево уже много лет туда ездит, да на полставки почтальоном Татьяна Омегова. Вот  и все. Стараемся дать людям хотя бы временные рабочие места через центр занятости, но это в основном летом. Тогда и благоустройством занимаемся, и с детьми работаем. Так что без личного хозяйства не прожить.

«Хуторок»


По совету Зои Вьюшковой,  я приехала в Карьково, где встретилась с Татьяной Омеговой. Мы познакомились с Татьяной Тимофеевной, когда их семья только включилась в программу «Самообеспечение» и хозяйство, которое Омегова ласково называет хуторком, еще не так прочно стояло на ногах.

– Думаете, сейчас у нас нет проблем? – Татьяна Тимофеевна человек неунывающий и поэтому смеется и машет рукой. – Их полно, только пока свое хозяйство бросать не собираемся. Один сын со снохой в Бердюжье уехал, зато другой с семьей рядом живет. Так что хуторок наш действует.

В этом году хотим взять породистую нетель. Она дорогая, но, думаю, осилим.

Конечно, осилят, ведь главное – иметь цель. А у них она есть. Самая трудоемкая работа достается, естественно, мужчинам, они не сетуют. Надо и корма заготовить, и зерно подробить, и в стайках почистить.

У самой хозяйки в хуторке тоже забот хватает. К тому же она еще  и почтальон, а это значит, какая бы ни была погода – выходи на асфальт, жди попутку до Окунево, а потом, забрав почту, обратно. Ну и от асфальтированного большака до Карьково пешком.

– Сегодня утром целый час простояла, прежде чем в Окунево уехала, – вздыхает Татьяна. – Это хорошо, что не зима.

Работа мне нравится. И с людьми поговорю, и газеты первая просмотрю.

Ее глаза блестят, и я понимаю, что этому человеку не надо искать причин для радости, она видит ее  в каждом прожитом дне.

Чтобы хорошо жить, надо работать


Ольгу Сильченко застаю за стряпней – всюду на противнях «отдыхали» уже вынутые из печи булочки, а она готовила новую партию.

– Ну вот, – шучу я, – говорили, людей полна коробушка, а вы одна тут хозяйствуете.

– Подождите немного, – откликается она, – скоро все соберутся. Ребятишки из школы приедут, дочь с отцом корма возят, за сеном поехали, тоже вот-вот явятся.

У Николая Васильевича и Ольги Сергеевны, действительно, крепкое хозяйство: три коровы, телята, овечки, лошадь, на которой они выполняют бесконечную крестьянскую работу. Сейчас вот именно на ней отец и дочь уехали за сеном.

– Тяжело, наверное, управляться, – сочувствую я.

– У нас все так живут, – отвечает Ольга Сергеевна. – Вон Алена и Люда без мужиков, а скота держат не меньше. Это она Мирошникову и Зимовцеву имеет в виду. Чувствуется, что такой уклад жизни ее совсем не тяготит, он соответствует ее мироощущению – чтобы хорошо жить, надо работать.

– Дочь с тремя внуками с нами живет. Так кто же им поможет, кроме нас? – рассуждает Ольга Сергеевна. – Скотинку вырастим, сдадим – вот  и копеечка. Компьютер вон купили внукам. Но если одним взяли, значит, и другим надо брать. У нас здесь сын живет, Коля, у него тоже дети.

Жить в маленькой деревушке – совсем не значит быть оторванным от цивилизации.  И Интернет здесь есть, и спутниковые телеантенны почти у каждого, и окна пластиковые, и ремонт хороший, почти «евро».

И завклубом, и хозяйка подворья, и поэт


А еще – печник. Об этом я узнала, заглянув к Людмиле Зимовцевой в гости. Две ее собачки, предпочитающие, как  и мои, проводить время не на улице, а на диванах и креслах, попытались дать отпор моему вторжению, но, поняв, что  я их нисколечко не боюсь, замолчали и потеряли ко мне всякий интерес. И мы смогли поболтать обо всем на свете.

Любителям поэзии в Бердюжье ее имя хорошо известно. Районная газета постоянно пуб­ликует ее стихи, многие поклонники таланта благодарны ей за проникновенные строки.

Живя одна, она держит целый двор скота. На сегодняшний день это две коровы и нетель, были и быки, но уже сданы, поросят продавала, так что на ремонт хватило, да  и сына учить есть на что. К тому же Людмила Григорьевна все любит делать своими руками, даже печи сама кладет!

– Ничего сложного в этом нет, – видя мое изумление, смеется она. – Стоит только захотеть – и всему научишься. Я вот свою печку сама переделала – стало теплее в доме. Водопровод провели – ванную сделаю…

– Так ведь вам еще на работу ходить надо, успеваете? – интересуюсь я.

– Конечно, трудновато, но ничего, справляюсь, – отвечает Зимовцева. – Я директором клуба на полставки работаю, полная ставка по количеству населения не положена.

Тем не менее работа должна быть выполнена, поэтому в клубе проводятся все плановые мероприятия, а зимой в обязанности завклубом входит еще и топка печей.

– Кто же вам сено заготавливает?

– Сыновья. У меня и трактор есть. А метать всегда сама помогаю.

У Людмилы Григорьевны двое сыновей. И если старший давно живет в Екатеринбурге, младший еще только первый год далеко от мамы (учится в нефтегазовом университете), о нем болит сердце. Но Людмила человек энергичный, на все смотрит оптимистично и верит, что все будет хорошо. Дай ей бог и дальше в это верить. Далеко не всем дается такое счастливое свойство характера.

Когда я уже собралась уезжать из Карьково, словно в подтверждение слов о том, что эта деревня богата детьми, вижу идущую навстречу молодую маму с девчушкой в колясочке. Решила познакомиться.

– Варвара Михайловна! – от серьезного ответа крохотули мы  с мамой Мариной чуть не прыснули от смеху, но сдержались и потихоньку порадовались за Варвару.

Нет, не умрет наша сибирская деревня, пока в ней рождаются такие девчонки!

1401Просмотров
Комментарии для сайта Cackle

Читать далее
История тюменки Динары Хайруллиной.
Вдоволь наоравшись, они вновь стали собираться вместе.
Всероссийская акция «Тест на ВИЧ: Экспедиция», организованная Министерством здравоохранения Российской Федерации, началась в Тюменской области.
Всю добычу спортсмены передадут в приюты для бездомных животных.
Тюменский школьник прислал рассказ на конкурс "Народный корреспондент" в номинации "Не проходите мимо!"
Лариса Быкова из Тобольска свою публикацию посвятила 140-летию любимого учебного заведения – многопрофильного техникума, в котором готовят первоклассных ветеринаров для нужд региона.
Дом социальной реабилитации семей и детей «Борки» в этом году отмечает 85-летие.
Тюменцы смогут сдать на переработку пластик, макулатуру и алюминий.
Опрос
По каким критериям вы выбираете место для отдыха?
Морское побережье
Горный курорт
Сервис «Все включено»
Безвизовый режим
Приемлемая стоимость
Транспортная доступность
Познавательный досуг
Развлечения
Все вышеперечисленное

Подпишитесь на нашу рассылку, чтобы не пропустить главное